На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков марксистской газеты "Пролетарский интернационализм" за 2021 год:

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 77, январь 2021 г.

Мировой баланс и развитие Азии – С. 1

Азиатское развитие и его влияние на баланс сил между государствами было предметом нашего марксистского анализа на протяжении семидесяти лет.

Сдвиг в соотношении сил обещал быть колоссальным. Открывалась новая стратегическая фаза, которая меняла исходные посылки “Тезисов” 1957 года, а также анализа кризиса реструктуризации 1973 года. Из того, что в 1950-е годы было областью азиатской отсталости, которая так долго выступала в качестве решения противоречий для старых держав, теперь возникала китайская империалистическая держава, всё более увеличивавшая свой переговорный рычаг в споре о правилах нового порядка. Противостояние приобретало знак конфронтации между очень крупными государствами или силами континентального масштаба; упадок Атлантики и восхождение Азии делали борьбу всё более конвульсивной, а развитие и кризисы сочетались во все более жёсткой форме, вызывая напряжённости, которые было всё труднее сдерживать.

ВРЭП: между “летящими гусями” и “драконом-вожаком” – С. 2

Является ли соглашение о запуске ВРЭП, подписанное десятью странами АСЕАН, Китаем, Японией, Южной Кореей, Австралией и Новой Зеландией, поворотным моментом в рамках этого семидесятилетнего временного отрезка?

Стоит дать утвердительный ответ, но здесь нужно вернуться к «вопросу», сформулированному Арриго Черветто почти 40 лет назад. В записях, которые Черветто оставил на полях доклада к Национальной конференции в декабре 1981 года, он пересматривает свои оценки 1950-х годов в отношении развития отсталых регионов, предлагая поправить их в следующем: тогда слишком большое значение придавалось «государственному капитализму» в деколонизирующихся «новых государствах» и недооценивалось молекулярное развитие капитализма, а нужно было следовать тезисам Маркса 1850 года о бассейне Тихого океана и тезисам Ленина 1894 года о развитии капитализма в России.

«Вопрос» 1981 года нашёл своё разрешение уже в 1990-е: Китай объединил дирижизм и либеризм, чтобы использовать своё преимущество в виде огромного резервуара рабочей силы, и стал решающим фактором для тенденций мирового цикла. Можно сделать вывод, что Токио пытается дозировать политику умиротворения дракона. Как показывает соглашение о ВРЭП, конфронтация держав приобрела поистине глобальный масштаб.

Неуверенное и неравномерное восстановление – С. 3

Начало кампаний по вакцинации против Covid-19 знаменует собой поворотный момент в кризисе системы здравоохранения, но сколько времени потребуется, чтобы из него выйти, пока не ясно. Приведём данные из декабрьского ежемесячного отчёта Бундесбанка (центрального банка Германии). Базовый сценарий предполагает вакцинацию населения в течение 2021 года и быстрое снижение числа инфицированных, восстановление экспорта, внутреннего потребления и занятости, а также доковидного уровня экономической активности к началу 2022 года.

При менее благоприятном сценарии распространения вакцинации отмена ограничительных мер будет более постепенной, а возврат экономики к допандемическому уровню произойдёт только в конце 2023 года, то есть на два года позже. Так как формулирование пессимистического сценария также является частью политики и предназначено для того, чтобы избежать его посредством эффективных действий правительства, глава Бундесбанка Йенс Вайдман подчёркивает конкретные риски, которые появляются в данном сценарии в сфере образования и государственных финансов, вероятный ущерб от чрезмерной концентрации, вызванной банкротствами, упадок инноваций, деглобализацию и дальнейшее разрушение цепочек поставок.

Европейское ускорение под немецким председательством – С. 4

Председательствующая в Совете ЕС Германия добилась многих важных результатов. Она мобилизовала средства фонда “Next Generation EU” и добилась компромисса относительно семилетнего бюджета на 2021–2027 годы. Кроме того, она утвердила реформу Европейского стабилизационного механизма (ESM), сделав ещё один шаг на пути к созданию банковского союза.

Соглашение с Великобританией по поводу Брексита имеет неоднозначный характер, поскольку оно санкционирует развод с ЕС, но, как бы то ни было, и это соглашение является результатом немецкого президентства. В момент написания статьи близок к заключению инвестиционный договор между ЕС и Китаем, который открывает путь к конфронтации с США. В то же самое время были сделаны важные шаги по достижению компромисса вокруг финансирования Европейского оборонного фонда и принципиального соглашения о Европейском фонде мира.

Опираясь на евроатлантический центр тяжести, который наряду с немецким структурным атлантизмом должен учитывать проамериканскую ориентацию Польши, Нидерландов и других стран, линия Меркель, объединившейся с Парижем, наследует Елисейскому договору 1963 года. Теперь остаётся ждать реакции атлантистов.

Под ударом пандемии столетия – С. 5

Промежуточные статистические данные указывают на то, что в относительном плане российский капитализм пережил первые одиннадцать месяцев кризиса пандемии столетия лучше, чем многие его конкуренты. По оценкам Министерства экономического развития, спад к концу 2020 года должен был составить 3,8 %, что на 0,6 % меньше снижения мировой экономики. При этом, по оценкам ОЭСР, есть и такие капиталистические экономики, по которым кризис ударил сильнее, чем по миру в целом. Так, ожидается, что ВВП Японии сократится на 5,3 %, Еврозоны – на 7,5 %, Индии – на 9,9 %. Но есть и Китай, экономика которого, по оценкам, сократится на 1,8 %. Таким образом, кризис является наглядным подтверждением действия закона неравномерного капиталистического развития, которое меняет соотношение сил между ведущими державами.

Так или иначе, со всеми оговорками, невидимая костлявая рука старика-капитала косит слабых, расчищая пространство, которое уже занимают более сильные капиталистические группы, подтверждая закономерность, описанную Марксом в работе “Теории прибавочной стоимости”: «Кризисы мирового рынка должны рассматриваться как реальное сведение воедино и насильственное выравнивание всех противоречий буржуазной экономики».

ИСП и первая мировая война – С. 6

ИСП по праву можно назвать центристской партией. Тем самым, она не только не являлась одним из “основателей”, но была препятствием на пути создания III Интернационала. Именно против международного центризма Ленин и большевики вели в военные годы решающую битву за новый Интернационал. Таким образом, размежевание со старой социал-демократией и рождение нового Интернационала станут результатами борьбы не только против реформизма, но и против его брата-близнеца – максимализма.

Колеблясь перед лицом войны, Италия в конечном итоге оказалась в серой зоне международных отношений. Отражением этого факта на внутренней арене стало то, что в течение долгого времени сохранял актуальность нейтралистский патриотизм той части буржуазии, которую Турати нарекал “просвещённой”. В этой серой зоне единство партии нашло новый компромисс во имя самосохранения, воспользовавшись формулой «ни присоединяться, ни саботировать».

С августа 1914 года официальная позиция партии была нейтралистской, но непременно с проведением различия: центральные империи являются агрессорами, а война со стороны Антанты оправдана. Общими для нейтрализма Турати и Муссолини были патриотический, оборонческий и проантантовский оттенки. В коммюнике от августа 1914 года руководство партии осудило войну, но возложило всю ответственность за неё на «балканскую алчность австро-венгерского империализма, поддерживаемую германским милитаризмом».

Alibaba Group – С. 7

В 1999 году, когда была основана Alibaba, стационарные телефоны имелись лишь у 8,6 % населения Китая, а к Интернету были подключены менее 2 млн человек. Сегодня таковых уже 829 миллионов. В течение этих поразительных двадцати лет китайское государство играло двоякую роль, занимаясь цензурой и контролем, с одной стороны, и обеспечивая продвижение и защиту – с другой.

Alibaba возникла как B2B-платформа (business to business) и стала следующей ступенью эволюции China Pages, витриной, через которую небольшие местные компании могли представить свою продукцию и связаться с потенциальными иностранными клиентами, особенно американскими. Это было как раз накануне вступления Китая в ВТО.

В ноябре 2018 года, по случаю 40-летия реформ Дэн Сяопина, Джек Ма был включён в список ста «членов партии», которые внесли вклад в развитие страны. «И что теперь?» – так озаглавила свою редакционную статью South China Morning Post, гонконгская газета с вековой историей, которая сейчас перешла под контроль Alibaba. То, что самый богатый человек в стране является членом КПК, – это «факт жизни и прагматизма», и «в любом случае было бы хорошо помнить, что социализм в Китае существует только на словах и что партия уже давно не является коммунистической в общепринятом понимании этого слова».

Европейский атлантизм с иберийским уклоном – С. 8

На небольшом острове Ла Тоха, расположенном в Атлантическом океане на крайнем северо-западе Испании (Галисия) с 1 по 3 октября прошло мероприятие “Форум Ла Тоха – Атлантическая связь”. На нём уже второй год подряд обсуждались перспективы развития атлантического пространства. В “Декларации Ла Тохи” говорится: «Концепция “Запада” опирается на атлантический треугольник. Это означает не только традиционную англосаксонскую связь между Европой, Соединённым Королевством и Северной Америкой или иберийско-американскую связь [то есть связь Испании и Португалии с Центральной и Южной Америкой]; мы [также] должны переплести эти связи, добавив Африку».

Как мы видим, несмотря на пандемию, в Галисии смогли организовать мероприятие подобного типа и развить дискуссию, содержание которой на высоком уровне практически не освещалось средствами массовой информации. Напротив, Мадрид по-прежнему парализован и заперт в буквальном смысле этого слова. 9 октября перетягивание каната между столичным регионом и правительством, дошедшее до суда, окончилось заявлением Санчеса о новом двухнедельном состоянии повышенной готовности для всех автономных сообществ, где всё ещё наблюдается высокий уровень госпитализации больных Covid-19. Комментарии международной прессы, которая не скупится на такие эпитеты, как «обанкротившееся государство» или «банкротство государства».

Политические цифры Нью-Дели – С. 9

Достоверность национальной статистики является исторической проблемой Индии. Очевидно, правительство Моди усугубило её, внеся спорные поправки в методику подсчёта ВВП: упуская одни данные, пересматривая в сторону повышения недавние показатели экономики, а в сторону понижения те, что приходились на годы правления ИНК. В январе 2019 года в знак протеста ушёл в отставку председатель Национального статистического управления. Далее последовал призыв ста академиков восстановить «институциональную независимость» индийских статистических агентств, защитив их от «политического вмешательства» и вытекающей из него «тенденции к сокрытию неудобных данных».

По данным Всемирного банка, номинальный ВВП Индии в текущих долларах вырос более чем в пять раз с 2000 года. Даже подчёркивая недостатки индийской статистики, МВФ принимает заявленные Индией темпы роста, приписывая ей среднегодовой рост ВВП более 7 % за последние 15 лет. В общих пропорциях развитие Индии неоспоримо. Сложнее точно оценить уровень развития Индии и его темпы. Несомненно, как уровень, так и темпы сильно отличаются в разных частях страны. Для нас это ещё одно подтверждение закона неравномерного капиталистического развития, сформулированного Лениным. Для индийской буржуазии и её экономистов это поле политического сражения.

Пересмотр прогнозов роста мирового населения в сторону понижения – С. 10

С точки зрения динамики мирового населения, два года – это лишь мгновение, но именно с такой периодичностью Отдел народонаселения ООН обновляет свои оценки (за прошлые годы: с 1950 г. до даты публикации) и проекции (на будущие годы: некоторое время назад горизонт проекций был раздвинут до 2100 г.). Трудно представить, что за два года многое может измениться. Однако пересмотр 2019 года преподнёс «сюрпризы», по выражению демографа Жиля Пизона, статья которого в The Economist называется “Пропавшие миллионы”.

До сих пор пересмотр приводил к существенному изменению в большую сторону сделанных ранее оценок роста населения мира. В этот же раз произошло обратное. Величина отклонения невелика в абсолютных цифрах, однако важен сам по себе факт разворота тенденции, особенно если учитывать его причину: в первую очередь это корректировка оценки рождаемости в сторону понижения, особенно в Африке; в так называемых “развитых” странах уже давно существующая тенденция к снижению рождаемости лишь подтверждается.

Взлёт Эфиопии под влиянием Китая – С. 11

Эфиопия является второй по численности населения страной Африки и занимает стратегическую позицию на Африканском роге – регионе, который соседствует с Персидским заливом и Индийским океаном. С 2000-х годов она одной из первых переняла китайскую модель развития, заключающуюся в создании крупных «индустриальных зон», особенно в текстильной промышленности. Сейчас таких зон в стране порядка десяти, но Аддис-Абеба намеревается за ближайшее десятилетие увеличить их число до сорока и стать крупным центром лёгкой промышленности в Африке.

Пекин подключил Эфиопию к “Новому Шёлковому пути”, вложив до 70 % средств, требующихся для реконструкции 50.000 км автодорог и железной дороги Джибути – Аддис-Абеба (476 км), построенной французами в 1897–1917 годах. Согласно американским оценкам, представленным в 2017 году, размер прямых китайских инвестиций в Эфиопию достигает 1 млрд долларов ежегодно, кредиты, выданные Пекином с 2000 года, составили 12 млрд долларов, и 60 % внешнего долга страны находится также в руках Китая. Всемирный банк оценивает, что в Африке присутствует около 10.000 китайских компаний, на 90 % частных; из присутствующих в Эфиопии и сконцентрированных в промышленных секторах частными являются 70 % компаний.

Индийская загадка: между реформами и бременем отсталости – С. 12

Независимая Индия, вероятно, ещё никогда не сталкивалась с таким количеством кризисов за столь короткий период: пандемия, локдаун, из-за которого десятки миллионов мигрантов хлынули из городов, одна из самых тяжёлых рецессий в мире, военная конфронтация на границе с Китаем. Тем не менее популярность премьер-министра Нарендры Моди возросла, а его партия БДП продолжает одерживать электоральные победы.

Кризисы подталкивают к ускорению движения по пути реформ, но сопротивление штатов и союзных территорий становится всё более упорным: в сфере налогов и либерализации сельского хозяйства механизмы индийского федерализма испытывают напряжённость. Индусская версия “демократического авторитаризма”, сочетающего экономическую самодостаточность и ярко выраженную неравномерность развития, призвана найти новую дозировку между либерализацией и бременем отсталости, пропитанной этатизмом; для этого неизбежно придётся добиваться компромисса между штатами и федеральным центром.

Широкий спектр секторов сельского хозяйства и промышленности опасается международной конкуренции и требует периода протекционизма, что создаёт риск попадания в полное подчинение традиции бездействия, господствовавшей десятилетиями; налоговая система, правовая система, рынок труда, инфраструктура и прочее требуют всестороннего вмешательства, чтобы сделать Индию привлекательной для международного капитала.

Встреча назначена в Южно-Китайском море после президентских выборов – С. 13

По словам Ричарда Хааса, президента Совета по международным отношениям, «независимо от того, кто победит [в президентской гонке], американская политика в отношении Китая в следующие пять лет будет более жёсткой. Китай изменился, и изменился американский консенсус в отношении Китая». Этот тезис получил распространение в дебатах, сопровождающих американские президентские выборы.

В интерпретации Wall Street Journal, возможную ориентацию президентской администрации Байдена выражает бывший заместитель госсекретаря Курт Кэмпбелл. Он считается архитектором азиатского поворота в госдепартаменте Хиллари Клинтон. Как пишет Кэмпбелл в одном эссе для Chatham House, хотя Вашингтон и разделён по многим вопросам, «когда дело доходит до Китая, возникает редкий консенсус вокруг необходимости более жёсткого подхода: существует тревожное чувство, разделяемое как демократами, так и республиканцами, что “вовлечение” уже осталось в прошлом, но до сих пор неясно, что нас ждёт впереди». Традиционную китайскую политику, начатую Ричардом Никсоном и Генри Киссинджером в 1970-х годах, вытеснила политика трамповской администрации. Так или иначе, с тех пор соотношение сил изменилось. Кэмпбелл же, по всей видимости, лишь обновляет политику “вовлечения”, а не отвергает её.

Тактика Байдена в индустриальном поясе – С. 14

Стратегия штаба демократов становится полностью понятной, если посмотреть на структуру расходов на рекламу до середины октября. Согласно данным National Public Radio от 13 октября, Демократическая партия потратила 154 млн долларов во Флориде, 121 млн в Пенсильвании, 99 млн в Мичигане, 63 млн в Висконсине против всего 7 млн в Техасе. Эти данные показывают, что Демпартия решила в рамках данного электорального цикла не тратить много ресурсов в Техасе и сконцентрироваться на индустриальном поясе и Флориде.

Демократы проиграли Флориду в связи с неожиданной утечкой голосов меньшинств, но выиграли в Пенсильвании, Висконсине, Мичигане, получив 46 голосов выборщиков и президентское кресло. В Техасе же, взятом Трампом, отрыв республиканцев вновь увеличился с 2,6 % в 2018 году до 5,6 %.

Байден выиграл президентскую гонку, но не взял три важных крупных штата: Техас, Флориду и Огайо, совокупный экономический вес которых превышает вес Калифорнии. Союза между Нью-Йорком, Чикаго и Сан-Франциско, воплотившегося в тандеме Байден – Харрис, будет недостаточно, чтобы обеспечить политическую стабильность в США: к нему должны также присоединиться Хьюстон, Даллас, Майами, Орландо, Кливленд, Колумбус.

Вакцины проходят испытания – С. 15

Хотя испытания третьей фазы проводятся на десятках тысяч людей в разных странах и подтверждают безопасность вакцин, учёные с осторожностью воспринимают данные об исключительной эффективности, поскольку они получены на всё ещё узких группах заражённых лиц и могут оказаться ниже на более широком поле наблюдения. Остаётся множество неясных моментов, среди которых длительность иммунизации, и, прежде всего, вопрос о том, предотвращает ли вакцина само заражение вирусом, а не одну только болезнь, позволяя ему бессимптомно передаваться.

Можно констатировать, что научные исследования получили исторический результат менее чем через год после уведомления Всемирной организации здравоохранения о первом случае “пневмонии неустановленной причины”.

Исключительное ускорение, как бы то ни было, обусловлено научным и технологическим развитием, то есть развитием производительных сил. Успехи, основанные на страсти исследователей, попадают в жернова конкуренции между компаниями и борьбы между державами за раздел рынков, но они всё равно являются завоеваниями человечества. Теперь, после рассогласованного, а иногда даже гибельного управления первой полномасштабной пандемией XXI-го столетия, которая не собирается уходить, носители административно-политических полномочий проходят через испытание организацией вакцинирования.

Вакцины и коммунизм – С. 16

Мы не единственные, кто говорит, что пандемия оставит неизгладимый след: она повлияет не только на соотношение сил между державами, что мы и пытаемся задокументировать, но и на социальные отношения. Неопределённость, характеризующая капиталистическое общество, получила наглядное воплощение.

Условия жизни при пандемии ухудшились для миллионов трудящихся. В последнем докладе Международной организации труда отмечается, что в двух третях рассмотренных стран заработная плата в первом полугодии снизилась или осталась приблизительно на прежнем уровне. Но, что более важно, там, где заработная плата выросла, это было во многом связано с тем, что самые низкооплачиваемые работники, часто молодые люди и иммигранты, потеряли работу, искусственно повысив средний уровень зарплаты оставшихся: так обстоит дело в США, Канаде и Бразилии, а также в Италии и Франции.

По мере развития событий и выхода из кризиса будут обнаруживаться всё новые последствия уже начавшихся экономических и социальных изменений, которые ускорил кризис – мы назвали этот процесс европейской реструктуризацией. Данная перспектива явно видна из планов, которые ЕС требует от стран-членов для получения финансовых средств, которые он готовится выделить им.

Суть момента – С. 16

Создание вакцины от коронавируса – это медаль с двумя сторонами. С одной стороны, это важная веха для науки и биоинженерных технологий, достигнутая всего через одиннадцать месяцев после начала пандемии столетия. Успех был подготовлен десятилетиями исследований вирусов и развития молекулярной биологии, ведь механизмы действия ДНК и РНК в клетках были открыты ещё в 1950-е годы. Раскрытие секретов генетики и развитие биотехнологий позволили отделить часть кода вируса, вызвать ответ на него со стороны клеток человека и запустить реакцию иммунной системы. Огневая мощь крупных фармацевтических групп сделала всё остальное, переведя открытие из лабораторий в массовое производство. Это и есть индустриализация науки: миллиарды ампул, которые потенциально способны защитить всё человечество. Гигантский шаг, сравнимый, как считают, только с открытием пенициллина восемьдесят лет назад. Пандемии столетия соответствует открытие века.

Но есть и оборотная сторона – это капитал. Гонка за вакцинами развязала промышленную войну между фармацевтическими гигантами за миллиардные заказы и потоки государственных средств. Поставки вакцин уже являются инструментом в стратегической борьбе, по крайней мере, между США, Китаем, Европой и Россией: это битва за влияние, в которой Пекин уже получил определённые преимущества в Азии, Африке и Латинской Америке. Но, так или иначе, пятая часть населения мира, согласно подсчётам, останется без защиты. Наконец, есть и реальные войны. Вирусы, бактерии и вакцины на протяжении десятилетий являются частью военных арсеналов; химическое и бактериологическое оружие уже предоставило устрашающие доказательства своей разрушительной силы.

В этом-то и суть, в этом и проявляется двуликий Янус капиталистического общества. Вакцина демонстрирует грандиозные результаты развития производительных сил, если они направлены на сознательную цель. Капитал демонстрирует противоречие производственных отношений, которое оборачивается хаосом, анархией рынков, войной, разрушением того, что было создано. Наука, технологии и производство должны быть освобождены от тирании капитала. Вакцина указывает нам на то, что коммунизм – это историческая необходимость.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Атом и индустриализация науки

Джеймс Томсон между Белфастом, Глазго и Парижем – С. I

Джеймс Томсон был пятым сыном в семье земельного собственника, которая на протяжении двух столетий владела фермой недалеко от Белфаста. Его учили читать сёстры, но элементарной математикой он овладел самостоятельно. В одиннадцать лет, очарованный солнечными часами на фасаде дома, он попытался сделать подобные самостоятельно: он начал терпеливо изучать принцип действия циферблатов, что подразумевало получение знаний в области астрономической геометрии.

В 1810 году, в возрасте двадцати четырёх лет, Джеймс отправился в Глазго и поступил в университет. В то время шотландская университетская система не имела ни тестов, ни вступительных экзаменов: это давало шанс тем, кто, как Томсон, был талантлив, но имел слабую школьную подготовку. Джеймс проходит курс теологии и часть учебной программы по медицине и математике и в 1814 году возвращается в Ирландию. Он получает образование в области математики и географии в Королевском академическом институте Белфаста.

В 1832 году Томсон получает звание профессора в Университете Глазго. Однако научным ориентиром, о котором он говорил своим детям, оставался Париж.

Физика и математика в эпоху машин – С. II

В XIX веке усилия учёных и инженеров, направленные на постижение законов, управляющих работой паровой машины, привели к определению таких понятий, как “энергия” и “энтропия”. Фундаментальный вклад в это внёс Уильям Томсон, будущий лорд Кельвин (1824–1907).

Даже такая абстрактная наука как математика по-разному интерпретируется разными учёными, сложившимися в условиях симбиоза со средой, в которой они живут. В своём тексте 1844 года “Элементарный трактат по алгебре: теоретический и практический” Джеймс Томсон пишет: «Алгебра сама по себе, а также в её применении и расширении в дифференциальном и интегральном исчислении, является самым мощным и незаменимым инструментом для проведения исследований в области механики, астрономии и других областях физической науки».

По мнению ирландского профессора, которое он излагает в своей книге “Введение в дифференциальное и интегральное исчисление”, абстрактные символы и формальная логика математики должны помогать визуализировать физику и находить решения проблем, которые последняя перед собой ставит.

Наука и война – С. III

6 августа 1945 года урановая атомная бомба “Малыш” (Little Boy) была сброшена на японский город Хиросима, три дня спустя плутониевая атомная бомба “Толстяк” (Fat Man) – на Нагасаки. Первая бомба убила 105.000 человек и ранила 75.000, вторая оставила после себя 65.000 убитых и 40.000 раненых.

Манхэттенский проект по созданию первой в мире атомной бомбы стоил 2 млрд долларов (28 млрд по нынешнему курсу) и был вторым по объёму вложений научно-исследовательским проектом своего времени: самым масштабным был проект создания радара, который обошёлся в 2,5 млрд долларов, или 35 млрд по нынешнему курсу.

Несмотря на то, что бомба была создана физиками, они не имели права голоса при принятии решения о её применении: по словам датского историка науки Хельге Крага, большинство из них мало что могли сказать по поводу использования своего детища.

Манхэттенский проект – С. IV

В 1939 году физик Нильс Бор (1885–1962) подчёркивал, что нуклид уран-235 (235U) мог быть выделен из урана-238 (238U) только путём превращения всей страны в одну громадную фабрику (Rhodes R. The Making of the Atomic Bomb, 1990). Именно это и произошло в США во время производства первой в мире атомной бомбы в рамках Манхэттенского проекта.

В работе над Манхэттенским проектом под централизованной властью военных квантовая и релятивистская физика были объединены с гражданским строительством, электротехнической и химической промышленностью, металлургией и научным менеджментом крупных компаний. В итоге затраты на производство 235U составили около 64 % от общих средств, потраченных на Манхэттенский проект, а на производство плутония – 20 %. Таким образом, 84 % средств ушли на производство материалов для бомбы, на НИОКР же было потрачено лишь 4 %. Чтобы превратить атомную бомбу из гипотезы в практический результат, потребовалось в 20 раз больше инвестиций в промышленность, чем инвестиций в теоретическую и экспериментальную физику.