На главную

Вестник

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив мероприятий за 2007 год:

Цикл лекций "Демократия и коммунизм"

  • Первая лекция: Коммунистическая революция в XXI веке
  • Вторая лекция: Первое великое стражение в 1848 году
  • Третья лекция: Штурм неба в 1871 году.
  • Четвёртая лекция: Победа Октября в 1917 году.
  • Пятая лекция: Коммунизм и империалистическая демократия.

 

Cеминар "Великая Иллюзия"

март - апрель 2007

Идеологи империализма мечтают об обществе, которое можно примирить простым политическим выражением индивидов и их частных интересов в условиях плюрализма и равновесия властей в государстве. Но ручки в их руках начинают трястись, когда они должны отчитаться о чрезвычайном положении, когда любые гарантии прекращают действовать и Левифану, стоящему на страже государственных интересов, требуется показать когти против угрозы извне, со стороны соперничающей державы или классового врага внутри. В этот момент право размахивает руками, отменяя само себя, либеральная идеология, вместе со священниками бормочет моралистические фразы…

Государственные интересы, которые являются интересами правящего класса, в ХХ столетии привели к самым разным формам варварства… Концентрационные лагеря имеют либеральное происхождение и появились во время Бурской войны, до того, как они превратились в нацистские лагеря и сталинский ГУЛАГ. В бомбардировках Дрездена и Токио или в атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки погибли сотни тысяч гражданских лиц. Бумажный щит Женевского соглашения не имел никакого значения…

Ужас для империалистического противостояния является нормой. Только интернациональное сознание может бороться против любой из форм варварства.

("Бюллетень Интернационалист", № 33, август 2004 г.)

Семинар "Интернационализм - альтернативы нет!"

«…идти в массы для того, чтобы подготовить и организовать авангард нашего класса, который будет способен руководить этими массами, когда противоречия империализма приведут к мировой катастрофе, направляя их в сторону единственно возможного выхода – пролетарской революции. Мы революционеры именно потому, что знаем: альтернатива, которую будущее приберегает для всего человечества, находится между революционной борьбой за бесклассовое общество и новой империалистической войной, которая может укрепить «нынешнее состояние», как уже было в прошлом».

(«Изучать, пропагандировать, организовывать», «Бюллетень Интернационалист», № 64, март 2007 г.)

 

Семинар "Свобода - это не демократия, а коммунизм"

ноябрь 2007

«Демократия исключает свободу: тенденция к коммунизму, являющаяся тенденцией к свободе, может привести лишь к исчезновению демократии. Вульгарные марксисты, которые отождествляют свободу и демократию, становятся социал-империалистами. Это неизбежно, как неизбежен процесс развития политических форм. Последовательные марксисты, которые отождествляют свободу и коммунизм, с той же последовательностью продолжают борьбу против капитализма, ставшего империалистическим».

(Арриго Черветто. Политическая оболочка. 1981 г.)

 

Презентация книги "Трудный вопрос времени"

8 декабря 2007 года

В отношении человека как биологического индивидуума время устанавливается опытом поколений: детство, юность, молодость, средний возраст и старость сменяют друг друга и придают времени определённый ритм. Могут произойти трагические события, будь то индивидуальные или коллективные. Социально-экономические изменения могут увеличить среднюю продолжительность жизни (что и произошло в ХХ веке), но в любом случае значение биологического времени остаётся постоянным фактором. Политическое время, напротив, является историческим, подчинённым диалектике ускорений и замедлений. «Бывают дни, которые стоят двадцати лет. – напоминает нам Черветто, цитируя Маркса, – но всё же в движении материи один день есть один день». Стратегический водораздел 1989 года, приведший к концу восточно-европейских государственно-капиталистических режимов, которые выдавались за социализм, явился замечательным подтверждением этого.

Биологическое и историческое время сливаются в психологии личностей, являющихся главными героями классовой борьбы. Это сложная сфера, потому что она подчинена неизбежному смешению разума и чувств. Революционер, марксист, предчувствует темпы социальных изменений своим сердцем. Поэтому не следует удивляться, что классовое движение, в оценках и понимании своих лучших представителей, часто представляло себе более быстрые по сравнению с действительными темпы развитий. В конце ХХ столетия, во время восходящей фазы развития капитализма, Август Бебель не осознавал этого и на съезде социал-демократической партии в Эрфурте утверждал: «Я действительно убеждён, что реализация наших целей настолько близка, что немногие в этом зале не доживут до того дня, когда увидят это».

Только наука может освободить нас от господства настоящего, которое почти неизбежно ведёт к ошибкам в отношении сегодняшней действительности (воспринимаемой в качестве абсолютной, независимой от какой-либо эволюции) и поэтому подготавливает будущие разочарования.

Это освобождение, эта свобода делают ставку не какие-то абстрактно предсказываемые цели, а на практические задачи. Черветто писал: «Революционная стратегия основывается на анализе эпохи не для упорядочения будущего (задача, в которой объективное реальное движение не имеет какой-либо потребности), а скорее для установления временных пределов», которые могут выступить в качестве точек отсчёта для определения неотложных задач настоящего, задач тактики […]. Тактика обращена к текущим ситуациям, которые по определению Ленина, являются многогранными комбинациями долгосрочных исторических процессов» Чем более твёрдой является стратегия, тем более гибкой может быть тактика. «Вопрос времени» ищет своё место в практике, в повседневной борьбе: «Наука – это свобода потому, что она не теория, оторванная от практики, а практика, которая руководствуется теорией»