На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков научного марксистского вестника "Интернационалист" за 2014 год:

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 18, январь 2014 г.

1. Интернациональная политика Маркса и Энгельса – стр. 1

Длинное примечание Энгельса, в работе “О роли насилия в истории” 1888 года ... по поводу конфликта, как «комедии ошибок», где Лондон и Париж в реальности нисколько не хотели наносить решающего удара. В оценке Энгельса, военный вопрос был решающим, определяющее значение здесь имело отношение Австрии: до тех пор, пока Габсбурги оставались нейтральными, было невозможно вторжение на территорию России.

Революционная цель всегда заключалась в освобождении от царского ярма.

Пальмерстон предложил сделать Крым театром конфликта, и Наполеон III согласился: поскольку здесь конфликт мог протекать в форме «показной» войны. Но царь Николай I «вбил себе в голову мысль о необходимости вести там войну серьёзную»...

2. Украина, Ближний Восток и Африка испытывают ЕС в “европейском ближнем зарубежье” – стр. 2

С первых шагов «нового передела» “украинский вопрос” являлся невралгическим узлом в отношениях между Россией и Европейским Союзом. Внутреннее противоречие заключается в том, что Москва относит Украину к числу своих жизненно важных интересов, считая её частью собственного стратегического пространства... В течение последних двух десятилетий это регулярно побуждало Москву к повторяющимся проверкам соотношения сил, но также создавало ситуацию, облегчавшую американские рейды, и осложняло европейские попытки осуществить линию прагматического самоограничения.

Европейский империализм должен будет взять инициативу на себя, или он станет объектом инициативы других. Что касается молодёжи и пролетариев, в той или иной мере мобилизованных на улицах Востока и Средиземноморья, то, не имея компаса, они окажутся в плену национализма или станут инструментом фанатизма. Только интернационалистическая стратегия может изменить ситуацию.

3. Вокруг Ирана возобновляется игра баланса сил в Персидском заливе – стр. 4

Стратегическая важность Ирана и итоги разлома 1979 года позволяют предвидеть масштаб возможных последствий возобновления отношений между Вашингтоном и Тегераном, тридцать пять лет спустя, в рамках переговоров по иранской ядерной проблеме. Показательно, что протагонисты той эпохи сегодня находятся в числе сторонников поворота Барака Обамы, хотя и выражают различную дозировку.

Следует задуматься о радикальном изменении соотношения сил, по сравнению с семидесятыми годами, среди держав 5+1, группы, составленной США, Россией, Китаем, Францией, Великобританией, Германией и стоящей в центре переговорного процесса. Если геополитические аспекты региона являются долгосрочными объективными факторами – роль энергетической артерии Персидского залива, цепь отношений в Западной и Центральной Азии, отношения между Ираном и арабскими странами, – то тридцать пять лет противостояния и неравномерного развития изменили мир, начиная с распада СССР и китайского вторжения.

4. Истинное значение сражения европейского империализма за “внутреннюю амортизацию” – стр. 6

Глобальная конкуренция уже долгое время направляет, в том числе и европейские государства, в сторону реализации политики резкого сокращения “стоимости труда”. Это стало возможным, поскольку кризис увеличил число безработных, что позволило капиталистам находить работников, готовых соглашаться на более низкую заработную плату и контракты с ещё более шаткими условиями.

Рабочая борьба ... проходящая в любой части земного шара, требует интернациональной солидарности. Интернационализм – вот тот путь, через который должно пройти объединение местных рабочих и иммигрантов, а также пролетариев всех стран.

У нас, благодаря нашему анализу, имеется ясное видение того, что ждёт наш класс в ближайшем будущем. Страсть и приверженность интернационализму должны привнести это видение в среду европейского пролетариата, с тем, чтобы придать направленность сегодняшней оборонительной борьбе и готовиться к сражениям завтрашнего дня.

5. “Сальто суверенитета” банковского союза – стр. 7

Институциональный трезубец банковского союза – единый надзорный механизм, единый механизм разрешения банковских кризисов и Фонд страхования вкладов – является сложной конструкцией.

Для марксистов уступка суверенитета является продуктом исторического этапа, открытого сломом старого порядка, начиная с восхождения Китая и воссоединения Германии. Европейский империализм стремится к континентальному союзу, чтобы закрыть счета столетия «европейской гражданской войны» и подготовиться к новому всемирному противостоянию: это «всё более тесный союз», как указано в Европейском договоре.

Ускорение, которое кризис придал европейскому процессу, кристаллизуется в институциональных резервуарах и региональных или национальных инициативах, реализующихся в следующих друг за другом сражениях и поправках (даже радикальных), устанавливающих новые правила.

6. Рейнская коалиция для линии Меркель в Европе – стр. 9

Состав правительства Германии и содержание “Коалиционного соглашения” между ХДС, ХСС и СДПГ подтверждает европейскую политику, проводимую до сих пор Ангелой Меркель. Воплощением этой последовательности является повторное утверждение Вольфганга Шойбле на посту министра финансов.

Страницы о Европе, входящие в “Коалиционное соглашение”, показывают, что Берлин намерен продолжать двигаться, исходя из задачи, поставленной Ангелой Меркель на съезде ХДС в 2011 году: «Обязанность нашего поколения теперь заключается в завершении формирования экономического и валютного союза и построении шаг за шагом политического союза». Эта перспектива вызывает в Париже большие политические вопросы по поводу кризиса суверенитета и европейской реструктуризации.

Правительство Меркель-Габриэля

7. Три цвета в будущем российской нефти – стр. 11

Густафсон представил российскую нефтедобычу в трёх цветах: коричневом, зелёном и синем. Коричневый – это браунфилд, уже действующие месторождения, из которых извлечено более половины от первоначальных запасов. ... Новые месторождения на отдалённой территории – зеленые (гринфилд). ... Синий – блуфилд – новые месторождения в открытом море, с их огромным потенциалом и такими же большими проблемами.

Нефть ... остаётся преимуществом для России, но, в то же время, является предметом трудного выбора: модернизация экономики означает диверсификацию и развитие новых секторов, уменьшая вес энергетического, но для этого нужно время и особенно деньги, которые может дать лишь нефть. Спустя два десятилетия после распада СССР Москва борется всё с той же по-прежнему нерешённой дилеммой.

Основные месторождения и трубопроводы Сибири

8. Разгром ИНК в Дели и “поясе хинди” – стр. 13

Дели считается жизненным центром нации: в течение 15 лет им управлял ИНК. Исход голосования ошеломил обе основные национальные партии: ААР отобрала голоса как у ИНК в городских трущобах, так и у БДП в элитных центральных районах.

ИНК рушится, БДП едва удержала большинство в соперничестве с новичком индийской политики (ААР), но, прежде всего, кажется, что голосование в первый раз не следует традиционной линии каст и сообществ.

Субконтинент не в состоянии одновременно поддерживать: демократию с конкурентоспособной избирательной ареной и слабым государством, глобальную финансовую интеграцию, а также экономическую стабильность.

Правящие партии в штатах Индии

9. “Управляемые” харизма и ревизионизм в Пекине – стр. 15

Зелёный свет, данный ЗОПО, на которой давно настаивало командование ВВС и ВМС, пожалуй, представляет собой «прямое отражение консолидации власти», осуществлённой Си. Должно быть, это первое испытание Комиссии государственной безопасности (КГБ), созданной Третьим пленумом. Согласно оценке внутренних источников КПК, итогом Пленума стало то, что Си «увеличил свои силы» в «рамках коллективного руководства», ставшего более гибким после сокращения числа постоянных членов с девяти до семи.

В процессе концентрации исполнительной власти Си не может не искать консенсуса с другими фракциями, выражающими плюрализм интересов империализма мандаринов. Та же формула инспекционных поездок в провинции, как напоминает историк Эзра Фогель, использовалась Дэном для консолидации политических коалиций в поддержку реформ, как до, так и после Третьего пленума 1978 года.

10. Глубокие корни нынешнего кризиса американского здравоохранения – стр. 17

Кризис системы социального обеспечения, отражающийся на промышленно развитых странах, имеет в США определённую специфику, глобальная конкурентоспособность навязывает Соединённым Штатам трудный выбор.

В интересах капиталистической системы Рузвельт выступал за регулируемое промышленное развитие. Это был реформизм, сконцентрированный на защите семей наёмных рабочих: по мнению Рузвельта, те, кто нанимает рабочую силу, должны были обеспечивать глав семей заработной платой, необходимой для поддержания жены и детей, так чтобы это гарантировало воспроизводство рабочей силы.

После 1945 года ... американская система социального обеспечения приняла иную направленность, отличную от той, которую замышляли реформисты первой половины XX века. Нынешний кризис американского социального обеспечения имеет глубокие корни.

11. Подземные забастовки – стр. 19

«Рынок и цена продуктов являются интернациональными, однородными и очень мало зависят от местных условий»; и «горнодобывающая промышленность требует от инвесторов интернациональной перспективы». Однако, по целому ряду причин, не просто дать оценку численности пролетариата горнодобывающего сектора.

Шахтёры очень часто работают изолировано, далеко от городских или промышленных районов, в центре особых областей и районов с высокой плотностью горнодобывающей промышленности, и это один из факторов слабости. Но они находят в технических условиях труда, под землёй и, особенно, на поверхности, также и причины для сильной солидарности, которая сделала их в прошлом, и продолжает делать сегодня, протагонистами важных сражений по отстаиванию своих интересов.

Наёмные работники в добывающей промышленности

Спецвыпуск: Всемирное противостояние

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Всемирное противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу указанному на Вестнике «Интернационалист».

12. Изменчивые блоки в империалистических разногласиях – стр. 21

Саммит в Оттаве следует связать со всем тем, что ему предшествовало, и тем, что за ним последовало. На саммите семи из восьми крупнейших империалистических держав не решаются и даже не рассматриваются все проблемы международных отношений. Тем не менее, саммит является подходящим случаем, для того чтобы пролить свет на межимпериалистические проблемы, а в ещё большей степени, для того чтобы обратить внимание на то, каким образом подчёркивается их значимость, поскольку это отвечает также различным требованиям пропаганды.

По мере того, как приходит в упадок ось Париж-Бонн, обретает плоть идея большей опоры на собственные силы и меньшего беспокойства по поводу монетарной политики, французских претензий и альянса с Соединёнными Штатами, пусть и сохраняя общие рамки отношений.

13. Старое и новое оружие в империалистическом противостоянии – стр. 23

Военные расходы и тенденции к гонке вооружений стали играть главную роль в крещендо на мировой арене, которое будет приобретать всё более резкие тона. Разумеется, они стали таковыми не вдруг, но, по крайней мере, в течение нескольких лет занимали всё большее место. Если в веренице контрастных и противоречащих друг другу цифр и новостей трудно оценить реальный масштаб явления и реальное соотношение военных сил держав, в первую очередь между США и СССР, то гораздо легче понять политическое значение растущих и беспрерывных диспутов на военные темы.

Равновесие устанавливается между несколькими державами и бесспорно включает в себя военные аспекты, по отношению к которым можно было бы говорить и о «военном равновесии». Но так называемое «равновесие страха» подразумевает нечто иное, а как возможность взаимного ядерного уничтожения США и СССР.

Межконтинентальное оружие США

14. Оружие, валюты и военный пацифизм в новом империалистическом противостоянии – стр. 26

“The Economist” приводит следующие данные о планируемых Рейганом военных расходах в миллиардах долларов (курс 1982 г.): 1982 – 184,8; 1983 – 205,8; 1984 – 218,1; 1985 – 245,3; 1986 – 263,3. Если мы воспользуемся данными ОСЭР о военных расходах США во время войны во Вьетнаме и переведём их в постоянные цены 1982 года, чтобы сделать их однородными с приведенными выше оценками программы Рейгана, осуществлёнными “The Economist”, то получим следующие цифры: 1966 – 182,2; 1967 – 208,9; 1968 – 213,7; 1969 – 203,1. Видно, что расходы, предусмотренные на 1982, 1983 и 1984 годы находятся почти на том же уровне, что были и в 1966, 1967, 1968 годах; более того, общая сумма военных расходов в течение трёх ближайших лет, 608,7 миллиарда долларов, превышает общую сумму расходов трёх лет вьетнамской войны (604,8 миллиарда долларов).

Военные расходы США

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 19, февраль 2014 г.

Политические сражения за стратегию – стр. 1

Крымская война закончилась подписанием Парижского мирного договора в марте 1856 года. Через сорок лет после Венского конгресса Франция вновь вышла на первый план. Британия добилась «нейтральности Чёрного моря». Пальмерстон думал, что тем самым удалось добиться «десяти лет спокойствия» в вопросе о проливах.

Хорошо понимая противоречия политики Пальмерстона, Маркс, разоблачая его политику, представлял его в качестве друга России и, тем самым, отказывался от исследования того, а «не идёт ли речь … о кратковременном интересе Англии, заставляющем благородного лорда надеть русскую маску».

Классовая точка зрения является политическим компасом в сражениях за стратегию.

Роковое влечение – стр. 2

Рушится мир, но сохраняется их роковое влечение. Парламентский кретинизм сильнее их. Нет причин, чтобы оставаться в плену их болтовни, коммунистическая политика не имеет с этим ничего общего.

С 2008 по 2012 год в Европейском Союзе число людей, рискующих оказаться за чертой бедности и в социальной изоляции, увеличилось на 7,4 млн. человек. Теперь оно составляет 125 миллионов человек, то есть около четверти от общей численности населения.

Это частичный итог в том числе и потому, что в нём не учтено то, что ленинистская партия способна добавить к политическому сознанию европейского и интернационального революционного пролетариата. На этом фронте исход не предопределён: страсть и интернационалистская приверженность каждого из нас может изменить ситуацию.

Политические цифры восстановления – стр. 4

Прогноз мировых темпов роста на 2014 год представляет собой возврат к средним показателям периода 1995-2004 годов (3,6%), с одним важным отличием: разрыв между темпами передовых и восходящих государств тогда составлял два процента (2,8 против 4,9), а теперь три (2 против 5,1). Хотя, вероятно, оно и носит предварительный характер, это новое отношение обобщает количественный итог глобального кризиса и вдохновляет часть политических дебатов по поводу цикла.

Как и в начале 80-х годов, сегодня мир, пожалуй, переживает «две критические тенденции» – рост процентных ставок и падение цен на сырьевые товары: тогда от этого пострадали плохо управляемые восходящие экономики, то же самое происходит и сейчас.

Цепочка противоречий связывает развитие и кризис на всех широтах капитализма.

Французская идеология и рейнская конвергенция – стр. 5

С началом 2014 года, через 18 месяцев после избрания, и под растущим международным давлением, Франсуа Олланд решил прояснить свою стратегическую ориентацию … президент объявил о «пакте ответственности» с бизнесом, предоставляющем ему налоговые льготы и снижающем барьеры для деятельности компаний в обмен на открытие новых рабочих мест.

Поэтому Олланд объявил французское сражение за равнение на Европу, но оно, в дополнение к экономическим и социальным мукам реструктуризации, ставит также проблему политических полномочий евро и, следовательно, суверенитета.

Французское сражение является переломным моментом? Посмотрим. Если это выглядит сигналом, подтверждающим равнение Олланда на Рейн, то другая инициатива франко-германской конвергенции касается привилегированной почвы суверенитета и выражения власти – военной сферы.

Реальность и идеологии новой урбанизации – стр. 7

Чтобы продлить динамику своего “славного тридцатилетия”, трёх десятилетий быстрого экономического развития, Китаю придётся решить беспрецедентные проблемы. Не исключено, что у него на этом пути будут благоприятные возможности, но также неизбежны сложности и сюрпризы.

Квалификация рабочей силы является частью процесса стратификации рабочего класса, необходимого для реструктуризации, приведённой в движение реформистской линией Китая.

До сих пор Пекину удавалось преодолевать интенсивную фазу индустриализации – по ходу которой пролетариат значительно вырос, – ограничивая борьбу трудящихся. Ему удалось сохранить единство государственной буржуазии даже в самые жёсткие моменты противостояния. Ему удалось сделать Китай участником глобальной конкуренции великих империалистических держав. Впереди его ждёт ещё много вызовов.

Карта

“Многосторонний кризис” на Босфоре – стр. 9

Политические события в Турции, после протестов на площади Таксим в июне и новой турбулентности на финансовых рынках, переживают очередное ускорение, сопровождающееся взрывом кризиса, который затронул внутреннее равновесие в ПСР … находящегося у власти в течение десяти лет. Это происходит в форме столкновения между исполнительной и судебной властью, сопровождающегося волной коррупционных расследований. Данный конфликт оказывает влияние на внешнюю политику Турции: как на её отношения с США и ЕС, так и с Ираном, что сказывается на Противостояние между светской Турцией и двумя Анатолиями, по-разному набожными, выглядит особенно оживлённым в связи с контрастом между восходящими фракциями турецкой буржуазии, переживающими свою трансформацию и ищущими новый политический синтез. роли в сирийском досье.

Противостояние между светской Турцией и двумя Анатолиями, по-разному набожными, выглядит особенно оживлённым в связи с контрастом между восходящими фракциями турецкой буржуазии, переживающими свою трансформацию и ищущими новый политический синтез.

7. “Молодая и беспокойная” Индия на пороге выборов – стр. 11

«Дуга перехода к демократии» в большом ближнем зарубежье Индии, от Таиланда до Мьянмы и от Бангладеш до Непала, вплоть до Египта, детерминирует «реорганизацию институционального равновесия» для «управления волной уличных протестов». Эти протесты могут легко стать явью и для индийского слона.

Сегодня утверждается фигура «лидера анти-истеблишмент», новый аватар, присвоенный трём претендентам на руководство правительством. Моди рядится в одежды решительного selfmade man, как главный герой популярного фильма “Миллионер из трущоб”: он выступает против элит, основанных на «фамилии и привилегиях». Ганди, член династии, выдаёт себя за социал-демократа и говорит о «политическом подходе снизу» и передаче власти «молодым и трудящимся». И, наконец, Кейривал выступает в роли обычного человека, который борется против культуры khaas aadmi, привилегированных. “Триумвират” уловил необходимость культурного обновления.

8. Либеральные иллюзии социальной интеграции – стр. 13

После второй мировой войны … социология перед лицом так называемого «массового общества» заняла две, по сути, противоположные позиции. Некоторые авторы рассматривают его в качестве пути к полной демократии, пусть и с необходимыми правилами, поскольку в настоящее время окончательно преодолены классовые противоречия. Другие подчёркивают, что оно ведёт к невыносимому удушью индивида, которого «система» принуждает к социальному единообразию. Обе позиции сходятся … в отрицании марксизма и всякой возможности революционных преобразований.

Черветто разъясняет ещё раз: «Буржуазное общество – это общество, разделённое на классы, и даже самая устоявшаяся софистика не может превратить его в гармоничное общество. Признать существование социальных конфликтов – это тот минимум, который могут сделать социологические теории, если они хотят заслужить доверие. Вынужденная признать существование социального конфликта, социология впадает в иллюзию по поводу его преодоления».

9. Verizon-Vodafone и Microsoft-Nokia – стр. 14

Vodafone родилась и выросла в сфере мобильной телефонии. Будущее отрасли в развитых экономиках основывается на “пакетах” услуг, которые включают в себя стационарный телефон, смартфон, интернет, телевидение, навигацию и развлечения для автомобиля, дистанционное управление бытовыми электроприборами. Для того чтобы предложить их, необходима конвергенция между оптико-волоконными и мобильными сетями нового поколения.

Nokia, бывший гигант телекома, достигла поворотного пункта в своей более чем столетней истории. Будучи глобальным производителем, она уступила лидерство корейской Samsung: в сегменте basic её продажи подвергаются постоянной эрозии из-за азиатских производителей, а в сегменте smart ей не удалось восстановить утраченную почву. В этом контексте созрело решение, в конце концов, уступить подразделение Devices & Services в пользу Microsoft по скромной цене в 5,4 млрд. долларов.

Таблицы: "Изменения в телекоммуникационном секторе" и "Ведущие мобильные операторы мира"

Спецвыпуск: Мировое сражение в металлургии

10. Baosteel на пороге реструктуризации – стр. 17

В ходе кризиса 2008-2009 годов мировое производство стали снизилось на 8%. В Евросоюзе оно упало на 34%, в США на 38%, в то время как китайская сталелитейная промышленность выросла на 18%. Темпы сталелитейной промышленности в последующие три года отразили неравномерное замедление экономического восстановления: европейское производство вновь стало снижаться, американское буксует. Китайский рост также замедлился, что пересекается со сроками завершения реструктуризации крупных групп Поднебесной.

Сегодня открывается глава реструктуризации крупных китайских групп. Марксистская школа предоставляет инструментарий для понимания этого явления, совершенствовавшийся в ходе почти полувекового анализа, проводившегося нашей школой.

Таблицы

11. Baosteel на пороге интернационализации – стр. 19

В течение последнего десятилетия капиталистическое накопление в Китае шло семимильными шагами, повторяя эволюцию европейского потребления стали во время послевоенного цикла индустриализации и урбанизации: это относится как к подушевому потреблению, так и к пересчёту на число занятых в промышленности. Сравнение темпов роста потребления стали в провинциях Голубого Китая обнаруживает сходство с количественными показателями Германии, США и Японии 70-х годов.

В китайском котле вызревает экспорт серьёзнейших противоречий. Реакция, попытки, союзы, международные коллизии, которые они спровоцируют среди мировых гигантов металлургии, и станут глубинным содержанием мирового сражения в металлургии.

Десять крупнейших китайских производителей стали

12. Японская сталь для азиатского эпицентра – стр. 21

В течение нескольких десятилетий появились “восходящие” металлургические нации, бросивших, в конечном итоге, вызов такой азиатской державе, как Япония, которая, казалось бы, вышла победительницей из реструктуризации.

Вместо кавалерийской диверсификации, по примеру американских US Steel и National Steel, вложивших капиталы в нефтяную и пищевую промышленность, японские компании придерживаются технологической последовательности.

Южная Корея угрожала первенству Японии в 80-е годы, но не смогла стать лидером по нетто-экспорту. Сегодня развитие Китая предоставляет возможности для роста его собственной металлургической промышленности. Токио и Пекин движутся на встречных курсах на азиатском рынке стали.

Торговля сталью

Предприятия шести крупнейших групп Японии

Крупнейшие японские группы

13. Картель Жана Монне – стр. 23

С плана Маршалла началось разделение Германии на два государства. Франция присоединилась к нему, стремясь осуществить экономическую аннексию богатого углём региона Саар, но отказавшись от первоначального плана разделения территории Германии на левом берегу Рейна. Детерминировав объединение внутреннего немецкого рынка в трёх оккупированных западных зонах, США обеспечили прочную экономическую связь с Германией и в то же время её долгосрочную зависимость от СССР, военным путём завладевшего восточной частью.

ЕОУС предоставило Франции последнюю возможность для того, чтобы противостоять немецкому превосходству. Она могла сделать это, взяв на себя инициативу и навязав полномочия Высших властей пока ещё слабой Германии. Альтернативой было американское доминирование, которое в любом случае усилило бы Германию, отодвинув Францию на второй план.

14. Десятилетия ускорения ЕОУС – стр. 25

50-е и 60-е годы представляли собой цикл исключительного роста, в течение которого сталелитейная промышленность росла в два раза более высокими темпами по сравнению с предыдущим сорокалетием, даже несмотря на то, что в период между первой и второй мировыми войнами произошло удвоение мирового производства стали с 80 до 160 Мт.

В рейнском горниле международного капитала начинал складываться европейский империализм. Усиливалась конкуренция между экономическими блоками унитарного империализма, особенно в промышленно развитых областях. В Атлантике и значительной части мирового рынка, конкуренция демонстрировала шаткость островной замкнутости Лондона.

Промышленные регионы ЕОУС

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 20, март 2014 г.

1. Национальные войны и марксистская стратегия – стр. 1

Наполеон III теперь опасался вмешательства Пруссии. Берлин опасался потрясений, которые распространятся на Рейнскую область; в то же время он хотел бы воспользоваться трудностями Австро-Венгрии, чтобы получить преимущество в германском вопросе.

В столкновении, открывавшемся в Берлине и Рейнской области, между течениями, которые хотели бы вмешательства на стороне Австрии, и теми, что желали воспользоваться ситуацией, чтобы ослабить Вену, открылось пространство для инициативы Маркса и Энгельса, изложенной в брошюре “По и Рейн”. Это политическое выступление было направлено на поддержку революционного восстания в Италии ... и делало ставку на национальную войну Германии против бонапартистской Франции и царской России. Подтвердилась стратегическая схема европейской войны.

2. Украинский кризис заставляет Берлин раскрыться – стр. 2

Москва понимает, что одна Россия не обладает экономическими и демографическими возможностями, сравнимыми с ЕС, соотношение сил явно неравное. Но если бы речь шла о соотношении сил между ЕС и Евразийским союзом, то тогда можно было бы стремиться к «уравновешиванию».

Если есть новизна в условиях кризиса, который до сих пор протекал в рамках уже известной канвы, то она заключается в активной роли, которую взял на себя Евросоюз и, в частности, Германия. В критические часы в Киеве министры иностранных дел Франции, Германии и Польши вели переговоры с российским посланником; канцлер Ангела Меркель провела многораундовые переговоры с Владимиром Путиным, это подтверждает то, что для Берлина отношения с Москвой неизбежны. Похоже, что события ускорили принятие решений, которые уже назревали, заставив Берлин раскрыться.

3. ЕС – “мачеха” европейского рабочего – стр. 4

Тень реструктуризации европейской промышленности, занимающейся производством бытовых электроприборов, уже в течение многих месяцев нависала над двенадцатью тысячами сотрудников итальянских компаний Candy, Indesit, Merloni, Drahtzug Stein и Electrolux.

Историю Electrolux ... нельзя считать закрытой ни для работников группы, ведущих трудное сражение за сохранение рабочих мест и заработную плату, ни для итальянского и европейского пролетариата, которому придётся в течение долгих лет иметь дело с империалистической политикой в отношении заработной платы...

... ясное понимание европейского империализма и интернациональная стратегия, которая противостоит ему, сегодня являются обязательными условиями для эффективной экономической борьбы с целью защиты интересов нашего класса.

4. Двадцать плодотворных лет – стр. 6

Мировая экономика вернулась к докризисным темпам роста, переживает значительное расширение и мировая торговля. Несмотря на это, в столицах империализма настроение отнюдь не праздничное, присутствуют неопределённость и беспокойство. Восстановление является хрупким, имеются опасения по поводу рецидива. МВФ сигнализирует, что для “развитых стран” существуют риски стагнации и дефляции.

Ренци показал определённую сноровку и здоровую дозу цинизма, но до сих пор играл в своей песочнице. Посмотрим, что он будет делать в открытом поле, где дуют ветра глобального и европейского раздора. В Европе попытка Ренци привлекает внимание: ему придётся осуществлять непопулярную политику строгости, именно этого ждут на перевале европейских ограничений. Наша задача прежняя: продолжать борьбу за защиту заработной платы и рабочих мест.

5. Москва проводит запоздавшую реструктуризацию – стр. 8

... ожидаемые в 2014 году темпы роста ниже, чем у всех остальных крупных развивающихся стран: 2% в отличие от 7,5% у Китая и даже 2,8% у Бразилии. Налоговые поступления от энергетических продуктов спасают государственный бюджет, но скрывают дисбалансы: годовой бюджетный дефицит, сейчас близкий к нулю, без них перевалил бы за 10%.

Экономическая слабость отсылает к чрезмерной зависимости от энергоресурсов. Ничего нового, это старое проклятие: чрезмерные запасы природных ресурсов становятся тормозом реструктуризации. Результатом является экономический цикл, который почти механически отражает, спустя всего несколько кварталов, тренд нефтяных цен: за снижением в два раза цен на Urals в конце 2008 года последовал спад российского ВВП более чем на 10% в течение первых двух кварталов 2009 года.

Таблица

6. Карта заработной платы: от экономической перебалансировки до нарушения политического равновесия – стр. 10

В последние годы города центрального и западного Китая имели высокие темпы роста, увеличив относительный спрос на рабочую силу в ущерб городам восточного и южного побережья. Мы давно следим за миграционными потоками между провинциями Китая и исследуем основы тред-юнионистского толчка, который, учитывая континентальные масштабы китайского рынка рабочей силы, неизбежно начинается с региональной сегментации.

Невозможно предсказать, когда неравномерная динамика экономической перебалансировки раскроет страницы противоречий нарушения политического равновесия. Когда это случится, несомненно, политические течения китайской буржуазии будут разыгрывать карту заработной платы.

Карта

7. Моря и озёра Си Цзиньпина – стр. 11

В образе «пяти озёр и четырёх морей» китайская политическая традиция демонстрирует потребность плюралистического представительства – не только географического – как сегодня, в аппарате партии-государства, так и в прошлом, в политическо-государственных институтах Срединной империи.

... экономическая и политическая роль побережья совпадает со «столетием национального унижения»; историческая миссия КПК, начиная с Мао Цзэдуна и заканчивая Си Цзиньпином, заключается в восстановлении Китая в ранге мировой державы, производной от его имперского наследия. Но побережье должно быть обязательно связано с континентальной глубинкой, то есть с Жёлтым Китаем.

8. Власти ЕС и суверенитет по решению судов – стр. 13

В последние годы процесс централизации властей пережил наступление на нескольких фронтах: запуск Банковского союза стал сальто суверенитета; fiscal compact, подкреплённый two-pack, зафиксировал координацию фискальной и бюджетной политики; после сражения за сдерживание дефицита и долга экономическая дискуссия сосредоточилась на европейской реструктуризации, что подтверждается явным сближением Франсуа Олланда с рейнской линией. Наконец, франко-германская ось осуществляет ускорение во внешнеполитической и оборонной политике.

... как Бундесбанк во внутренних дозировках ЕЦБ, так и суд Карлсруэ может быть функциональным в европейской политике Берлина: отстаивая немецкие правовые требования, «он поможет канцлеру Ангеле Меркель провести ряд красных линий – вызывающих большее доверие – указывающих на то, что Германия может признать в Европейском Союзе и, таким образом, укрепить свои переговорные позиции по отношению к остальным государствам-членам».

9. Европейский опыт Рейтера в американской системе соцобеспечения – стр. 15

Ключевой фигурой в создании американской системы соцобеспечения был Уолтер Рейтер (1907-1970), председатель профсоюза работников автопрома, United Auto Workers (UAW), в 1946-1970 годах. Жизнь этого человека может указать на некоторые ключевые особенности американской системы социального обеспечения, а также на её отличие от систем европейских стран.

В сентябре 1932 года … Уолтер Рейтер и его брат Виктор решили отправиться работать в СССР. Они поехали через Германию, где у них были родственники социал-демократы. Через два года братья Рейтер вернулись в США: опыт, полученный ими в Европе и СССР, повлиял на их профсоюзное формирование, на их деятельность по организации и руководству United Auto Workers, на их понимание системы соцобеспечения.

10. Окровавленные спецовки с заводов Индокитая – стр. 17

Условия труда на камбоджийских фабриках очень тяжёлые. В секторе ТОП рабочий день значительно превышает 8 часов при 6-7 рабочих днях в неделю, отсутствует безопасность труда, заработная плата очень низкая. Забастовки усилились в 2013 году, но уже в течение многих лет были постоянным явлением в особых экономических зонах, где сосредоточены предприятия. Ассоциация промышленников сектора публикует данные о числе дней, потерянных за последние десять лет: с 2007 года речь идёт о 200-300 тыс. дней в год, в 2012 году эта цифра выросла до 540 тысяч, а в 2013 году до 820 тысяч, без учёта декабря, который был месяцем сильных забастовок.

Борьба молодых камбоджийских рабочих, разрушая «промышленный мир» посредством базовых требований, делает для них неизбежным путь, уже пройденный их товарищами по классу в странах более развитого капитализма.

11. Просвещение и тоталитаризм Франкфуртской школы – стр. 19

Хоркхаймер и Адорно рядятся в одежды радикальных критиков, а в итоге осуждают несправедливость в универсальном смысле, делая её неопределённой, находящейся вне исторического времени, как «доминирование», которое, даже имея материальную основу, находит свою силу в автономии надстройки, которая неустанно воспроизводится в каждом типе общества, во всяком производственном базисе, в каждом месте и в любое время. Поэтому, им не остаётся ничего иного как предлагать индивидуальное отрицание «системы», отрицание действительности, без какого-либо политического выхода. Вместо материалистической критики, в их тезисах воспроизводится радикальный субъективизм левых гегельянцев, поставленный к позорному столбу Марксом и Энгельсом в “Немецкой идеологии”.

12. Ленин и первая мировая война – стр. 21

В России искра пролетарской революции вспыхнула 7 ноября 1917 года, когда, вскоре после 22 часов, крейсер “Аврора”, стоявший на якоре в Неве, дал сигнал о намерении начать обстрел Зимнего дворца и сделал несколько выстрелов, чтобы показать, что угроза была реальной. В час ночи дворец был занят большевиками: Ленина избрали председателем Совета народных комиссаров.

Большевистская партия взяла власть и подписала анти-националистический мир. В Брест-Литовске 3 марта 1918 года был санкционирован мир с невиданными ранее территориальными уступками, сделанными правительству Германии. Это был стратегический мир, с точки зрения мировой революции, мир в интересах растущей революционной волны немецкого пролетариата. Этому пролетариату и его революционной истории принадлежал рычаг, способный распространить пролетарскую революцию на Европу и разорвать тем самым изоляцию русского пролетариата.

Спецвыпуск:

13. Борьба партии за коммунистическую стратегию – стр. 23

Мы выбрали, как поле для исследования проблемы стратегии, сопоставление Троцкого и Ленина именно потому, что это сличение проходит внутри революционного марксизма, между двумя его виднейшими представителями и мастерами.

Это сравнение между двумя нашими учителями, и если мы находим у Троцкого пробелы, то не занижаем из-за этого его теоретическую и политическую значимость. Мы видим только, какую огромную важность приобрела разработка революционной стратегии в марксистском движении, и как на основе этой научной проблемы, которую империалистическая эпоха сделала безотлагательной, должна была сформироваться целая серия расхождений, целая серия уровней разработки, осуществлённой великими представителями революционного движения.

Ленин использует термин «тактика», но, по сути, обращается к проблемам, касающимся стратегии. Теоретически и политически Ленин разрабатывает стратегию, продолжая и развивая «фундаментальные принципы стратегии», установленные марксизмом. Это ясно следует особенно из всей его методологической постановки вопроса и, прежде всего, из всей его теоретической и политической деятельности.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 21, апрель 2014 г.

1. Великая и малая Германия в стратегии Маркса и Энгельса – стр. 1

Концепция единства [Маркса и Энгельса], по сравнению с двумя доминирующими течениями, вдохновлёнными Веной и Берлином, является третьей великогерманской формулой, с фундаментальной и неотъемлемой оговоркой: речь идёт о демократической и революционной, политически централизованной Германии, с сердцем в промышленно развитой Рейнской области. Следовательно, речь шла не о малонемецкой Германии, централизованной Пруссией, которая оставила бы за бортом немецкие территории Австрии … И даже не о великогерманской Германии под австрийским влиянием, которая заключила бы капиталистическое развитие в оковы слабой конфедеративной централизации и привязало бы к нему балласт габсбургской реакции.

2. Берлин и Москва втянуты в политический раздел ЕС – стр. 2

В новом разделе стратегическая цель США заключается в предотвращении того, чтобы Европейский союз и Россия имели бы особые отношения. По сути, это адаптация старой цели Ялты, в центре которой находился раздел Германии, чтобы не допустить гегемонического контроля над Старым континентом, из которого Соединённые Штаты были бы исключены.

Существует объективная почва нового раздела, когда делается ссылка на отношения с Москвой, в которых немецкий и европейский стратегический интерес не совпадает с американским. Именно это и является почвой, на которой следует оценивать политику Ангелы Меркель.

Центральным пунктом для Москвы … является то, способны ли Германия и ЕС обеспечить линию переговоров под давлением США, которые используют в качестве рычага разногласия с Польшей. … Москва всегда демонстрировала, что признание ею перехода Восточной Европы в ЕС должно иметь в качестве возмещения признание российского влияния на её «ближнее зарубежье».

3. Российские и атлантического связи “европейской Германии” – стр. 4

Впервые после мировой войны немецкий канцлер полностью является воплощением Европейской Германии, она ведёт сражение по оснащению континента для мирового противостояния.

Немецкая реалистическая линия, отчасти являющаяся выражением экономических и энергетических связей, но которую необходимо свести к системе государств, отстаивает внешнюю политику, учитывающую стратегические интересы Кремля.

Пусть и сохраняя атлантические связи, Берлин, поскольку он является европейской силой, может приобрести собственную политическую идентичность на мировой арене, именно выражая независимую от Вашингтона позицию. Но украинский кризис показывает, что европейские расхождения являются брешью, открытой для инициативы Вашингтона.

Российские и англо-атлантические связи на противоположных фронтах – восточном и западном – континента являются неотъемлемыми компонентами великоевропейской стратегии Ангелы Меркель.

4. Москва закрепляет за собой Крым и обеспечивает безопасность флота в Севастополе – стр. 6

Просьба о присоединении к России, одобренная на референдуме и получившая согласие Путина, становится козырем в руках Москвы, чтобы с позиции силы вести торг о будущем Евразийского союза и устройства Украины в рамках нового раздела.

“Решение” проблемы было изложено в проекте МИД России, который просит украинский парламент осуществить федерализацию государства, в результате чего отдельные регионы смогут обращать внимание на собственные интересы: не только в защите этнических или экономических особенностей, но и в области международных отношений. «Суверенитет, территориальная целостность и нейтральный военно-политический статус гарантируются Россией, Евросоюзом и США с закреплением резолюцией Совета Безопасности ООН». Таким образом, вырисовывается стратегическая цель Кремля в украинском кризисе: с помощью диалектики властей в Киеве обеспечить рычаг влияния на выбор целостной Украины, а не только присоединить её часть.

Карта

5. “Сланцевый газ” США в мировом балансе – стр. 8

Перспектива самодостаточности в различных случаях, в рамках империалистического противостояния, была использована США в качестве рычага: по отношению к странам-производителям ископаемого топлива, картель которых установил контроль над мировыми ценами, а также в отношении других великих держав-потребителей – исключением в течение почти тридцати лет была Великобритания – находившихся в неизбежной зависимости от поставок с Ближнего Востока и из России.

Стремительно развернувшийся украинский кризис вызвал предложение некоторых течений Вашингтона, особенно республиканских, бросить сланцевый газ, в виде сжиженного газа, на весы баланса сил, чтобы поощрить Европу к преодолению зависимости от российских поставок.

6. Мировое противостояние поджигает Украину – стр. 10

На протяжении более чем двадцати последних лет, в рамках нового раздела мира, который после падения Берлинской стены и распада СССР полностью перекроил карту Восточной Европы, Украина представляла собой одну из основных арен борьбы между европейским и российским империализмами, где США постоянно подливали масло в огонь. Вновь, лишь прикрыв свой стыд завесой гуманизма международной дипломатии, происходит классический раздел сфер влияния между империалистическими грабителями, как всегда осуществляемый по силе, то есть капиталу. Борьба вокруг Украины является частью мирового противостояния, сегодня представляющего собой конфронтацию держав континентального масштаба.

Внешнеэкономическая экспансия ЕС сместилась на восток, Россия в ответ запустила свой интеграционный проект – евразийский; всё это усиливает напряжение на постсоветском пространстве.

7. Неотъемлемая часть стратегии в борьбе за раздел мира – стр. 12

Профсоюзы не могут, даже если хотели бы, организовать никакого сопротивления. И без того ослабленные неизлечимым парламентским кретинизмом, заставившим их определиться по отношению Ренци, что стало ещё одним поводом для их внутреннего раскола, они были ошеломлены стремительной двухходовкой главы правительства.

Защита интересов класса требует оппозиции империалистической политике по отношению к заработной плате, которую, в разных формах, разной степени и за разное время, проводят национальные отряды европейского империализма, что является неотъемлемой частью их стратегии в борьбе за раздел мира между континентальными державами.

8. Характерная черта нового века – стр. 13

Мы знакомим наших читателей с новой книгой Гуидо Ла Барберы “Новая стратегическая фаза”, которая была выпущена в марте 2014 года издательством “Lotta Comunista”.

Очевидным в последние десять лет стало то, что империалистическая зрелость новых держав начала воспроизводить черты изменений старых метрополий, произошедших по завершению тридцатилетия их послевоенного развития: социальных изменений, вызванных урбанизацией и новой стратификацией класса, кризисы нарушения равновесия и политического несоответствия, напряжённость на рынке рабочей силы, реструктуризацию производственного аппарата. Мы обобщили этот переход в формуле кризиса модернизации империалистического созревания.

Один миллиард человек, который был приведён в движение социальными изменениями, вовлечённый в бурные процессы, будет представлять собой объективную возможность для реализации революционной стратегии. Превращение этого потенциала в субъективные силы интернационального коммунизма является неизвестной величиной и беспрецедентным вызовом новой фазы.

9. Бразилия колеблется в венесуэльском кризисе – стр. 15

Мы публикуем статью наших бразильских товарищей из мартовского номера “Intervenção Comunista”.

«Боливарианский социализм» пережил потрясения. Венесуэла – государственный капитализм, купающийся в нефтяных доходах, пользуясь традицией латиноамериканского популизма, сегодня находится в кризисе, с экономикой, в которой в 2013 году была зарегистрирована инфляция на уровне 56%, а также общая нехватка предметов первой необходимости.

Левопопулистское правительство было поражено «проклятием природных ресурсов или голландской болезнью». После смерти Чавеса, его «демократический преемник» оказался вынужден управлять экономическим кризисом, выходом из которого мог бы стать «сильный финансовый маневр», но которого, вероятно, не будет, потому что это вызвало бы ещё большее недовольство, поставив шах популизму, особенно среди наиболее бедных, существовавших за счёт его подачек, слоёв, являвшихся одной из фундаментальных опор чавизма.

10. Федерализм и “электоральная карусель” в Нью-Дели – стр. 16

По мнению “The Economist”, апрельско-майский электоральный раунд в Индии «не будет забегом двух лошадей», ИНК и БДП, а скорее «шумной и запутанной каруселью», разделённой на семь этапов, в которую будут втянуты 814 миллионов избирателей субконтинента. Конечный результат 16 мая будет выражением «агломерата противостояний в двадцати восьми штатах», из которых составлена Индия. Последние восемь выборов, начиная с 1977 года, когда ИНК перестал возглавлять национальное правительство, продемонстрировали, что на региональные партии приходится половина избирательного консенсуса, и это сделало обычным явлением их «участие в коалиционных правительствах».

Анализируя выборы 1977 и 1980 годов в своём эссе “Тридцать лет капиталистического развития в Индии”, Арриго Черветто подчёркивал, что «пробные, несостоятельные или случайные региональные коалиции» представляют «обязательный путь» в индийской политической жизни, как выражение «неравномерного развития регионов», составляющих индийскую конфедерацию.

Карта

11. Миф о “интегрированном” рабочем классе – стр. 19

Мы всегда боролись против аристократического, корпоративного, бюрократического, реакционного, и даже расистского поведения, присутствующего в этом обществе, а, следовательно, также и в среде нашего класса и в его общественных организациях. Повседневная политическая и организационная борьба не является простой пропагандой моральных ценностей.

Борьба за так называемое «благосостояние» между теми, кто владеет собственностью и контролем над средствами производства и потребления, а также теми, кто обладает лишь собственной способностью к труду, является объективным фактом, на который партия может и должна опираться в своём политическом, пропагандистском и профсоюзном действии.

Спецвыпуск: Классовая борьба и революционная партия – стр. 21

Прогноз о долгом периоде капиталистического развития, особенно в Азии, который на протяжении полувека являлся научной базой для определения задач революционной партии и времени её возможного укоренения в развитой метрополии, был обновлён характеристиками “новой стратегической фазы”. Китай и Европа в настоящее время представляют собой важнейшие вопросы этой новой фазы. Беспрецедентной чертой этой фазы является борьба между державами континентального масштаба. Эта новая черта дополнила и проблему “Что делать?” революционного меньшинства, поставив сегодня в повестку дня большевистское укоренение в европейской империалистической метрополии.

Речь идёт о принципиальном моменте для интернациональной стратегии мирового класса. Эта стратегия неизбежно должна быть обращена к миллиарду человек, приведённому в движение социальными изменениями. К тем, кто в новых отрядах мирового пролетариата в Китае, Бразилии, на Ближнем Востоке, в России или Турции только начал разворачивать свою классовую энергию. Путь намечен, хотя ещё нельзя предсказать его протяжённость и формы.

С этой целью следует напомнить о том, что сказано в конце предисловия к шестому изданию этой книги: «Возвращаться к “Классовой борьбе и революционной партии” через размышления о сегодняшней невиданной стратегической задаче, означает думать о фундаменте политической деятельности в эпоху континентальных держав».

Поэтому нет никаких сомнений в том, что «каждому поколению надлежит развязывать теоретические и политические узлы своего времени».

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 22, май 2014 г.

1. Италия и Германия в стратегии Маркса и Энгельса – стр. 1

Брошюра “По и Рейн” была опубликована в Германии в апреле 1859 года за несколько дней до начала войны в Италии. Энгельс не оспаривает, что в этом конфликте Рейн следовало защищать на По. «В Германии почувствовали, что если По для Луи-Наполеона только предлог, то основной его целью при всех обстоятельствах должен быть Рейн».

Цель отказа от нейтралитета Германии высказывается прямо и недвусмысленно. […] Но почему Маркс и Энгельс хотели бы видеть немецкие государства объединившимися с Веной против Франции в войне 1859 года, отказываясь от необъявленного, но выбранного Берлином нейтралитета? Ответ, опять же, находится в их европейской стратегии.

2. Тектонический разлом Восточной Европы вновь приходит в движение – стр. 2

Даже в десятилетия ялтинского раздела риторика противостояния сторон в «холодной войне» сочеталась с фактической конвергенцией между США и СССР, но это делалось за счёт Германии и Европы, загнанных в угол разделом, символом которого была Берлинская стена. Сегодня, потенциальная граница нового раздела проходит по Днепру, между Западной и Восточной Украиной, и разделение русских заменило немецкий вопрос. Разница имеет решающее значение, и это делает неясным американские стратегические расчёты.

В Москве требования о пересмотре баланса сил 1991 года не останавливаются на российском «ближнем зарубежье» и, как бы то ни было, связывают украинский кризис с порядками во всей Восточной Европе. Централизация политики Европейского Союза остаётся неразгаданным ребусом.

3. “Структурные реформы” по рецепту МВФ – стр. 4

В документах МВФ изобилует «разочарование» по отношению к восходящим экономикам в связи с хрупкостью, продемонстрированной с началом «денежной нормализации» в США. Явными стали слишком высокая задолженность предприятий, чрезмерная зависимость от иностранного капитала, распространение теневой банковской системы, которая – в Китае – росла в последние годы в два раза более высокими темпами, чем официальная банковская система.

В 2013 году восходящие и развивающиеся страны достигли 50% мирового ВВП на основе паритета покупательной способности и продолжают расти в два раза более высокими темпами, чем развитые государства. Еврозоне придётся столкнуться с серьёзными вызовами: от снижения населения работоспособного возраста до снижения эффективности использования производственных факторов. Поэтому, пожалуй, «первостепенное» значение приобретают структурные реформы, особенно те, которые могут увеличить занятость и более эффективное использование производственных факторов.

4. Эксперты за кухонным столом – стр. 5

После второй или третей рюмки, за кухонным столом или в ближайшей закусочной, всегда найдутся те, кто болтает языком и говорит, что знает решение любой проблемы, от футбола до сокращения государственных расходов. «Если бы я был ...». И понеслись-поехали чудодейственные рецепты: отказаться от торговли в долларах и евро, переведя всё в рубли, посадить всех на нары и выбросить ключ, поднять пошлины на китайские товары и выгнать всех иммигрантов из страны. Таков универсальный типаж болтуна, стремящегося быть в центре внимания, одержимого навязчивыми идеями. Ничего нового, это неотъемлемая часть буржуазного политического спектакля со всё меньшим количеством зрителей.

Не стоит верить старым и новым торговцам идеологиями, которые заводят в тупик национализма или ксенофобии. Классовая оппозиция унитарному империализму основана на пролетарском интернационализме и направлена на борьбу за коммунизм.

5. Правительство европейских обязательств для французского сражения – стр. 7

Местные выборы являются беспрецедентным «наказанием» для правящего большинства и Франсуа Олланда. Отказ поддерживать правительство социалистов привёл к победе республиканской правой и положительным результатам Национального фронта.

Олланд меняет всё и посылает своего премьер-министра в окопы в попытке справиться с дилеммой, постоянно существующей в рамках его пятилетнего мандата: необходимостью разрываться между внутренним циклом и стратегическими проблемами европейской реструктуризации, в которой Париж отстаёт от остальной Европы.

Политическое ускорение, осуществлённое Берлином, в первую очередь, должно найти согласие в рамках франко-немецкой оси. Париж, по сути, пошёл на попятную, когда «правительство евро» стало конкретным политическим предложением. Gouvernement de combat, желаемое Олландом, ждёт французское сражение за передачу суверенитета и европейскую реструктуризацию.

6. Франсуа Олланд между европейским выбором и электоральными поражениями – стр. 9

Мы публикуем статью наших французских товарищей из апрельского номера “L’Internationaliste”.

Муниципальные выборы, являясь промежуточными, всегда были, особенно во Франции, неблагоприятными для правящего большинства. Но неожиданные масштабы поражения Франсуа Олланда вызвали интенсивные дебаты. Успеха добился Национальный фронт. Учитывая национальный и пропорциональный характер данных выборов, этот успех может быть развит на европейских выборах в мае, вплоть до того, что эта анти-европеистская партия могла бы занять лидирующие позиции во Франции.

Классовый стихийный абсентеизм может, и на самом деле это происходит, быть использован и стать орудием борьбы в руках буржуазных политических течений. Он может быть использован в рамках отдельных кампаний. Но, каким бы хрупким и рудиментарным он не был, это всё равно эмбрион сознания, которое просматривается в классовом абсентеизме. Соединиться с ним, преобразовать его в революционное сознание, вот к чему стремится наш стратегический абсентеизм.

7. Неизвестные величины китайской финансовой реструктуризации – стр. 11

В нынешнем сражении вокруг «теневой финансовой системы», небанковской ветви кредитно-финансовой архитектуры, построенной в течение десятилетий на основе прибавочной стоимости, изъятой у рабочего класса, переплетаются черты, характерные для истории капитализма – болезни его кредитной системы, постепенно из детских становящиеся старческими – и особенности китайской истории.

Перед лицом пленарного заседания Всекитайского собрания народных представителей в марте Ли Кэцян использовал образ китайского храброго воина, который, будучи укушенным змеёй, «отрезал руку», чтобы выжить: правительство освободит от «психологического сопротивления и групп частных интересов» путь реформ и реструктуризации.

Запретный город обсуждает контролируемое замедление и упорядоченное управление рисками, но стратегическая цель, заключающаяся в развитии финансовой системы, неотделима от исторической закономерности её кризисов.

8. Наука революции – стр. 13

“Что делать?” являлась рычагом, предоставленным классу, чтобы иметь людей «беззаветно преданных» делу даже в самые сложные времена, когда все империалистические державы сосредоточены на защите своих национальных интересов. Интернационалистский анализ с опорой на “Что делать?” оказался непроходимой плотиной для оппортунизма. Среди империалистических держав, борющихся за раздел мира, возникла сила со своей собственной стратегией и твёрдой организацией.

Рабочий класс продемонстрировал, что имеет возможность защищать свои исторические интересы, не быть в подчинении, не предоставлять свой ум и мускулы служению чуждым интересам. По мнению Ленина, наука революции продемонстрировала, что является точной наукой; эта уверенность могла быть вырвана из рук угнетённого класса, но он продолжил движение своим путём.

9. Пощёчина господам социал-предателям – стр. 15

Империалистическая война родит социалистическую революцию, заявлял Второй Интернационал в 1907 году в знаменитой резолюции Штутгартского конгресса. Ещё накануне первой мировой войны, можно сказать, за 24 часа до первого выстрела, его официальные представители продолжали утверждать то же самое.

Но первые же выстрелы так оглушили вождей европейской социал-демократии, что они начали объявлять чёрное белым, а белое чёрным. Преступная война превратилась в великую и освободительную. Все партии, за исключением большевиков, звали рабочих защищать «своё отечество», то есть свою буржуазию, своих хозяев. Принципы социализма были забыты, а красные знамёна втоптаны в грязь, честь и совесть были объявлены предрассудками. Вожди казённой социал-демократии всех стран изменили своим рабочим. Речь шла именно о предательстве, а не ошибке в теоретическом анализе.

10. Подземные забастовки – стр. 16

“Конец одной эпохи горнодобывающих компаний”, так называется статья “Wall Street Journal”. «Инвесторы горнодобывающей промышленности задаются вопросом: а не достиг ли суперцикл своего пика? Это является указанием на то, что все лидеры забега прекращают гонку». В 2013 году имели место сильные перемены в топе мировых горнодобывающих колоссов, что является отражением борьбы без правил между гигантами отрасли.

2013 год в Южной Африке был насыщенным по числу трудовых споров и забастовок, не только в горнодобыче, но и в автопроме, а также в сельском хозяйстве. Наиболее значительными были те, что происходили в добывающем секторе (золото, платина); они продолжали серию конфликтов предыдущего года, но имели иной характер.

11. Марксизм и идеологии суверенитета – стр. 19

Мы знакомим наших читателей с книгой Гуидо Ла Барберы “Глобальный кризис и европейская реструктуризация”, которая была выпущена в феврале 2013 года издательством “Lotta Comunista”.

Неизбежным является постоянное сопоставление нашего анализа с буржуазными идеологиями по вопросу кризиса суверенитета, также как Маркс и Энгельс делали это, обращаясь к Макиавелли, Гоббсу, Спинозе и Бодену. Или как, например, это сделал Черветто в предисловии к книге “Унитарный империализм” в отношении буржуазных теоретиков международных отношений XIX века. Современному поколению марксистов следует аналогично подойти к идеям Карла Шмитта (1888-1985), который вместе с Мартином Хайдеггером и Эрнстом Юнгером является столпом немецкой реакционной мысли XX века.

Если мы хотим поставить на ноги проблемы кризиса национального суверенитета и европейской реструктуризации, то нам следует также приложить усилия для противостояния буржуазным доктринам в данном вопросе.

Спецвыпуск: Крах ложного социализма – стр. 21

Научная формула, рассматривающая СССР как государственный капитализм, была базовым пунктом для определения его социальной природы. «С точки зрения экономики здесь нет никакого изменения фундаментальных особенностей капитализма, – подтверждается в Тезисах 1957 года, настолько что, – «“государственный капитализм” не представляет никакой качественной “новизны” по сравнению с классическим капитализмом». Тогда же была понята капиталистическая социальная природа СССР, что позволило разработать концепцию унитарного империализма, в которой советский государственный капитализм рассматривался как часть мирового совокупного капитала.

Советский империализм не мог больше быть сверхдержавой двуполярного мира, поскольку уже не обладал военно-политической силой, необходимой для «нового противостояния» и не мог участвовать в гонке вооружений. Или точнее, его попытка бороться за равенство в военном плане, прежде всего, привела к растрате сил, потере равновесия и давлению военно-промышленного комплекса, а затем к резкому падению.

В этом качественном скачке экономический фактор играет свою роль, и ещё какую, но только через глобальное равновесие. Он влияет на неравномерное экономическое развитие, которое приводит к подъёму или возрождению других держав. Он влияет на ход событий в России, переплетаясь с дополнительной нефтяной рентой, привязывающей Москву к немецкому циклу, и несостоявшейся реструктуризацией тяжёлой промышленности, что становится роковым балластом для империалистического либеризма.

 

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 23, июнь 2014 г.

1. Война и революция в Европе наций – стр. 1

Идею о том, что война в Италии могла стать европейской, втянув в конфликт Пруссию, а затем зажав Германию в клещи между Францией и Россией, Маркс и Энгельс связывали с перспективой, что этот конфликт посредством революции откроет брешь для немецкого единства.

Ключевым моментом стратегии, в центре которой находится Германия, является сражение за революционно-демократическое объединение, начиная с промышленно развитой Рейнской области, как альтернативу объединению сверху, осуществлённому прусской аграрной аристократией. Это стратегический план, для которого в Германии была необходима организованная сила рабочей партии.

2. Российско-китайский газопровод удивляет США, уравновешивает ЕС и предупреждает Азию – стр. 2

Энергетический вопрос – это не слепок отношений между державами, но, очевидно, что он является объектом империалистического противостояния, и это становится ясным. Так, в «азиатском газопроводе» отражается напряжённость в игре баланса, как на Западе, так и на Востоке. Вашингтон оказался застигнутым врасплох в момент своего отступления. ЕС будет вынужден вести торг с более мобильной Россией. Азия предупреждена, что и Китай находится в движении.

Промышленный бум в Китае умножил потребление энергии, и зависимость Азии от импорта из стран Персидского залива была главной причиной, побудившей США к интервенции в Ирак. Политическая позиция гаранта «открытых дверей» в Заливе на протяжении десятилетий входила в число американских стратегических целей, но зависимость Китая от этой «энергетической артерии» делала теперь эту роль ещё более важной, позволяя Вашингтону влиять на Пекин.

3. Новороссия, захваченная новым разделом – стр. 4

Пытаться распутать клубок украинских проблем теперь придётся Петру Порошенко. Новому президенту 48 лет, он финансист, разбогатевший – как и многие другие – в хаосе, последовавшем за распадом СССР. Его прозвали «шоколадным королём», поскольку он является владельцем кондитерской группы “Рошен”; но его империя простирается от машиностроения до средств массовой информации.

Там, где история посеяла определённое количество материала, никто не упустит шанс воспользоваться им. Восточная Европа, и Украина в частности, являются в этом плане хрестоматийным примером. Один из этих исторических материалов – Новороссия, которая получила имя от Екатерины II, и за которую теперь ухватился Путин, ведущий сражение с целью удержать Украину за Москвой. Реконструкция российского влияния на евразийском пространстве остаётся миссией, с которой он хотел бы связать своё имя.

Карта

4. “Теневые банки” для следующего кризиса – стр. 6

Признаки консолидации восстановления, преодоления пиковой точки кризиса на европейской периферии и нормализации денежно-кредитной политики в англо-саксонском мире вызывают более активные действия крупных промышленных и финансовых групп. Учащаются попытки слияний, поглощений и альянсов. Банки спешат провести рекапитализацию и реструктуризацию, в том числе и с учётом сроков, установленных европейским Банковским союзом. Возобновляют деятельность группы private equity (частных инвестиций), находившиеся с 2008 года в полусонном состоянии.

Возвращается внимание к финансовому сектору, который в предкризисное десятилетие подстрекал “животные порывы” капитализма.

5. Перспектива “Kerneuropa” давит на Париж и Лондон – стр. 8

Кризис продемонстрировал необходимость качественного скачка в политическом союзе евро. Европейские дебаты по этому вопросу, пусть и спорадические, возвращаются к концепции Kerneuropa. Она направлена на институциональное углубление твёрдого ядра зоны евро, выстроенное вокруг крайне важной взаимосвязи между Берлином и Парижем.

Немецкое предложение многоскоростной Европы делается в том числе и с оглядкой на другую сторону Ла-Манша; оно не исключает Лондон, так как англо-саксонские связи сохраняют фундаментальное значение для Берлина. В том числе и на самой дальней орбите, европейские связи Лондона, основного финансового центра евро, остаются привилегированными. Результатом кризиса, однако, может быть консолидация континентальных властей евро перед лицом Соединённого Королевства, которое не смогло решить свои стратегические дилеммы.

6. Политические цифры “немецкой терапии” – стр. 9

“Реформы”, осуществлённые в Германии в первом десятилетии этого века – создание обширного сектора низких заработных плат, особенно в сфере услуг, торможение государственных расходов, смещение в сторону увеличения доли косвенного налогообложения заработных плат – в своей совокупности позволили сдерживать заработную плату, что является неотъемлемой частью нынешней конкурентоспособности Германии.

На протяжении десятилетий профсоюзная бюрократия жертвовала интересами класса, потакая электоральным вожделениям соответствующих межклассовых партий. Этим сегодня вызвана дискредитация профсоюзов со стороны тех, кому они верой и правдой служили с той же самой целью получения горстки голосов. Мы удивимся, если за это заплатит кто-то иной, а не пролетариат.

7. Два цикла медицинского страхования – стр. 11

Согласно последним данным ОЭСР, в 34 странах-членах общие расходы на здравоохранение (государственные и частные) с 2009 года испытали резкое замедление темпов роста. В то время как с 2000 по 2009 год среднегодовые темпы роста в реальном выражении составляли 4,8%, то с 2009 по 2011-й они сократились до 0,5-0,6%. Ещё более значительным было замедление государственного компонента (с 4,9 до 0,1%). В расчёте на душу населения они снизились с 4,1% (средний показатель десятилетия 2000-2009 гг.) до 0,2% в следующие два года.

В 34 странах-членах ОЭСР проживает лишь 18% населения мира, но они потребляют 84% от общего объёма ресурсов, выделяемых на здравоохранение. Они тратят на здравоохранение 12,4% ВВП, в то время как Африка – 6,5%, а Юго-Восточная Азия – 3,7%. 38% населения земного шара потребляют лишь 2,5% ресурсов здравоохранения.

8. Шестьсот забастовок в Китае – стр. 13

Забастовка утверждается в качестве основной формы борьбы, в 74% случаев речь идёт именно о ней, а при наиболее массовом участии о 86%. В 20% случаев она сопровождается манифестациями, а в 28% перекрытием дорог. Полиция вмешалась, по крайней мере, в 67% указанных случаев, часто (25%) это сопровождалось арестами; в тех случаях, когда дело доходило до манифестаций и “споров”, эта доля увеличивалась. 28% из упомянутых случаев борьбы происходили в электронной промышленности, которая занимает лидирующие позиции среди самых массовых эпизодов (38%, когда речь шла о более чем тысяче участников). Вторая группа (38%) – это автопром и производство комплектующих, химпром, металлургия, машиностроение и энергетика, где массовость выше среднего уровня. На эти две группы приходится 65% случаев борьбы, где число участников превышало тысячу человек.

График

9. “Волна” Моди сметает Нью-Дели – стр. 15

Индуистская националистическая партия (БДП) набрала 31% голосов и получила 282 места в Лок Сабхе, Палате депутатов, достаточных для того, чтобы обеспечить Нарендру Моди автономное от союзников большинство. Она получила на 166 мест больше по сравнению с 2009 г., а в абсолютных цифрах прирост превысил 90 миллионов, что позволило осуществить скачок с 78,4 до 171 млн. голосов.

Поддержка ИНК снизилась с 28,5 до 19,3% голосов, в результате партия получила не 206, а 44 места. С точки зрения парламентского представительства, она почти сравнялась с крупнейшими региональными партиями. Но это не соответствует её реальной силе. Спад в плане абсолютных показателей составил 11% – со 119 до 106 миллионов голосов, – но был усилен комбинацией мажоритарной избирательной системы с одномандатными округами и индийской федеральной структурой: имея почти 20% голосов, партия получила лишь 8% мест.

Карта

10. Покров, сорванный турецкими шахтёрами – стр. 17

Масштабы аварии на шахте в Турции выходят далеко за рамки статистических аспектов. По данным МОТ, на самом деле, ежегодно происходит 2,3 миллиона смертей на рабочем месте: турецкая катастрофа (300 жертв) могла бы соответствовать лишь 5% смертей на рабочем месте, случающихся в течение одного дня в мире.

Существует связь между производством и несчастными случаями, потому что большинство из них происходят в зимние месяцы, когда имеется наибольший спрос. Из этого мы делаем вывод, что на рабочих воздействуют механизмы, имеющие смертоносные последствия и связанные с производительностью и потребностями рынка.

Субподрядная добыча нанесла гораздо больший вред этому сектору, чем что бы то ни было, поскольку он не прощает ошибок, аварии в нём почти всегда имеют смертельный исход. Субподряд вреден, потому что он приводит к использованию в шахтах рабочей силы с низкой квалификацией, а речь идёт о труде, который требует максимума профессионализма и опыта; но образование стоит денег.

11. Эрдоган наносит “османскую пощёчину” рукой глубинной Турции – стр. 19

Местные выборы, как уже было сказано, стали для Эрдогана сражением на три фронта: против светской и националистической оппозиции, в лице НРП и ПНД; против конфессионального течения Фетхуллаха Гюлена, который в определённой мере вдохновил судебное наступление против премьер-министра; и, наконец, против «внешних оппонентов», в основном международных социальных сетей, особенно англо-саксонских.

В августе стать президентом в первом туре, Эрдоган нуждается в поддержке Гюля; который в свою очередь не может рассчитывать на должность премьер-министра и руководителя партии без поддержки Эрдогана. Гюль – «государственный деятель, который вселяет уверенность» и «успокаивает международные рынки» относительно турецкой политической стабильности.

12. Крупная группа бытовой техники для турецкой модернизации – стр. 21

История Arçelik неотделима от процесса объединения европейского империализма, начиная с поиска специальных экономических зон и функции экономического магнита. В последние два десятилетия прошлого века правительства, возглавляемые Тургут Озалом, проводили политику постепенного устранения тарифных барьеров, которая привела к созданию таможенного союза и официального выдвижения кандидатуры Турции на вступление в ЕС.

Arçelik расширила использование потребительского кредита (опираясь на банки Koç Holding), открыла сеть эксклюзивных дистрибьюторов марки Beko (3.000 магазинов), создала свой собственный центр R&D (в 1991 году), начала использовать технологии Cisco Systems, чтобы приспособить темпы производства к требованиям рынка.

Карта

Карта

13. Уолтер Рейтер между рабочей борьбой и социал-империализмом США – стр. 23

В декабре 1936 года У. Рейтер и профсоюзная ячейка, которую он возглавлял, организовали забастовку на Kelsey-Hayes, компании с 5000 сотрудников, производящей комплектующие. Забастовка проходила в виде оккупации предприятия. В ответ на обвинение в нарушении прав собственности профсоюзы заявили о приоритете права работников на труд. Только в 1941 году – к тому времени UAW уже утвердился в качестве крупнейшего американского профсоюза – Верховный суд объявил эту форму забастовки незаконной.

С установлением связей между UAW, Демократической партией и федеральным правительством Рейтер стал инструментом социал-империалистической политики правительства США, и с их вступлением во вторую мировую войну в 1941 году он взял на себя функцию мобилизации рабочего класса автомобильной промышленности в поддержку военного производства.

14. Революционная наука на службе классовой борьбы – стр. 24

Эта статья является предисловием к сборнику работ Фридриха Энгельса, изданных на итальянском языке издательством Lotta Comunista в феврале этого года; это часть работы наших товарищей по завершению публикации собрания сочинений Маркса и Энгельса на итальянском языке.

Энгельс часто использовал новые издания и переводы, как своих работ, так и трудов Маркса. Введения и предисловия представляли собой возможность пересмотреть те условия, которые привели к публикации оригинальных работ и осуществить сравнение с нынешней ситуацией. Таким образом, они приобретали характер независимых эссе.

Благодаря книге “Происхождение семьи, частной собственности и государства” марксистская теория государства получила твёрдое основание. На нём и, в частности, на определении государства как «публичной власти, отделённой от массы народа», Ленин построит свой труд “Государство и революция”. С тех пор официальные антропологические исследования испытали ту же участь, что и экономические: накопление эмпирических исследований является отражением прекращения теоретических разработок, поскольку эти последние, проводимые пролетариатом на основе марксизма, приобрели общественно опасный характер.

15. На полшага вперёд – стр. 26

28 сентября 1864 года в Лондоне был основан Первый Интернационал – Международное Товарищество Рабочих. Как пишет Франц Меринг, эта организация мирового пролетариата «не была созданием одного человека, не была “маленьким туловищем с большой головой”, безродным союзом заговорщиков или ничтожным призраком, или же страшилищем, как утверждала подстрекаемая злой совестью фантазия капиталистических глашатаев. Она была скорее переходной формой пролетарской освободительной борьбы».

Международное Товарищество не было и не могло быть организацией коммунистов, но оно являлось важным и необходимым шагом на пути к Коммунистическому Интернационалу. Суть работы Маркса, Энгельса и других коммунистов в нём можно свести к известной формуле Либкнехта: учить, организовывать, пропагандировать.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 24, июль 2014 г.

1. Чувство дежавю и задачи пролетарского авангарда – стр. 1

Читая в статье К. Маркса “Бельгийские избиения”, опубликованной 22 мая 1869 г., о том, как стачка пудлинговщиков на Кокерильском железоделательном заводе в Серене была подавлена при помощи отряда кавалерии и жандармерии, и как «c 9 по 12 апреля эти отважные воины не только храбро нападали с саблями и штыками на безоружных рабочих, но без разбора убивали и ранили также мирных прохожих, силой вламывались в частные дома», чувство дежавю неизбежно охватит тех, кто слышал о резне в Марикане (август 2012 г.), событиях в Новочеркасске (1-3 июня 1962 г.) или Жанаозене (декабрь 2011 г.).

Чувство дежавю неоднократно ощутит и тот, кто прочтёт “Отчёт Генерального Совета IV ежегодному Конгрессу Международного Товарищества Рабочих”, составленный К. Марксом 1 сентября 1869 г. Ограничимся лишь примером горнорабочих Сент-Этьенна, Рив-де-Жье и Фирмини, требовавших «пересмотра тарифа заработной платы и сокращения рабочего дня, достигавшего 12 часов тяжёлой работы под землёй». Для борьбы с бастующими компания привлекла солдат, предоставленных правительством. 60 рудокопов были задержаны и направлены в Сент-Этьенн под охраной из 150 солдат.

2. Глобальный кризис и новая стратегическая фаза – стр. 4

Кризис, начавшийся в 2008 году, выявил фундаментальное изменение баланса сил между державами. Именно по этой причине он был, исходя из нашего марксистского анализа, «кризисом глобальных отношений». По той же причине, кризис также являлся важнейшим сражением «новой стратегической фазы». Опять же исходя из нашего марксистского анализа, речь идёт о новой структуре глобальных отношений, которая начала складываться в девяностые годы.

Есть одна сторона «новой стратегической фазы», которая касается социальных и политических изменений внутри новых держав. Если знаком новых условий глобального равновесия является восхождение новых империалистических держав в тех регионах, которые раньше были зонами отсталости и развивающегося «третьего мира», то именно это преобразование предполагает колоссальные потрясения. […] За десятилетиями бурного развития наступил кризис модернизации империалистической зрелости.

3. Фридрих Энгельс и основание Второго Интернационала – стр. 6

Энгельс с самого начала скептически относился к перспективе возрождения Интернационала, особенно распространённой во Франции во второй половине восьмидесятых годов, именно это лежало у истоков предложения о международной конференции, которая должна была состояться в Лондоне в 1889 году. Решение «взяться за дело» возникло из опасения, что из этого могло получиться восстановление Интернационала, в котором поссибилисты из Fédération de Travailleurs Socialistes de France, под руководством бывшего анархиста П. Брусса, английская Социал-демократическая федерация с Г. Гайндманом, открытым врагом Энгельса, возьмут на себя инициативу и привлекут к этому Социал-демократическую партию Германии. Переписка показывает, сколько усилий Энгельс приложил к тому, чтобы подтолкнуть французских марксистов из Рабочей партии и немецких социал-демократов к совместной работе.

4. Мираж “великой трансформации” – стр. 7

Многие из нынешних социологических теорий исходят из оригинальных и страстных исследований мыслителя предыдущего поколения Карла Поланьи. По мнению Поланьи, важнейший момент заключается в следующем: «труд, земля и деньги» также «организованы по рыночной модели». Тем не менее, они «отнюдь не товары».

Тот, кто думает уничтожить марксизм, утверждая императив “труд – это не товар” и на этом останавливаясь (кому достаточно самообмана, что он не “работает на хозяина”), мы, коммунисты, отвечаем: чтобы не быть товаром завтра, «труд» должен сегодня осознавать, что является товаром, который производит прибавочную стоимость для всех, и он должен организовываться на этой классовой основе, дабы уничтожить не то, что, якобы, противоестественно, а весь гигантский экономический, политический, идеологический и военный аппарат, который основан на «системе заработной платы».

5. Машины и наука о теплоте – стр. 9

В “Диалектике природы” Фридрих Энгельс пишет, что в середине XIX столетия эмпирическое естествознание добилось столь блестящих результатов, что стало возможно «полное преодоление механической односторонности XVIII века». Решающее значение имело «доказательство превращения энергии, вытекавшее из открытия механического эквивалента теплоты».

Как XVII и XVIII столетия были триумфальными для механики, так XIX столетие стало столь же триумфальным для термодинамики, научной теории атома и электромагнетизма – особых видов, форм «существования одной и той же энергии, т. е. движения».

6. Истоки термометра – стр. 11

История научных идей неотделима от истории научных инструментов. Измерение имеет важнейшее значение для всех физико-математических наук. Различные явления могут посредством этого сравниваться на основе общего измеримого свойства. Процесс измерения предполагает наличие единицы измерения и средства измерения. Средство измерения является орудием, посредством которого физики и математики взаимодействуют с объективным миром.

К началу XIX века в распоряжении учёных и инженеров появился эффективный инструмент для изучения и контроля промышленных процессов. Этим инструментом был термометр.

7. Джоуль и переход к науке об электричестве – стр. 12

Понятие энергии связывает между собой различные области науки: механику, термодинамику, электромагнетизм, химию и ядерную физику.

За годы экспериментов Джоуль преобразовался: в процессе психологической метаморфозы, из инженера и предпринимателя он превратился в математика и физика-экспериментатора. Теперь его главной целью была уже не пивоварня, которую он продал, но понимание физических законов, которые определяют взаимодействие между химическими, электрическими, механическими и тепловыми явлениями, возникающими при работе питаемого от батареи электрического двигателя.

8. Значение тепловой теории для промышленной революции – стр. 14

В первой половине XIX в. научный мир Лондона, в отличие от фабричного Манчестера, ещё представлял собой доиндустриальную картину: фабричная система ещё не утвердилась, а потому потребности мореплавания ещё преобладали. Учёные истеблишмента не хотели понимать, как действует паровой двигатель, им было сложно принять кинетическую теорию газов.

Джеймс Джоуль, Уильям Томсон и Джеймс Максвелл – учёные, жившие вдалеке от Лондона и погружённые в промышленный мир Манчестера, Глазго и Эдинбурга – должны были в Великобритании понять связь между теплом и механической работой и создать новую революционную концепцию энергии.

9. Наука, история и литература в становлении Эдисона – стр. 16

Мать Эдисона учила его читать по романам Диккенса, пьесам Шекспира и “Отверженным” Гюго. Литература помогла развить в Эдисоне воображение и дух приключений. Будучи взрослым, он скажет: «Моя мать научила меня читать хорошие книги […], и это открыло мне путь в огромный мир литературы. За это я всегда буду благодарен ей».

В 15-летнем возрасте он прочитал “Математические начала натуральной философии” Ньютона – книгу, которая, по собственному признанию Эдисона (прирождённого химика, по мнению Генри Форда), внушила ему пожизненное отвращение к математике. Однако, это не помешало ему спустя годы осознать важность математики и приглашать в качестве сотрудников высококлассных физиков и математиков.

10. Эдисон – изобретатель и предприниматель – стр. 18

Эдисон всегда продумывал всё заранее, перед тем как реализовывать свой план на практике. Он не только изобрёл новый предмет, электрическую лампочку, но также создал систему, превратившую электричество в широко потребляемый товар. Генри Форд рассказывал, что у Эдисона уже был готов детальный план, перед тем как он начал создавать свой бизнес по производству электрического освещения.

На протяжении своей жизни в качестве изобретателя, координатора исследований и бизнесмена, Эдисон постоянно оказывался в центре паутины противоречивых отношений между финансовым капиталом, научными и техническими исследованиями, между личной выгодой и общественными производительными силами.

11. Национальные электросети в Европе в период с 1920 по 1940 год – стр. 20

Согласно данным исследования 40-х годов, осуществлённого ОЕЭС, годовое электроэнергетическое производство семи крупнейших европейских производителей с 1920 по 1938 год увеличилось более чем втрое, несмотря на явный экономический спад, последовавший за крахом Уолл-Стрит и продолжавшийся 3-4 года. Среднегодовые темпы роста европейской электроэнергетической промышленности в это время составляли 6,9%, на треть превышая американские.

Темпы, которыми развивались национальные электросети были одинаковыми, хотя процессы и формы этого развития были различными, что наглядно демонстрируют четыре крупнейших европейских государства.

12. Беспрецедентные масштабы плана Давиньона по-китайски – стр. 21

В Шанхае ссылаются на опыт Европы 1980-х годов и, кажется, хотят его повторения, по крайней мере, в течение ближайшего десятилетия. Сейчас ещё трудно сказать, будет ли эта политика ограничиваться лишь уменьшением государственных субсидий или её расширят на чрезвычайные кризисные полномочия в духе плана Давиньона с китайскими особенностями. Но любопытно, что в Baosteel рассматривают стимулирование 2008 года как задержку в столь необходимой реструктуризации: это скорее применение «опиума», нежели «эффективное лечение».

Но нет сомнений, даже если гипотетический китайский план Давиньона сможет полагаться на международной опыт буржуазии, ему придётся столкнуться с беспрецедентными пропорциями глобальной экспансии и концентрации в металлургии.

13. ЕОУС и британская изолированность – стр. 24

Несмотря на политику промышленной деконцентрации, навязанную Германии англичанами и американцами при поддержке французов, средний размер предприятий в Германии оставался по-прежнему больше, чем в Англии и Франции. В связи с высокой немецкой производительностью цены на сталь в ЕОУС росли медленнее, чем в Великобритании и США в период с 1953 по 1958 год, и были ниже в абсолютном выражении.

Целый ряд факторов вынудил британскую сталелитейную промышленность искать соглашения с ЕОУС, по сути, в связи с тем, что её производительность росла медленнее, чем в континентальной Европе и США. Лондон понимал, что переживает свой промышленный упадок.

14. Хаотичное развитие прокатного производства – стр. 26

Мировое производство стали находится в постоянном развитии. Мы являемся свидетелями этих перемен, которые касаются не только радикальных изменений в географии производственных центров, происходящего в последние годы, но и постоянной модификации процессов производства и оборудования. На рынок непрерывно поступают новые продукты сталелитейной промышленности, многие из которых пятнадцать лет назад даже не существовали. На первый взгляд всё это вызвано удовлетворением технического спроса, однако этот процесс неразрывно связан с логикой капиталистической прибыли.

Модификация продукции требует модификации производственного процесса, а она в свою очередь нуждается в другом комплексе оборудования (новом или модернизированном), то есть в инвестициях. Потребление стали детерминировано неравномерным развитием промышленности; оно в свою очередь детерминирует неравномерное развитие производства и обработки стали.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 25, август 2014 г.

1. Стратегия класса и исторический объективизм – стр. 1

Маркс и Энгельс зондировали все возможности революционного пути на Рейне, которые отличались бы от прусско-бисмарковской «революции сверху», и связывали эти попытки со своей европейской стратегией.

Проверка революционной стратегии заключается в её классовой точке зрения, и меркой является не исторический объективизм через приближение к событиям, независимый от классовой комбинации, которую эти события и выражают. Прежде всего, меркой стратегии является историческое время поколений. Поколение Ленина извлечёт выводы из сражений Маркса и Энгельса, которые заложили основу для политической независимости пролетариата. Они станут исходным пунктом, сделавшим возможной интернациональную стратегию Октября 1917 года.

2. Берлин и линия трансатлантической взаимности Шойбле – стр. 2

Немецкий евроатлантизм в лице Шойбле является конкретным выражением силы и линии европейского империализма, как «мягкой», так и «жёсткой». В том числе и в свете украинского кризиса, следует сказать, что Берлин, поскольку он ограничил себя игрой вторым номером, кажется, не страдает от проникающего влияния Соединённых Штатах и не отказывается от встречных контрмер в рамках атлантических отношений, чтобы укрепить европейскую позицию.

На испытательном полигоне большого кризиса ЕС сделал стратегический шаг по направлению к своей централизации через серию сражений, которые привели к максимальному напряжению трансатлантических отношений, но не подорвали их, приблизив, таким образом, ту самую равноправную «взаимность», на которую ссылается Шойбле. Это является усилением Европы в рамках трансформации атлантических отношений, а не их разрывом. Вполне вероятно, что это останется постоянной чертой европейского процесса.

3. Семьдесят пять в минуту – стр. 4

За тридцать лет численность рабочей силы в мире увеличилась на один миллиард двести миллионов человек. Рост составлял сорок миллионов в год. Более ста тысяч в день. Семьдесят пять человек в минуту. Такова скорость, с какой растут заводы в Шэньчжэне и Чунцине или пригороды Джакарты, Ханоя, Мумбаи, Лагоса, Йоханнесбурга и Каира. Мы всегда в этом видели истинное дыхание мира, конечный итог глобального капиталистического развития, которое сотрясает отношения между державами и изменяет баланс сил между классами.

Местнические, националистические, протекционистские иллюзии являются тупиком; нет альтернативы интернациональной стратегии; минимально необходимое условие защиты интересов нашего класса заключается в понимании реальных сил, изменяющих отношения между классами.

4. ЕЦБ делает ставку на свои федеральные полномочия – стр. 5

ЕЦБ использует свою федеральную силу, чтобы противостоять неопределённости, создавая валютный коридор относительной безопасности, прилагая усилия для поддержания очень низких процентных ставок и изобилия ликвидности в течение нескольких лет. На жаргоне центральных банков это называется forward guidance, направление сигналов рынка о своих возможных будущих действиях.

Для ЕЦБ роль “руководителя” подразумевает дополнительное бремя защиты целостности еврозоны с завершением создания Банковского союза и предоставлением правительствам времени для того, чтобы конкретизировать структурные реформы и придать более устойчивую форму фискальному союзу. В этом заключается значение ЕЦБ в стратегическую эпоху следующих пяти лет, на которые Ангела Меркель указала как на решающие для определения роли Европы в мире.

5. Берлин, Париж и Лондон перетягивают канат полномочий в ЕС – стр. 7

За французским кризисом с тревогой наблюдают с другой стороны Рейна. Несоответствие Парижа является главным неизвестным фактором в процессе федеральной централизации евро, катализированной кризисом и поддержанной Берлином. Рейнская линия, с которой обручился Олланд, с трудом продвигается во Франции.

Стратегическим приоритетом Берлина является союз евро и институциональная интеграция вокруг рейнского ядра, и это ставит под сомнение муки французской склонности к суверенитету. Лондон, в свою очередь, кажется, ухватился за немецкое предложение о двухскоростной Европе. Берлин, однако, не хочет плыть по течению британской островной изолированности: позиция Германии по вопросу о роли парламента ЕС идёт в направлении институционального углубления Европы в составе 28 государств, в том числе Великобритании.

6. Поэтапная кантонизация Ирака – стр. 9

Результатом конфликта в Ираке с 2003 по 2009 год стало около 120 тысяч жертв среди гражданского населения. За 2010-2012 годы к ним прибавилось ещё 12.500. Говорится о 6-8 тысячах погибших в 2013 году, то есть в общей сложности речь идёт примерно о 140 тысячах человеческих жизней.

Соединение сирийского конфликта с иракской внутренней напряжённостью, проявившейся 10 июня в виде впечатляющего захвата Мосула со стороны боевиков так называемого Исламского Государства Ирака и Леванта при поддержке ополченцев и местных суннитских племён, вновь поднимает вопрос об иракской кантонизации: раскол страны на различные этно-религиозные компоненты на самом деле существует с 1991 года, когда завершилась война в Персидском заливе. А сейчас происходит и распад государственной системы Сирии. Совокупность этих процессов неизбежно пересекается и накладывается на общее определение национальных границ на Ближнем Востоке.

Карта

7. Задачи нового стратегического этапа – стр. 11

Сегодня на наших глазах пишется новая страница бесконечно циничной и драматической истории империализма. Уровень конфронтации дошёл до бряцанья оружием, вновь гибнут наши товарищи по классу. Хотя международное противостояние ещё не достигло такого уровня, когда империалистические державы вступают в непосредственное столкновение между собой, но вновь, лишь прикрыв свой стыд завесой гуманизма международной дипломатии, происходит классический раздел сфер влияния между империалистическими грабителями, как всегда осуществляемый по силе, то есть по капиталу.

Пролетариат должен стать силой среди сил. Против того, что кажется подавляющей властью буржуазии, которая владеет средствами производства и имеет огромный государственный аппарат, пролетариат сохраняет естественное превосходство: количество и концентрацию в основных империалистических метрополиях.

8. Стратегия для революции в Европе – стр. 13

Великим союзником российского пролетариата в революции, – пишет Ленин, – является европейский пролетариат, который пока подавлен тяжестью войны и социал-шовинизма. Но русская революция неизбежно ускорит и в более широком масштабе процесс освобождения европейского пролетариата от подавляющего его социал-оппортунизма. И в этом для Ленина заключалась фундаментальная задача революции в России. Россия – это самое слабое звено в цепи империализма: задача русского революционного пролетариата начать и дать толчок европейской революции.

Троцкий писал, что без Ленина в России «внутренняя борьба в большевистской партии была совершенно неизбежна». По его оценкам, руководство партии в руках Сталина и Каменева отбрасывалось к «социал-патриотам». Он пишет, что в таких случаях «роль личности» в истории выступает «в гигантских масштабах».

9. Глобализация здравоохранения – стр. 15

ВОЗ поднял новую тревогу по поводу возможной пандемии туберкулёза в Европе, потому что традиционные методы лечения посредством группы препаратов оканчиваются неудачей примерно в четверти случаев. Рост резистентности к антибиотикам – эффект эволюционной адаптации бактерий к появлению новых штаммов – является общим феноменом, который может, – таково мнение ВОЗ, – «отбросить медицину на столетие назад» (“The Economist”, 3 мая).

В наше время многие экономисты указывают на положительную корреляцию между инвестициями в здравоохранение и экономическим ростом. Именно здесь, на заднем плане, происходит политическая борьба за экономические ресурсы, которые будут выделены на систему медицинского соцобеспечения, идёт поиск баланса между прибылью и затратами.

10. В неопределённости цикла американские компании укрепляют позиции – стр. 17

По последним данным, занятость среди наёмных работников США вернулась к уровню начала 2008 года, составив чуть более 138 миллионов человек. Американскому капитализму потребовалось шесть лет, чтобы вернуться к докризисным показателям. По крайней мере, внешне, поскольку население за это время увеличилось. Следовательно, для достижения прежнего уровня занятости не хватает ещё семи миллионов рабочих мест. Изменилось также качество предложения: на гостиничное обслуживание и торговлю в мае пришлось 23,5% новых работников, а на производство – скудные 4,6%.

Администрация Обамы хотела бы, чтобы её промышленные мышцы были в тонусе. Президент лично присутствовал на церемонии открытия в Чикаго, Детройте, Дейтоне и Роли четырёх исследовательских центров, которые объединят десятки компаний, университетов и государственных учреждений.

100 крупнейших групп США

11. Европейская реструктуризация и контейнерные перевозки – стр. 21

Отчёт МВФ “Outlook” за октябрь 2010 года фиксировал падение объёмов мировой торговли на 11% в 2009 и предсказывал рост на 7% в 2011 году. В октябре 2011-го отчёт МВФ регистрировал скачок в 2010 году на 12,8% и пересмотрел прогноз на 2011 (+7,5%), а для 2012-го ожидался рост на 5,8%. В октябрьском отчёте 2012 года указывалось, что реальный рост в предшествующем году составлял лишь 5,8%, а прогноз на 2012-й был снижен до 3,2%, а ожидаемый на 2013-й составил 4,5%. Отчёт же за октябрь 2013 года показал рост в 2012-м на 2,7%, при этом в 2013-м ожидалось небольшое увеличение (+2,9%). Восстановление должно было продлиться до 2014 года, в котором МВФ ожидал рост мировой торговли на 4,9%.

Таблица

12. Быстрое старение населения Южной Кореи – стр. 23

Вне всяких сомнений, Южная Корея представляет собой образцовый пример динамики демографически зрелых стран: старение, падение рождаемости, нехватка трудовых ресурсов в некоторых секторах экономики и наплыв восполняющих эту нехватку иммигрантов. Это сложная динамика, а в случае Кореи почти уникальная, не по масштабам, а потому, что изменения здесь происходят чрезвычайно быстрыми темпами.

В 2010 году, после трех десятилетий активной пропаганды ограничения количества детей в семье, корейское правительство вынуждено запустить программу по сглаживанию проблем стареющего населения и стимулированию деторождения.

При любом развитии событий Корея будет нуждаться в притоке мигрантов – точно так же, как это было во всех индустриально развитых странах в более или менее отдалённом прошлом.

График

13. Южнокорейская инверсия – стр. 25

Поколение, индустриализировавшее Корею – это поколение численностью 7 миллионов, появившееся после войны (т. е. между 1953 и 1963 гг.). В настоящее время каждый год на пенсию уходят 150 тысяч представителей данного поколения.

Неумолимое старение создаёт пустоты в возрастных группах, являющихся нервом рабочей силы. Особенно остра эта проблема в таких странах как Южная Корея, где индустриальная рабочая сила, насчитывающая 6 миллионов человек (из них 4 млн. в обрабатывающей промышленности), является главным конкурентным преимуществом.

По мере исчерпания резервуара этнических корейцев в мире, а также в ожидании возможного открытия границ на Севере Южной Корее придётся обратить внимание на проблемный рынок рабочей силы Восточной Азии. По мере исчерпания резервуара этнических корейцев в мире, а также в ожидании возможного открытия границ на Севере Южной Корее придётся обратить внимание на проблемный рынок рабочей силы Восточной Азии.