На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Представляем Вашему вниманию краткую информацию о содержании свежего номера научной марксистской газеты "Пролетарский интернационализм", а также архива предыдущих номеров нашего издания. Всех заинтересованных в приобретении газеты просим обращаться по электронной почте. Мы также приглашаем к распространению нашего издания частных лиц.

Ежемесячная марксистская газета "Пролетарский интернационализм" № 80, апрель 2021 г.

Внешнее принуждение и материалистическая теория – С. 1

Марио Драги вписывается в традицию крупных функционеров европеизма, высших должностных лиц капитала, которые на протяжении десятилетий были живым воплощением связей итальянского империализма с европейским, начиная с определяющего фактора мирового рынка. Понятие «внешнее принуждение», которое используют в Италии представители европейской партии, можно свести к инструментам марксистской политической науки.

В этой связи между мировым рынком и национальными особенностями, как мы уже отмечали десять лет назад в размышлениях о «мировых фактах» политики, Черветто формулирует «закон движения интернационализации». Чем выше степень капиталистического развития, тем более решающий характер приобретает международный фактор: «Мировой процесс будет иметь более или менее интенсивное влияние в отдельных зонах, в отдельных государствах. Мировой процесс создаст объективные взаимозависимости. Характер этих взаимозависимостей, преобладание в них, для каждой отдельной зоны или страны, внутренних или внешних факторов будет определяться комбинацией элементов, среди которых ключевыми станут степень капиталистического развития каждой зоны и её относительный вес в мировой экономике».

Внешнее принуждение, европейская реструктуризация, сражение за энергетический переход и цифровизацию – С. 2

Закон движения интернационализации касается всех держав в процессе неравномерного капиталистического развития. Характер же, который приобретает диалектика между всеобщей «конкуренцией и взаимозависимостью» и «особыми интересами», должен быть проанализирован специально для каждой державы. Полвека назад итальянской особенностью был кризис нарушения равновесия – несоответствие между государственным аппаратом и потребностями крупных, наиболее интернационализированных групп. С тех пор мы десятилетие за десятилетием замечали, что крупнобуржуазная стратегическая линия может утвердиться только в сочетании национальных и европейских сил; эта связь и была проявлением внешнего принуждения, принимавшего по мере консолидации европейских институтов, законодательства сообщества и монетарной власти ЕЦБ всё более жёсткий характер.

У нас нет оснований сомневаться в том, что Г. Карли искренен в своих мемуарах, которые в 1993 году действительно были своего рода политическим завещанием бывшего управляющего Банка Италии. Однако тезис о том, что реализация «внешнего принуждения» была почти крайним актом политической воли перед лицом «звериных инстинктов» политического и промышленного господствующего класса, который упорствовал в протекционистском, дирижистском и корпоративном духе, требует некоторых уточнений.

Ставка США: план Байдена – С. 3

При поддержке одних демократов конгресс одобрил “American Rescue Plan” (“Американский план спасения”): правительство США вольёт в экономику страны 1,9 трлн долл. (8,5 % ВВП), 80 % из них – уже в 2021 году. К этому следует добавить пакет в 900 млрд долл., принятый администрацией Трампа в декабре прошлого года (4 % ВВП).

План Байдена, будучи частью политики мировой державы, имеет множество аспектов. Он в разы больше плана Обамы, принятого в условиях глобального финансового кризиса. Это объявление Вашингтона о своём выздоровлении перед лицом конкурирующих и дружественных, но сопротивляющихся держав. В результате, по данным бюджетного управления конгресса, к лету ВВП США будет восстановлен до уровня, предшествующего пандемии. По мнению Morgan Stanley, к 2022 году Америка восстановит все те позиции, которые в прогнозах 2019 года считались утраченными.

“Большая ставка” – это также попытка повернуть вспять ход относительного атлантического упадка путём выстраивания общей линии с союзниками по экономическому партнёрству и стратегическому соперничеству с Китаем.

Многосторонность и власти ЕС в условиях пандемии – С. 4

Противостояние по поводу вакцин охватило как экономические группы, так и государства, вызвав глубокие разрывы между ними. Financial Times сообщает, что «страны с высоким уровнем дохода заключили договоры на поставки 4,2 миллиарда доз вакцин, что почти в два раза превышает суммарное число доз для стран со средним и низким уровнем дохода, где живёт большее количество людей».

В дополнение к европейскому контрнаступлению в сфере здравоохранения и фармацевтического производства, вице-председатель Еврокомиссии Маргрете Вестагер совместно с Бретоном представили план действий для «цифрового десятилетия», которое сделает континент «одним из самых технологически развитых экономических пространств в мире» и «менее зависимым от США и Китая», пишет Handelsblatt. Вестагер говорит о «новой промышленной революции» в цифровой сфере, которую европейские власти поддерживают инвестициями через фонд Next Generation EU. Меркель же говорит о «цифровом суверенитете».

В рамках электрической и цифровой реструктуризации министр экономики Германии Петер Альтмайер, его французский коллега Брюно Ле Мэр и вице-председатель Еврокомиссии Марош Шефчович предложили увеличить долю Европы в мировом производстве аккумуляторов до 30 %, отняв часть рынка у США и Азии. К 2025 году ЕС намерен выпускать аккумуляторы как минимум для 7 миллионов электромобилей в год.

Мысли господствующего класса и задачи пролетарского авангарда – С. 5

Господствующие мысли российской буржуазии по вопросу международных отношений в конечном итоге находят сегодня отражение и в сознании российского пролетариата. Иначе быть не может, ведь «мысли господствующего класса являются в каждую эпоху господствующими мыслями. Это значит, что тот класс, который представляет собой господствующую материальную силу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила».

По всей видимости, кризис пандемии столетия стал тем часом X, когда обострение борьбы между империалистическими державами, в том числе борьба за рынки сбыта, меняет модель отношений между РФ и странами Запада.

Идеологи господствующего класса пытаются преподнести свои мысли как всеобщие, как такие, которые должны считать своими в том числе и пролетарии. Увы, зачастую так и происходит. И именно это делает насущно необходимым формирование марксистской организации, объединяющей в своих рядах авангард пролетариата. Именно поэтому мы не можем отсиживаться в крепости собственных квартир, а должны стучаться в чужие двери. Должны укреплять и развивать марксистскую организацию.

Alipay – С. 6

Сегодня Alipay – это приложение с расширенным набором функций, которым большинство из его 900 млн пользователей пользуется через смартфон, сканируя личный QR-код. Согласно исследованию МВФ “China’s Digital Economy: Opportunities and Risks”, ИТ-оборудование Alipay способно обрабатывать 120.000 операций в секунду по сравнению с 38.000, обеспечиваемыми лучшими американскими системами.

Марк Гривен и Вэй Вэй пишут в своём анализе китайских технологических групп: «Alipay получила от Народного банка Китая лицензию на работу в качестве платёжной системы в мае 2011 года, через шесть полных лет после своего дебюта. В этом нет ничего необычного для страны: есть множество примеров, когда законодательство следовало за технологиями и рынком, вплоть до того, что эксперименты проводились без явного одобрения или отказа со стороны правительства».

Успех Alipay также является результатом слабого распространения кредитных карт в Китае. С момента своего появления в Diners кредитные карты были инструментом, который уже почти семьдесят лет выступает в качестве “смазки” для механизма, обеспечивающего потребление американских граждан: в США на каждого гражданина в среднем приходится по три таких карты.

Итальянский империализм и послевоенный кризис – С. 7

Только научный и всесторонний анализ ситуации в послевоенной Италии позволил бы направить действия революционного авангарда в этот трудный момент. Вместо того, чтобы ограничиться простыми «исключительными отношениями между итальянской буржуазией и пролетариатом», необходимо было уделить максимальное внимание конкретным последствиям, к которым привела война в Италии.

Как только закончился военный кризис, начался кризис послевоенный. Выйдя из войны, Италия бурлила от недовольства, которое охватывало все классы и слои. Ощущение того, что столькими усилиями была достигнута лишь полупобеда, подпитывало озлобленность мелкой и средней буржуазии; осознание цены, заплаченной за полупоражение низами общества, пронизывало весь социальный организм.

В течение 1919–1920 годов могло показаться, что социалистическая партия станет тем политическим резервуаром, который вместил бы все эти общественные движения, даже противоречащие друг другу: в ноябре 1919 года социалисты получили на выборах относительное большинство в палате депутатов. Настроения в партии взлетели до небес, и некоторые реформисты даже начали с восторгом ждать грядущей революции, однако в действительности никто не знал, “что делать?”.

Пекин подмигивает “среднему классу” Байдена – С. 8

Мы неоднократно наблюдали, как в Америке внутренний политический цикл захватывает стратегические темы, и как Соединённые Штаты регулярно колеблются между зарубежными обязательствами и поддержанием внутреннего консенсуса, между соблазном односторонних инициатив и их нежелательными последствиями.

В 2016 году мы отмечали, что американскую империалистическую демократию, пожалуй, застали врасплох политические последствия относительного упадка США, который является долгосрочным объективным процессом, а ускорение динамики нового политического цикла нашло своё выражение в фигуре Трампа. Ключевые партии крупной буржуазии метрополий испытывали затруднение в поддержании связи с их межклассовой массовой базой, которая была раздражена, потрясена и даже напугана переменами в мире. Так что неудивительно, что политико-электоральная коалиция Байдена призвана исправить это положение.

Парадоксально, но «средний класс», который якобы не хочет авантюр, готов передать пост президента любому, кто перехватит его страхи. С другой стороны, американская избирательная система вырабатывает ключевую позицию для проведения внешней политики в процессе, который всё в большей степени определяется несколькими десятками тысяч избирателей в нескольких swing states (колеблющихся штатах). Это должно потребовать большей доли политической энергии на решение проблем внутреннего политического цикла.

Слабые стороны Индии в фокусе глобальных наблюдателей – С. 9

Шэнгэнь Фань и Ашок Гулати в эссе “Дракон и Слон: уроки аграрных и сельских реформ в Китае и Индии” сравнивают разные пути двух стран. Китай начал с реформ в сельскохозяйственном секторе конца 1970-х годов, а Индия – с реформ в промышленном секторе начала 1990-х.

Начав с сельского хозяйства, Китай гарантировано получал широкое распределение доходов и политический консенсус за продолжение реформ: это способствовало развитию несельскохозяйственных секторов в сельской местности, что, в свою очередь, инициировало процесс реформ в городских государственных компаниях, ставших менее конкурентоспособными по сравнению с компаниями из сельской местности. В Индии, напротив, рост сельского хозяйства был вызван в основном внешними факторами, такими как девальвация валюты и снижение степени протекционизма в промышленности: экономический рост 1990-х годов ограничился несельскохозяйственными секторами и не оказал такого значительного воздействия на уровень бедности, как в Китае.

Быстрый рост несельскохозяйственных предприятий из сельской местности в Китае является одним из наиболее очевидных факторов различия между двумя странами. Задержка Индии также связана с более низким уровнем образования в сельской местности и меньшими инвестициями в инфраструктуру.

1914 год: Священный союз во Франции – С. 10

Накануне опустошившего Европу мирового конфликта рост электоральной поддержки социалистов во Франции позволил им задуматься о возможности создания левоцентристского правительства в коалиции с Радикальной партией, в то время как профсоюзы готовились возобновить наступление осенью.

Однако после начала мобилизации все лидеры Социалистической партии и ведущих профсоюзов заявили о поддержке «оборонительной войны», а некоторые присоединились к правительству. Священный союз объединил все радикальные, социалистические или фашистские течения под лозунгом «защиты отечества» в поддержку собственного империализма. В него также вошли и те, кто в течение многих лет угрожал всеобщей забастовкой против войны.

С 1915 года стало понятно, что война затянется, а солдаты надолго завязнут в окопной грязи, что создаст условия для социальных и политических кризисов. В период с конца 1916-го по весну 1917 года социальные волнения вылились в 696 забастовок с 294 тысячами участников, а затем уменьшились и были возращены под контроль летом и осенью. Забастовки совпали с мятежами, которые распространились на фронте после неудачного наступления, но «важность этих действий не должна преувеличиваться».

Коалиция “Next Generation EU” в Мадриде – С. 11

Financial Times утверждает, что «выход из тупика, длившегося более двух лет», является «большой победой» Санчеса; британская газета признаёт, что в этом сыграли роль 27 миллиардов евро из фонда “Next Generation EU”, которые авансирует бюджет. С другой стороны, «большинство в 188 голосов за испанский бюджет – это важная новость для Брюсселя», – размышляет Энрик Хулиана, заместитель редактора барселонской газеты La Vanguardia, которая представляет один из двух столпов проправительственного истеблишмента. Другим столпом является El País, хотя она и отдаёт должное данному манёвру, оставаясь сторонником европейской связи, но подчёркивает мысль, уже высказанную Банком Испании и МВФ: ожидаемые расходы накапливают «облако гнетущего долга на горизонте».

Оставив внутренние разногласия за рамками, в Страсбурге коалиция “Next Generation EU” (NGEU) получила ещё одну возможность для консолидации. 16 декабря в Европарламенте состоялось голосование за новый 7-летний бюджет ЕС, который также является политической, правовой и материальной базой NGEU: там и сошлись звёзды почти для всех испанских партий. Воздержался единственный депутат Европарламента от EH Bildu вместе с четырьмя членами Vox.

Подземная кладовая Конго: от европейского раздела до китайского восхождения – С. 12-13

Демократическая Республика Конго – африканский демографический гигант почти континентальных масштабов: на территории площадью в 2,3 млн кв. км, что равно 54 % территории ЕС, проживает около 100 млн человек. Страна, прозванная «геологическим скандалом» из-за изобилия и разнообразия минеральных ресурсов, сыграла в связи с этим стратегическую роль в ходе двух мировых империалистических конфликтов.

В обеих мировых войнах, когда Бельгия оказывалась оккупирована немецкими войсками, природные ресурсы Конго играли критически важную роль для военной промышленности – в первую мировую для Антанты, во вторую – для союзников. В частности, в 1941 году колония отправила в Нью-Йорк 1.200 т урана, который США затем пустили на производство первых трёх атомных бомб.

Первый крупный поток китайских инвестиций в ДРК был пущен в 2006 году: Китай собирался инвестировать 9 млрд долларов, но под давлением МВФ сократил сумму до 6 млрд. Global Times приводит следующие данные: в 2020 году в ДРК присутствовали около 80 китайских групп; инвестиции Пекина удвоились с 2010 года, превысив 10 млрд долларов; конголезский экспорт в Китай увеличился на 70 % в 2015–2019 годы и составляет 30 % экспорта ДРК; китайский экспорт в страну увеличился на 47 %. Пекин предстаёт в качестве нового претендента на раздел «чудесного африканского пирога», на который раньше зарились только державы старого порядка.

Вызов производства – С. 14

«Война [за вакцину] уже идёт. США ввели полный запрет на экспорт вакцин от коронавируса. Поставки в Канаду осуществляют европейские производители. Вакцинный национализм взят на вооружение Соединёнными Штатами и Великобританией с AstraZeneca», – заявил Герман Манфред Вебер, лидер фракции ЕНП в Европарламенте, в интервью Corriere della Serra 6 марта.

Пандемия SARS-CoV-2 не отступает: на 18 марта число заражённых в мире достигло 122 миллионов, а погибших – 2,7 млн.

“Вакцинная война” – это промышленное, торговое и политическое сражение. Фармацевтические транснациональные корпорации поставили на кон научную репутацию, надёжность производства и сохранение – или расширение – своих долей на многочисленных рынках. Политические лидеры и главы правительств, чьи политические судьбы были поставлены под угрозу катастрофическим управлением пандемией, пустились в азартную игру стратегий закупки вакцин и их администрирования. Государства соревнуются в индустриальной мощи, политической устойчивости и организационной эффективности, а также пробуют использовать иммунизацию в качестве оружия для завоевания сферы влияния.

Двухпартийная торговая повестка для Джо Байдена – С. 15

По заявлениям Джо Байдена, международная торговля не будет приоритетом для его администрации, которая сосредоточится на внутренних проблемах: кризисе здравоохранения и экономике. Торговые решения первого месяца его президентства, кажется, в значительной мере наследуют протекционистской риторике Дональда Трампа. Размораживание ситуации с ВТО стало, однако, первой существенной корректировкой курса, опиравшегося на односторонность принципа “Америка прежде всего”.

Консенсус обеих партий по торговой повестке президентства Байдена находит своё отражение во множестве авторитетных источников: от аналитических центров, таких как Институт Петерсона, Институт Брукингса и CFR, до таких деловых организаций, как Совет исполнительных директоров и Торговая палата США. Все эти круги сходятся на том, что именно Китай является главной угрозой, и заявляют о провале агрессивного и одностороннего подхода Трампа. В частности, они осуждают отказ от транстихоокеанского соглашения TPP, которое должно было стать инструментом сдерживания Пекина, что в итоге обернулось оформлением азиатской торговой зоны ВРЭП и заключением китайско-европейского инвестиционного соглашения CAI.

Война вакцин – С. 16

Вопрос о том, почему молодые люди в меньшей степени вовлечены в профсоюзы, остаётся открытым. Одним из факторов является доля нетипичной занятости, которая очень широко распространена среди только что вошедших на рынок труда: так, среди временных работников доля вступивших в профсоюз в среднем в два раза ниже, чем среди работников в штате, – 14 % по сравнению с 30 %.

Следует также учитывать, что многие молодые рабочие являются иммигрантами, среди которых объединение в профсоюзы распространено в четыре раза меньше. При этом, отмечает МОТ, «в период с 2003 по 2013 год вклад» работников-иммигрантов «в увеличение численности рабочей силы составил 70 % в Европе и 47 % в США».

Привлечение молодых людей – это перспектива, которая даже от профсоюза требует стратегического видения и организации, то есть качеств, которыми в определённых профсоюзных кругах, похоже, не могут похвастаться. А мир труда после пандемии непременно изменится ещё больше. К 2030 году в Германии 10,4 миллиона работников должны будут приобрести новые навыки или сменить профессию под давлением автоматизации и цифровизации, ускоренных пандемией.

Суть момента – С. 16

Что и требовалось доказать. Мы писали: вакцины – это научное достижение для всего человечества, а некоторые из созданных против коронавируса вакцин – это даже открытие века. Но в обществе, где доминирует стремление к прибыли, любое развитие производительных сил неизбежно столкнётся с производственными отношениями и их неразрешимыми противоречиями. Капитал завладевает наукой, и если, с одной стороны, он индустриализирует свои изобретения, обеспечивая, как в данном случае, возможность массового производства вакцины для миллиардов людей, то, с другой стороны, он подчиняет это же производство своим собственным законам, неограниченной конкуренции, разрушительным кризисам, борьбе за власть между государствами, воплощающими различные интересы. Война уже идёт: между компаниями “Большой Фармы”, гигантами фармацевтической промышленности; между партиями и правительствами их политики, которые обвиняют друг друга в катастрофическом управлении пандемией; между империалистическими государствами, которые грозят друг другу протекционизмом и используют кампании по вакцинации, чтобы оспаривать сферы влияния.

Это не единственное следствие пандемии века. Для борьбы с кризисом были влиты триллионы долларов, но он стал также удобным поводом осуществить колоссальные инвестиционные планы, преследующие совершенно иные цели. Китай нарушил прежний баланс и сейчас входит в высокотехнологичные сектора. Другие державы, прежде всего Соединённые Штаты, Европа и Япония, сталкиваются с ним в сражении за энергетический переход и цифровизацию, под знаком которого пройдут новые двадцатые года и которое оставит свой след на последующей эпохе. Вернулось государственное вмешательство в интересах промышленности: запущен новый сезон государственного капитализма, который переводит борьбу между империализмами на новый уровень и в очередной раз подтверждает кризис старого мирового порядка.

Нашему классу, всем сознательным рабочим необходимо знание этих мировых тенденций, понимание приближающихся штормов, нужна организация для будущей обороны. Тысячи коммунистических добровольцев во всём мире поняли это: в борьбе с пандемией они обнаружили страсть к изучению и осмыслению фактов, имеющих значение, а также к борьбе за общество, в котором больше не будет угнетённых.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Мировое сражение в автопроме

Взлёт и падение Карлоса Гона – С. I

Главные исполнительные директора крупных промышленных компаний, такие как Карлос Гон, Серджио Маркьонне или Герберт Дисс, выполняют две функции: первая – управление общественным разделением труда на крупном предприятии, вторая – управление классом наёмных рабочих, от инженера до техника, от офисного работника до монтажника. Выполняя вторую функцию, эти руководители выступают в качестве «функционирующего капиталиста», который подчиняет и эксплуатирует рабочую силу в процессе производства и воспроизводства капитала.

В трагедии Шекспира Ричард III, стремясь достичь абсолютной власти, в конце концов теряет всё, побеждённый в битве при Босворте. Фраза, которую вкладывает ему в уста Шекспир, хорошо известна: «Полцарства за коня!». Судьба Гона не менее трагична: будучи “гражданином мира”, он обладал амбициями, вызывающими неизбежную реакцию. Его независимость не нравилась главному акционеру Renault – французскому государству, которое в те годы представлял молодой министр экономики и будущий президент Эмманюэль Макрон.

Почувствовав эту трещину в отношениях между Гоном и французским государством, руководство Nissan воспользовалось возможностью восстановить свою независимость.

Альянс Renault-Nissan – С. II

Эмманюэль Макрон намерен использовать нынешний кризис, чтобы сделать Францию европейским лидером в области производства электромобилей. Государство откроет кредитную линию в размере 5 млрд евро в обмен на обязательство Renault направить инвестиции во Францию.

В условиях глобальной конкуренции компаниям Renault и Nissan придётся сократить в общей сложности 27.000 рабочих мест, 15.000 из них придутся на Renault (4.600 во Франции). Эта операция потребует сложных стратегических переговоров между двумя производителями, связанными и без того хрупким альянсом. Но Financial Times от 1 июня отмечает, что кризис слишком глубок, чтобы компании могли позволить себе роскошь войны на внутреннем фронте.

Один бывший руководитель Renault признавался: «Идея слияния двух операционных структур кажется абсурдной. Renault – французская группа, ни один француз не говорит по-японски. Nissan – японская, ни один японец не говорит по-французски или по-английски». В Renault-Nissan через девятнадцать лет после создания альянса всё ещё следовало «преодолеть взаимные недомолвки инженеров двух компаний». Более того, по словам одного бывшего руководителя группы, «в Токио говорили об альянсе, а в Париже, несмотря на всё, что мог бы сказать Луи Швейцер, думали, что купили Nissan».

Падение Карлоса Гона – С. III

19 ноября 2018 года главного исполнительного директора альянса Renault-Nissan-Mitsubishi и гражданина Ливана, Бразилии и Франции Карлоса Гона сразу по прилёту в Токио арестовали по подозрению в сокрытии от органа фондовой биржи значительной части своих доходов за период 2010–2015 годов.

Успех Гона в превращении альянса Renault-Nissan в одну из самых крупных и прибыльных автомобильных групп вызвал у французского правительства подозрение, что ливано-бразильско-французский капитан промышленности может возомнить себя выше политической власти французского государства, и оно посчитало, что требуется принять меры для сокращения его влияния.

В Японии руководство Nissan больше не считало Гона спасителем компании и её защитником – теперь он рассматривался как часть стратегии французского правительства по подчинению японской компании. В мае 2018 года в японской газете Zaiten вышла статья с заголовком «Renault-Nissan: предательство Карлоса Гона». И тем не менее, на экономическом уровне Гон добивался одного положительного результата за другим.

Роль Nissan в отношениях между Renault, PSA и FCA – С. IV

Подход французского государства – не навязывать свою волю японцам – указывал на то, что ключ к будущему Renault всё ещё находится в Японии с её инженерными и электрическими технологиями и платформами для азиатского рынка. С их точки зрения, гипотетическое слияние FCA и Renault не имело ценности само по себе, однако было выходом из тупика и могло уменьшить удельный вес Nissan в расширенном альянсе – то есть без японской группы вся операция теряла смысл. FCA в рамках этого предложения добивалась доступа к электрическим технологиям и азиатским рынкам: для неё слияние также теряло смысл без Nissan. Этим можно объяснить внезапное решение FCA отозвать предложение о слиянии с Renault, когда Nissan выступила против. В общем, центром тяжести, вокруг которого вращалась вся операция, была Nissan.

Провал слияния FCA и Renault вновь открыл путь к другому варианту – слиянию между PSA и FCA, которое впоследствии и произошло. В целом, для Франции этот случай не стал поражением, так как в итоге она имеет двух мировых чемпионов в автомобильном секторе – Renault и PSA, состоящих в двух международных альянсах и имеющих доступ к двум рынкам – американскому в союзе с FCA и азиатскому в союзе с Nissan.

 

Архив

С кратким содержанием архива Бюлллетеня можна ознакомиться по этой ссылке:

Здесь можно познакомиться с содержанием архива Бюлллетеня «Интернационалист»:

А также с содержанием архива научного марксистского вестника «Интернационалист»:

Здесь можно ознакомиться с содержанием архива научной марксистской газеты "Пролетарский интернационализм":