На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков марксистской газеты "Пролетарский интернационализм" за 2015 год:

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 16, декабрь 2015 г.

1. Сила и держава в объединении Германии – стр. 1

Энгельс размышлял “о роли насилия” в формировании Германской империи, то есть о роли силы (нем. Gewalt) как отражения восхождения буржуазии Германии. Штюрмер в своей концепции европейской империалистической, христианско-демократической и рейнской идеологии изучает “пределы державы” (Die Grenzen der Macht), то есть трагическое ученичество Германии по поводу невозможности разрешения немецкого вопроса посредством национальной политической власти. Это объясняет, почему две являющиеся классовыми антиподами трактовки державы и силы (Macht и Gewalt) в немецком вопросе часто встречаются на одних и тех же перекрёстках истории. В эпоху империализма Штюрмер вновь обнаруживает закономерности и противоречия века буржуазного восхождения.

Буржуазия прогрессировала и в Пруссии, расширившейся с 1815 г. за счёт Рейнской области и Вестфалии; Ф. Энгельс отмечал: «без промышленности и торговли даже надменное прусское государство было теперь нулём». Выделение наше: в этом уточнении времени (теперь) заключается суть вызова, вставшего перед Пруссией. «Германская миссия» династии Берлина была, конечно, продуктом Венского конгресса 1815 года, но её объективное содержание заключалось в необходимости зацепиться за буржуазное развитие. Таков был смысл Таможенного союза (Zollverein).

2. Взгляд Китая на Ближний Восток и Европу – стр. 2

“Туман войны” в Сирии становится всё более плотным. Сбитый Турцией российский истребитель начал «войну между миротворцами». Это закономерное явление во все времена и во всяком альянсе, а не просто аллегория.

Дело в том, что риторика о «коалиции против терроризма» не может преодолеть противостояние держав и интересов. Одно из противоречий уже проявилось: оно касается условий будущей кантонизации Сирии. Россия на саммите “Большой двадцатки” открыто обвинила Турцию и Саудовскую Аравию в том, что они ведут двойную игру с ИГ (“Исламское государство” – запрещённая в РФ организация); Анкара в сражении за возвращение Алеппо делает ставку на связи с туркоманами и обвиняет Москву в нанесении ударов по ним с целью защиты режима Асада.

Хотя Дракон и говорит, что не пустит в ход свои когти, кажется, он в то же время даёт понять, что рано или поздно решит продемонстрировать их. Не случайно, что из Пекина и Шанхая поступают одни из самых комплексных и детальных исследований дозировок в балансе сил – это признак того, что Китай вооружён для обсуждения линии международной проекции.

На Ближнем Востоке Пекин щупает почву и наблюдает за ограниченностью стратегического сближения между Западом и Россией. В отношении Европы размышления Китая исключают разрыв между США и ЕС, но при этом Пекин благосклонно относится к линии «трансатлантической взаимности», провозглашённой Берлином. Между тем Пекин измеряет бреши в централизации Европейского Союза.

3. Инвестиционные банки отступают по ходу финансовой реструктуризации – стр. 3

За финансовым кризисом в США и европейским долговым кризисом последовала ещё незавершённая глубокая финансовая реструктуризация. Во второй половине 2015 года внимание было обращено на ряд её последствий и некоторые аспекты империалистического раздела финансовых рынков.

Потеря кредитных позиций в Азии толкает еврозону к укреплению инфраструктуры финансовых отношений с Китаем. В середине ноября член правления Бундесбанка Карл-Людвиг Тиле в своём выступлении на европейско-китайском банковском дне во Франкфурте напомнил о китайско-немецких совместных инициативах прошлого года: начале операций в юанях расчётного банка Франкфурта в филиале Банка Китая; участии Deutsche Bank в международной системе платежей Китая (CIPS) с 19 другими банками; создании китайско-германского Центра экономики и финансов в Пекине; соглашении между немецкой и Шанхайской фондовыми биржами, а также фьючерсной биржей Шанхая по поводу создания китайско-европейской международной фондовой биржи во Франкфурте, которая будет гарантировать доступ европейских и американских инвесторов на китайский рынок капиталов.

Империалистическая конкуренция является многополярной, многогранной, жестокой и непредсказуемой.

4. Пятая модернизация для политических властей Пекина – стр. 4

Кризис 2008 года стал переломным моментом для Пекина. Он ускорил вторжение Дракона на мировую арену. Кое-кто считает, что это превзошло самые смелые ожидания китайского руководства. С точки зрения господствующей идеологии, Китай для продолжения своего восхождения нуждается в «стабильности». Культурная революция оставила шрамы на политической психологии и наложила идеологическое обременение на требования пролетариата, но прежде всего вызвала размышления китайских лидеров о цене неизбежной борьбы между течениями буржуазии.

Теперь, когда Китай из объекта становится субъектом борьбы держав за раздел мира, китайское руководство использует приспособление государственной власти к плюралистической централизации пучков империалистических сил, находящих выражение в этой власти. Начинается «второй тайм» реформ Дэна. Предстоит столкнуться не с угрозами международного противостояния – как было ранее, а использовать возможности, на которые Китай может рассчитывать как «богатое и сильное в военном плане государство».

5. Курдские и сирийские войны в турецких выборах – стр. 5

После произошедшего в июне этого года электорального тупика, когда ПСР, исламская консервативная партия президента Реджепа Тайипа Эрдогана, впервые с 2002 года утратила абсолютное большинство голосов, результат досрочных выборов, на которых настаивала президентская администрация, значительно изменил ситуацию. Эти выборы, проведённые в тени двойной войны (внутри страны и за рубежом), были названы многими комментаторами азартной игрой с высоким риском для правительственных сил. Но игра стоила свеч.

Благодаря росту числа голосовавших ПСР набрала почти на 5 миллионов голосов больше по сравнению с июнем, получив 49 % голосов и 316 мест в парламенте. Многие комментаторы отмечают, что если она не получит мандат на проведение конституционного референдума, необходимого для формального перехода к президентской системе, то укрепит «фактические президентские полномочия» Эрдогана. Итоги выборов также укрепляют позиции премьер-министра Ахмета Давутоглу, который заявляет о себе как о потенциальном дофине и приемнике на посту президента. Очередная избирательная ставка, выигранная Тайип-беем (как называют лидера ПСР избиратели), в среднесрочной перспективе позволит Эрдогану уменьшить вес внутрипартийной фронды, которая давлела над ним на выборах в июне этого года.

6. Фальсификация истории большевизма как функция классовой борьбы в СССР – стр. 6-7

Фальсификация истории большевизма есть объективный факт, она – следствие классовой борьбы, выражение интересов правящего класса, его жизненная потребность сформировать подобающую идеологическую надстройку для сталинского государственного капитализма. «Фальсификаторская переделка прошлого вовсе не была делом личной интриги или групповой склоки, как это изображает обыкновенно банальная буржуазная историография. Дело шло о глубоком политическом процессе, имеющем свои социальные корни», – писал Л. Троцкий 13 сентября 1931 года в предисловии к своей книге “Сталинская школа фальсификаций”. Поэтому важно перевести общие рассуждения на эту тему в плоскость конкретики.

В 1921 году с переходом к НЭПу – этой неизбежной уступкой капитализму – большевики освободили рыночную стихию, которая в условиях терявшей социальную базу диктатуры пролетариата, а также захлёбывавшейся революционной волны в Европе, сделала в конце концов то, с чем не справились белые армии и иностранные интервенты, – привела к победе контрреволюции.

На момент VII съезда РКП(б) число членов партии было определено в 300 тыс. человек, но затем только на фронтах Гражданской войны погибло 50 тысяч большевиков. Ещё важнее обратить внимание на следующий аспект: к исходу гражданской войны (осень 1920 г.) из 214 тыс. коммунистов 70 % стали таковыми лишь в 1919–1920 гг., а доля большевиков с дореволюционным стажем сократилась до 10 %. Таким образом, численность старой большевистской гвардии составляла чуть более 20 тыс. человек. К концу 1923 г. коммунистов с дореволюционным стажем насчитывалось уже не более 10,5 тыс. чел. (2,7 % от общего количества членов партии).

Потопив этот тончайший слой в основном мелкобуржуазной массе “ленинских призывов”, а затем выкорчевав его в условиях массовых политических репрессий, сталинизм придавил его могильной плитой “Краткого курса истории ВКП(б)”, который с 1938 по 1953 г. издавался 301 раз в количестве 42816 тыс. экземпляров на 67 языках.

Газета "Правда", 1918 г.

7. Концентрация и реструктуризация европейских групп в погоне за восстановлением роста – стр. 8-9

В 2014 году сто анализируемых европейских групп потеряли 2,5 % товарооборота, как это уже было в 2013 году, но при этом автомобильная промышленность прибавила 4,9 %. Прибыль в целом увеличилась на 1,7 % – благодаря банкам, аэрокосмической отрасли, коммунальным, транспортным, металлургическим и строительным группам – при сильном падении энергетики и ритейла; последние данные подтверждают снижение потребления, что подталкивает к скидкам и закрытиям, сопровождающимся весьма значительными потерями. Самое сильное снижение показали телекоммуникации, электроника и химия.

Занятость также слегка снизилась (на 0,3 %) по сравнению с сокращением на 3,4 % в 2013 году: на это повлияли сокращения в банковской сфере, сфере коммунальных услуг, металлургии и аэрокосмической отрасли, в то время как в автопроме и строительстве ситуация осталась неизменной.

В энергетическом секторе сражение, начатое Саудовской Аравией, сохраняющей производственные квоты, и инвестиции, запланированные в годы высоких цен на нефть, наряду с бумом сланцевой нефти и газа в США, привели к перепроизводству на фоне снижения спроса, что ускорило падение цен: Goldman Sachs считает, что цена барреля может достигнуть 20 долларов.

Несмотря на санкции, западные компании – в первую очередь немецкие – продолжают работать с Москвой, потому что без её энергетических запасов в настоящее время не обойтись. После отказа от строительства газопровода “Южный поток” “Газпром” объявила об удвоении мощности Nord Stream с 55 до 110 млрд. кубометров, провоцируя польский и украинский гнев. Она также подписала с BASF договор об обмене активами.

100 крупнейших европейских групп

8. Разломы европейской сплочённости – стр. 10

Варварство реакционного терроризма в Париже усложняет европейское направление линии Меркель в кризисе беженцев, дав отдушину интриганам страха и ксенофобии, вплоть до носителей ядовитых и ложных идеологий столкновения цивилизаций или религий.

Кризис стал прежде всего проверкой отношений между Францией и Германией и содержательной стороны европейского ответа, в котором защита открытости внутри шенгенских государств сочетается с общим контролем за внешними границами; предлагается право на европейское убежище, политика интеграции “европейского ислама” и сплочённая империалистическая проекция вовне, сейчас в регион Большого Ближнего Востока. Таково сражение, которое ведёт европейский империализм и прежде всего его рейнское сердце и которое немедленно затрагивает национальные циклы.

Европейская пресса настойчиво подчёркивает изоляцию Меркель в кризисе беженцев как в Европе, так и в Германии. Арно Лепарментье со страниц Le Monde заявляет, что канцлер «слабее, чем когда-либо», «она подверглась критике в собственной партии». «Падёт ли она сейчас, когда её оставили свои?». Лепарментье вспоминает прецедент Герхарда Шрёдера, «который проиграл выборы после того, как навязал свои реформы рынка труда».

Под вопросом находится связь двух фундаментальных моментов политического лидерства: воплощение стратегического направления с одновременной поддержкой связи с глубинным консенсусом. Статья Le Monde приводит спекуляции в немецкой прессе по поводу «путча Вольфганга Шойбле», который демонстрирует, что находится на одной волне с консервативным крылом ХДС и ХСС. Здесь следует напомнить роль “строителя мостов”, которую сыграл Шойбле во время греческого кризиса в отношении линии Меркель и его поддержку решения канцлера открыть границы для беженцев: «Мы спасли честь Европы». Но сражение Ангелы Меркель, её «момент Коля» в его двойном смысле – во внутреннем и европейском – продолжается, и результат не очевиден.

9. Случай ILVA в контексте европейской реструктуризации – стр. 11

Спустя двадцать лет после того, как компания была впервые приватизирована, ILVA, по-видимому, возвращается к исходному пункту. Словно в течение двадцати лет европейской реструктуризации европейский рынок стали не претерпел необратимых изменений, а глобальный кризис не выявил таких противоречий – достаточно вспомнить о стремительном росте китайских производителей – которые предвещают потрясение в будущем.

Итальянская метрополия встречает новые вызовы реструктуризации сталелитейной промышленности в менее выгодном положении по сравнению со своими крупнейшими европейскими конкурентами. Она ослаблена последствиями долгого политического и институционального нарушения равновесия в тот самый момент, когда всемирное сражение между империалистическими державами становится всё более ожесточенным, в том числе и в стратегическом сражении в металлургии.

Недостаточно внимания уделяется уже второй с 1989 года огромной волне реструктуризации, которая разворачивается в Восточной Европе. Здесь производство по сути не восстановилось после кризиса. Многие старые предприятия, среди которых принадлежащие ArcelorMittal в Галаце (Румыния), Остраве (Чехия) и Польше, были закрыты или пережили тысячи увольнений.

На 500 предприятиях, составляющих европейскую сталелитейную промышленность, было произведено 66.000 увольнений (Financial Times, 09.04.2014). Производственные мощности упали на 30 Мт, 20 из которых потеряны безвозвратно. Сражение в сталелитейной промышленности в рамках европейской реструктуризации продолжается.

Концентрация европейской сталелитейной промышленности

10. Туман в мозгах – стр. 12

Десятки миллионов рабочих-мигрантов в Европе являются неотъемлемой частью нашего класса. Страхи, дистиллируемые реакционным терроризмом или идеологиями ксенофобской ненависти, не смогут разрушить эту неопровержимую реальность. Каждая строка наших размышлений касается европейского пролетариата в целом – без различия расы, национальности или религии.

Выступая перед студентами Католического университета Милана, президент Европейского центрального банка Марио Драги клеймил «слишком долгий европейский экономический кризис, из которого мы только сейчас постепенно выходим»: «Все заплатили за него, но особенно дорого – самые молодые поколения», прежде всего с точки зрения «неприемлемого количества безработных».

Евростат подтверждает, что с начала 2008 по сентябрь 2015 года в ЕС-28 число безработных увеличилось с 16,1 до 22,6 млн. человек, то есть на 6,5 млн. человек, или на 40 %, при этом на 2011–2013 гг. пришёлся пиковый уровень (26,4 млн. человек). Безработица среди молодёжи примерно в два с половиной раза выше, чем среди населения более старшего возраста. Такова «цена» кризиса, из которого мы «постепенно» выходим.

Ленинисты всегда вели организационную работу: мы никогда не отстранялись от неё и, конечно, не сделаем этого и сейчас. Это неотъемлемый элемент подготовки милитанта классовой организации.

Это концепция, которая касается не только организации экономической борьбы, но поднимает взгляд до уровня интернационалистических задач, имеющих решающее значение в современных судорогах империализма. Для этого требуется «партия, которая должна иметь стратегический план и которая для реализации этого стратегического плана должна планировать развитие соответствующего организационного инструмента» (Арриго Черветто, август 1975). Организация ленинистов на рабочем месте является частью этого плана.

11. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

Побочное последствие атаки реакционного терроризма на Париж заключается в том, что она тут же выявила ограниченность телевидения, предназначенного для мгновенной манипуляции эмоциями, тогда как крупные события требуют времени для размышлений. К этому добавляется нулевая степень компетентности в области внешней политики; безграмотность, которая часто объединяет ведущих и зрителей. При отсутствии концептуального мышления риторика ублажает страхи, ходящая с протянутой рукой и малодушная социология тычет пальцем в миллионы рабочих-иммигрантов, а фанатичные крики претендуют на несколько пунктов в рейтинге. Туману войны соответствует туман в мозгах.

Тем не менее есть и более глубокий смысл столь путанной глупости. Смысл, выходящий за рамки умело отобранной телевидением посредственности. Он заключается в том, что война на Ближнем Востоке, затапливающая города Европы, указывает на банкротство буржуазных идеологий: мифов демократии, в которые Европа облачила “арабские вёсны”; иллюзий мирного развития капитала; мифа о мире, упорядоченном правилами международных учреждений империализма. Разбиваются вдребезги и безапелляционные претензии на вербовку масс пролетариата на “войну цивилизаций” против варварства. Смешны союзники, обвиняющие друг друга в пособничестве и двуличии, и миротворцы, стреляющие друг в друга в небе Сирии.

Есть те, кто хотел бы объединить своё банкротство с мнимым поражением марксизма, его концепций международных отношений, его принципов пролетарского интернационализма. Но лишь они способны противостоять угнетению и фанатизму. Сейчас время изучения и размышлений, момент научного порядка коммунистической теории.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 15, ноябрь 2015 г.

1. Туман войны – стр. 1

«Война – область недостоверного; три четверти того, на чём строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности, и, следовательно, чтобы вскрыть истину, требуется прежде всего тонкий, гибкий, проницательный ум». Это фраза из книги Карла фон Клаузевица – одного из величайших военных теоретиков буржуазной эпохи, исследователя кампаний Наполеона. Этот образ “тумана войны”, навеянный, пожалуй, Аустерлицем, остаётся в военных доктринах и поныне.

Ещё более известна формула, согласно которой, война «есть продолжение политики, только иными средствами»; гораздо менее популярна развёрнутая позиция Клаузевица: «Мы утверждаем наоборот: война есть не что иное, как продолжение политических отношений при вмешательстве иных средств. Мы говорим: при вмешательстве иных средств, чтобы вместе с тем подчеркнуть, что эти политические отношения самой войной не прекращаются, не преобразуются в нечто совершенно другое, но по существу продолжаются, какую бы форму ни принимали средства, которыми они пользуются, и что главные линии, по которым развиваются и связываются военные события, начертаны политикой, влияющей на войну вплоть до мира».

Этот тезис является одним из высочайших достижений буржуазной теории: именно поэтому он был изучен и прокомментирован Лениным. Но марксизм не остановился на взаимосвязи между войной и политикой. По мнению Клаузевица, связанного с гегелевским идеализмом, политика совпадает с целями государства. Но, если верно, что война продолжает политику и тем самым переплетается с ней, то для нас, марксистов, политика, в свою очередь выражает силы и интересы, которые должны быть исследованы посредством материалистического метода: государство централизует многочисленные воли фракций и доминирующих экономических групп.

2. “Туман войны” в многополярном противостоянии – стр. 2

От имени старушки Европы президент Международного института стратегических исследований (IISS) Франсуа Эйсбур на страницах Nouvel Observateur настаивает на осторожности и высоко оценивает «стратегическое благоразумие» Барака Обамы. Иного мнения придерживается Дэвид Игнатиус из Washington Post, и это понятно: он считает, что ставкой в игре является американское лидерство, а также роль гаранта мирового равновесия, которую Вашингтон играет в последние семьдесят лет.

В этом плане интрига кризиса на Ближнем Востоке стала проверкой изменений; российские ракеты и самолёты в Сирии стали качественным скачком кризиса. Вмешательство Москвы в поддержку Дамаска представляет для Соединённых Штатов проблему доверия, пишет Игнатиус. Если Вашингтон закроет глаза и не реализует собственную инициативу, то региональные державы могут воспринять это в качестве «полного американского отступления», как это было с уходом Великобритании в 1971 году с её военных позиций к «Востоку от Суэца». Николас Буссе на страницах Frankfurter Allgemeine Zeitung улавливает существенное различие с десятилетиями холодной войны. Это не возврат к двухполярной конфронтации, потому что «в многополярном мире, который формируется шаг за шагом, отношения сложны»; в игру вступают другие державы, начиная с Китая. Даже по сравнению с последними двадцатью пятью годами после распада СССР «пространство для маневра западной внешней политики» значительно сократилось.

3. Четыре поколения на поле битвы – стр. 3

Эта статья наших итальянских товарищей является концентрированным выражением задач пролетарского интернационализма в современной Европе.

Развитие капитализма, которое в настоящее время на своей высшей стадии достигло полной зрелости, генерирует снижение, причём весьма резкое, рождаемости, ту самую демографическую зиму, которая бичует старые и новые державы, создавая вакуум на их рынках рабочей силы. В Европе среднее количество детей на одну женщину составляет 1,57, что значительно ниже 2,1 – уровня, позволяющего поддерживать нынешнюю численность населения. Это означает, что 678.000 родившихся немцев (средний уровень за последние десять лет) соответствуют 853.000 умерших, что даёт отрицательный баланс в 175 тыс. человек в год. Без открытия миграционной плотины происходило бы резкое снижение численности немецкого населения; то же самое относится и к Италии. В то же время мы являемся свидетелями постепенного старения, которое создаёт значительные трудности для поддержания социальных расходов. Financial Times считает, что в Германии не хватает 350.000 квалифицированных рабочих в год.

Это неотвратимый процесс в нынешних экономических и социальных условиях. Можно продолжать восхищаться капитализмом, не обращая внимания на кризисы и войны, можно продолжать петь хвалу рыночной экономике, можно превозносить вызванное ею развитие, но никто не может отрицать, что капитализм на максимально высокой стадии своего развития ведёт к заметному падению рождаемости, а без внешней поддержки – и к неумолимому снижению численности населения. В своём развитии капиталистический общественный строй ставит под сомнение развитие человеческого рода; только коммунизм является «цивилизацией жизни»: этот вывод неопровержим.

4. Глобализация неуверенности – стр. 4

Умеренно экспансионистский сценарий на ближайшие кварталы усеян сомнениями и противоречими. Затянувшийся кризис и анемичное восстановление превратили большинство экономистов и последователей школы равновесия и рациональных ожиданий в проповедников неуверенности и критиков уязвимости капитала, живущих с надеждой, что со временем они заштопают его бреши. В глобализации, которая долгое время рассматривалась как панацея для экономики, сегодня заметили обратную сторону: способность рынков распространять хаос.

По мнению нового главного экономиста МВФ ньюйоркца Мориса Обстфельда, «сегодня мы видим больший риск спада, чем в прошлом июле, Святой Грааль устойчивой и синхронной глобальной экспансии остаётся неуловимым». Обстфельд считает, что вызовом является наложение трёх основных сил экономического цикла: преобразования Китая в направлении экономики с большим уровнем потребления и услуг; падения цен на сырьё; нормализации монетарной политики США.

Директор департамента по денежным рынкам и капиталу МВФ Хосе Виньялс, представляя Глобальный Отчёт о финансовой стабильности в Лиме, предупредил: «Основное послание заключается в том, что ещё не обеспечена глобальная финансовая стабильность, и преобладают риски спада».

5. “Момент Коля” Ангелы Меркель – стр. 5

Торстен Крауль со страниц Die Welt говорит, что Меркель сегодня напоминает Гельмута Коля в декабре 1989 года и в первые недели 1990 года. Не Коль вызвал распад СССР, и не Меркель породила миграцию, «но благодаря плану из десяти пунктов [Коль] сделал последствия того распада своими политическими приоритетами».

Как в те дни после первоначального энтузиазма разразилась внутренняя критика, подпитываемая страхом, что миллионы людей из Восточной Германии, Польши, Румынии, рухнувшего советского блока могут затопить ФРГ, так произошло и сегодня. «Коль в одиночку удерживал твёрдую линию», – вспоминает Крауль. Следуя историческим закономерностям немецкой державы в Европе, немецкий политический цикл окрашивается в континентальный. Как Коль из воссоединения Германии сделал «вопрос общеевропейского порядка», так сегодня поступает и Меркель в отношении миграционного кризиса.

Bild умело объединяет моменты, когда Меркель проявляла политическую инициативу: она пользуется кризисами, делая их приоритетом внутреннего немецкого цикла, чтобы задействовать его в европейском сражении.

6. Крупнейшие группы седлают волну кризиса – стр. 6-7

В конце 2014 года Минэкономразвития констатировало, что после двух лет стагнации российская экономика вползает в рецессию, и даже не исключало, что она уже началась, ожидая год спада деловой активности и снижения уровня жизни на фоне ускорившейся инфляции и слабеющего рубля. Чиновники, экономисты, журналисты объясняли трудности внешними, случайными и краткосрочными факторами: падением цен на нефть, которая со дня на день начнёт дорожать; и санкциями, которые вот-вот отменят. Но прошёл год, а свет в конце тоннеля российской экономики даже не мерцает. Как здесь не вспомнить ироничное замечание К. Маркса из рукописей II тома “Капитала”, в котором классик указывает, что при капитализме «с регулярностью повторяющегося явления при каждом кризисе [приходится наблюдать] постоянное появление в парламентских речах, в органах денежного рынка, фраз с уверениями в том, что производство было “sound” (“здоровым”), [но что] внезапно вследствие различных случайностей [оно] стало “unsound” (“нездоровым”)».

«Реальные располагаемые доходы населения снизились на 3,1 %» (“Эксперт” № 43 (962), 19 октября 2015 г.), ВВП показал за 2014 год едва заметный рост на 0,6 %, при этом товарооброт 50-ти крупнейших групп в рублёвом выражении увеличился на 13,3 %. Тем самым, несмотря на то, что российская экономика вползала в кризис, её чемпионы демонстрировали отнюдь не слабые темпы роста выручки.

50 крупнейших групп России в 2014 г.

7. Русская realpolitik в сирийском небе – стр. 8

Акция России в поддержку режима в Дамаске сочетает строго военные действия с дипломатическими, которые взаимно усиливают друг друга, с дозировкой, которая, кажется, в совершенстве знакома с заповедями Клаузевица. Воздушное и военно-морское присутствие Москвы имеет несколько значений. Оно обеспечивает авиационно-тактическую поддержку наземным наступательным действиям, проводимым режимом при содействии шиитских ливанских и иракских ополченцев, включённых в рамки контингента иранских Пасдаран. Кроме того, оно представляет собой щит для «полезной Сирии», находящейся под контролем Башара аль-Асада.

Согласно данным НАТО, Москва создала «пузырь антидоступа/отказа в доступе» в Восточном Средиземноморье: Москва опрокинула вентилируемую США и выдвинутую региональными суннитскими державами во главе с Турцией возможность создания бесполётной зоны над Сирией, чтобы помешать Дамаску использовать авиацию; Москва вместо этого создала собственную no-fly zone, чтобы защитить Асада, расширив пространство для свободы его наземных военных действий и ограничив пространство для действия других, а также варианты их возможных решений.

Наконец, Россия выступает в качестве неизбежного протагониста и предлагает «политическое решение» сирийского кризиса. По мнению директора международных исследований RUSI (мозгового центра министерства обороны Великобритании) Джонатана Эяля, «домирирование Путина в военной эскалации» позволяет ему дозировать своё военное вмешательство, снижая риски и просчёты.

8. Транстихоокеанский договор для столетия Китая – стр. 9

Транстихоокеанское партнёрство не ограничивается снижением торговых барьеров в плане пошлин, тарифов и таможенной бюрократической волокиты. Как утверждает Обама, реальная цель – «написать правила для мировой экономики», прежде чем это сделают такие «конкуренты, как Китай, которые не разделяют наши ценности». Белый дом считает, что повышая трудовые и экологические нормы и стандарты, TPP может принудить страны-партнёры к более честной конкуренции с США. Другие заинтересованные государства региона могут в будущем войти в соглашение при условии, что они будут соответствовать нормам.

И в этом смысле превалирующей чертой соглашения – за вычетом определённого риторического акцента – должно быть, является желание обусловить интеграцию Китая, а не исключить его. Эдвард Олден из CFR подтверждает, что именно эта «открытая архитектура» TPP будет «переговорной картой в руках США и их союзников в течение многих лет».

Вульгарной антикитайской интерпретации торговой политики Обамы противоречит и тот факт, что Вашингтон ведёт переговоры о двустороннем инвестиционном договоре с Пекином. Накануне сентябрьского визита председателя КНР Си Цзиньпина в США на скором завершении этих переговоров настаивали генеральные директора почти ста самых важных американских групп, начиная с Exxon и продолжая Coca-Cola, Disney, Apple, Boeing, Caterpillar, General Electric и Goldman Sachs.

9. Дорогие инновации – стр. 10

В конце ноября прошлого года было объявлено о запуске Glybera (Alipogene tiparvovec) – первого препарата для генной терапии, утверждённого для маркетинга в западном мире. Производители этого препарата обещают, что он полностью исцеляет от редкого и серьёзного генетического заболевания, до сих пор считавшегося неизлечимым, – липопротеинолипазной недостаточности. С отсутствием ключевого фермента липопротеинлипазы (ЛПЛ) в метаболизме жиров связана обструкция сосудов, которая, среди прочего, является источником рецидивов панкреатита.

Новый метод лечения является важной вехой в развитии генной терапии, наступившей после двадцати пяти лет переменных успехов в исследованиях и десяти лет, прошедших после завершения проекта “Генома человека” с секвенированием ДНК.

Терапия состоит в замене дефектного гена рабочей копией – вариантом гена ЛПЛ человека, полученным при помощи рекомбинантной технологии (т.е. манипулирования с последовательностью ДНК) и передаваемым в организм при помощи носителя, изготовленного из обезвреженного вирусного материала.

В настоящее время общая стоимость лечения, которое происходит в течение всего одной сессии, составляет около миллиона евро. Липопротеинолипазная недостаточность является одним из редких заболеваний, которые, согласно европейской классификации, затрагивают не более одного из двух тысяч человек. Считается, что в Европе не более 150–200 случаев этого наследственного заболевания, поэтому правительства, которые сейчас в большей или меньшей степени заняты spending review в сфере здравоохранения, по-видимому, не будут долго размышлять о целесообразности подобных расходов.

10 лидеров продаж

10. Кризис в Юго-Восточной Азии – стр. 11

«Люди в лодках – это позор для всей Юго-Восточной Азии» – под таким заголовком вышел The Economist в мае этого года. Там же говорилось: «Некоторые страны Юго-Восточной Азии терпели нелегальную миграцию и извлекали из неё выгоду, несмотря на то, что осуждали её». Можно упомянуть, например, широкую занятость мигрантов и детей в рыболовецком хозяйстве Таиланда и сельском хозяйстве Малайзии.

Индонезийский ежедневник Jakarta Post (Индонезия является крупнейшей экономической и демографической силой в регионе) пишет, что «отказ от преодоления кризиса, связанного с беженцами, может подорвать авторитет организации АСЕАН». А 13 сентября 2013 года эта же газета оценивала количество вынужденных работать индонезийских детей в возрасте «от 7 до 14 лет» в 2,3 миллиона.

Это похоже на статьи о камбоджийских и бангладешских потогонных фабриках, опубликованные два-три года назад, когда смертельные случаи на производстве привлекли международное внимание. Тогда подчёркивалось, что это именно те самые фабрики с низкой зарплатой и плохими условиями труда, на которых производилась одежда, в течение многих лет продающаяся в Европе и США под наиболее известными марками.

11. Масштабы капитализма и задачи ленинизма – стр. 12

Заслуживает упоминания одно замечание Detroit News. Оно сделано экспертом по труду из Корнельского университета Артом Уитоном, который учитывает дисбаланс между противостоящими сторонами: «Серджио Маркьонне [...] играет на мировой шахматной доске, а UAW не имеет такой возможности» (1 октября).

Это замечание верно и для профсоюзов, расположенных по эту сторону океана. В целом, однако, оно отсылает к отставанию рабочего движения от стоящих перед ним задач и к необходимости смотреть на мир в целом. В марте 1987 года Арриго Черветто обновлял до стадии полной империалистической зрелости ленинскую концепцию «внесения сознания извне»: «Это означает распространять среди рабочего класса сознание, что борьба между классами, столкновения между государствами, сражения и взаимозависимость между секторами, группами, компаниями достигают международного масштаба» (Cervetto A. Forze e forme del mutamento italiano. Edizioni Lotta Comunista, 1997).

Сегодня происходящее на Volkswagen или FCA, как и европейская повестка дня, миграция или войны, которые вызывают кровопролития в мире, имеют этот «международный масштаб» и образуют «сеть сообщающихся сосудов», о которой рабочие должны знать. Понимать империализм в его силе и его слабости – такова неизбежная отправная точка любой борьбы. Содействие распространению этого понимания является первоочередной задачей ленинистских политических групп на рабочем месте.

12. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

Сквозь “туман войны” XXI века можно увидеть, как приходят в движение сотни миллионов людей, разбуженных социальными изменениями в Азии и Африке. Они силой втянуты в современность. Старый империалистический порядок колеблется, кризисы и войны сплетаются в запутанный клубок. Новизна заключается в усилении “глобализации” отношений, которая всё непосредственнее связывает эти кризисы со старыми метрополиями империализма; вступление же новых метрополий в борьбу за раздел мира не позволяет быстро восстановить равновесие. Кризисы, эпохальные миграции, находящиеся на пороге краха государства, – такова новая норма глобального цикла, и война становится приложением к ежедневным новостям фондовой биржы.

Внимание привлечено к войне в Сирии: она уже унесла почти 300.000 жизней. Это конфликт, сопровождающийся отвратительными варварскими террористическими атаками против беззащитных людей, в том числе женщин и детей; война, которая создаёт монстров во всех смыслах этого слова, в том числе и в плане доминирующих идей. Все говорят, что они борются с терроризмом, но, возможно, никто не борется с ним в действительности. Американцы с англичанами и французами бомбардируют ИГИЛ, но в реальности они оказываются на той же стороне, что и Аль-Каида бен Ладена, «тиран» Асад, ракеты России Путина и иранские аятоллы!

В этом ужасающем клубке всё чаще слышны интервентистские хоры. Мы не согласны, наша политика – интернационализм. Именно поэтому крайне важно расширять наше присутствие, расширять сеть наших сторонников, вовлекать в борьбу с империализмом молодых людей, которые хотят жить в качестве протагонистов нынешних эпохальных перемен.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 14, октябрь 2015 г.

1. Энгельс и три пути немецкого объединения – стр. 1

Согласно Штюрмеру, результатом суммы всех интересов великих держав и их противоречий в Вене 1815 года стала немецкая Конфедерация. Россия «вновь была отодвинута за Вислу и торжественно изгнана из Европы, но царь получил в качестве прогонных Польшу». Саксония, действительный интерес Пруссии, «продолжила существовать в уменьшенном виде, в угоду австрийскому императору». Берлин столкнулся с непропорциональной задачей: «Пруссия, таким образом, вынуждена была взять на себя роль посредника между Востоком и Западом, что, конечно, не было по силам этому государству. Наименьшей среди крупнейших европейских держав пришлось взять на себя самую сложную задачу: стать оплотом против России на Востоке и Франции на Западе».

Последовавшие за этим политические толчки отражались в направлениях внешней политики; эта непропорциональная ответственность должна была толкать Пруссию – вплоть до поздней бисмарковской эпохи – к установлению связи «с Россией в политическом плане, а в экономическом – с Англией». Русская и английская партии в Берлине – при дворе и в прусском правительстве – были продуктом силовых линий европейского баланса.

2. Доктрина Бжезинского о “глобальном политическом пробуждении” – стр. 2

Бжезинский делает ключевые выводы на почве отношений силы. В изменяющихся отношениях баланса он видит риск «тройной конфигурации» с участием США, ЕС и Восточной Азии «с Индией, Россией, Бразилией и, может быть, Японией, предпочитающими действовать как государства, меняющие свои позиции согласно своим национальным интересам». Возмущение России может толкнуть её к присоединению с восходящим соперникам Соединённых Штатов; поражение Вашингтона на Ближнем Востоке и в исламском мире может открыть окно возможностей для Пекина; растущее влияние Китая может заставить Европу увидеть, что её долгосрочный интерес заключается в «особых отношениях» с восточно-азиатским регионом. Соединённые Штаты должны укрепить трансатлантические отношения с Европой, втянуть в них Японию и на этой основе «привлечь Китай к совместной ответственности за глобальное лидерство».

Бжезинский на этом фронте не сильно расходится с концепцией Генри Киссинджера, в той её части, где бывший советник Ричарда Никсона хотел бы консолидировать «североатлантический блок», который отвратил бы Европу от «переменных альянсов» и склонности к сепаратным соглашениям с Азией. Киссинджер хотел бы совместного с Пекином определения «нового типа отношений между великими державами»; Бжезинский уверен, что «терпеливый и расчётливый» Китай предоставит США время для определения их стратегии. Надежду на «стратегическое терпение» Китая мы уже видели в центре размышлений Бжезинского в его книге 2012 года “Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис”.

3. ФРС движется на ощупь в длительном долговом цикле – стр. 3

Решение ФРС удерживать ставки на нулевом уровне, хотя к нему многие призывали, не убедило. В воздухе висит вопрос о том, являются ли ветры экономики гораздо менее благоприятными, чем ожидалось, или же капитан ФРС не определилась, в каком направлении следует двигаться.

Джанет Йеллен подчёркивает международный аспект решения, не исключая, что «внешние неопределённости» и всё большее ослабление развивающихся стран могут «ограничить экономическую деятельность» США. Внимание, обращённое на замедление Китая, сосредоточено на одной проблеме: «Вопрос в том, возможен или нет риск резкого падения, ожидаемого многими аналитиками». Пожалуй, этот риск, наряду со страхами по поводу «глухоты, с которой китайские лидеры реагируют на эти проблемы», вызвал августовскую турбулентность.

Другим глобальным компонентом является «очень существенное медвежье давление» на цену нефти и на рынки природных ресурсов, что имеет «значительное влияние» не только на многие развивающиеся страны, но и на Канаду – основного торгового партнёра США. Подтвердив «значительные экономические и финансовые взаимосвязи между США и остальным миром», которые обуславливают ожидания линии ФРС, Йеллен выглядит непоследовательной, когда не исключает возможность того, что FOMC увеличит ставку в октябре. Упомянутые глобальные риски не растворятся в течение нескольких недель.

4. Европейская империалистическая политика в отношении иммиграции – стр. 4

Череда трёх кризисов – украинского, греческого и миграционного – выявляет общую закономерность европейского процесса и специфические черты отдельных сражений. Во-первых, франко-немецкая ось остаётся краеугольным камнем политической инициативы на континенте, хотя по вопросу иммиграции Париж, обременённый националистической и ксенофобской риторикой Национального фронта, последовал с опозданием за линией, определённой в Берлине.

Масштаб централизации континентальных властей ухвачен The Economist, который подчёркивает сложную и мучительную борьбу ЕС за «расширение своих полномочий». Если греческий кризис продемонстрировал необходимость должности министра финансов зоны евро, то сейчас The Financial Times отмечает, что не хватает «европейского министра внутренних дел». Показательно, что на это указывают и российские источники: Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике Фёдор Лукьянов считает, что этот кризис будут помнить как «поворотный момент», поскольку он – как и греческий кризис – содержит новые импульсы, в том числе институциональные.

5. Промышленная реструктуризация и военная модернизация в Пекине – стр. 5

После по меньшей мере двух лет ожесточённых боёв Государственный совет утвердил «реформу государственных групп». По данным французской Les Echos от 10 сентября, это будет самый большой Big Bang в госсекторе с девяностых годов, когда 60.000 государственных предприятий были закрыты, а 30 млн. человек уволены.

В глаза бросаются прежде всего три аспекта: 1) волна слияний затронет 110 центральных государственных групп, что приведёт к образованию 40 китайских глобальных чемпионов; 2) крупная реорганизация коснётся более 100.000 местных государственных групп путём акционирований, закрытий, спасений, слияний и поглощений, поощряемых банками; 3) будет расширено использование смешанных форм собственности в государственных группах с вхождением в них частных и государственных капиталов и золотой акцией правительства для ключевых групп.

Арриго Черветто замечал в январе 1980 года, что модернизация производственного аппарата «с военной точки зрения, является одной из форм перевооружения». Промышленная реструктуризация и военная модернизация идут рука об руку по обрывистому пути противостояния между великими державами.

Карта

6. Трудное равновесие перед лицом неизвестных величин цикла и противостояния – стр. 6-7

За исключением финансового сектора доходы первой сотни американских групп снизились в 2014 году на 1 %, прибыль сократилась на 3 %, но в совокупности она всё ещё превышает 400 млрд. долларов. В прошлом году мы писали, что в 2013 году неопределённость глобального цикла отразилась на счетах тех компаний, которые «не отступают и не обгоняют». Эту же оценку мы можем повторить и относительно результатов 2014 года, но с одним дополнением: трековым велогонщикам хорошо известно, что трудно долго находится в сюрплясе.

Безработица снизилась в США до 5,3 %. Этот уровень рассматривается ФРС как очень близкий к полной занятости, но американские рабочие спрашивают: «Почему же нам не повышают заработную плату?». Wall Street Journal уточняет: с начала восстановления в 2010 году заработная плата в номинальном выражении росла на 2,6 % в год, что намного меньше 4 % в докризисный период.

Говорить о «возрождении» американской промышленности «преждевременно, более того, это даже вводит в заблуждение: в действительности ренессанс предполагает прочные структурные улучшения в промышленности», в то время как «американский всплеск – это, прежде всего, отскок к прежнему уровню».

Таблица. 100 крупнейших групп США

7. Региональные договора против многосторонних соглашений ВТО – стр. 8

С окончанием холодной войны казалось, все согласны, что «коммерческие методы» заменяют военные: капитал, а не огневая мощь, гражданские технологические инновации вместо военных, «проникновение рынков, а не гарнизонов и баз». Если менялись «инструменты», то оставалось понять «цели» их использования. Поскольку международная арена по-прежнему была занята государствами, утверждал Люттвак, то «коммерческая логика», то есть логика глобальной экономической взаимозависимости, не могла быть навязана. «Мировая политика» скорее превратилась в «геоэкономику», смесь логики конфликта с коммерческими методами, или, как «написал бы Клаузевиц, логику войны в грамматике торговли».

История последней четверти XX века демонстрирует, что логика войны и особенно её кровавая практика осталась в арсенале держав и зачастую используется ими. С точки зрения марксизма, это неудивительно: империалистическое противостояние – это «мировая война капиталов»; перманентная война, «иногда ведущаяся настоящим оружием, а иногда финансовым и торговым» (Вестник “Интернационалист” № 6, январь 2013 года).

Нынешние “мегарегиональные” переговоры и соглашения стали «экономическим оружием»: конкурирующие торговые режимы становятся «настолько же важными, насколько и военные союзы».

8. “Полезная” Сирия для маневра Путина – стр. 9

В течение лета Кремль осуществлял многовекторную дипломатическую игру. Изначально он направлял как Вашингтону, так и Анкаре с Эр-Риядом сигналы о готовности дистанцироваться от Асада. По мнению главного редактора Le Figaro по международной политике Изабель Лассерр, Москве пришлось отступить перед лицом оппозиции со стороны Тегерана. Поэтому она предложила создать региональную коалицию анти-ИГИЛ с включением в неё и Дамаска. Наконец, она продемонстрировала свою военную роль в Сирии, не только организовав воздушный мост для поставок оружия лояльным Асаду силам, но и не отрицая присутствие своих военных, непосредственно занятых на полях сражений. Она продемонстрировала возможность расширения своего военного присутствия в Тартусе и Латакии.

Россия имеет несколько целей: подставить военный костыль Асаду, альтернативный по отношению к иранскому; помочь ему создать анклав в “полезной Сирии”; добиться неизбежной роли в переговорном процессе о будущем политическом переходе; а также послать Вашингтону и ЕС сигнал о том, что украинский конфликт стоит рассматривать как закрытый или оставшийся в прошлом.

Пять лет конфликта привели к перемещению 11 из 23 миллионов сирийцев: 4 миллиона беженцев находятся в соседних странах, и около 400.000 прибыли в ЕС. Кантонизация Сирии является свершившимся фактом. Настоящее противостояние касается определения сфер влияния и соглашения о внешних границах страны. В качестве модели может быть взят Ливан, а в чём-то и украинская мешанина. Но однозначно, что поиск «креативных соглашений» по Сирии потребует новых кровавых расплат.

9. Анализ развития капитализма и революционная стратегия – стр. 10-11

В отличие от Сталина, который чрезмерно преуменьшал силу российского империализма, сводя его до полуколониального положения, что свойственно социал-патриотам, Ленин видел, что русские крестьяне и рабочие, одетые в солдатские шинели, проливали кровь на полях первой мировой войны не столько за интересы англо-французских капиталистов, сколько в угоду русской буржуазии и царизма, и, исходя из этого, делал вывод: «Империалистская война связала революционный кризис в России, кризис на почве буржуазно-демократической революции, с растущим кризисом пролетарской, социалистической революции на Западе. Эта связь настолько непосредственна, что никакое отдельное решение революционных задач в той или иной стране невозможно: буржуазно-демократическая революция в России теперь уже не только пролог, а неразрывная составная часть социалистической революции на Западе».

“Концепция” полуколониальной зависимости России, которая с середины 30-х годов XX века приобрела в СССР характер непререкаемой догмы, имеет корни в сталинских “Основах ленинизма”. В этой работе, посвящённой “ленинскому призыву”, ставшему шагом к уничтожению большевистской партии, Сталин подтвердил разрыв с ленинизмом и пролетарским интернационализмом, наглядно продемонстрировав, что линия на критическую поддержку Временного правительства и преодоление разногласий в рамках единой с меньшевиками социал-демократической партии возглавляемой им в марте 1917 года “Правды” не являлась случайным заблуждением, а представляла собой истинную позицию одного из творцов ялтинского империалистического раздела.

10. Знак времени – стр. 12

28 августа в Corriere della Sera Дарио Ди Вико объясняет реализованные в последние годы в Испании «структурные реформы»: реформу трудовых переговоров, проведённую во имя гибкости; уменьшение пособий при увольнении; возможность снижения зарплат. Проблемы различны, пишет он, но они имеют «общий знаменатель – меры в пользу предприятий».

Игра «на стороне предпринимателей» – именно это объединяет все правительства континента во время европейской реструктуризации.

В глаза бросается тот факт, что империалистическая политика в отношении заработной платы всё более приобретает двойственный характер: это не только и не столько блокирование роста или даже сокращение зарплат, а, скорее, управление увеличением, связанное с использованием рабочей силы, то есть её большей гибкости, особенно, если подтвердятся симптомы текущего восстановления.

11. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

Телевизионная риторика легко злоупотребляет образами и словами. Но чем являются десятки тысяч мигрантов, стекающихся на станции Будапешта и Белграда, движущихся пешими колоннами по автомобильным дорогам Восточной Европы или пересекающих на переполненных лодках Средиземное море, если не признаком эпохальных изменений?

ООН считает, что общая численность мигрантов с 1990 года увеличилась со 154 до 232 миллионов человек, то есть на 50 %, а численность населения мира – на 35 %. Это частичный критерий: ещё более колоссальные человеческие массы перебираются из сельской местности в города, не пересекая границ. В одном лишь Китае более 280 миллионов внутренних мигрантов, что превышает общее количество международных мигрантов во всём мире.

Суть заключается в том, что развитие капитализма, которое сейчас захватывает мир, встряхивает деревни Азии и Африки, а глобальный капитал приводит в движение не только товары и капиталы, но и более одного миллиарда людей. Задыхающаяся в демографической асфиксии Европа пытается заменить ими свои сокращающиеся поколения рабочей силы. Ангела Меркель мастерски уловила знак времени и потащила за собой Францию, а затем весь ЕС, в европейскую империалистическую политику в отношении иммиграции; Совет ЕС большинством голосов, словно федеральный Сенат, принял решение о её реализации. Жестоко ошибается тот, кто видит империализм только в свете хищного открытого угнетения: империалистическая политика особенно эффективно устанавливает свою гегемонию, когда она способна разыгрывать карту открытости и кооптации. Таков социал-империализм сострадания. Тем более, что к европейской мечте, предложенной новым иммигрантам, прилагаются квоты, отказы, пограничная полиция, и рано или поздно военно-политические вылазки для стабилизации ближнего зарубежья Ближнего Востока.

Российский империализм также не желает упускать открывшегося окна возможностей, стремясь усилить свои позиции и, быть может, ослабить санкции. Крылатые ракеты из Каспийского моря упали на многострадальную землю Сирии, а самолёты с трёхцветным флагом на борту совершают десятки вылетов в день. Реальная кровь оправдываемая борьбой за мир – такова абсурдная логика империализма. Но буржуазный пацифизм или абстрактный гуманизм не являются решением, единственный выход могут предложить пролетарский интернационализм и коммунистическая политика, но лишь в тот момент, когда они поставят под свои знамёна десятки тысяч молодых рабочих и студентов, как это произошло в октябре 1917 года. Только тогда, прорвав идеологический туман патриотизма, можно будет остановить империалистическое варварство, преодолев его подводные камни и трагикомические неудачи.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 13, сентябрь 2015 г.

1. Энгельс и модель итальянского объединения – стр. 1

Рассматривая возможные «три пути» объединения Германии, Энгельс в 1888 г. описывает десятилетия военных и политических сражений в Европе. Первый путь представлял собой подлинное объединение посредством уничтожения всех отдельных государств, «это был открыто революционный путь».

Наряду с формулой оборонительной войны, которую Энгельс продолжит использовать до девяностых годов, будет находить пространство общая позиция пролетариата против всех противников, во имя классовой политики, в которой пролетариат мог бы стать силой по отношению к силам капитала. Это была мировая политика, которая, однако, требовала мировой партии: рабочего Интернационала.

2. Урок Греции и суверенитет в Европе – стр. 2-3

Европейский суверенитет – это централизованное господство капитала на континентальном уровне, но всё то, что централизует буржуазия, является преимуществом для нашего класса. Объективное преимущество единого рынка рабочей силы для пролетариата Евросоюза не должно рассеиваться в реакционном мифе защиты национальных или местнических интересов; оппозиция европейской империалистической державе нуждается в коммунистической стратегии. Таков греческий урок.

Процесс объединения начался сразу же после войны и был ответом на катастрофу двух мировых войн, когда Европа саморазрушилась, будучи разделённой между США и СССР. С развитием противостояния европейская стратегия посредством евро и договоров о политическом объединении ответила на изменения баланса мировых сил, которые характеризуют «новую стратегическую фазу» как заключительный этап вступления Азии и Китая в противостояние «континентальных держав». Вследствие масштабов этого противостояния, Европа приобрела импульс к организации и себя в державу того же масштаба. Исходя из этой оценки радикального изменения общего баланса сил в новой стратегической фазе, мы приписываем европейскому процессу значение глубинной тенденции и, следовательно, оцениваем колебания, отклонения, сражения относительно вектора длительного периода.

3. Августовский сюрприз Пекина – стр. 4

Реструктуризация Китая, т. е. широкое изменение пропорций в составе его общественного капитала, подразумевающее разрушение обесцененных долей капитала и начало новых внутренних и внешних инвестиционных циклов, – это процесс, который неизбежно сопровождается потрясениями и кризисами. С другой стороны, это процесс, который касается – с разной степенью интенсивности – всего мирового общественного капитала, вышедшего из мирового кризиса.

С конца 2014 года китайский Центральный банк предпринял несколько снижений процентных ставок и ряд других мер, направленных на то, чтобы противостоять замедлению экономического роста, долгового бремени частного сектора и местного самоуправления и дефляции его промышленных цен. Замедление породило пузырь на китайских биржах, его индекс вырос на 150 % в течение одного года. Пузырь достиг пика 12 июня, и затем взорвался. После того, как развеялся дым, в течение трёх недель индекс сократился на треть. Ударная волна настигла биржи по всему миру.

4. Наследие “русского Киссинджера” Евгения Примакова – стр. 5

Евгений Примаков приобрёл «непререкаемый авторитет во внутренней и внешней политике, побуждая экспертов дать ему прозвище “русский Генри Киссинджер”». Такими словами Moscow Times от 26 июня вспоминает бывшего министра иностранных дел и премьер-министра в день его смерти в возрасте 85 лет. Сам Киссинджер в своём послании соболезнования по поводу смерти «большого друга и коллеги» вспоминает «бесчисленные разговоры с ним о глобальных проблемах, о российско-американских отношениях и жизни в целом».

Нынешняя внешняя политика Москвы в долгу перед Примаковым: люди, которые её воплощают, сформированы в его школе. Игорь Иванов, которого Примаков выбрал в качестве своего преемника в МИДе в 1998 году, в настоящее время возглавляет Российский совет по международным делам (РСМД). Под знаком преемственности рассматривалось назначение в 2004 году министром иностранных дел Лаврова.

5. Экономическая столица царской империи – стр. 6-7

Для развития торговли было недостаточно административными мерами переместить товарные потоки из Архангельска в Петербург, требовались купцы. Чтобы привлечь их, в городе был введён ряд запретов: на ведение розничной торговли всеми, кто не записан в купечество, на торговлю между иностранными купцами, на продажу товаров с предприятий в розницу. А незадолго до смерти Пётр I даже издал указ о пожаловании заслуженных купцов в дворянское звание, поскольку «богатый купеческий человек государству для ради общенародной пользы полезнейшее есть, нежели [...] легионы попов, монахов и монахинь». В середине 1760-х годов в Петербурге числилось уже 1868 купцов.

Развитие пароходства и рост трафика заставили в 50-е годы XIX века отказаться от использования старого, находившегося на тесной площадке Васильевского острова и имевшего недостаточную глубину порта. Он был перенесён в Кронштадт, откуда переброска грузов до Петербурга в начале 60-х годов занимала, по словам современников, 12-17 дней (использовались небольшие суда, удлинялись погрузочно-разгрузочные работы). Но несмотря на все эти неудобства, петербургский порт сохранял ведущую роль во внешней торговле России. В 1861 году его товарооборот был почти в три раза выше, чем у порта Одессы, и в шесть раз выше, чем у порта Риги; на него приходилось почти 40 % товарооборота России.

Таблицы: "Европейский торговый флот (1790 г.)", "Cоотношение ввезённых из-за границы и произведённых в России машин".

Таблицы: "Сравнение производительности текстильной промышленности", "Вывоз товаров из крупнейших портов России".

Таблица "Темпы роста крупнейших государств Европы в 1870-1913 гг."

Таблица "Основные количественные показатаели крупнейших держав и мировых империй (1913 г.)".

6. Немецкая пресса в европейском кризисе – стр. 8

Композиция немецких издательских линий отражает центральное место Берлина в борьбе за защиту Союза евро и сохранение в нём Греции. Ведущие немецкие газеты не только играют роль рупора тревог налогоплательщиков по поводу призрака “союза трансфертов”, на чём особенно настаивают “народные СМИ”, например, Bild, но также служат ревербераторами укоренившегося немецкого консенсуса в отношении «культуры стабильности» и уважения к правилам. Размышляют они и о задачах воплощения и продвижения европейского синтеза, начиная с фундаментальных отношений с Парижем.

Перед лицом дискуссии о новых формах старого “немецкого вопроса” многие комментаторы указывают на “пределы мощности” Германии и необходимость распутать противоречия в Европе. Частью этой стратегической цели является перспектива всё большего «разделённого суверенитета», по крайней мере, в ядре зоны евро.

7. Ядерные боеголовки и дипломатия в ближневосточном противостоянии – стр. 9

На самом деле, исход переговоров с Тегераном, по мнению множества наблюдателей, вернул в движение дипломатическую и политическую игру вокруг Дамаска, который, напомним, является одним из главных фронтов противостояния держав в регионе. Хотя и с оговорками, Эр-Рияд и Совет сотрудничества стран Персидского залива согласились с результатом венских соглашений и гарантиями Вашингтона, частью которых также является поддержка превосходства нефтяных монархий в обычных вооружениях, в основном в авиации.

Киссинджер не считает правдоподобным или возможным, что в Сирии и Ираке будет восстановлен прежний статус-кво. Это заставляет предположить, что единственным выходом является раздел сфер интересов и влияния между различными протагонистами. Торг по поводу них шёл как на поле боя, так и за дипломатическим столом.

8. Радикалы и социалисты в восхождении чартизма – стр. 10

Одним из факторов, способствующих формированию самостоятельной рабочей организации – чартистской партии – было несомненно отталкивающее действие, которое рабочее восстание конца 1839 года оказало на “попутчиков” (радикальных буржуа и мелкую буржуазию). С начала 1840 года большинство радикальных депутатов Палаты общин, поддерживавших “Хартию”, – манчестерцы, филантропы и т. д. – начали дистанцироваться от чартизма; в высшем свете “дружба” с ним уже не пользовалась успехом.

Чартистская партия заметно выросла между 1840 и 1848 годом. Газеты рабочего класса достигли массовых тиражей. Среди них была The Northern Star (“Северная звезда”), еженедельный тираж которой достигал 50.000 экземпляров. Чартистская партия имела отделения во всех крупных промышленных городах и проводила политические и культурные мероприятия. Она также организовывала кооперативы и проводила кампании против пьянства и неграмотности.

9. Из Африки в Европу – стр. 11

Каковы глубинные причины, вызывающие растущее движение мигрантов из Африки в Европу, движение, которое приводит к трагедиям вдоль Средиземноморского побережья? Вкратце: основная причина – это разложение крестьянства, вызванное глубинными силами капиталистического развития, которое к настоящему времени окончательно включило в свою орбиту и африканский континент.

Нигерийский эксперт по миграциям Адеранти Адепою подвёл итог двух фаз этого процесса. В отличие от “азиатских Тигров” страны Тропической Африки не использовали в своих интересах «демографический дивиденд зрелого молодого населения»: иными словами, мы наблюдаем в африканских городах более высокое предложение рабочей силы в сравнении с нуждами (пусть и растущими) местного экономического развития.

Карта основных маршрутов мигрантов в Африке

10. Проверка пудинга – стр. 12

Существование больших отрядов рабочих, особенно молодых, с низким уровнем заработной платы является одной из сторон империалистической политики в отношении заработной платы, которая именно в Германии была “освящена” посредством “законов Хартца”. Но с другой стороны, это сопровождается, в том числе и это очевидно в Германии, существенным увеличением заработной платы, часто связанным с производственными тенденциями. В июле 2014 года президент Бундесбанка Йенс Вайдман неожиданно выступил в поддержку повышения заработной платы на 3 %.

Это две стороны одной и той же империалистической политики в отношении заработной платы. И она заслуживает внимания. Потому что только в оппозиции европейскому империализму, каким бы ни было лицо, которое он поворачивает к пролетариату, можно работать над формированием стратегического единства рабочих.

11. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

Очередной августовский шторм. А это значит, что необходимо следить за мировым противостоянием. «Проверка пудинга состоит в том, что его съедают», – утверждал Энгельс, отвечая скептическим и агностическим течениям в Англии и отстаивая материалистический метод. Исторический материализм – это марксистская теория науки, и марксизм считает, что в классовой борьбе заключается возможность для научного познания общества. Если революционная партия способна быть научной лабораторией, то она может укорениться в среде рабочего класса, и в этом случае пролетариат сможет осознать необходимые условия для своего освобождения, поскольку капитализм будет постоянно расплачиваться кризисами за свои противоречия. В этом суть партии-науки, партии-стратегии, нашей политики.

Два сражения сегодня являются проверкой революционной стратегии. В Азии после более чем трёх десятилетий судорожного роста Китай вступает в фазу реструктуризации. Ещё не успели свести счёты с вторжением Дракона, как вдруг мир охватил страх по поводу его кризиса. До сих пор неизвестно, насколько он будет разрушительным. Это и есть новая стратегическая фаза. Стоит Пекину моргнуть, как мир уже дрожит.

В Европе Греция получает третью порцию европейской реструктуризации. Тридцать лет назад Афины, Мадрид и Лиссабон были кооптированы в ЕЭС и помещены в оболочку империалистической демократии. Сегодня, после глобального кризиса и коварной атаки на суверенные долги, ЕС посредством греческого сражения заключает их в евро и определяет свои государственные власти, комбинируя федерацию с конфедерацией. Это и есть европейский империализм. Это и есть политические силы европейского суверенитета, необходимые капиталу в Европе именно для того, чтобы противостоять Азии.

Надвигается китайский кризис, он требует реструктуризации старых империалистических держав, в том числе и России. Молодой пролетариат в Китае подвергается испытанию, он должен отвергнуть пение сирен китайского империализма, работающего локтями, чтобы проложить себе путь. И рабочий класс других стран должен бороться против собственного империализма, отвергая ослабляющую национальную ограниченность. Лишь в автономии класса возможна коммунистическая стратегия.

Приложение «Всемирная битва в электроэнергетике»

1. “Война систем”: от Эдисона к Сименсу – стр. I

Степень электрификации – это индикатор экономического развития. 1,2 млрд. из 7 млрд. человек, населяющих в настоящее время Землю, не имеют доступа к электричеству (данные World Bank, International Energy Agency).

В США, Великобритании и Германии развитие среднего научно-технического образования было вызвано потребностями электроэнергетической промышленности. Курсы электротехники сочетали в себе теорию и практику, науку и технологию. Чертой, характерной для всех основателей электротехники, было то, что все они прежде занимались физикой, и это дало необходимый научный уклон. Именно физики стояли у истоков многих курсов электротехники. С переходом от постоянного тока к переменному история электротехники стала более тесно связана с наукой.

2. General Electric Элиу Томсона – стр. II

В 1892 году Thomson-Houston Electric Company, созданная Элиу Томсоном и Эдвином Дж. Хьюстоном в 1879 году, слилась с Edison General Electric – в результате возникла компания General Electric.

С самого своего рождения Элиу был окружён промышленностью. Филадельфия была вторым промышленным центром США. С 1834 года здесь была введена система общественного, но пока ещё необязательного, образования. После начальной школы, в возрасте одиннадцати лет, Томсон сдал вступительный экзамен в Центральную среднюю школу Филадельфии. Однако ему было отказано в поступлении в связи с тем, что минимальный возраст для обучения в этом учебном заведении должен был составлять тринадцать лет. В ожидании достижения необходимого возраста Элиу учился самостоятельно.

3. Происхождение Thomson-Houston Electric Co – стр. III

В 1880 году Фредерик Черчилль, адвокат из Нью-Бритена (Коннектикут), предложил Томсону создать компанию для производства систем дугового освещения. Черчиллю удалось добиться финансирования у группы инвесторов, что обусловило рождение American Electric Company.

Новая компания терпела неудачи. Системы дугового освещения были дорогими, и только у нескольких потенциальных клиентов были деньги, чтобы купить их. Вскоре Черчилль отошёл от управления компанией. Позже его вовлекли в опасное инвестирование в недвижимость, и, обанкротившись, он совершил самоубийство. Учитывая, что немногие клиенты могли понести расходы на приобретение системы дугового освещения, American Electric Company изменила свою стратегию и сосредоточилась на продаже систем освещения коммунальным предприятиям, которые, в свою очередь, продавали электричество потребителю.

4. Наука и бизнес в Thomson-Houston – стр. IV

В период с 1883 по 1892 год Thomson-Houston превратилась в крупнейшего игрока на рынке электрической промышленности. Её продажи в ценах 2014 года возросли с 426.988 долларов до 10,3 млн. долларов. Компания начинала со штатом в 45 сотрудников, а к 1892 году их численность уже возросла до 3.492 человек (Maury Klein. The Power Makers, 2008).

Стратегия Thomson-Houston опиралась на эффективность использования центральных станций: оборудование, производящее и распределяющее электричество, продавалось электроэнергетической компании, которая, в свою очередь, продавала электричество потребителям, таким как фабрики, частные лица, универмаги, железнодорожные станции, театры. Процесс включал четыре стадии: мобилизация местного капитала для покупки центральных станций; получение льгот от муниципального совета; составление контрактов между покупателем и поставщиком оборудования; организация деятельности фирмы, производящей и распределяющей электричество.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 12, август 2015 г.

1. Исторический блок и общественная формация – стр. 1

Отказ от теории «исторического блока» Антонио Грамши был показательным этапом теоретического пути Черветто, особенно если учесть, что в начале 50-х годов он ещё искал у Грамши диалектический метод для интерпретации политики империализма.

Одно замечание конца 60-х годов по поводу концепции «исторического блока» помогает понять причину отхода от грамшианской концепции. Черветто цитирует отрывок из “Тюремных тетрадей” Грамши об историческом материализме: «базис и надстройки образуют “исторический блок”, иначе говоря, сложный, противоречивый, неоднородный комплекс надстроек есть отражение совокупности общественных производственных отношений». А затем делает замечание: «Теория “исторического блока” у Грамши заменяет научную концепцию общественной формации».

2. Европа и Соединённые Штаты в мировом порядке Генри Киссинджера – стр. 2

Особое прочтение американской «неоднозначности», а также проблем, открытых европейской политической интеграцией, можно встретить в работе Генри Киссинджера “Мировой порядок”: что характерно, Киссинджер предпочитает в своих размышлениях концептуальные аспекты, но его выводы не сильно отличаются от тех, которые делают Бжезинский и особенно Скоукрофт.

Рассматривая «будущее Европы», он пишет, что с распадом СССР мир стал «в какой-то степени многополярным», и Европа пыталась определить свою «независимую идентичность» посредством евро и политической структуры Европейского Союза. Единая валюта создала такую «степень единства, какой не было в Европе со времён Священной Римской империи»; но сохраняется открытым вопрос: добьётся ли ЕС «глобальной роли», провозглашённой конституционным договором, или окажется неспособным сохранить единство, как это произошло с империей Карла V?

3. Греция: последний акт? – стр. 3

Одна из сторон «невозможного» в греческом ребусе – это гора государственного долга размером в 313 млрд. евро, или 172 % ВВП. 80 % долга приходится на “официальных” кредиторов Афин: долг перед МВФ – 35 млрд. евро, перед ЕЦБ – 27 млрд., 53 млрд. – двусторонние долги со странами евро, 142 млрд. – перед фондом спасения государств Евросоюза. Берлин не исключает реструктуризацию долга, но не намерен обсуждать её до завершения текущей программы. В настоящее время Греция должна выплатить проценты и долги только МВФ и ЕЦБ, в то время как выплаты Европе начнутся после 2020 года.

Существует широкий консенсус по поводу того, что от греческого долга можно будет избавиться только путём сокращения или рассрочки на десятилетия. Но дисциплинирующая связь долга является одной из причин, почему европейские партнёры не хотят убирать дамоклов меч, висящий над головой Афин.

4. Двухпартийность, изменения и кризис – стр. 4

17 основных европейских сил потеряли в среднем 10 % голосов на выборах с 1960 по 2000 год. Сегодня в результате кризиса «имеет место ускорение, но процесс уже [давно] шёл полным ходом». Откат основных партий, уточняет Шастан, наблюдается с восьмидесятых годов: именно в это время появились силы, бросившие вызов их преобладанию. Изменения разворачиваются в течение десятилетий, столько же существуют и некоторые партии, которые сегодня олицетворяют нарушение равновесия: Национальный фронт во Франции, Лига Севера в Италии, “альпийские правые” в Австрии, национал-либералы Герта Вилдерса в Нидерландах.

Le Monde приводит комментарий Жана-Луи Бурланже, профессора Института политических исследований (Париж): «В пятидесятые годы реализм был национальным, а мечта европейской. Сегодня всё наоборот: из обязательств европейского реализма невозможно вырваться, а национальная мечта поддерживается популистами и является иллюзорной в глобализованном мире».

5. Британский вопрос и диалектика европейской централизации – стр. 5

Электоральная победа Дэвида Кэмерона открывает торг по пересмотру отношений Лондона с ЕС. Financial Times учитывает вес традиции: идея «чистоты британского суверенитета» выходит за рамки рядов консерваторов и имеет опору в «психологии народа», который «как учили каждого школьника [...] не подвергался завоеваниям с 1066 года». Британцы не хотят, чтобы Брюссель навязывал законы Палате общин, «матери парламентов».

Явная задача Кэмерона заключается в том, чтобы связать массовое согласие электората с целями европейской стратегии, с сохранением Великобританией места в реформированном ЕС. Гидеон Рахман отмечает в Financial Times, что евроскептики ставят ложную альтернативу между Европой и открытым морем: «На самом деле, Великобритания всегда старалась быть как европейской, так и мировой державой». Лондон всегда играл на этой неоднозначности посредством расчётливой двойственности. Сегодня уровень империалистического противостояния силой ставит перед Лондоном и континентом вопрос Киссинджера.

6. Экономические метаморфозы и их отражение в борьбе идей – стр. 6-7

В борьбе идей следует видеть отражение общественных интересов и психологию правящих классов России, основу которых «всегда приходится искать в экономике». В противном случае сложно будет понять, почему русские фритредеры 50-60-х годов XIX века были защитниками фабричной промышленности, в отличие от их предшественников первой половины столетия. Объяснить смысл произошедших перемен можно, только встав на почву исторического материализма, то есть поняв, какие именно изменения в экономическом базисе привели в движение надстройку, породив новые идеи или трансформировав старые.

Одной из сквозных тем экономических, философских и политических дискуссий – в видоизменённой форме повторяющихся и сегодня – является вопрос, о том было ли формирование российской промышленности “искусственным” или оно носило естественный характер. Начало было положено поиском решения проблемы того, следует ли рассматривать непосредственное участие правительства Петра I в этом процессе в качестве обоснования его “искусственности”.

7. Турецкий голлизм приторможен курдским голосованием – стр. 8

Исход парламентских выборов 7 июня в Турции, принесших консервативной исламистской партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана ПСР потерю абсолютного большинства голосов, вновь разжигает политический кризис на Босфоре. Этот кризис начался с массовых протестов июня 2013 года, но местные и президентские выборы 2014 года, казалось, если не закрыли его, то отчасти погасили. Впервые за тринадцать лет правления ПСР столкнулась со значительными электоральными колебаниями: её поддержка снизилась с 50 % на предыдущих парламентских выборах 2011 года до 41 %. Сейчас ПСР не имеет возможности сформировать однопартийное правительство.

Поражение «партии лампы» (электрическая лампа – символ ПСР), которая тем не менее сохраняет относительное большинство в парламенте и в стране, представляет собой значительный удар по амбициям Эрдогана превратить Турцию в президентскую республику.

8. Трудности “гигантов фармацевтики” – стр. 9

Сражение на мировом рынке привело, особенно в 90-е годы, к существенному увеличению размеров компаний и росту концентрации в фармацевтическом секторе. Большие слияния и поглощения были ответом на фрагментацию отрасли, путём к достижению адекватных масштабов для поддержания конкуренции, расширения диапазона терапевтических линеек и присутствия в различных географических районах.

По оценке Goldman Sachs-IMS конца 90-х годов, доля фармацевтического рынка, контролируемая десяткой первых групп, возросла всего за четыре года (с 1993 по 1997 г.) с чуть более чем 28 до 38 %. В 2013 году, в соответствии с EvaluatePharma, на первую десятку корпораций приходится 46 % рынка препаратов, отпускаемых по рецепту, а на первую двадцатку – 65 %. Но на протяжении нескольких лет процесс концентрации демонстрирует явный застой, по мнению некоторых аналитиков, имеет место устойчивая фрагментация в отличие от других отраслей.

9. Миф о “человеческом капитале” в образовании – стр. 10

Хороший «человеческий капитал» (естественно, “гибкий”) позволит быстро нанимать молодых людей, но сделает занятость полной только в зрелом возрасте, после «двадцати, двадцати пяти лет»: рецепт дан именно тогда, как массовая безработица и неустойчивость распространяются, в том числе среди молодых выпускников, и растёт сокращение зрелой, опытной рабочей силы, которая, однако, стоит дороже; кроме того, запущен неопределённый процесс сокращения пенсионной защиты.

Обучение, осуществляемое на рабочем месте – другой тип «инвестиций в человеческий капитал», который вызвал бы у предпринимателей «своеобразный интерес не увольнять»: предложение поступает именно в то время, когда отряды квалифицированных рабочих теряют свои рабочие места и выбрасываются на улицы с коробками в руках.

10. Ключевой текст нашей интернационалистической борьбы – стр. 11

Мы знакомим наших читателей с книгой Гуидо Ла Барберы “Новая стратегическая фаза”, перевод которой в этом месяце будет опубликован нашим издательством.

Чтобы привлечь массы буржуазная политика должна делать ставку на новизну своих посланий. При этом имеется очевидное противоречие: чем больше она пытается сохранить старое общество с его делением на классы, тем больше она должна представлять себя как нечто оригинальное, новое, современное. С той же беззастенчивостью старые идеи вековой давности подаются как новые. Мы постоянно слышим о необходимости перевооружения «исключительно в оборонительных целях» и о том, что Европа – это «неимпериалистическая империя».

Книга Гуидо Ла Барбера “Новая стратегическая фаза” показывает, как эти теории уже давно были опровергнуты Лениным, который разоблачил Карла Каутского, когда тот накануне первой мировой войны утверждал, что было возможно «мирное развитие, основанное на экономической взаимозависимости» и что «империалистическая политика была выбором, а не неизбежностью».

11. Ясное видение текущих задач – стр. 12

Во все времена необходимо осознавать условия, в которых идёт сражение. То, что отличает нынешнее положение от всех предыдущих, это не столько цикл классовой борьбы, в настоящее время переживающий депрессию, сколько европейская корреляция, частью которой является этот цикл: это требует ещё больших размышлений и ещё большей организации, чтобы не быть опрокинутыми мощными и игнорируемыми силами.

Необходимо интернациональное стратегическое видение, способное противодействовать общей политике континентального империализма, неотъемлемой частью которой является политика в отношении заработной платы. Ленинисты отдают все свои силы на этом фронте.

12. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

Киссинджер пишет, что «порядок, основанный на Западе и провозглашённый в качестве универсального, переживает переломный момент». По мнению Купчана, восхождение Азии детерминирует завершение эры доминирования Запада и открывает путь к структуре, основанной на множестве держав, ни одна из которых не является доминирующей. Новый мировой порядок становится предметом торга между старыми и новыми державами. Но буржуазные мыслители не имеют ясной и целостной картины мира, и отнюдь не потому, что они некомпетентны, а потому, что они представляют частные точки зрения крупных промышленных групп и империалистических держав.

Чем сильнее буржуазия пытается сохранить старое общество с его делением на классы, тем больше она должна представлять его как нечто оригинальное, новое, современное. С той же беззастенчивостью старые идеи вековой давности подаются как новые. В ход пущены теории, уже давно опровергнутые Лениным, который разоблачил Карла Каутского, когда тот накануне первой мировой войны утверждал, что было возможно «мирное развитие, основанное на экономической взаимозависимости», и что «империалистическая политика была выбором, а не неизбежностью». Экономическое развитие и большая экономическая взаимозависимость приводят к контрастам союзов и войнам между носителями экономических интересов, которые действуют посредством национального государства.

Марксистская наука не должна защищать интересы каких бы то ни было фракций буржуазии и способна выработать общее представление, которое связывает далёкие друг от друга конфликты и выявляет определяющую роль мирового рынка. Только понимание происходящих процессов поможет дать голос той великой силе, которая так долго хранила молчание, – мировому пролетариату. Это необходимо, чтобы разрушить капитализм и устранить причины, которые неизбежно приводят к силовому противостоянию и, следовательно, провоцируют слом существующего порядка и войну.

Приложение «Развитие капитализма в Германии»

1. Пролетаризация и урбанизация в развитии Германии – стр. I

Одним из элементов элементом городского развития в Германии было всё возрастающее значение крупных городов и параллельный упадок малых. Этот процесс порождался динамикой роста населения, а также перемещением населения из малых городов в большие, которое шло параллельно с бегством из деревни. С 1834 по 1864 год количество городов, в которых проживало менее 10.000 человек, уменьшилось с 938 до 902, в то время как число тех, где было от 10 до 50 тысяч жителей, выросло с 30 до 81. Тем временем количество крупных городов (с населением более 50 тысяч) выросло за этот период с 4 до 11.

В Пруссии количество городов среднего размера утроилось в течение тридцати лет, в то время как население городов с населением менее 10.000 жителей и сельской местности уменьшилось с 91,2% до 84% от общего числа. В Саксонии в 1834 году было только четыре города с 10.000 жителей, тридцатью же годами позже их стало 15, четыре из них имели население более 30.000 человек, а в трёх было около 20.000 жителей. Даже в Баварии, где перемены были менее очевидны, города средних размеров уступали своё место крупным.

Карта. Немецкие города с населением более 50`000 жителей (1819-1864 гг.)

2. “Итальянское путешествие” банкиров из Франкфурта – стр. II

“Итальянское путешествие” 1786 г., финансируемое банковской династией Бетман, уроженец Франкфурта Вольфганг Гёте начал с того, что пересёк перевал Бреннер и прибыл в Мальчезине, маленький городок на берегу озера Гарда, входивший в то время в состав Венецианской республики. Здесь он встретил человека, который служил во Франкфурте у итальянского купца из семьи Болоньяро, и воспользовался этим случаем, чтобы поговорить о прошлом своего родного города, о том, что город как будто бы и не изменился, и «все итальянские семьи, которые жили там, [ему – Гёте] довольно известны»: Болоньяро, Гваита, Аллезина и Брентано. Эти католические купцы из Италии переехали во Франкфурт в XVII веке, стали богатыми и вошли в городской правящий класс.

3. Семьи Мюлиус и Андре между Франкфуртом и Генуей – стр. III

В своём исследовании историк Джорджио Дориа изучает немецких инвестиционных операций за период 1869-1882 гг. и заключает: «Германский капитал в течение всего лишь нескольких лет перевернул Геную: 94 % рассматриваемых инвестиций поступили в период 1871-1873 гг., что совпало с началом вторжения германского капитала за рубеж. Таким образом, сразу же проявился значительный интерес к Генуе банковского сообщества Германии, которое в то время процветало под проницательным руководством Бисмарка». Франкфуртские купеческо-банкирские семьи Мюлиус и Андре стали первопроходцами капиталистического развития, спроецированного в сторону маршрутов Средиземного моря.

4. Отто Джоэль: от Данцига до Генуи и Милана через Франкфурт – стр. IV

Среди ведущих фигур этой новой волны немецких инвестиций в Генуе было много торговых и банковских семей из Франкфурта и Милана. Значимую роль также играл Отто Джоэль, будущий генеральный директор Banca Commerciale Italiana (Comit). Лоренцо Пароди в своём исследовании напряжённых отношений между различными фракциями итальянского капитализма перед первой мировой войной отмечает, что Отто Джоэль и Федерико Вейл прибыли в Милан, чтобы «поддержать скачок Италии в капиталистическом развитии» перед лицом «нейтралитета» ломбардских капиталистов и американских сомнений в том, могла ли «Италия освободить себя от торговых связей с Германией». Но тем не менее этот «скачок» в конечном счёте втянул Италию в бойню первой мировой войны.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 11, июль 2015 г.

1. Мировой порядок и партия-стратегия – стр. 1

«Научное открытие» 1968 года основано на восприятии стратегии Маркса, Энгельса и Ленина на “генетическом” уровне. Посредством этого открытия Черветто приходит к восстановлению концептуального скачка, аналогичного тому, который совершили Маркс и Энгельс.

В конце цикла национальных войн пятидесятых и шестидесятых годов девятнадцатого века Маркс и Энгельс пришли к выводу, что революционный кризис исходит не только из экономического кризиса, но и в войне способен найти разлом, в который может быть вбит клин революционной стратегии. Стратегия Маркса не ограничивается экономическим кризисом, но имеет в качестве неотъемлемого компонента войну, доказывает Черветто в “Трудном вопросе времени”. Использование теории баланса сил, отношений классов и государств является неотъемлемой частью концепции стратегии Маркса и Энгельса.

2. Постапартеидные миграции – стр. 2

Рабочие, вовлечённые в долгую южноафриканскую забастовку, вызванную реструктуризацией горной промышленности, главным образом были иммигрантами из сельской местности. В этой отрасли широко используется ручной труд, пережитки которого во многом сохранились в секторах, механизированных лишь частично, например, в добыче платины и золота.

Процесс миграции в Южной Африке не претерпевал сильных изменений на протяжении истории: даже конец системы апартеида, рухнувшей двадцать лет назад из-за своей дисфункциональности в современном индустриальном обществе, не привёл к серьёзным изменениям, особенно в положении рабочих горнодобывающей сферы.

3. Стали империалистического развития – стр. 3

В новых державах использование нержавеющей стали происходит раньше по сравнению с историческим путём, пройденным метрополиями. Неравномерный рост секторов, использующих различные виды стали, особенности спроса на конкретные виды стали в этих секторах и противостояние между крупными промышленными группами приводят к невозможности унифицикации мирового потребления стали. Однако новые державы, безусловно, движутся по канве старых.

В 2005 г. в предисловии к книге Моро гендиректор Arcelor Гай Долле писал: «то, что происходит сегодня в Китае, сравнимо с европейским “славным тридцатилетием”, последовавшим за второй мировой войной. […] Разница в численности жителей – их вшестеро больше – и в факторе времени – его использовано в два раза меньше». Аналогия с ролью ЕОУС (Европейского объединения угля и стали) в послевоенном цикле будет уместна, если мы примем во внимание различия в темпах и международных последствиях китайского роста.

График. Потребление стали во Франции.

4. Судоходный картель Европы пробуждает антимонопольные власти Дракона – стр. 4

В прошлом году было объявлено о создании тремя крупнейшими европейскими судоходными компаниями (Maersk, MSC и CMA CGM) картеля P3. Это событие не только открывало новый сезон подвижек в мировых судоходных альянсах, но и заставило шевелиться антимонопольные власти различных государств. В конце концов, несмотря на одобрение соглашения американскими и европейскими антимонопольными властями, министерство коммерции КНР наложило вето на передвижение судов картеля, продемонстрировав этим беспрецедентное использование китайского антимонопольного законодательства в конкурентных манёврах между транснациональными корпорациями, что заставило европейских грузоперевозчиков отказаться от их первоначальных планов.

Отказ от P3 не изменил суть текущего процесса, а именно мирового сражения в контейнерных перевозках в текущей фазе восстановления роста внешней торговли.

Таблицы

5. Ansaldo Energia–Shanghai Electric – стр. 5

Приобретение 40 % акций Ansaldo Energia (АЕN) со стороны Shanghai Electric Corp (SEC) включает в себя договор о создании научно-исследовательского центра в Китае, а также двух совместных предприятий: первое будет производить газовые турбины (доля AEN – 60 %), а второе займётся сборкой, обслуживанием и ремонтом машин (доля SEC – 60 %).

Согласно докладам McCoy Power, GE занимает 49 % мирового рынка газовых турбин (в стоимостном выражении), Siemens – 23 %, Mitsubishi – 17 %, на остальные компании приходится 11 %. AEN претендует на 9 %. Согласно докладу ЕС, в 2010 г. Китай импортировал 39 газовых турбин. При выходе на китайский рынок нынешний вес AEN должен гарантировать ей ожидаемое число заказов, но их придётся разделить с шанхайским партнёром. Многое зависит от будущих тенденций в использовании метана азиатским гигантом.

Китайские группы

6. Социальные метаморфозы политического центра империи – стр. 6-7

По данным переписи населения Петербурга, проведённой 15 декабря 1910 г., в городе проживало 74.812 потомственных дворян обоего пола. Они составляли чуть более 3 % от общего числа жителей города. Несомненно, к этому времени дворянство под воздействием развития капитализма прошло процесс естественного разложения: у одних представителей этого сословия от былого величия остался лишь родовой герб, другим удалось его выгодно продать, и тем самым нажить первоначальный капитал, третьи же составляли военно-политическую элиту российского государства. Но как бы не развивалась судьба той или иной дворянской семьи, жизненным вопросом класса в целом оставался вопрос о собственности.

С 1877 по 1905 год доля дворян в частном землевладении России сократилась на 18 %, что наглядно отражает процесс развития капитализма, который изменял российское государство и его правящий класс. Но, несмотря на это, накануне первой русской революции дворянам всё ещё принадлежало 61,9 % земель, находившихся в частной собственности. Именно это было материальной основой власти «мастодонтов и ихтиозавров» помещичьего землевладения, наживавших свои капиталы на экспорте зерна в Европу. Это была наиболее реакционная сила Российской империи, удерживавшая ведущее положение в государстве, для которой «сохранение крепостнического хозяйства, дворянских привилегий и самодержавно-дворянского режима» было вопросом «жизни и смерти».

Таблица. Сословное распределение учащихся

Таблицы

7. Автомобильный популизм Адольфа Гитлера и Фердинанда Порше – стр. 8

Автомобильный популизм Гитлера имел две цели: борьбу с последствиями экономического кризиса 1929-1933 гг. и повышение массовой поддержки режима национал-социалистов путём создания нового рынка товаров длительного пользования. Намерением Гитлера было при помощи государственного вмешательства повторить в Германии то, что удалось сделать вполне самостоятельно частной промышленности в США, – создать огромный рынок автомобилей и бытовых электроприборов.

Человек у власти предоставлял Порше возможность реализовать его идею “народного автомобиля”. Встреча с Гитлером связала будущее австрийского инженера с судьбой Третьего Рейха.

Реклама Volkswagen (1938) и Ford (1923-1924)

8. Природная среда и массовое потребление в национал-социалистической модели – стр. 9

Гитлеровские шоссе играли “кейнсианскую” роль, накачивая внутренний спрос, служивший ответом на кризис 1929-1933 гг. Они стали основой инфраструктурной сети, развитие которой шло в ногу с модернизацией, связанной с империалистической зрелостью капитализма. Но эти шоссе выполняли также и пропагандистскую функцию, как на внутренней, так и на международной арене. Нацистская Германия должна была выглядеть современной и инновационной в глазах, как немца, так и иностранного наблюдателя.

Нацистский режим не мог основываться только на жёстких политических репрессиях в отношении оппозиции, ему также было необходимо сформировать консенсус: в этом принимала участие также идеология, сопровождавшая создание рабочих мест и экспансию общества потребления.

9. Попытки создания европейской сети между двумя мировыми войнами – стр. 10

Процесс электрического объединения – по крайней мере в рамках Западной Европы – вскоре получил новое пространство для жизни.

Что было невозможно в 1930-е годы, когда европейская буржуазия окопалась в границах своих национальных государств, стало необходимостью после того как чудовищные социальные последствия и изменившееся в результате второй мировой войны соотношение сил, вынудили те же самые национальные отряды буржуазии вернуться к процессу интеграции, которая на этом этапе стала прежде всего экономической. К концу 1940-х – началу 1950-х соединение сетей и координация национальных электрических систем, следовательно, стали ключом к началу процесса построения европейского империализма.

10. Томас Эдисон и Джон Пирпонт Морган в “электрической войне” – стр. 11

Без помощи Уолл-Стрит Эдисон не смог бы создать свою лабораторию в Менло-Парке (Калифорния) и построить электростанцию на Перл-Стрит. Однако интересы Эдисона, изобретателя-предпринимателя, не всегда соответствовали интересам финансистов, что приводило к постоянному напряжению в отношениях между Эдисоном и Уолл-Стрит. В то время как Эдисон нуждался в средствах, чтобы приобрести новое оборудование для проведения экспериментов, банкиры стремились эксплуатировать существующие патенты и деловые возможности и вводили ограничение расходов.

Смысл жизни изобретателя состоит в создании новых изобретений, его цель – проектирование и реализация задуманного. С точки зрения финансиста, разница между строительством электростанций или, например, производством обуви отсутствует, поскольку и то и другое приносит прибыль. Эдисон рассматривал деньги как средство, Уолл-Стрит видела в них цель.

11. Город и деревня в развитии Германии – стр. 12

Французский историк Пьер Бенарт раскрывает радикальное изменение демографической карты Германии в течение всего лишь сорока лет. Между 1812 и 1852 годом городское население Бадена увеличилось на 42%, а сельское лишь на 35%. В долине Среднего Рейна рост составил 56% и 39% соответственно. В Вюртемберге, испытавшем в середине века серьёзный демографический кризис, городское население в период с 1846 по 1858 год выросло на 12%, а сельское – на 8%. В Саксонии по меньшей мере три пятых всего роста населения с 1852 по 1864 год пришлось на города, в то время как рост численности сельского населения происходил за счёт разрастания сельских предместий крупных городов – Дрездена, Хемница, Лейпцига и Цвиккау, не способных вместить всех желающих.

Очевидно, что решающим моментом для роста городов было переселение людей из сельской местности. Исследования демографической истории ряда городов подтверждают, что перевес рождаемости над смертностью был вторичным фактором этого процесса.

Карта. Плотность населения в Германии в 1820-1830-е г.г.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 10, июнь 2015 г.

1. Партия-стратегия и теория международных отношений – стр. 1

Стратегия заключается в «теории международных отношений» и её конечном итоге – «сломе мирового порядка», происходящем из-за неспособности и невозможности империализма стабильно поддерживать равновесие между державами.

Основой анализа стало восстановление выводов и метода “Империализма” Ленина. Закон неравномерного экономического и политического развития является, в том числе, политическим законом империализма. Любое соглашение является частичным, всякий договор ограничен во времени, динамика противостояния ведёт к «слому мирового порядка». Очень трудно достичь соглашений о разделе, которые «долго действовали бы в одном регионе»; невозможны соглашения, которые предлагают «установить правила для всех регионов».

2. Взгляд Генри Киссинджера на мировой порядок – стр. 2

Киссинджер пишет, что «поистине глобальный мировой порядок никогда не существовал»; нынешняя система международных отношений вытекает из концепций, которые в конце Тридцатилетней войны привели к Вестфальскому миру 1648 года. Три десятилетия конфликта положили конец европейскому религиозному единству и закрепили существование множества государств, определив условия, близкие к современному миру, где налицо «множество политических единиц, ни одна из которых не обладает достаточной силой, чтобы победить все остальные».

Киссинджер задумывается о «модернизированной версии Вестфальской системы», расширенной до глобального уровня крупных регионов, которые стали конкурентами в результате глобализации. Он надеется, но, кажется, не уверен, что происходит трансформация, а не слом старого порядка, что требуется новый тип отношений между великими державами. Это показательная формула, она отчеканена в восхождении Пекина. На данный момент неизвестной величиной, которая делает неустойчивым существующий порядок, является Китай.

3. И Пекин участвует в войне валют и капиталов – стр. 3

По данным швейцарского банка UBS, основной целью китайского монетарного смягчения является сокращение затрат на обслуживание долга. В заявлении Центрального банка высказывается недовольство тем, что «увеличивающийся масштаб задолженности вынуждает Китай использовать большое количество ресурсов для выплаты и погашения долга».

Сектор частных сбережений в Китае продолжает накапливать 30% располагаемого дохода, именно это изобилие сделало возможным относительно спокойное сдувание пузыря на рынке жилья. Соотношение суммарной капитализации двух бирж Шанхая и Шэньчжэня и ВВП пока ещё ниже соответствующего соотношения в США. Но если учесть Гонконг, то соотношение будет равным. Однако Гонконг – это только один из экспортных рынков китайского капитала. По мнению известного экономиста Deutsche Bank Питера Гарбера, посредством АБИИ и Шелкового пути, Китай найдёт выход для массивных избыточных мощностей своей строительной отрасли и промышленности стройматериалов.

4. Стратегическая ставка второго правительства Кэмерона – стр. 4

Опровергнув прогнозы, Консервативная партия Дэвида Кэмерона получила абсолютное большинство мест в Вестминстерском дворце. При анализе европейского политического цикла мы наблюдали электоральные колебания, производимые кризисом в разных странах, в рамках мучительного процесса приспособления надстройки к европейскому становлению, изучая в каждом конкретном случае возможность того, что правила несоответствия могут вылиться в кризис.

В этих рамках выборы в Великобритании стали испытанием для политической модели и партийной системы, которые оказались потрясены вторжением Партии независимости Соединённого Королевства Найджела Фаража и Шотландской национальной партии Никола Старджена.

Карта. Выборы-2015 в Великобритании

5. Столкновение интересов вокруг Шелкового Пути – стр. 5

В апреле Россия вошла в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданный Китаем для поддержания Шелкового Пути – двух коридоров (сухопутного и морского) в сторону Европы.

В июле 2014 года Москва была одним из основателей Банка развития БРИКС – группы крупнейших восходящих держав, в которой Россия в этом году председательствует. Одновременно она председательствует и в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которую также входят Китай и страны Центральной Азии, ранее находившиеся в составе СССР. Ожидается, что в июле этого года в Уфе пройдёт совместное заседание двух организаций, которое должно санкционировать вхождение в ШОС Индии и Пакистана.

6. Революционный инстинкт «красного пояса» Петербурга – стр. 6-7

Несмотря на то, что «смертность в Петербурге намного превышала рождаемость», колоссальный приток вчерашних крестьян делал Нарвскую и Невскую заставы самыми густонаселёнными районами города. Только за последнее десятилетие XIX века их население увеличилось соответственно на 37,1 и 57,8%. Для сравнения: в населённом “высшими слоями общества” Адмиралтейском районе за тот же период прирост населения составил лишь 2,7%.

Несмотря на огромную скученность населения за Нарвской заставой не было ни водопровода, ни канализации, что делало рабочий район очагом эпидемий брюшного тифа (пик пришёлся на 1905 год) и дизентерии. В 1908 г. вспыхнула эпидемия холеры: в больницы поступило почти 140 тыс. человек. Заметим, что в 1905 г. в столице имелось 155 больниц и лечебных заведений с 7299 койко-местами (примерно одно на 180 жителей). Но в пролетарских районах «десятки тысяч людей […] обслуживались всего тремя больницами, самая крупная из них – Путиловская – располагала 80 койками».

Таблица. Уровень смертности в 1906 г. в районах Санкт-Петербурга

7. Новая фаза большевистского укоренения – стр. 8

Нынешние требования интернационалистского сражения отличаются от тех, что были в эпоху “Тезисов 1957 года”, по причине изменившегося фона соотношения сил, бесспорны и субъективные изменения. С тех пор партия-наука обрела решающий опыт и способна предоставить новым поколениям пролетариата обширный теоретический арсенал и подробные оперативные указания.

Безмерен революционный потенциал, который может вырваться наружу в результате неконтролируемых и хаотических процессов, происходящих в восходящих державах. Непредсказуемы политические формы, в которых он может заявить о себе: «В том числе и поэтому большевистское укоренение в европейском империализме является одной из основ интернационалистской стратегии мирового класса пролетариата».

8. Ядерный сговор на Большом Ближнем Востоке – стр. 9

Появление “Аль-Каиды” и её филиалов, начиная с ИГИЛ, утверждение на лидирующих позициях Ирана и Братьев-мусульман, угрожавших взять власть в Египте и других странах, поставили монархию перед необходимостью иметь дело с двумя формами гражданской войны на Ближнем Востоке: между «исламскими режимами, являвшимися членами Вестфальской системы государств» и исламистами, считающими её незаконной; и межконфессиональной войной между шиитами и суннитами, в которой Тегеран и Эр-Рияд выступают в качестве лидеров противоборствующих сторон.

По мере того как Иран продолжит восходить в качестве «возможной доминирующей силы», Эр-Рияду как минимум потребуется «укреплять свои позиции для сохранения равновесия». Он не может ограничиться получением «словесных гарантий безопасности» из Вашингтона. Поэтому, скорее всего, монархия, «так или иначе, стремится стать ядерной державой [...], купив боеголовки у ядерной державы, предпочтительно исламской, например, у Пакистана»; или «в качестве страховки финансируя его развитие в другой стране».

9. Новые сценарии для фармацевтики – стр. 10

Совокупная мировая стоимость сделок по слиянию и поглощению компаний (M&A) в 2014 году достигла 3,6 трлн. долларов, увеличившись на 26 % по сравнению с предыдущим годом; более высокий результат был лишь в 2007 и 2006 гг. Мы уже показывали, что уверенное восстановление этих операций выражает интенсивный процесс реструктуризации, который затрагивает все сектора экономики. На данный момент наибольшая доля приходится на сектор медицинских услуг: он даёт более 11 % от общего объёма сделок М&А, что составляет 412,5 млрд. долларов. На пятки наступают сектора недвижимости и телекоммуникаций.

Кажется, интенсивность волны слияний и поглощений не ослабевает и в 2015 году. В первом квартале наблюдался рост на 23 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, объём составил почти 900 млрд. долларов. Сектор медицинских услуг по-прежнему лидирует: на него приходится 14 %, то есть 127 млрд. долларов. Это в два раза больше, чем в первом квартале 2014 года.

Топ 20 компаний по товарообороту медпрепаратов

10. Непрерывный процесс – стр. 11

«Несмотря на экономический и финансовый кризис, глобальные миграции продолжают расти», хотя и медленнее, если сравнить три прошлых кризисных года с предыдущим десятилетием (но Африка утроила темпы миграций). Тем самым, через отражение миграционного движения – своего рода верхушку айсберга мировой экономики – мы получаем ещё одно подтверждение всё более несбалансированной динамики в годы кризиса. Тем не менее на заднем плане мы видим непрерывное перемещение из сельской местности в города в развивающихся странах, и движение рабочей силы в центры капиталовложений как в развивающихся, так и развитых странах.

Начинает проявляться происходящее в течение многих лет изменение важной характеристики миграций. В странах ОЭСР, то есть в развитых странах, произошло значительное увеличение числа иммигрантов с высшим образованием. В 2011 году их было 27 миллионов человек, за десять лет увеличение составило 70%. Так называемая «избирательная природа миграции» становится всё более очевидной.

11. Полвека нарушения равновесия – стр. 12

Рабочая аристократия во многом пересекается с синдикализированной частью нашего класса, и, если имеется общая черта с «бесконечностью оттенков» европейского синдикализма, то нет сомнений, что она заключается в игнорировании подавляющего большинства наёмных работников.

Ленинисты предлагают двойное сражение. С одной стороны, бороться с социал-империализмом, выражением узкого меньшинства нашего класса, организованного в профсоюзы, энергично выступая против европеистских идеологий, которые всё больше сопровождают и будут сопровождать процесс политической централизации Старого континента. С другой стороны, имеется огромное пространство для пропагандистской работы и капиллярной организации на интернационалистских позициях низших слоёв нашего класса.

12. Суть момента – стр. 12

Киссинджер задумывается о «модернизированной версии Вестфальской системы». Он надеется, но, кажется, не уверен, что происходит трансформация, а не слом старого порядка, что требуется новый тип отношений между великими державами. Это показательная формула, она отчеканена в восхождении Пекина. На данный момент неизвестной величиной, которая делает неустойчивым существующий порядок, является Китай.

Москва, открываясь Пекину, вероятно, желает блеснуть возможностью «ослабления своих альянсов» на Западе, чтобы заставить Китай пойти на переговоры: уравновешивающее действие на Востоке, проявляющееся на почве договоров о трубопроводах, прорисовывается в качестве константы в гораздо более общем балансе сил.

Из Европы поступает достаточно сигналов о том, что послание получено: многочисленны предложения не «изолировать» Россию, чтобы не толкнуть её в объятия к китайскому дракону. Но это не отказ от стремления оказывать давление.

Закон неравномерного экономического и политического развития является законом империализма, и именно этот закон делал невозможной «мировую Ялту» – мировое соглашение о разделе мира – и преходящим всякий империалистический союз. Любое соглашение является частичным, всякий договор ограничен во времени, динамика противостояния ведёт к «слому мирового порядка». Очень трудно достичь соглашений о разделе, которые «долго действовали бы в одном регионе»; невозможны соглашения, которые предлагают «установить правила для всех регионов».

Рассеивать идеологический туман, которым прикрыта борьба ведущих империалистических держав за передел мира, – таков императив марксизма на теоретическом фронте. Ясное стратегическое видение является необходимым, но не достаточным условием освобождения человечества от империалистического насилия. Формирование автономной организации по большевистскому образцу – такова главная задача момента. Для её решения требуются люди, которые хотят быть протагонистами нашей эпохи, которые способны поднять взгляд над материальной и моральной нищетой нашего времени. Коммунизм или варварство – такова альтернатива.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 9, май 2015 г.

1. Испытательный полигон партии-стратегии – стр. 1

17 января 1991 года американская интервенция в Ирак положила начало заключительному этапу войны в Персидском заливе. Наряду с концом ялтинского порядка – воссоединением Германии и распадом СССР – это был последний акт драматического разрыва в международном порядке, эпилог послевоенного порядка, наступивший спустя полвека.

Смена эпох в шестнадцатом веке используется в качестве критерия для новой эры, отмеченной восхождением Азии, представляющим собой сочетание кризисов, последствия которого сравнимые с мировой войной. Это было время разброда и шатания светских идеологий – либеральной и реформистской – и возвращения инициативы к религии. И только марксизм позволял смотреть в будущее.

2. Генри Киссинджер: Иран подошёл к ядерному порогу – стр. 2

В книге “Мировой порядокˮ Генри Киссинджер посвятил часть главы об Иране «распространению ядерного оружия» на Ближнем Востоке; в регионе, на его взгляд, ожидается потенциально «эпохальное» изменение баланса сил. Хотя оно и скрыто за терминами научно-технического потенциала, – пишет он, – «проблема является ключевой для международного порядка», сталкивающегося с перспективой «гонки ядерных вооружений в самом нестабильном регионе мира».

Ключевой вопрос помещается на стратегическую почву и имеет концептуальный аспект, что характерно для мышления Генри Киссинджера. Тегеран во внешней политике имеет двойственный план: на традицию своего рода «вестфальского» государства с европейским оттиском в 1978 году наложилась риторика шиитского «джихада» и фундаменталистского импульса, отвергающая существующий международный порядок: «Иран должен решить, быть ли ему страной или делом».

3. “Вековой застой” и цепочка кредитных пузырей – стр. 3

Ожидаемые темпы роста мировой экономики (3,5%) в 2015 году остаются на том же уровне, что и в 2013 и 2014 (3,4%), но американское (3,1%), английское (2,7%) и испанское (2,5%) ускорения, сохранение Германией прежней динамики (1,6%) и выход из рецессии самых медленных отрядов развитых стран – Италии и Японии – вдохновляют на более уверенные ожидания.

Застарелый застой или бесконечный цикл пузырей, демографический спад и снижение производительности. Капитализм ежедневно демонстрирует, что является тюрьмой для производительных сил. Его верховные учреждения скорбят о разрушительных последствий демографической зимы, но они не в состоянии открыть двери потокам молодых людей, которых развитие капитализма и войны толкают в сторону метрополий. Интернационализм является не идеалом, но необходимостью для нашего вида.

4. Французская трёхпартийность и английский вечный шах – стр. 4

Явная победа правой СНД-СДН, завоевавшей две трети департаментов (67), рассматривается в свете личных амбиций Николя Саркози, сфокусированного на гонке за Елисейский дворец. Бывший директор парижского Института политических исследований (CEVIPOF) Паскаль Перрино отмечает в Le Figaro: «В Пятой республике победы на национальном уровне подпитываются предшествующими им местными победами». Так было и с Франсуа Олландом, который за 11 лет на посту первого секретаря ФСП завоевал глубинку, что способствовало его президентской победе.

Стабильность двухпартийной системы Великобритании сегодня потрясена кризисом и его политическими последствиями: справа ПНСК отбирает голоса у тори и толкает их к антиевропейским тонам, слева Шотландская национальная партия (ШНП) набирает очки за счёт лейбористов и оказывает давление на потоки государственных расходов.

5. Fast Track: быстрая полоса для президента США – стр. 5

20 января в речи о состоянии дел в стране президент США Барак Обама обратился к обеим партиям с просьбой предоставить ему Trade Promotion Authority (TPA). Он просит Конгресс делегировать Белом дому большие полномочия для завершения транстихоокеанских (TPP) и трансатлантических (TTIP) переговоров.

Валюта и торговля взаимосвязаны. Воздействуя на обменный курс, та или иная страна может благоприятствовать экспорту: это механизм пресловутых конкурентных девальваций. В США в течение многих лет обсуждается возможность реализации мер против стран-“манипуляторов”: на прицеле находятся, прежде всего, Япония и Китай. В нынешней дискуссии по поводу соглашений о свободной торговле этот вопрос помещает линию баррикад внутри самих партий. Двухпартийное большинство хотело бы включить в Fast Track или в переговоры по поводу TPP меры против “валютных манипуляций”.

6. Азиатские переменные в алгебре российских газопроводов – стр. 6

В ноябре прошлого года на саммите АТЭС в Пекине Владимир Путин и Си Цзиньпин приняли участие в подписании грандиозного соглашения между “Газпромом” и China National Petroleum Corporation (CNPC). Соглашение предусматривает поставку китайскому колоссу 30 млрд. кубометров газа в год. Природный газ, добываемый в месторождениях Западной Сибири, будет направлен в Синьцзянь посредством трубопровода “Алтай”. Это соглашение добавляется к другому, подписанному в мае 2014 года, касающемуся поставки 38 млн. кубометров в год на китайский рынок по восточному газопроводу “Сила Сибири”.

Что касается “Турецкого потока”, то в настоящее время это лишь Меморандум о взаимопонимании. Трубопровод должен быть проложен по старому пути “Южного потока”, но с выходом в турецкой Фракии на границе с Грецией. Путин предложил последней принять участие в проекте на континентальном участке. Анкара в любом случае не хочет, чтобы новый газопровод накладывался на коридор TANAP-TAP, разработанный совместно с Азербайджаном. Турция продолжает стремиться к роли хаба для Юго-Восточной Европы.

Таблицы

Карты трубопроводов

7. Йеменский раздор между Тегераном и Эр-Риядом – стр. 7

С военной интервенцией в Йемен Эр-Рияд, возглавляющий коалицию из девяти арабских суннитских стран, решил взять на себя инициативу «во имя своих в том числе региональных интересов» и намеревается «выжечь траву под ногами Ирана» – везде, где это будет возможно.

Вряд ли Эр-Рияд желает длительного участия в йеменском конфликте, военная оккупация которого стала бы «катастрофической с финансовой и гуманитарной точек зрения». В свою очередь, Иран хотел бы решения, которое укрепило бы позиции Хути, завоевав пространство для политического влияния во внутреннем дворе Эр-Рияда. Но нельзя исключать, что некоторые иранские течения стремятся затянуть Саудовскую монархию в болото, «в конфликт, из которого невозможно выйти победителем». Тегеран с расходами «меньшими в плане времени и денег, чем усилия Эр-Рияда в Сирии, повышает ставку».

Карта

8. Европейская реструктуризация производства бытовой техники – стр. 8

В конце двадцатилетнего цикла, итогом которого стало проникновение крупной бытовой техники практически в каждое домохозяйство на континенте, в 80-е годы последовала фаза реструктуризации и концентрации. Согласно оценкам Николса, количество компаний, работающих в Европе сократилось с 350 в 1982 г. до 15 в 1998 г. В этот же период начинается охота за новыми рынками.

Отдельные исследователи ОЭСР отмечают, что промышленность бытовых приборов является «зрелой, глобальной, изготавливающей относительно сходные и простые в производстве товары», поэтому затраты и усилия на НИОКР сосредоточены в двух областях: стандартизация и унификация внутренних компонентов и совершенствование процесса производства, направленное на то, чтобы сделать его более чувствительным к требованиям логистики и сезонному спросу.

Группы и их слияние

Таблица

9. От Бисмарка до Бевериджа – стр. 9

Резкое увеличение расходов на здравоохранение, начавшееся в первые годы после второй мировой войны, прежде всего, является частью колоссального роста потребления в целом, продуктом тридцатилетия чрезвычайного послевоенного экономического развития. Это был период международного распространения массового потребления. В семи наиболее развитых странах (G7) личное потребление в постоянных ценах 1975 года росло с 1952 по 1979 г. среднегодовыми темпами 4,5%.

Некоторые пороки современной SSN – доведённый до крайности бюрократизм, гипертрофия административного аппарата, преступный политический клиентелизм с его подрядами и т. д. – имеют давние корни; рост паразитизма является отличительным признаком империалистического созревания метрополий. Это балласт, снижающий конкурентоспособность метрополий, но сопротивляющийся попыткам сокращения, которые навязываются международным противостоянием. Между тем чеки за медицинские услуги затыкают бреши в недостатках системы здравоохранения и подкармливают – отчасти – устойчивый империалистический паразитизм.

10. Английская партия: рождение чартизма – стр. 10

В 1833 году был сформирован Великий национальный союз профессий во главе с Робертом Оуэном. Это было первой попыткой создания общенационального профсоюза, который вскоре был вынужден прекратить свою деятельность из-за преследований полиции. Его программа, помимо прочего, включала требование введения восьмичасового рабочего дня. В 1836 году возникла Лондонская ассоциация рабочих – первое ядро чартизма. Борцы этих первых рабочих организаций объединяли в себе сильный классовый инстинкт с высокой степенью политической путаницы.

Тем не менее это было первое проявление пролетарской борьбы «класса против класса» имело ошеломляющее влияние на британскую и европейскую буржуазию. Пролетариат выходил на историческую сцену, и призрак коммунизма начинал бродить по Европе.

11. Маршруты смерти – стр. 11

Оценивается, что дорожные риски “нелегального” мигранта независимо от транзита (неважно передвигается ли он морем – Средиземным или Тиморским – или же наземным способом – через Балканы или пустыни Нью-Мексико) могут составлять 2-4%, то есть из 100 человек, отправившихся в путь, от 2 до 4 не доберутся до пункта назначения.

Для Средиземноморья имеются более подробные оценки Центра миграционных исследований и народонаселения при Центре перспективных исследований имени Роберта Шумана. Прежде всего в них имеется конкретное обличение, повторяющееся и в других сценариях: по мере того, как вводятся новые меры пограничного контроля, мигранты начинают искать альтернативные маршруты, которые, однако, «более долгие и более рискованные». Имеется и статистика: вероятность смерти при попытках достичь ЕС морским путём, которая была близка к нулю в 1998-2000 гг., выросла почти линейно до 4% к 2007 году, а затем до 2013 г. колебалась от 2 до 4%. Различия между разными маршрутами незначительны. Общей же чертой остаётся то, что «нелегальные потоки, часто смешанные, включающие беженцев и [экономических]

12. Коммунизм – единственное решение – стр. 12

Приобретение Indesit со стороны Whirpool летом прошлого года стало операцией, которую с энтузиазмом встретило ещё складывавшееся тогда правительство Италии. Теперь это приведёт к увольнению 1.350 человек – на 400 больше, чем предусматривалось в первоначальном плане реструктуризации итальянской группы.

Ограниченность присущая синдикализму, основанная на сильном переговорном рычаге узкой группы работников, становится губительной, сталкиваясь с европейской империалистической политикой в отношении заработной платы. Среди “структурных реформ”, требуемых от французского правительства главными международными институтами – Европейской комиссией и французскими хозяевами предприятий, на первом месте находится реформа рынка труда.

13. Суть момента – стр. 12

Кто сядет в автобус, зная, что три или четыре пассажира не доедут живыми до конечной остановки? Кто взойдёт на борт одного из больших паромов, зная, что пятьдесят или сотня его пассажиров в итоге утонут? Тем не менее, это происходит в песках Сахары и при пересечении Средиземного моря, где от двух до четырёх процентов мигрантов расстаются с жизнью. Это история смелости, движущей мужчинами и женщинами, но также и история объективной непреодолимой силы, приводящей в движение сотни тысяч людей. Побережье от Марокко до Египта населяют 170 миллионов жителей, а Африка к югу от Сахары, от Атлантики до Сомали, включая Нигерию, насчитывает более полумиллиарда жителей. Это очень молодой регион, две пятых жителей которого являются детьми или подростками, ежегодные темпы капиталистического развития там составляют 5-6%, и именно они переполняют безграничные мегаполисы, а также разжигают убийственные конфликты, от которых бегут миллионы человек.

С другой стороны Европа, другие пятьсот миллионов человек. Но Старому континенту грозит демографическая зима, сжимающая новые поколения рабочей силы. Лицемерие сердитых ксенофобских выпадов, как и во многом поддельная риторика сострадания, содержатся в данном нарушении равновесия, являющемся беспрецедентным в современной истории: пятьсот миллионов европейцев, оцепеневших и постаревших перед лицом пятисот миллионов африканцев, молодых и пришедших в движение. Европа не может обойтись без иммигрантской рабочей силы, но боится, что она опрокинет её; замалчивается главное: Средиземное море и Сахара выступают в роли фильтра и истинного регулятора потоков.

Доминирующая идеология претендует на то, что у неё есть средства на любой случай, и что для всякого дефекта капитализма найдётся заплатка в виде какой-то реформы. Маркс же учил, что развитие производительных сил вступает в противоречие с капиталистическими производственными отношениями. В данном случае производительные силы – это миллионы людей, ежегодно превращающихся в рабочую силу. Капитал умеет поставить их себе на службу в молодых развивающихся капитализмах только посредством свирепой эксплуатации, а в метрополиях империализма – только после отбора смертоносной миграцией, у которой имеется правило: одна из двадцати пяти человеческих жизней должна быть перемолота в этой ужасной мясорубке. Мы не намерены мириться с этим обществом цивилизованного варварства. Сегодня следует бороться за единство и защиту интересов нашего класса – единство без различия национальности, расы или религии. Коммунизм является единственным решением.

ПРИЛОЖЕНИЕ «РОССИЙСКИЕ ХРОНИКИ»

1. Тропы торговли и войны – стр. I

По данным таможенной статистики, в 2014 году внешнеторговый оборот России снизился по сравнению с 2013-м на 7,0%, мировая же торговля выросла на 2,4%. Крупнейшим торговым партнёром России остался Евросоюз, на долю которого приходилось 48,2% товарооборота, что на 1,4% меньше, чем в 2013 году. За ним следуют страны АТЭС – 27,0% (рост на 2,2%). На СНГ же приходилось 12,2% российского товарооборота (снижение на 1,2%), на ЕврАзЭС – 7,1% (минус 0,1%), на Таможенный союз – 6,7% (минус 0,2%). Уже эти сухие цифры указывают на динамику международных отношений Москвы с основными участниками сеанса одновременной игры на мировой шахматной доске.

«Нет необходимости овладевать страной, чтобы торговать с ней или помещать в ней свои капиталы», – подчёркивал Д. Гобсон в своём “Империализме”. Современный Китай как нельзя лучше подтверждает этот тезис. Ещё в 2012 г., по данным китайской статистики, крупнейшим торговым партнёром Астаны, входящей в Таможенный союз с Москвой и Минском стал Пекин.

2. Пролетарский взгляд на прорубание окна в Европу – стр. II-III

Под напором западного торгового капитала и влиянием интересов развивающегося дедовскими методами отечественного купечества передовые представители российского феодального правящего класса начали осознавать, что для того, чтобы поймать в паруса ветер господствовавшего в то время меркантилизма, им необходимо установить максимально тесные связи с географическим, экономическим и политическим центром той эпохи – Западной Европой. Требовалось завоевать выход к Балтике, идти на выучку и торговать с Европой. В этом историческом контексте и был заложен первый камень Петербурга.

Условия труда первых рабочих Петербурга были ужасающи. «На пороховых заводах зимой мастеровые начинали рабочий день с того, что выметали из производственных помещений снег, нанесённый туда за ночь». Летом продолжительность рабочего дня строителей достигала 15 часов. Например, на строительстве Александро-Невского монастыря в 1724-1728 гг. «выходили на работу в три – начале четвёртого часа утра и работали до 21 часа с двумя перерывами: на завтрак (с 9 до 10 час.) и на обед (с 13 до 15 час.)». Монастырские власти строго следили за этим, за полчаса до начала рабочего дня звонил колокол, опаздывавших штрафовали. В Адмиралтействе рабочий день составлял около 13 1/2 часов в светлую половину года и до 11 1/2 в тёмные месяцы. В субботние дни рабочий день был несколько короче.

3. Реакционная защита капитализма – стр. IV

«Ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований, нельзя верить ни в одном слове, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя – [...] партийная наука в современном обществе [...]. В общем и целом профессора-экономисты не что иное, как учёные приказчики класса капиталистов». Это замечание Владимира Ильича Ленина как нельзя лучше подходит для того, чтобы акцентировать внимание на том, что для марксистов позиции авторов вышедшего в этом году на русском языке сборника статей И. Валлерстайна, Р. Коллинза, М. Манна, Г. Дерлугьяна, К. Калхуна “Есть ли будущее у капитализма?” – которые как раз и берутся рассуждать об «общей теории политической экономии» – не могут представлять научного интереса и в связи с этим не являются важными, будучи разновидностями буржуазной идеологии, причём далеко не самыми оригинальными.

У многих же ещё не определившихся, но симпатизирующих социализму, людей рассуждения упомянутых ранее теоретиков могут вызывать интерес, поскольку сами авторы сборника декларируют стремление к преодолению капитализма. У нас нет сомнений, что эти декларации – ложь.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 8, апрель 2015 г.

1. “Что делать?” в новой стратегической фазе – стр. 1

В аналитических материалах, собранных во время работы над книгой “Классовая борьба и революционная партия”, история европейского рабочего движения рассматривалась с целью реконструкции истоков большевистской партии, а “Что делать?” и история партии Ленина, в свою очередь, прослеживались для того, чтобы сделать обобщения, необходимые для укоренения в Европе революционной организации.

Теоретические и политические сражения шестидесятых годов были базовым эпизодом «беспрецедентной задачи» укоренения в зрелой империалистической метрополии группы, построенной по большевистскому образцу. То, что мы сегодня представляем в качестве партийной организации, не только в общем смысле этого слова, но и во многих, на первый взгляд, вторичных аспектах является прямым наследием тех сражений, которые велись полвека назад.

2. Пекин удивляет Вашингтон и отделяет Лондон и ЕС от США – стр. 2

Марксистский анализ международной политики должен рассматривать серию отдельных столкновений, через которые разворачивается империалистическое противостояние, чтобы не зачахнуть в бесплодной проповеди принципов.

Европа демонстрирует желание освободиться от потуг на общий трансатлантический фронт, имеет два последствия. С одной стороны, как уже было сказано, отчасти это смещает раскол от столкновения в Азии на трансатлантические отношения, разводя США и Европу и создавая рычаг для равноправных отношений. С другой стороны, это предвещает возможность сдвига единства, в которое был бы включён Китай, и в котором Европа вырвала бы долю автономии. Если ЕС склоняется к согласию на новую сферу отношений с Пекином в рамках АБИИ, как подсказывает совместное действие Берлина, Парижа и Рима, то это предвещает переговоры, в которых Европа разойдётся с США и претензией на простую кооптацию Китая в старый порядок.

3. Особенный год – стр. 3

Эта статья наших итальянских товарищей является концентрированным выражением их выводов о текущей ситуации и задач пролетарского интернационализма в современной Европе.

2015 год будет иметь для нас особое значение: в декабре нашей газете исполнится пятьдесят лет. В феврале мы вспоминали о том, что прошло двадцать лет после смерти Арриго Черветто, который вместе с Лоренцо Пароди был основателем Lotta Comunista. По этому случаю вышел второй том нашей истории, который отчасти является и историей политической борьбы Черветто.

Редакционная преемственность, которая переживает полвека, отнюдь не обычная вещь в революционном движении. Эта газета могла бы остаться на шести изначальных страницах, возможно, её читали бы немногие, и комментировал круг близких к ней людей, как, к сожалению, не раз случалось в истории рабочего движения. Но она выросла и распространяется сотнями человек – в большинстве своём молодых – в широких массах, имеет большое количество сторонников.

4. Политические цифры Драги делают ставку на полномочия разделённого суверенитета – стр. 4

Европейский экономический цикл демонстрирует признаки прояснения. По мнению Марио Драги, происходит «умеренное восстановление роста», которое имеет три основных источника: снижающиеся цены на нефть; монетарную политику, осуществляемую с середины прошлого года ЕЦБ для предотвращения распространения дефляционной угрозы; первые положительные результаты структурных реформ, осуществляемых в некоторых странах в последние годы, особенно на рынках труда.

Европейский валютный союз, – говорит Драги, – опробовал две системы экономического управления: систему правил, выдвигаемых Еврокомиссией и предписываемых исполнительным властям государств; и систему учреждений с «исполнительными полномочиями», таких как ЕЦБ (для монетарной политики), единый контрольный механизм SSM (для финансовой), Комиссия по вопросам конкурентной политики. Драги подводит краткий итог: бюджетные правила неоднократно нарушались, а вот европейские учреждения с исполнительными полномочиями работали хорошо.

5. Французская светскость и немецкие государственные церкви – стр. 5

Со спадом эмоциональной волны, вызванной терактами в Париже, начавшиеся во Франции дебаты об исламе дают представление об идеологии французского “примата политики”. Размышления во Франции сосредоточены на том, как интерпретировать светскость, одержимую навязчивой идеей буржуазного культурного сражения Третьей республики и сегодня поставленную перед лицом изменений.

В то время как континент потрясён кризисами на своих границах и заражён ядовитыми семенами реакционного терроризма, религия также поставлена в строй в процессе определения европеистских идеологий. Не удивляет и то, что проходят тест, в том числе и конкретные варианты “французской” и “немецкой” идеологий: миф светскости и практика государственной религии.

6. Научное видение – необходимый фундамент автономного классового действия – стр. 6

В условиях кризиса в связи с падением рынка по всей стране буржуазия сокращает рабочих. Достаточно посмотреть на ситуацию в автопроме, где в феврале в Калуге Volvo остановила производство грузовиков, в Петербурге GM закрывает завод, а Nissan приостанавливает работу на две недели. В этой ситуации экономическая борьба пролетариата неизбежно приобретает в основном оборонительный характер, хотя в некоторых секторах имеет место и выдвижение требований по улучшению условий труда и заработной платы.

Зачастую пролетариату приходится отступать, терять завоёванные ранее позиции, но даже в самой сложной обстановке нельзя ограничиваться сизифовым трудом борьбы за копейку, надо бороться за укрепление влияния ленинистской организации в среде нашего класса.

7. Российские военные доктрины для сражений нового раздела – стр. 7

Доктрина 2014 года, по сути, является развитием предыдущей и учитывает тот факт, что теперь поле боя нового раздела ещё дальше продвинулось в сторону Москвы, и в него включена такая решающая территория, как Украина, которую Россия не желает уступать. Этот кризис также рассматривается в Москве в качестве теста для военной реформы, начатой в последнее десятилетие.

Проблемы, поставленные украинским кризисом, являются составной частью военной доктрины 2014 года. Некоторые общие предположения подтвердились, но в свете последних событий они приобретают иную окраску. Применение ядерного оружия пока ещё рассматривается как гипотеза. С одной стороны, оно остаётся политическим оружием для защиты роли мировой державы, на которую Москва всегда претендовала, но с другой, это же самое политическое оружие сегодня имеет вес в отношении региональных кризисов, подобных украинскому, в котором рейнская ось села за стол переговоров, намекая на наличие у неё парижской ядерной дубинки.

8. Промышленная подводная война – стр. 8

Мы уже неоднократно отмечали, что “мирная” Европа играет важную роль на мировом рынке вооружений. Исторически сложилось так, что европейская военная промышленность достигла абсолютного господства в одном из самых перспективных и динамично развивающихся секторов многополярного перевооружения – строительстве подводных лодок.

Современные дизель-электрические подводные лодки оснащаются воздухонезависимым двигателем, различные варианты реализации которого разработаны европейскими производителями; наличие такого двигателя даёт судну возможность существенно дольше находиться под водой без необходимости показываться на поверхности. Эта необходимость существенно повышает риск обнаружения, но всё же является необходимой для пополнения запасов кислорода, потребляемого дизельными двигателями, которые, в свою очередь, заряжают батареи электрических двигателей, обеспечивающих бесшумное перемещение.

Таблицы

9. Фронты в сражении “мегарегиональных” соглашений – стр. 9

В последние два десятилетия тенденция к либерализации торговли была отчасти фрустрирована отсутствием результатов в рамках Всемирной торговой организации (ВТО). Провал Дохийского раунда переговоров сделал очевидными трудности многосторонних отношений. Все крупные державы тем временем пытались обойти это препятствие, продолжая двигаться по пути двусторонних и региональных соглашений о свободной торговле.

Конкретное содержание различных переговоров ещё определено не полностью. Переговоры продолжаются и, следовательно, остаются непрозрачными. Их часто сравнивают с игрой в покер, в которой не могут быть открыты все карты. Различные соглашения, которые неопределённо называются договорами о свободной торговли, на самом деле различаются как степенью открытости, так и широтой охвата субъектов. Препятствия, которые следует преодолеть в ТТИП, как уже упоминалось, состоят не столько в тарифах, которые всё ещё кажутся основными барьерами для торговли в ТТП и ВРЭП.

Схема

10. Конгресс реструктуризации – стр. 10

Китайский марш замедляется. В ходе двух ежегодных сессий ВСНП (Всекитайского собрания народных представителей) и НПКСК (Народного политического консультативного совета Китая), лидеры Пекина затронули новые струны. Премьер Ли Кэцян, представляя Собранию ежегодный рабочий доклад, заявил, что «в прошлом году мы столкнулись с большими трудностями и проблемами, чем ожидалось». Замедление темпов экономического роста и «появление на свет глубоких проблем» заставляют правительство сделать следующий прогноз: «Трудности, с которыми мы столкнёмся в этом году, будут ещё более грозными, чем в прошлом».

Империалистическое созревание вынуждает Пекин к международной проекции. Замедление цикла заложит свинец в его крылья или станет толчком к движению вовне? Между тем он стремится получить гарантии в расширении цепочек внутренних поставок.

11. Латентные слабости саудовской державы – стр. 11

Монархия в течение 80 лет управляет «племенами», сохраняющими традиции бедуинов и «до остервенения преданными короне», и «городскими концентрациями, становящимися всё более сходными с западными мегаполисами». «Восходящий средний класс» существует «в контексте взаимных обязательств полуфеодальной природы».

Эр-Рияд использует панисламистский идеологический миф, пытаясь осуществить гомогенизацию на основе своей суннитской конфессиональной матрицы. Однако, в свою очередь, он не может помешать ни вызванным тем самым волнениям, ни манипуляции этим мифом другими державами. Его недостаточный государственный масштаб и присущая ему хрупкость навязывают ему необходимость поиска внешних гарантов своей безопасности и не позволяют играть роль региональной державы-объединителя. Наоборот, международная политика Эр-Рияда направлена на предотвращение достижения этого результата другими державами.

12. Шелковый путь к Балтийской жемчужине – стр. 12

Если не понимаешь ускорение межимпериалистической борьбы в связи с появлением континентальных сил, то не понимаешь причину, которая заставляет старые европейские державы пытаться объединиться любой ценой. Если не понимаешь причины этого европейского процесса, то не понимаешь и недооцениваешь мощность мотора, который движет европейской реструктуризацией и соответствующей политикой правительств отдельных стран. И тем самым ослабление профсоюзов, вызванное необратимыми объективными явлениями, увеличивает урон, наносимый им, когда они пытаются преодолеть ситуацию с завязанными глазами.

Интернационалистскому меньшинству полезно понимать динамику нового стратегического этапа империализма. Необходимо нести это знание в ряды рабочего класса, сделав понимание источником силы, даже в профсоюзной борьбе: такова неизбежная задача.

13. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 12

“Шелковый путь” – так назывались древние караванные маршруты и торговые пути на Восток. Сегодня это имя Китай выбрал для двух направлений экспансии: морского – вдоль побережья до средиземноморья и Европы, а также сухопутного – через Центральную Азию. Речь идёт о капиталах для азиатских железных дорог, трубопроводов, портов, автомагистралей и электростанций, сетевой инфраструктуры и инвестиций в промышленность и финансы. Пекин начинает реструктуризацию своей экономики, осуществляет внешнюю проекцию, запускает в повторный оборот огромные резервы, накопленные на протяжении многих лет, с тех пор как Китай стал фабрикой мира.

Так что же? Казалось бы, ничего, но ведь “Шелковый путь” уже давно перешагнул порог нашего дома: он в Балтийской жемчужине; на Китай приходится 13,9% товарооборота Санкт-Петербурга, он крупнейший торговый партнёр города, если не рассматривать ЕС в целом; накопленные инвестиции Поднебесной в городе на Неве по состоянию на 1 января 2014 года составили 695 млн. долларов. Но это не всё. Китай становится судьёй в отношениях США и Европы: англичане, немцы, французы и итальянцы уже решили войти в капитал Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), посредством которого Пекин поддерживает свою инициативу. За ними последовали Россия, Австралия и Южная Корея, колеблется даже Япония.

Начинаются смутные времена. Дело в том, что Китай стал силой среди других сил империализма, таких как США, Европа, Россия, Япония и Бразилия. Это ещё более усиливает давление в пользу реструктуризации российского промышленного аппарата, без этого Москве не угнаться за конкурентами из Азии. Буржуазия обсуждает, как ей противостоять новому гиганту или же искать альянса с ним. Вновь говорят об авианосцах, сферах влияния, российской армии и ВПК. Скоро будут мобилизованы барабанщики идеологий: от либеральных болтунов до ксенофобов-националистов, сдувающих пыль с великодержавных мифов и идеологий панславянского единства. Рабочие не должны позволить им увлечь себя. Единственный путь к спасению заключается в единстве мирового пролетариата. Это будет эпохальное сражение для коммунистического интернационализма.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 7, март 2015 г.

1. Ленинизм – это милитантство теории – стр. 1

Ленинизм – это милитантство теории, неустанная, последовательная и упорная попытка перевести теорию в практику борьбы. Оказываясь не в состоянии сделать это, вы не просто допускаете интеллектуальную ошибку, а погибаете. В безжалостной борьбе отбора политических видов марксизм смог выжить только потому, что ленинизм сделал из теории орудие выживания и эволюции. Это не борьба аргументов, а жизненно важных интересов. Только потому, что я животное этого вида, мне удалось извлечь из работ Ленина предвидения социальной и политической борьбы будущего, чего другие не смогли сделать.

Банкротство революционного движения в Италии было связано с отсутствием нашего “Развития капитализма в Италии”. Работать для решения этой задачи – значит строить ленинизм в Италии. Партия, отталкиваясь от действительного движения, должна стать партией-наукой.

2. Три кризиса для европейских властей – стр. 2

Три кризиса – украинский, кризис южного побережья Средиземного моря и проблема греческого долга – являются испытанием политических властей ЕС, как во внешней политике, так и во внутренней (в плане устойчивости Экономического союза).

В федеративном валютном союзе происходит противостояние не отдельных изолированных национальных правительств, а исполнительных властей, объединённых конфедеративной чертой Совета Европы и еврогруппы. Диалектика между федеральными и конфедеративными властями в рамках «разделённого суверенитета» с его неизвестными, с одной стороны, является реальным аспектом функционирования современного институционального устройства, можно сказать, его фактической Конституцией; с другой – используется евроскептиками и течениями, которые, наоборот, оказывают давление в пользу федеративного подхода к договорам.

3. Минские соглашения благоприятствуют Москве – стр. 3

С начала кризиса, разгоревшегося год назад в процессе свержения президента Виктора Януковича, в серии политических и военных сражений Москва подтвердила свой стратегический интерес: провести линию в новом разделе с целью помешать тому, чтобы жизненно важная для её державных масштабов область сдвигалась в сторону Запада. Именно это для России является смыслом борьбы и соглашений.

Есть много вопросов относительно реализуемости соглашения. Среди них: самопровозглашённые республики, которые не отказались от идеи расширения своего контроля над Донбассом до Мариуполя; элиты Киева, «которые используют войну как повод, чтобы не проводить реформы, которые идут против законно установленных интересов»; политические силы и военизированные формирования Западной Украины, которые хотели бы заменить слабое и неэффективное, по их мнению, центральное правительство.

Карты

4. Греция в ловушке долгового цикла – стр. 4

В странах с наиболее хрупким экономическим и государственным скелетом современные проблемы структурных реформ, а также финансовой и социальной устойчивости, создают сложные политические дилеммы. Одним из примеров является случай Греции.

Греция должна получить одобрение этих учреждений для проведения реформ, которые она запустит; она обязуется не отменять действующих и не предпринимать односторонних мер, которые могут поставить под угрозу результаты бюджетных или структурных реформ; приложит усилия к «полному и своевременному» выполнению обязательств перед всеми кредиторами и «обеспечению необходимого уровня первичного актива и доходов». Единственные уступки: обещание гибкости в отношении начального сальдо 2015 года и лексическая маскировка ненавистной Тройки и её программы.

5. Резкое пробуждение в Афинах – стр. 5

СИРИЗА победила 25 января с явным преимуществом, началось новое греческое сражение. СИРИЗА – это коалиция из 17 партий и движений, результат многочисленных расколов двух греческих компартий, иностранной KKE (находившаяся в послушании у СССР) и внутренней KKE (еврокоммунисты), выходцем из которой является Алексис Ципрас. Она победила на выборах, используя кампанию против Тройки (МВФ, ЕЦБ, Европейской комиссии).

Афины прижаты спиной к стене и уже не говорят о преодолении бремени задолженности. Они переименовали Тройку, назвав её «учреждением», и мнимонио, окрестив его «соглашением-мостом», – если не Иван, то Иванушка, как говорит греческая пословица в её русской интерпретации, – и завершают ожидание колотумбы – сальто назад, – прося продлить программу, в то время как пламя национальной бравады гаснет в антинемецких манифестациях.

Выборы 2015-2012

6. Насилие и кризис национальных государств на Ближнем Востоке в новой стратегической фазе – стр. 6-7

Цепочка междоусобиц и гражданских войн, игнорирующих государственные границы, ставшие произвольными, поджигает Ближний Восток; искры террористического насилия раздувают пожар до такой степени, что его языки обжигают империалистические метрополии, которые всегда были участниками событий в регионе. Говорят, что эта область становится землёй «несостоявшихся государств» и что страны «Большого Ближнего Востока» – полосы, идущей от Северной Африки до Афганистана, – в настоящее время являются «глобальными Балканами». Требуется размышление о марксистской теории политики и насилия, которое также распространяется на революционную стратегию, поскольку она более полутора веков рассматривала вопросы классов и государств на протяжении всей временной оси капиталистического развития.

Мы исключили тогда и продолжаем исключать сегодня возможность того, что кризис так называемых «несостоявшихся государств» может вновь открыть перспективу поддержки национально-демократических требований со стороны пролетарской стратегии.

7. ФНПР как зеркало российского пролетариата – стр. 8

7-8 февраля под девизом “Бороться и побеждать” состоялся IX съезд Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), в которой, по её собственным данным, состоит более 20 миллионов человек. Эта организация, которая по идее должна бы представлять собой рабочую коалицию, то есть иметь, по словам Карла Маркса, «двойную цель: прекратить конкуренцию между рабочими, чтобы они были в состоянии общими силами конкурировать с капиталистом», по сути, играет роль проводника влияния правящей фракции российской буржуазии в среде рабочего класса.

Только придя в движение рабочий класс сможет вырвать руль управления профсоюзами у нынешнего оппортунистического руководства, пока же ФНПР является зеркалом, отражающим низкий уровень сознания современного российского пролетариата.

Таблица. Забастовки

График. Забастовки России 1990-2013 гг.

8. Реформистский Кантон хватается за забастовки – стр. 9

Из авторитетных источников мы узнаём, что пролетариат Гуандуна возглавляет китайское забастовочное движение. Гуандун – одна из наиболее промышленно развитых провинций Китая. И в самом деле, по данным официальной статистики, при 8% населения на неё приходится 12% промышленного капитала и 16% рабочих.

Уже в 2010 году забастовки на Foxconn и Honda заставили Министерство социального обеспечения и Всекитайскую федерацию профсоюзов (ВФП), официальный профсоюз, оказывать давление с той целью, чтобы местные профсоюзы улучшили переговоры в рамках «трудовых споров», сдерживая недовольство рабочих и ограничивая «массовые инциденты» – эвфемизм, за которым скрываются рабочие демонстрации. Без эффективного посредничества ВФП экономическая борьба рабочего класса неизбежно нашла бы своё выражение в стихийных забастовках, не контролируемых профсоюзами.

9. Ливийское угасание – стр. 10

По мнению многих иностранных наблюдателей, в ливийском сценарии, как и в случае Сирии, проглядывает «опосредованная война» между суннитскими арабскими державами, которые поддерживают и используют галактику фракций, находящихся в состоянии противостояния, в том числе и тех, что имеют матрицу политического исламизма и его террористических осколков. Их присутствие в гражданской войне предоставляет алиби и предлоги для вмешательства с целью изменения политического и военного равновесия, как это произошло в случае с Египтом.

За ливийским столом немало обжор: ливийская нефтяная рента, несмотря на продолжающееся снижение цен на углеводороды, всё ещё разжигает аппетит.

Карта

10. Политическая независимость от любого влияния – стр. 11

Последний прорыв “Azione Comunista” пришёлся на период 1963-1964 годов, речь шла о Китае. Разрыв между Москвой и Пекином имел большие последствия для международной системы государств, но также отразился на внутриполитических театрах. Фактически, а иногда и по причине прямого вмешательства, Китай становился магнитом для протестных настроений, интерес к нему вошёл в моду у интеллектуальных течений.

Теория партии, по Ленину, не рождается готовой, как чисто интеллектуальный продукт, как проект, который следует идеалистически применить к действительному движению. “Партия Ленина” в теории и в её практической силе была результатом длинного ряда политических сражений и битв. Именно в рамках этого конкретного процесса стали возможными изучение “Империализма” и анализ международных проблем, позволившие «партии-стратегии» провести решающее сражение Октября 1917 года.

11. Европейский пролетариат и реструктуризация – стр. 12

По мнению генерального директора Международной организации труда Гая Райдера, кризис занятости «далеко не закончился». В 2019 году число безработных в мире составит 212 млн. человек, что на десять миллионов больше по сравнению с текущим уровнем. Наиболее сложной ситуация, – говорит Райдер, – остаётся к югу от Сахары, в Южной Азии и Европе.

Реструктуризация старого континента продолжается, несмотря на прогнозы и связанную с ними полемику по поводу темпов роста. В хронику она попадает только в тот момент, когда затрагивает самые крупные или самые известные группы. Несколько примеров: французская Arc International, номер один в мире по производству посуды, закрыла 577 рабочих мест (с учётом 200 увольнений). Air France-KLM объявила о плане уволить в 2015 году 800 человек по собственному желанию после того, как неофициальные сведения “Le Figaro” посеяли панику о потере 5.000 рабочих мест в ближайшем будущем.

12. Суть момента – стр. 12

12 февраля Контактная группа по Украине, собравшаяся в белорусской столице, достигла соглашения о прекращении огня в войне, которая уже унесла по крайней мере 5.500 жизней.

В серии политических и военных сражений Москва подтвердила свой стратегический интерес: провести линию в новом разделе с целью помешать тому, чтобы жизненно важная для её державных масштабов область сдвигалась в сторону Запада. Именно это для России является смыслом борьбы и соглашений.

Первым шагом стало застолбление Крыма, приобретение, которое, пожалуй, сейчас никто не ставит под сомнение. Донбасс всегда рассматривался иначе. Москва не претендует на “завоевание” куска Украины, но подталкивает её к федерации, в рамках которой области Юго-Востока могли бы быть использованы Москвой для обусловливания Киева.

Минское соглашение – это политический акт нового раздела. Итог является двойственным, но он явно в пользу ЕС. Новый раздел не завершён, но его граница, кажется, сместилась на восток – Киев и Западная Украина стали новой «серой зоной», новые потрясения почти неизбежны.

Цепочка междоусобиц и гражданских войн, игнорирующих государственные границы, ставшие произвольными, поджигает Ближний Восток; искры террористического насилия раздувают пожар до такой степени, что его языки обжигают империалистические метрополии, которые всегда были участниками событий в регионе. Говорят, что эта область становится землёй «несостоявшихся государств» и что страны «Большого Ближнего Востока» в настоящее время являются «глобальными Балканами».

В будущем все противоречия на Ближнем Востоке не только сохранятся, но они станут ещё менее разрешимыми в новых условиях противостояния между континентальными державами, характеризующегося непредсказуемыми колебаниями баланса сил, вызванными вступлением в игру азиатских гигантов. Регион по-прежнему будет порождать и экспортировать насилие.

Коммунистический интернационализм становится практически необходимым как никогда.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 6, февраль 2015 г.

1. Поколения партии-стратегии – стр. 1

В теории и практике борьбы партии все этапы и различные сражения объединены понятием партии-стратегии. Таков вывод, сделанный в 1964 году в книге “Классовая борьба и революционная партия” и впоследствии подтверждённый в процессе генетической реконструкции революционной стратегии сражений Маркса, Энгельса и Ленина, проведённой для партийных школ на рубеже конца шестидесятых – начала семидесятых годов.

Если партия заключается в стратегии, это означает, что она представляет собой ядро, которое характеризуется теоретической и политической однородностью вне зависимости от политических обстоятельств и организационной формы. В некоторые периоды, – будет размышлять Черветто на партийных школах семидесятых годов, – партия-стратегия окажется ограничена только Марксом и Энгельсом, и это крайне малочисленное ядро будет хранилищем политической автономии революционного меньшинства.

2. Бундесбанк в меньшинстве в составе федеральной власти ЕЦБ – стр. 2

Почти двадцать лет назад анализ процесса европейской интеграции с приближением валютного объединения как раз и ставил беспрецедентный вопрос политических сил европейского империализма. Опереться на теорию означало тогда найти в марксистской теории государства и в теории империализма ссылки и научные обобщения, которые позволили бы окантовать «многообразие надстроек», складывающееся в Европе, то есть «европейских властей», в которых могла бы найти своё представительство политическая воля крупных капиталистических групп Старого света.

Правительство и парламент хотя и расходятся с линией Бундесбанка, но по крайней мере прикрывают федеральную монетарную власть ЕЦБ с фланга. Очевидно, однако, что даже для Ангелы Меркель бастион Бундесбанка является дополнительной гарантией, якорем, на котором держится синтез немецкой позиции, а также связь Германии с Европой.

3. “Количественное смягчение” ЕЦБ – стр. 3

Еврозона получила своё количественное смягчение. Европейский центральный банк купит на рынке государственные и частные ценные бумаги на сумму 1,14 трлн. евро, предоставив дополнительную ликвидность большую, чем ВВП Испании.

С начала кризиса до конца 2014 года ЕЦБ снизил до нуля свою процентную ставку и приступил к осуществлению нетрадиционных программ пополнения ликвидности на сумму около 2,1 трлн. евро, что эквивалентно ВВП Франции. Большая часть этого потока осела в банковской системе, столкнувшейся со сложной реструктуризацией, накладывающейся на кризис государственных долгов на европейской периферии. ЕЦБ использовал различные формы поставки денег в экономику, пытаясь обойти спорную проблему количественного смягчения (QE), но приводной ремень кредитования был скован и фрагментирован.

4. Европейские неизвестные величины в Лондоне и Афинах – стр. 4

Правительственный альянс двух основных британских партий не является частью национальной традиции, потому что мажоритарная избирательная система гарантировала в прошлом чередование твёрдого правящего большинства одной из двух основных партий. Но англо-саксонский прагматизм не исключает такого альянса априори. “Financial Times” признаёт, что «будет нелегко» и что возникнут вопросы о том, кто возглавит исполнительную власть, но «это будет вынужденная, а не возникшая на основе произвольного выбора проблема».

Обусловленность остаётся основополагающим принципом в отсутствии сложившихся учреждений. Афины, где европейские обязательства проявляются непосредственно под угрозой банкротства, оказываются сегодня в континентальных рамках усилившейся интеграции. Альтернатива для греческого правительства состоит в следующем: либо глубокий политический дисбаланс, ведущий к катастрофическому кризису, либо прагматичное сближение – в греческих формах – с повесткой дня, установленной Драги и осуществляемой Еврокомиссией.

5. ВТО брошен вызов противостоянием в Азии – стр. 5

Общий интерес крупнейших держав сегодня заключается в обеспечении условий либеристского цикла. В то же время непрестанное объективное воздействие неравномерного экономического и политического развития подпитывает взлёт и падение держав. Изменяется баланс сил в борьбе за раздел мирового рынка. Отражая эту двойную динамику империализма, ВТО играет роль круглого стола для определения глобальной торговой системы, являясь, тем самым, одним из полей сражения империалистического противостояния.

ВТО представляет собой тот аспект мирового империализма, который выражает его интерес к единству, но в то же время империализм подвержен перманентной конкуренции. Общий интерес делает возможным Балийское соглашение, но конкуренция между державами тут же приводит к тому, что оно начинает пробуксовывать.

6. Реакционный терроризм, империалистический европеизм и коммунистический интернационализм – стр. 6-7

«Реакционный терроризм» является определённой научной оценкой, указывающей на последствия краха отдельных процессов национального объединения, на неспособность отдельных национальностей иметь критическую массу для создания независимого государства и, наконец, на игру других региональных и ведущих империалистических держав, основанную на интриге, скрытой в этих нерешённых противоречиях.

Именно материалистическая теория позволяет определить «принцип классовой борьбы», который и является основой интернационализма. Сегодня ясно, что объединение всех пролетариев – без различия рас, национальностей или религий – не является неопределённым идеальным устремлением. Это практическая задача, решение которой позволит противостоять всем влияниям и всем идеологиям, идёт ли речь об империалистическом европеизме, реакционном терроризме или мифах возвращения к национальным корням. Коммунистический интернационализм – таков путь, таково решение.

7. Централизм и плюрализм во внешней политике Си – стр. 8

В китайских дипломатических и академических кругах, пожалуй, становится всё более распространённым альтернативный тезис, базирующийся на «более волюнтаристской» концепции: «Фэнь фа ю вэй» или «мобилизоваться на достижение конкретных результатов». Эта линия якобы сочетается с «естественной харизмой» Си, по сравнению с более бюрократическими и холодными чертами Ху Цзиньтао, а также с возможностью «утвердить его собственную власть» в партии-государстве и аппарате Пекина. Централизация полномочий Си является не возвратом к маоистскому «культу личности», из которого он мог взять часть риторики, но потребностью, которую разделяет руководство Китая в целом.

Отказ от сдержанности отражает двойственный аспект: империалистическое созревание Китая и необходимость приспособления его инструментов для империалистической конкуренции.

8. Трудный вопрос времени диверсификации – стр. 9

В современной российской политике имеется одна закономерность: каждый кризис, особенно если он сопровождается падением цен на нефть, подогревает дебаты по поводу необходимости диверсификации и модернизации отечественного промышленного аппарата, которые переходят в спящий или, в лучшем случае, вялотекущий режим с того момента, как государственную казну начинает переполнять сверхприбыль от продажи углеводородов.

В Кремле, безусловно, думают о модернизации и диверсификации, в том числе, с оглядкой на то, что новая стратегическая фаза обостряет всемирное противостояние и концентрирует время, но ограниченность инструментов и ресурсов связывают по рукам комитет по делам российской буржуазии.

Пролетариат не должен выбирать между буржуазными лебедем, раком и щукой, спорящих о том, в какую сторону тащить воз, нагруженный им самим. Не стоит верить и крокодиловым слезам новых Артамоновых, чья надежда на новые рынки входит в противоречие с интересами китайских, европейских и американских конкурентов.

9. Индустриализация здравоохранения – стр. 10

В наиболее промышленно развитых странах замедление темпов экономического роста требовало адаптации темпов роста социальных выплат (как и расходов на здравоохранение), уровень которых уже начал рассматриваться как переваливающий за рамки, установленные потребностями международной конкуренции. С окончанием золотой эры соцобеспечения начался этап сдерживания, который обострился после долгового кризиса 2007 года. Мы в течение десятилетий следили за борьбой вокруг уровня паразитизма и государственных расходов как одной из главных проблем противостояния между метрополиями империализма. Неизбежно, что в неё были втянуты все политические течения, от консервативных до социал-демократических.

Характерной чертой послевоенных десятилетий было создание огромного рынка товаров и услуг для здоровья. Вернее, произошло полное драматизма удовлетворение потребностей потенциального рынка, который начал наполняться благодаря интенсивному процессу индустриализации в секторе здравоохранения.

Расходы на здравоохранение

10. Производство и логистика в кризисе Electrolux – стр. 11

В 2007-2012 гг. годовое производство крупной электрической бытовой техники (холодильников, стиральных и посудомоечных машин) в Италии упало с 24 до 13 миллионов единиц, а число сотрудников этой отрасли – с 54 до 32 тысяч. Похоже, альтернативы нет: либо рабочие принимают империалистическую политику по отношению к заработной плате, либо фабрики будут и дальше перемещаться в Польшу и Турцию.

В таких условиях фирмы все больше обращаются к решениям, которые включают стимулы для покупателя. Одно из них – это продажа высокоприбыльных, встроенных бытовых электроприборов, которые продаются вместе с кухонной мебелью (такое производство Whirpool намеревается увеличить в окрестностях Варесе). Второе – домашняя автоматизация, сочетание IT с бытовыми электроприборами.

Таблицы

11. Калимера и калиспера – стр. 12

Один миллиард человек живёт менее чем на 1,25 доллара в день, а каждый девятый голодает. Если в 2010 году совокупному “богатству” 50% беднейших жителей планеты соответствовало богатство, сосредоточенное в руках 385 самых обеспеченных людей мира, то в 2014 году эта цифра снизилась до восьмидесяти: восемьдесят “скруджей” являются обладателями того, что на другом полюсе распределено на 3,5 миллиарда человек.

Использованное таким образом понятие “богатство” смешивает доход, имущество и действительное владение капиталом. Это более или менее умышленная путаница, которая в любом случае функциональна для капиталистической идеологии. Коммунизм поднимает вопрос о собственности на средства производства. Капитализм имеет тенденцию безостановочно развивать и концентрировать их, а частная собственность на средства производства означает, что они становятся монополией меньшинства.

12. Суть момента – стр. 12

Калимера и калиспера, в переводе с греческого: доброе утро и добрый вечер. “Бригада калимера” – так была названа миссия группы итальянских леваков в Афинах, отправившейся на поиски глотка свежего воздуха или других веселящих веществ в электоральной победе Алексиса Циприса и его СИРИЗЫ. Но, как нам кажется, уже пора сказать: «Калиспера». СИРИЗА выбрала в качестве партнёра в правительстве популистскую правую партию “Независимые греки”, которая в европейском парламенте входит в одну группу с тори Дэвида Кэмерона и польской ПиС Ярослава Качиньского, а также другими незначительными образованиями, колеблющимися между евроскептицизмом и ксенофобией. Главой министерства обороны станет вспыльчивый националист Панос Камменос, враждебный по отношению к иммигрантам и подозреваемый в антисемитизме. Зададим вопрос нашим левым: вы всё ещё уверены, что с Греции надо брать пример?

Новое греческое сражение только началось, и пока мало, что можно сказать: неизвестно будет ли найден прагматичный компромисс с европейскими державами, или проблема войдёт в штопор финансовой катастрофы. Но бесспорна одна вещь: в рамках европейской реструктуризации борьба против империалистической политики в отношении заработной платы должна пройти через защиту интересов нашего класса и его организацию. Это должна быть общеевропейская борьба, нельзя ей позволить увязнуть в местечковых и национальных иллюзиях. Как не может она полагаться и на парламентский кретинизм, игру на поле соперника.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 5, январь 2015 г.

1. Быстрое восхождение Китая в доктрине Си – стр. 1-2

Пекин утверждает, что двойной «шёлковый путь» имеет только экономическое содержание и предлагает в качестве гарантии доктрину Си относительно «новой модели отношений между великими державами». Китайская империалистическая проекция также претендует на свою доброкачественность, она хотела бы быть лишь наростом на старом порядке. Но беспрецедентен план экспансии, настолько явный в своих направляющих линиях, поддерживаемый специально созданными для его реализации фондами и структурами китайского масштаба; и он очень быстро переходит в политическую плоскость.

По мнению министра иностранных дел Ван И, 2014 год был «исключительно урожайным» для китайской дипломатии. По сравнению с «медленным подъёмом» Японии в восьмидесятые годы темпы Пекина поражают. И это не может не вызывать противодействия. Именно, шатается старый порядок.

2. Историческая закономерность немецкого вопроса – стр. 2

Энгельс писал, что война 1859 года сделала явными цели внешней политики Второй империи. Следующим соперником Луи Бонапарта должна была стать Пруссия, а ставкой «левый берег Рейна». В Рейнской области, по правде сказать, даже если не хотели этого, рассматривали присоединение к Франции почти как «рок», без излишних страхов.

Предприниматели рейнского левобережья, – вспоминает Энгельс, – «спрашивали меня, между прочим, как отразится на их предприятиях переход к французскому таможенному тарифу». В этом имеется основополагающая черта объективных сил и социальной психологии в Германии, которая должна быть схвачена в своей научной ценности, это константа, выходящая за рамки XIX века буржуазного восхождения, немецкий вопрос будет отмечен ею даже в ХХ веке.

3. Кризисы вдвое подешевевшей нефти – стр. 3

Сокращение притока нефтяных доходов подпитывает в России валютную бурю, повергающую рубль. Серьёзно пострадали доходы Венесуэлы, Ирана, Мексики, Нигерии. В Еврозоне и Японии, где идёт поиск противоядия против слишком низкой инфляции, монетарные власти мобилизованы на предотвращение сценария, который при падении цен на сырую нефть толкнул бы их в зыбучие пески дефляции.

Принятое ОПЕК в конце ноября решение сохранить своё производство на уровне 30 Мб/д акцентировало падение цен. ОПЕК мотивирует выбор тем, что весь прирост предложения нефти в 2015 году (1,36 Мб/д) придётся на страны, не входящие в картель. Преобладает толкование, в соответствии с которым политика, направляемая Саудовской Аравией, нацелена на восстановление доли рынка через изгнание с него менее продуктивных традиционных и нетрадиционных, конкурентов, начиная с определённой доли американской сланцевой нефти.

4. Политические силы европейской реструктуризации – стр. 4

Изменения империалистического ХХ века уловили и преобразовали эти институциональные и политические выражения. Сражения империалистического противостояния требуют централизации и ускорения принятия решений: это подчёркивает роль и полномочия исполнительной власти. Парламентаризм подталкивается к своему непреодолимому кризису, законодательная власть всё более осуществляется таким способом, когда имеет вес именно непосредственная инициатива правительств или узких комиссий, выполняющих связующую функцию между исполнительной властью и палатами парламента.

Прежде всего, мировое противостояние развило и обобщило новую власть – монетарную, как характерную черту институционального равновесия во всех державах, по мере того как они созревали в качестве империалистических. В различных формах и степенях отличие и независимость монетарной власти от исполнительной стали закономерностью для всех метрополий.

5. Кризис сотрясает двухпартийный консенсус Европы – стр. 5

Понятие плюрализма предусматривает множество вариантов двухпартийной системы, в частности такой, при котором появляется “третья партия”, присутствующая в различных значениях: например, в качестве стрелки весов между двумя противостоящими блоками при создании «правящей коалиции».

Сравнение с американской канвой указывает на одно различие: европейский центр, в отличие от властей в Вашингтоне, не может быть напрямую завоёван национальными партиями. Кроме диалектики между президентом и Конгрессом в американском континентальном организме присутствует диалектика между штатами и политическим центром, которая в Европе ещё не полностью сложилась. Протест против центральной власти широко распространён в США в традиции американского популизма, но легитимность федеральных учреждений не подвергается сомнению, поскольку политические компоненты штатов являются участниками континентального метаболизма и могут бороться за завоевание власти в центре.

6. Куда ни кинь – всюду клин – стр. 6

Есть те, кто думает, что всё происходящее является расплатой за Крым, но Владимир Путин с ними не согласен, он сказал, что «это плата […] за наше естественное желание самосохраниться как нация, как цивилизация, как государство», за желание сохранить свою тайгу, своего мишку, его «зубы, и когти. В сегодняшнем понимании это силы ядерного сдерживания», которые российскому государству необходимы, поскольку оно намерено «сохраниться и бороться».

Пока падает нефть – падает и рубль, – говорит главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. «Падает нефть – валится и рынок, развернуться курс может только после разворота цен», – подтверждает Сергей Пухов из Центра развития Высшей школы экономики. А она дешевеет на 2-3% в день, – говорит завкафедрой Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России, бывший директор ММВБ и экс-зампред ЦБ Константин Корищенко: «Мы в преддверии остановки или разворота».

7. Москва платит за несостоявшуюся реструктуризацию – стр. 7

Сам факт того, что Россия оказалась на грани финансового кризиса, вскрывает её зависимость от экспорта углеводородов и, следовательно, от цен на них. Энергетический сектор обеспечивает две трети валютных поступлений и примерно половину доходов государственного бюджета. Изменение цены на нефть на 1 доллар приводит к изменению поступлений от экспорта на 3 млрд. долларов в год, а налоговых поступлений – на 2 млрд.

Для Москвы, таким образом, смотреть в сторону Азии, в том числе значит идти туда, где есть капиталы, доступные для инвестирования, как это было в случае двух договоров, в мае и ноябре, на поставку газа и строительство трубопроводов. Но и здесь есть оговорки. Герман Греф, глава “Сбербанка”, вернувшись из турне по азиатским столицам, заявляет “Moscow Times”: «нет желающих встать в очередь и проинвестировать к нам в страну. Это мы стоим в очереди за деньгами, в первую очередь, суверенных фондов».

Выборы 2014

8. Трио “Шок” в Бразилиа – стр. 8

Назначением новой экономической команды, в частности министра финансов Жоакима Леви, в обсуждении состава которой непосредственно участвовали представители финансовых центров Сан-Паулу, администрация Руссефф демонстрирует готовность к преодолению дефицита централизации собственной политико-электоральной коалиции, которым был отмечен её первый мандат: она устанавливает внутренний компромисс с мегаполисом Сан-Паулу под знаком налоговой и бюджетной политики.

Тем не менее, бразильский узел реформ направлен на увеличение производительности, чтобы избежать риска «потерянного десятилетия» анемического роста. Антициклическая политика, проводившаяся в Бразилии для борьбы с кризисом 2008 года, была успешной, что привело к экономическому росту уже в 2009-2010 гг. Но затягивание её реализации сделало «непереносимыми условия кредитования» и отодвинуло узел реформ «второго поколения».

9. “Шёлковый путь” китайского финансового капитала – стр. 9

Пекин открывает 2015 год «новой нормой» в экономике: «контролируемым» замедлением, которое должно объединить «рост» и «реструктуризацию». Октябрьский Четвёртый пленум ЦК КПК, в центре которого находилось обсуждение «правового государства», запустил реформы судебной системы. Эволюция права собственности, в том числе интеллектуальной, диалектика договора и конкуренции, единство внутреннего рынка и его отношения с крупными китайскими и иностранными группами – всё это требует «совершенствования правовой системы» и большего разделения властей на местном уровне.

Банковская дипломатия Срединной империи инфильтруется в старый финансовый порядок и разрушает его. «Активная открытость» Си Цзиньпина может вывести азиатское противостояние на новый уровень.

10. Промежуточные выборы перетрясают электоральные коалиции – стр. 10

После поражения 2012 года республиканцы сделали вывод, что их слабым местом являются молодые избиратели, и решили исправить ситуацию, усилив агитацию в университетских городках. Сегодня, согласно исследованию Гарвардского университета, 51% молодых людей моложе 29 лет отдают свои предпочтения республиканцам.

Теперь на штаты, которые избрали республиканского губернатора или сенатора, приходится 83 голосов выборщиков; без них в 2012 г. Обама проиграл бы. На этих выборах Республиканская партия ворвалась в демократические крепости; президентскую гонку 2016 г. Демократическая партия начинает в обороне.

11. Длительная забастовка периода реструктуризации горнодобывающей промышленности (II) – стр. 11

Джозеф Матхунджва, секретарь AMCU, говорит: «Это одно из лучших соглашений, у всего должно быть начало. Это хорошая отправная точка, чтобы показать, что рабочие устали от наёмного рабства и тяжёлых условий труда».

А вот мнение NUM: «Это пустая победа [...] обёрнутая в усталость и риторику». Используется расчёт затрат/выгод, чтобы сделать вывод о том, что нечего праздновать. Между тем в небольшой платиновой шахте, где в этом профсоюзе состоит большинство рабочих, была начата борьба, которая быстро закончилась с теми же результатами (12.500 рандов в качестве базового оклада), но через пять лет, а не через три.

12. Противоядие от страха – стр. 12

В нынешней экономической ситуации на рынке труда в Старом Свете и, следовательно, в ситуации крайне слабых позиций пролетариата для отстаивания своих требований, организовать действительную солидарность с европейскими рабочими Amazon будет нелегко. Но фактом является то, что не существует условий даже для того, чтобы попробовать сделать это. Ни одна профсоюзная организация – даже мощные немецкие федерации – никогда всерьёз не рассматривала вопрос о необходимости европейского профсоюза. Это проблема, на которую мы указываем на протяжении десятилетий, и с каждым днём действительность делает её всё более насущной.

Перспектива европейского профсоюза проходит через укоренение и укрепление интернационалистического меньшинства: на данный момент рабочие-ленинисты ведут это сражение в одиночку.

13. СУТЬ МОМЕНТА – стр. 13

Мир вышел из 2014 года, переживая шторм не только из-за войн на Украине и Ближнем Востоке. Европейская экономика по-прежнему буксует, снизившиеся вдвое цены на нефть дестабилизируют Россию. Но самое главное, Китай совершил решающий скачок, отказавшись от сдержанности своей внешней политики. “Шёлковый путь” – проект двух великих направлений движения товаров и капиталов в Индийский океан, на Ближний Восток, а также в сторону Центральной Азии – предназначен для триумфального дебюта Китая в качестве ведущей мировой державы. Старые империалистические державы получили нового конкурента континентальных масштабов. Это беспрецедентные, колоссальные изменения. Поэтому именно Азия в первую очередь сжимает время, отведённое на реструктуризацию промышленного аппарата Европы и России; это добавляет новые неопределённости и опасения к долгим трудным годам, последовавшим за глобальным кризисом.

Великодержавность и патриотизм – идеологии, которые правящий класс стремится навязать пролетариату, – не только перекладывают на плечи рабочих груз реструктуризации капиталистического промышленного аппарата, но и создают почву для взрыва новых, ещё более мучительных, противоречий и конфликтов. Окончательное преодоление этих конфликтов и противоречий возможно только на основе классовой гордости и приверженности восстановлению организации на базе пролетарского интернационализма, коммунистического сознания и марксистской науки.