На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков научного марксистского вестника "Интернационалист" за 2013 год:

№ 6, январь 2013 г.

1. Социальный кризис суверенитета – стр. 1

Империалистическая демократия определяется отношением отдельных сконцентрированных долей капитала к власти, а не построениями на основе абстрактных принципов, призванными установить внутреннюю последовательность в мире идеологий, таких как демократическая легитимность, народный суверенитет, право как источник власти и т.д. По этой причине марксизм не сталкивается с теоретическими препятствиями при анализе европейского процесса, в котором суверенитет и власть должны быть переданы на континентальный уровень, что нарушает и изменяет национальный порядок, т.к. это новый этап империалистического противостояния.

Уже начато обсуждение форм фискальной централизации на европейском уровне, и сдерживание бюджетных расходов - т.е. степени паразитизма – является частью этой борьбы. Это отражает диалектику европейской и национальной, местной власти, на основе которой контролируются расходы; здесь европейская власть предстаёт в виде отмычки, при помощи которой навязывается внутренний компромисс.

2. Лондон и Рим на крутом повороте новой “уступки суверенитета” – стр. 2

Сегодня перед новой уступкой суверенитета федеральному ядру еврозоны, показательным является то, что и Рим оказывается под давлением, но итальянские колебания происходят в противоположном по сравнению с Лондоном направлении, но надо учесть и то, что и Великобритания не может по-настоящему выбирать «открытое море» из-за своих континентальных связей. В девяностых годах Италия, наконец-то, присоединилась к федерации евро, а Великобритания в свою очередь отдалилась. Поэтому, пусть и в специфических чертах итальянского нарушения равновесия, в повестке дня Рима находятся формы европейской партии, антиевропейские же устремления берлусконизма лежат вне стратегического времени. Политическое несоответствие и нарушение равновесия могут очень долго отмечать политические циклы, но они не способны отменить европейские и мировые детерминанты противостояния.

3. Перманентная война – стр. 4

Идёт мировая война, и она ведётся сейчас то настоящим оружием, то с помощью финансов и торговли. Это мировая война капиталов. Гиганты кредита и промышленности сталкиваются между собой на глобальных рынках, эксплуатируют сотни миллионов наёмных работников, втягивают в свою борьбу государства, законы и правительства, а когда их недостаточно, также армию и флот. В 2012 году окончилось одно сражение этого перманентного противостояния - глобальный кризис, который с 2007 г. охватил два фронта, сначала американский, затем европейский.

Пути к выходу не будет до тех пор, пока пролетариат будет позволять вовлекать себя в войну капитала. Решением является интернационалистическое единство нашего класса. Его можно добиться. Нужна революционная наука, чтобы не быть захваченным господствующими идеологиями, борющимися между собой. Нужна организация, чтобы придать силу коммунистическим идеям.

4. Стратегический скачок банковского союза к федерации евро – стр. 5

Замедление экономического роста с эпицентром в Европе подтверждено прогнозами Еврокомиссии и Бундесбанка. Оно сопровождается относительной стабилизацией рынков суверенных ценных бумаг еврозоны. Определяющими для этой стабилизации являются следующие политические факторы: 1) подтверждённое в декабре июньское решение Совета Европы одобрить единую систему банковского надзора; 2) намеченный четырьмя президентами Союза календарный план фискальной, финансовой, экономической и политической интеграции, к которой на последнем заседании Совета была добавлена «общая политика обороны и безопасности»; 3) переход в рабочее состояние европейского фонда стабилизации (ESM) после того, как конституционный суд Германии дал ему зелёный свет; 4) решение ЕЦБ о неограниченном приобретении государственных ценных бумаг, оказавшихся под давлением рынков, на основе условий, принятых соответствующими правительствами; 5) решение правительства Франсуа Олланда поддержать доктрину стабильности; 6) новые тяжёлые маневры фискальной системы в Италии, Испании и Греции; 7) разблокирование пакета поддержки Афинам, которое заставит замолкнуть разочарованный хор предсказателей развала системы евро.

Контрудары, рецидивы, сюрпризы всё ещё возможны, поскольку долговой кризис продлится ещё много лет. Но сочетание экономического кризиса и ускорения европейского процесса подтверждает наш марксистский анализ и опровергает псевдо-детерминизм легиона пророков развала зоны евро вследствие кризиса.

5. Национальные политические страсти и европейский процесс – стр. 7

Банковский союз, одобренный на саммите Совета Европы 14 декабря, - это ключевой шаг в определении архитектуры европейских властей. Как показывают колебания в Лондоне в рядах коалиции, возглавляемой Дэвидом Кэмероном, противостояние вокруг стратегических перспектив ЕС и проблемы уступки суверенитета может лишь обостриться.

Комментарий Арно Лепарментье в “Le Monde” улавливает конкретику идеологического кризиса суверенитета, вызванного европейским процессом: «Для национальных политических руководителей зло – это нелегитимная Европа. Для европеистов препятствие заключается в народах и нациях». Европейское движение подталкивает к преодолению национальных рамок демократической легитимации, но, вместе с этим, национальные традиции и идеологии не становятся в одно мгновение второстепенными элементами, напротив: они являются составной частью европейского становления и дополняют политические сражения.

6. Треугольники, порождающие затруднения для Токио – стр. 9

Систематическое обращение к «амбивалентности» и к «стратегической двойственности» является инструментом, при помощи которого Страна Восходящего Солнца пытается выкроить пространство для автономии, шаг за шагом демонстрируя напористость. В сущности, в японском действии реагирование сочетается с приспособлением: это дозировка, которая должна учитывать соотношение региональных сил, приводящее в конечном итоге к элементам нарушения внутреннего равновесия.

7. Возвращение либералов в Токио – стр. 11

Выборы в Токио, прошедшие в атмосфере напряжённости в отношениях с Пекином и новых ракетных испытаний Пхеньяна, обернулись изменением соотношения сил в парламенте: коалиция ЛДПЯ и Синкомэйто завоевала “супербольшинство” в две трети депутатских мест в нижней палате, а Демократическая партия Японии (ДПЯ) потерпела одно из самых тяжёлых поражений на выборах в послевоенной истории.

Утверждение так называемых “третьих сил”, в особенности ПВЯ (Партия возрождения Японии) Синтаро Исихары и Тору Хасимото, является показательным, но менее значимым с точки зрения парламентского представительства, по сравнению с амбициями, проявленными бывшим губернатором Токио и мэром Осаки. Тем не менее, в значительной части расплачиваются за волну популизма, оседланную ПВЯ, именно демократы.

«Разгромная победа», которой добился Абе, - отмечает “Nihon Keizai”, - была результатом кризиса демократов, явного увеличения абсентеизма и применения более удачных электоральных инструментов либерал-демократами, которые смогли использовать появление новых партий в сражении за завоевание одномандатных округов. В ходе голосования по пропорциональной системе коалиция ЛДПЯ-Синкомэйто получила немногим более 23 миллионов голосов, что меньше результата 2009 года более чем на 3 миллиона, а результата 2005 года – уже на десять: ЛДПЯ утвердилась на уровне 2000 года, набрав немногим больше 16 миллионов, буддисты получили около 7 миллионов.

8. Мумбаи – город мечты и расизма – стр. 13

В нашем издании мы неоднократно писали о Мумбаи, напоминая, что он был “городом мечты” для граждан Индии, но также и территорией огромных трущоб, “маленьких Сомали”. В январе 2011 г. мы писали, что большая метрополия, «ворота Индии в глобальный капитализм», не может скрыть недоедание как обычное состояние по меньшей мере для 40% её детей в возрасте до 3 лет. Таковы социальные противоречия, которые помогают объяснить, как Мумбаи стал штаб-квартирой и местом электоральных успехов откровенно расистской партии.

Темпы концентрации рабочего класса здесь медленные, медленны и темпы роста профсоюзной борьбы, остаётся большое пространство, в котором накапливаются физические и исторические отбросы, произведённые обществом, разделённым на классы. Такова картина Мумбаи. Некоторые политические формы приходят в упадок со смертью их основателей, но другие могут возродиться. Если пролетариат не позаботится о том, чтобы смести этот исторический мусор с пути человеческого прогресса, далиты расизм продолжат произрастать в самом демократичном Мумбаи, “городе насилия”.

9. Голосование газет – стр. 15

Во время недавних выборов в крупных городских зонах, на которые приходится около десятой части электората, Барак Обама победил Митта Ромни с соотношением 70 к 30%: он набрал 9,5 миллиона голосов против 4, получив преимущество в 5,5 миллиона. В остальной части страны, на которую приходится 90% электората, Обама получил 53 миллиона голосов против 55 у Ромни (обработка экзит-поллов “New York Times”).

Именно городские зоны отвечают за разницу, позволившую победить Обаме, и ориентация газет в крупных городах внесла свой вклад в конечный результат. Когда такие газеты, как “Washington Post”, “New York Times”, “Chicago Tribune”, “Los Angeles Times”, “San Francisco Chronicle”, “Boston Globe”, “Denver Post”, “Detroit Free Press” встают на чью-то сторону, в этом выборе слышится эхо позиции, занятой главными кругами крупной промышленной и финансовой буржуазии, причём ни одна из групп ни делает ставку только на одного кандидата.

Позиция газет

449 газет тиражем 38,3 миллиона

12 из 100 наиболее населенных округов, переживающих демографический спад

10. Интернациональная металлургическая Антанта – стр. 17

Формирование международных метталургических картелей между двумя мировыми войнами является одним из аспектов империалистического развития, которые привели самую развитую державу, Германию, к рождению наиболее националистического государственного капитализма. Нацизм, прежде всего, был интернациональным продуктом империализма, таковыми были и вторая мировая война в целом, а также и вышедшая из берегов контрреволюция.

11. Вьетнамская динамика – стр. 19

МОМ (Международная организация по миграции) в недавнем исследовании на тему “Экономические циклы, демографические изменения и миграции” отмечает, что «миграции стали структурным фактором рынка рабочей силы и в экономиках всего мира». Это уже давно установленный факт; однако, вывод, который делается МОМ относительно этого сегодня, в 2012 году, является достаточно новым: «Их значение [миграций] возросло в силу демографических дисбалансов, которые питают острейшую конкуренцию за рабочую силу между государствами». Конкуренцию, по отношению к которой Вьетнам, приближающийся к 100 млн. жителей и входящий в стратегическую зону азиатских рынков, несомненно, не сможет остаться в стороне.

Снижение рождаемости во Вьетнаме

12. Tatra Ганса Людвинки – стр. 21

Так как у технологий, воплощённых в “Жуке”, было множество родоначальников – наряду с Фердинандом Порше это Эдмунд Рамплер, Ганс Людвинка, Йозеф Ганс – то неизбежными были споры по поводу патентов между Volkswagen и Tatra.

Вся история развития технологий отмечена дорогостоящей борьбой в судах за признание первенства в открытии и прав “интеллектуальной собственности”. Наука и технология являются социальными производительными силами, развитию которых содействовала вся человеческая история, от первого человека, который изобрёл лук, до недавнего открытия бозона Хигса. Без Архимеда, Галилея, Декарта, Ньютона, Джоуля, Лапласа и длинного списка учёных и инженеров всех прошлых поколений ни Порше, ни Людвинка не смогли бы конструировать свои автомобили. Частное право “интеллектуальной собственности” является необоснованным присвоением капиталом достояния человечества. Кто платит роялти за право использования закона инерции Галилея или закона преобразования тепла в работу Джоуля?

Шасси с приводным валом

13. Новый век угля затмевает экологические мифы – стр. 24

Ни одна страна не может полагаться на стабильность ветра или на непрерывность солнечного света: в силу своей изменчивой природы эти источники энергии не могут использоваться для базовой нагрузки, и, на практике, предельная доля поставляемой ими в сеть энергии может достигать 10% эффективности электрической сети, которая может подниматься до 20%, если мы также будем учитывать гидроэлектроэнергию (Ian Hore-Lacy. “Nuclear energy in the 21st century”, 2006).

Чтобы снизить цены, электрические компании используют крупные угольные и атомные электростанции, для покрытия базовой нагрузки, потому что они имеют низкую стоимость топлива, а их подключение к сети требует длительного времени. При одной и той же установленной мощности, угольная электростанция генерирует в 4 раза больше электро-энергии, чем ветровая электростанция, и в 15 раз больше, чем солнечная.

В силу своего низкого коэффициента эффективности ветровая и солнечная энергия не могли бы существовать без стимулирования со стороны правительств.

Производство электроэнергии в ОЭСР

14. Паровой двигатель приспосабливается к железной дороге – стр. 26

Наука как теоретический синтез и технология как её многообразное практическое применение находятся в симбиозе с эволюцией способов производства. Историческая роль капитализма в его революционной фазе XVIII и XIX веков заключалась в подстёгивании развития производительных сил. Необходимость сокращения “растраченного впустую тепла” побудила к повышению производительности машин, но для того чтобы новый паровой двигатель смог найти применение в области наземного и морского транспорта, необходимо было сократить его размеры и вес, оставив неизменной мощность.

Построить паровой двигатель, способный передвигать транспортное средство по земле, довольно сложно. Двигатель должен быть намного более мощным и лёгким, короче говоря, он должен быть более эффективным. Догадка Эванса заключалась в увеличении температуры пара, а, следовательно, давления. Ключ к ответу находился в котле. Котлы Ньюкомена и Уатта были как огромные кастрюли, поставленные на огонь для того, чтобы вскипятить воду. Идея Эванса заключалась в том, чтобы поместить топку внутрь котла в целях более сильного нагревания воды.

"DOWNSIZING" тепловых машин

№ 7, февраль 2013 г.

1. Марксистская наука об изменениях – стр. 1

Диалектика единства и противоречий империализма является общим законом движения: фракции мирового капитала объединены жизненно важной необходимостью сохранения условий производства прибавочной стоимости, но они неизбежно разделены конкуренцией вокруг её раздела и борьбой за сферы влияния.

В течение почти пятидесяти лет действительный раздел мира между США и СССР был выражением баланса сил, сложившегося по итогам второй мировой империалистической войны и ялтинского передела, в результате которого объективный альянс между Вашингтоном и Москвой поддерживал разделение Германии и Европы. Но азиатский эпицентр напряжённости является формулой, сигнализирующей о том, что всемирная Ялта невозможна; замораживание равновесия на Западе стало возможным как раз из-за начала противостояния на Востоке.

2. “Евроатлантический” Вашингтон опасается кризиса в отношениях между Лондоном и Европой – стр. 2

После четырех лет высокопарности относительно «поворота», переориентации внешней политики США в сторону Азии, новые назначения в рамках второго срока Барака Обамы демонстрируют возвращение внимания к атлантическим отношениям. Джон Керри, назначенный госсекретарём, а республиканец Чак Хейгел – министром обороны, интерпретируют новую дозировку.

Возвращается внимание к евроатлантической дуополии, но её противоречивая динамика отнюдь не устранила трений между Соединёнными Штатами и Великобританией.

3. Нарушение политического равновесия в Англии и французская президентская республика военного времени – стр. 4

В эти недели долгое сражение Англии переживает ключевые шаги. Это сражение обострилось в связи со стратегическим скачком континентальной интеграции, а также непомерно осложняется ярко выраженной евроскептической ориентацией правящей консервативной партии: социальная база Тори с ее черчеллевским и джингоистским “духом бульдога” пользуется случаем европейского кризиса, чтобы поднять темы островного суверенитета.

Старая гвардия, верная подходу Маргарет Тэтчер, убеждённой защитницы места Соединённого Королевства за столом принятия решений на континенте, уступила дорогу новому поколению депутатов-консерваторов, которые в ЕС видят, прежде всего, угрозу национальному суверенитету и дополнительные обязательства в связи с ведением экономической деятельности.

4. Малые войны, большое лицемерие – стр. 6

Идеологии, возникшие столетия назад, когда буржуазии было ещё что сказать как революционной силе, мобилизованы сегодня для полицейской функции в Северной Африке, заднем дворе сферы влияния Франции и, следовательно, европейского империализма. Рим, Берлин, остальная часть каравана ЕС, а также Вашингтон с большим или меньшим сопротивлением последовали за инициативой Парижа. Отсутствует чётко озвученная инициатива в рамках ЕС, но таковы пока что формы интервенций империалистической Европы.

Только интернационализм может противостоять как малым войнам империализма, так и мельчайшим войнам терроризма, уходящим корнями в многовековые внутриплеменные распри Среднего Востока и Магриба и реанимированным борьбой за влияние великих держав. Лицемерие за лицемерием, решения о войне представляются в Европе парламентам как свершившийся факт, в качестве подтверждения непоправимого кризиса этих собраний, занимающихся пустословием. Наш абсентеизм носит стратегический характер, и войны и кризисы империалистической борьбы также полностью подтверждают его жизненную необходимость.

5. Угроза валютной войны – стр. 8

Длительный кризис привёл к обострению борьбы между державами, и разного рода манипуляции являются частью этой борьбы.

Главных манипуляторов восемь: Китай, Гонконг, Корея, Малайзия, Сингапур, Тайвань, Швейцария и Дания. Япония, в прошлом крупный манипулятор, ставится под наблюдение. Тайвань и Корея, а также Израиль, имеют ряд оправдательных мотивов в области национальной безопасности. Корея будет нуждаться в массированных резервах в случае объединения полуострова. Швейцария и Дания – манипуляторы евро. Бергстен собрал, а затем разобрал свою игрушку. После отсеивания второстепенных действующих лиц настоящим “манипулятором” по отношению к доллару вновь становится Китай с резервами в 3.260 миллиардов долларов.

6. Миф о жилье в Индии – стр. 10

По утверждению “The Hindu” от 16 декабря прошлого года, нехватка жилья, особенно в крупных индийских городах, «почти невероятная».

[…] в Индии только один слой трудящихся может надеяться на жильё, предоставленное рынком. Миллионы трудящихся остаются вне игры, получая заработную плату в 3-4 ниже, даже если они работают на том же заводе и, зачастую, участвуют в тех же забастовках.

Кричащая несправедливость требует призвать к ответу и демонстрирует всю пагубность индийской традиции, впитавшей гандизм, сталинизм, лейборизм, социал-демократию английской марки.

7. Русская нефть в период войн и революций – стр. 12

В течение всех трёх лет гражданской войны крупные западные компании проявляли интерес к российской нефти (Nobel, Royal Dutch Shell, Standard Oil), не прекращали вести взаимную борьбу и торговаться друг с другом по поводу активов, которые уже не контролировались ими. Но после того, как оказалась закрытой глава гражданской войны, была открыта новая. «Переход от войны к миру» требовал преодоления нехватки оборудования и организационных проволочек в производственной деятельности. В 1921 году Ленин запустил политику нефтяных концессий для иностранных групп, начав с Баку и Грозного: «Этот союз с государственными трестами передовых стран совершенно необходим для нас вследствие того, что наш экономический кризис так глубок, что своими силами восстановить разрушенное хозяйство без оборудования и технической помощи из-за границы мы не можем» (Отчёт о политической деятельности ЦК РКП(б) на Х съезде партии, 8 марта 1921 года).

Таковы сложные задачи, которые должна была решать большевистская партия ввиду задержки мировой революции. После того, как исчезнет эта интернационалистическая перспектива, возникнет основа для возрождения нефтяной промышленности российского государственного капитализма, развитие которого будет осуществлено сталинизмом.

8. Русская экспансия в Центральной Азии – стр. 14

Этой статьёй мы начинаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Мировое противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две других - «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

Россия обладает давним колониальным опытом, квалифицированными политическими и военными кадрами, она ассимилировала в свою имперскую систему руководящие слои региональных этнических групп. Экспансия в данном регионе осуществляется руками лидеров этих групп; к примеру, она пользуется поддержкой ряда из них в Афганистане и в то же время отвергается другими.

Медведь так просто не отдаст лакомый кусок, тем более что в этом регионе на протяжении всей своей истории он переварил всё. Может статься, что другие державы опять позволят ему проглотить и этот кусок. Если они захотят ему помешать, то это будет им дорого стоить. Китай способен на это, он мало что теряет, разве что может спровоцировать напряжённость в отношениях с Пакистаном и Индией, ещё больше подтолкнув последнюю в сторону России. Здесь всё зависит от того, насколько другие страны будут склонны поддержать Китай.

9. Осторожный националистический уклон Токио – стр. 16

Абэ уже пользовался сочетанием националистических позиций и прагматизма в 2006 году, и о нём же свидетельствует состав его кабинета. Здесь выделяются различные представители националистических кругов, но пост министра иностранных дел достался Фумио Кисиде, представителю “школы Ёсиды”, а пост министра юстиции - Садакадзу Танигаки, бывшему председателю партии. Эти назначения должны умерить ревизионистские позиции предвыборной кампании. Выбор Ицунори Онодэры в качестве министра обороны призван разрешить конфликт вокруг американских баз на Окинаве, из-за которого рухнуло правительство Хатоямы.

В своём прагматизме Абэ принимает во внимание необходимость вести переговоры с Китаем, демонстрирующим наращивание военной мощи. Поэтому он впервые с 2002 года одобрил запрос на увеличение военных расходов: они возрастут примерно на два миллиарда долларов в бюджете 2013 г.; в этом он, тем не менее, продолжает начинания правительств ДПЯ.

Основные приоритеты Абэ, на данный момент, заключаются в снижении напряжённости в отношениях с Китаем и Южной Кореей и запуске процессов восстановления экономики, направленных на реализацию так называемой “цели 321”: 3% – номинальный рост, 2% – инфляция и 1% – реальный рост.

Правительство Абэ

10. Регионы и поколения в корейских выборах – стр. 18

С президентскими выборами 19 декабря прошлого года и избранием Пак Кын Хе, первой женщины, ставшей главой государства в Северо-Восточной Азии, Южная Корея закрепляет собственный политический переход через четверть века после окончания эпохи режимов, находившихся под опекой военных. Речь также идёт о третьем политическом переходе в регионе в течение двух месяцев, следующим непосредственно за досрочными выборами в Японии и передачей дел от четвёртого к пятому политическому поколению китайского империализма.

Пак заявила, что её президентство будет направлено на «национальное объединение», способное преодолеть региональные и исторические распри. Молодому электорату она предлагает «материнскую заботу». На предложения Синдзо Абе по преодолению территориального спора новый президент ответила, что «хочет построить добрые отношения с Токио», пусть и «не забывая историю». По словам Чжан Лануй, эксперта по Корее при центральной школе КПК, Пак «будет искать равновесия» в отношениях с четырьмя региональными державами: Китаем, США, Японией и Россией. По его мнению, в силу того, что «милитаристское прошлое Токио не забыто в Корее», маловероятно, что Сеул отдаст предпочтение Японии. Этот поиск равновесия напомнает как о споре между “наследниками” за президентство в Сеуле, так и о положении полуострова в качестве «креветки между китами».

Президентские выборы

11. Изменения в новых державах Азии – стр. 20

В октябре 2012 года издательство «Lotta Comunista» выпустило очередную книгу нашего товарища Роберто Казеллы «Столетие гигантов Азии», мы предлагаем вашему вниманию предисловие к ней.

Раджа Мохан пишет в “Indian Express”, что рост давления со стороны националистических групп в Китае и Японии заложил «базу для первого серьёзного столкновения держав после окончания холодной войны», и опасается, что конфликт, ограниченный Китаем и Японией, мог бы «потрясти геополитический порядок в Азии и во всём мире». Он напоминает, что Индия всегда отстаивала мир в Азии, и сейчас, с ещё большим основанием, она должна выполнять задачу «сохранения мира и стабильности».

Не случайно то, – отметим мы, – что в Тихом океане «ветры войны», по меньшей мере на словах, становятся сильнее: мы давно определили его как эпицентр всемирной империалистической напряжённости. Таковы примеры идеологий империализма, вышедших из-под пера апологетов созревания гигантов Азии.

[…] в истории восхождения гигантов Азии в ранг империалистических держав по ходу борьбы за раздел мира азиатский пролетариат, сила среди прочих сил, согласно определению Маркса, пока что не имеет голоса. На его стороне есть только численность.

12. Томас Эдисон и финансовый мир Нью-Йорка – стр. 22

Томас Алва Эдисон принадлежит к числу наиболее известных великих изобретателей периода развития американского капитализма на рубеже XIX-XX вв. Его биография особым образом отражаёт общую атмосферу американского капитализма при переходе от паровой машины к электрической.

Отношения между Эдисоном и деньгами являлись сложными и противоречивыми. В своём дневнике он писал: «Я изобретаю не для проклятых капиталистов». Но он нуждался в этих «проклятых капиталистах», и именно эти «проклятые» в итоге решали судьбу его изобретений и основанных им компаний.

13. Материальное значение информатики – стр. 24

«Облачная информатика, – пишет “Le Monde” (23 октября), – ведёт к своему апогею дематериализацию данных и угрозу суверенитету. Вот тогда-то, как в старые добрые времена, поднимутся стены. […] Франция, Великобритания, Германия и другие содействуют формированию национального предложения во избежание того, чтобы их промышленные секреты оказались рассеянными по всему свету. […] Это не мимолётное увлечение, это вторжение норм геополитики в необузданную вселенную Интернета […], которая никогда не отменяла границ реального мира». Дебаты по поводу управления Интернетом на конференции Международного союза электросвязи в Дубае являются подтверждением этого.

Материальная основа мировых информационных сетей

14. Лазар Карно – учёный Великой французской революции – стр. 26

Лазар Карно (1753-1823) жил в духе Великой французской революции. Научные задачи математика, физика и инженера того времени сосуществовали с его политическими задачами в революции: разрушение аристократического социального порядка освобождало производительные силы буржуазного общества, а наука чувствовала себя эмансипированной от оков феодализма.

В Великой французской революции наука, в первом лице, вышла на поля сражений, чтобы освободить производительные силы от цепей докапиталистического способа производства: химик Клод Бертоле (1748-1822) руководил производством пороха, математик Гаспар Монж (1746-1818) занимался производством чугуна для пушек, срочно были организованы курсы по подготовке армейских офицеров, а среди преподавателей, рядом с Бертолле и Монжем, были физик Жак-Константин Перье (1742-1818) и математик Жозеф-Луи Лагранж (1736-1813).

№ 8, март 2013 г.

1. Политическая борьба в период перемен – стр. 1

Генеральная задача борьбы характеризовала действие партии в любой текущей ситуации классовой борьбы, будь-то ускорение роста тред-юнионистской борьбы или спад периода оборонительной борьбы в ходе реструктуризации. Сегодня эту генеральную задачу следует адаптировать к темпам развития Европы.

Понимание европейского политического цикла и его противоречий потребовало дополнения «беспрецедентной задачи» борьбой за укоренение ленинистской организации в зрелой империалистической метрополии. Сегодня вызов заключается в том, чтобы испытать её в сердце европейского империализма.

2. Электоральные циклы между отстаиванием суверенитета и европейской реструктуризацией – стр. 2

Уравнение между стратегическими перспективами и настроениями электората всегда выглядит сложным для национальных политических лидеров. Это в полной мере относится и к Европе, находящейся под воздействием континентальной интеграции и вытекающей из неё уступки суверенитета. Это в высшей степени верно для Лондона и Парижа, где приверженность суверенитету является общим знаменателем правых и левых идеологий.

Социальный кризис суверенитета распространяет свои последствия на весь континент и на европейский пролетариат, от Берлина до Афин и Парижа. Потрясения континентального политического цикла являются его следствием.

3. Факты, которые имеют значение – стр. 4

Исторический поворот последних двадцати лет заключается в том, что Китай стал всемирной фабрикой. Ключевым фактом последних десяти лет является то, что глобальный кризис ускорил это изменение, многократно увеличив расхождение в темпах экономического роста старых и новых держав. Азия бежит, Запад ковыляет. Социальные последствия огромны. В Азии сотни миллионов человек оставили деревни, чтобы тесниться в новых метрополиях капиталистического производства, и начинают свою школу классовой борьбы. В Америке и Европе заработная плата, занятость и система социального обеспечения подвергаются давлению, реструктуризация приводит к необеспеченности и неопределённости.

Любая политика, которая не исходит из этих фундаментальных фактов и не умеет понимать их, обречена на незначительность.

4. Переживающий упадок Токио пытается проводить конкурентоспособную девальвацию – стр. 6

Обесценивание йены является неотъемлемой частью программы правительства Синдзо Абе, имеющей целью «обуздать дефляцию».

Удивляет скорость, с которой обесценивание обрело плоть после безрезультатных попыток прошлого. После многих лет обессиливающей дефляции ослабление японской валюты выглядит, по меньшей мере отчасти, адаптацией к относительному упадку архипелага, особенно на фоне невероятного восхождения другого азиатского гиганта, валюта которого в последние годы росла в цене. Поскольку обесцениванию йены соответствует удорожание других валют, страны, испытывающие заминку в сражении за конкурентоспособность, и меньшие по масштабам восходящие державы вспоминают о призраке «валютной войны».

5. Европейские жандармы в африканских песках – стр. 8

По мнению профессора международных отношений Института политических наук Заки Лаиди, интервенция в Мали, как и война в Ливии, подтверждает способность Парижа выполнять роль «перводвигателя» ЕС, в силу наличия у него вооружённых сил быстрого развёртывания и значительности их масштабов. Это способность, тем не менее, связана с «видением мировой ситуации», а не просто с защитой своих региональных экономических интересов. Как бы то ни было, эти интересы существенны: например, треть урана, используемого французскими АЭС, поступает из Нигера, граничащего с Мали.

6. Интернационалистическая ясность против франко-европейской “малой войны” в Мали – стр. 10

Мы публикуем материал французских товарищей из “L’Internationaliste”, напечатанный в январском номере их газеты.

Даже для отдельно взятой Франции речь идёт о малой войне, в которой, тем не менее, мы можем распознать все характерные черты империалистических войн.

Во-первых, это борьба между “горсткой держав”, в настоящее время континентальных, делящих между собой мир. Франция защищает в Мали свою сферу влияния, в том числе и от имени – как она откровенно заявляет – Европы, т.е. европейского империализма, неотъемлемой частью которого она теперь является. Во-вторых, державы используют в своих интересах местные застарелые споры, чтобы легитимировать собственное империалистическое вмешательство, в результате обостряя их до такой степени, что они во многих случаях становятся неразрешимыми. В-третьих, война в Мали стала также испытанием для проверки оружия и стратегии с точки зрения будущих войн.

В пропорциях малийской войны заключается трагический пример: в отсутствии реальной пролетарской “международной силы”, именно наш класс оплачивает самый горький счёт империалистических войн.

7. Многомерная артерия Персидского залива – стр. 12

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Мировое противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две других – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

Бесспорным является тот факт, что Персидский залив представляет собой зону, обладающую экономическим весом порядка 200 миллиардов долларов и энергетическую артерию, по которой течёт ещё сотня миллиардов. Прикоснуться к ней, значит спровоцировать военную напряжённость во всём теле империализма, с ног до головы.

Напряжённость в Персидском заливе придала английским, французским и немецким течениям импульс к вмешательству в новую игру за захват сфер влияния. Они со всё большей настойчивостью вмешиваются в этот процесс, что демонстрируется действиями англичан и французов. Но и здесь мы находимся лишь в самом начале пути, и календарь игр ещё только обсуждается.

8. “Фискальный обрыв” раскалывает республиканцев – стр. 14

Первого января 2013 года Палата представителей США приняла, 257 голосами “за” при 167 “против”, Закон о поддержке американских налогоплательщиков 2012, благодаря которому на время удалось избежать фискального обрыва (fiscal cliff). Без утверждения этого закона действие налоговых льгот, введённых администрацией Буша в 2001-м и 2003 годах, было бы прекращено, что вместе с сильнейшим ростом налогов, по оценкам Бюджетного управления Конгресса, спровоцировало бы рецессию.

Утверждённый закон в различных формах ведёт к росту налогов, эквивалентному примерно 1,5% ВВП. В политическом плане значительным аспектом стало появление внутреннего раскола в Республиканской партии. Из 236 депутатов-республиканцев – которых хватило бы для отклонения закона, т.к. большинство составляет 218 голосов – 85 человек проголосовали за закон, присоединившись к 172 демократам; в то время как против проголосовали 16 демократов и 151 республиканец.

Социальная политика и реакция выборщиков в США

9. Русская нефть из месторождений “трёх Баку” – стр. 16

В 1931 году Россия являлась третьим производителем нефти в мире после США и Венесуэлы; экспорт увеличивался, но цены снижались из-за кризиса. быть погружена на судна.

В этот период производство на Апшеронском полуострове (Баку) выросло примерно на 50%, с 8,4 млн. тонн в 1928 году до 12,3 млн. в 1931-м, но, – отмечает Алекперов в своей книге “Нефть России. Прошлое, настоящее и будущее” (2011 г.), – это произошло в большей степени благодаря напряжению сил работников, а не инвестициям капиталов и применению техники.

В этот момент заявляет о себе “второй Баку”. В конце двадцатых годов была начата разработка Тимано-Печёрской области на севере европейской части России, прежде всего в районе Ухты.

Благодаря увеличению с 1955 по 1965 годы добычи в 3,5 раза Россия вновь стала вторым производителем нефти в мире после США, что питало иллюзию “обгона”. Но энергетический сектор рос быстрее остальной экономики, получая всё больший вес в экономическом балансе СССР […]. Энергетическая диспропорция начинает проявляться в патологической форме уже в годы правления Никиты Хрущёва.

4 октября 1959 года, сообщая новости об открытии месторождения в долине Оби, газета “Тюменская правда” писала: «Тюменская область вскоре превратится в новый Баку».

"Три Баку": Кавказ, Волга, Западная Сибирь

10. Социальные иллюзии в империалистическом Китае – стр. 18

Китай, достигший своей империалистической зрелости, больше не способен произвести ничего “прогрессивного”, но его СМИ силятся представить под этой этикеткой каждую попытку Пекина подтолкнуть рост и избавиться от балласта, который задерживает его восхождение в ранг мировой державы. А балласт немаленький: много рудиментарных остатков, доставшихся от длительного цикла “национального социализма” и преобладания предприятий государственного капитализма, которые в нём доминировали. Разумеется, большая часть пути уже пройдена, но господство партии-государства осталось неоспоримым.

Одна из проблем, которая преследует его – это коррупция правительственного и партийного аппарата, как на центральном, так и на провинциальном уровне. […]коррупция и новая социальная динамика – это результат восхождения Китая. Империалистическая зрелость, паразитизм, изменения в социальной лестнице объединены неизбежной связью: Китай подтверждает то, что Запад показал, а марксизм изучил, по меньшей мере, столетием раньше.

11. Забастовки во Вьетнаме – стр. 19

«Каждый день в каком-то месте в стране происходит забастовка»; «по большей части, они стихийно организованы рабочими»; «забастовки становятся рутинным аспектом отношений между работодателями и рабочими».

Требования, которые можно было бы назвать основными, следующие: не считая соблюдения согласованной минимальной заработной платы, установленной правительством, и, конечно, требования её индексации с учётом инфляции, второе место занимает требование “гуманного” отношения, которое лежит в основе переговоров об улучшении условий труда.

Кажется, что и здесь, после Китая, происходит возврат к Манчестеру и Ливерпулю первой половины девятнадцатого века, но всё же мы в XXI веке, на заводах, где производятся товары, которые экспортируются и продаются по всему миру.

Ничто не ново под луной: по мере формирования, роста и концентрации пролетариата, особенно в промышленности, рано или поздно появляется такое естественное экономическое явление как забастовка. Сегодня настала очередь Вьетнама.

12. Кризис папства в рамках дилемм глобализации – стр. 21

После отречения Йозефа Ратцингера избрание на папский престол аргентинца Хорхе Марио Бергольо также подтверждает возможность просчитанного разрыва с традицией Ватикана; назначение первого неевропейского папы современной эпохи и выбор им символического имени Франциск предвещает пересмотр внутреннего баланса, функций и стиля управления римского центра.

Статью об этом – “Просчитанный разрыв с традициями папства в условиях глобальных вызовов и многополярности” – читайте в следующем номере нашего Вестника.

Отречение Йозефа Ратцингера является невиданным фактом в многовековой истории Ватикана, открывающим дискуссию о формах римской централизации. Католическая церковь, крупнейшая мировая политическая организация, всегда была связана с правящими классами и динамикой держав, будучи силой консервации, функциональной как в сохранении и поддержании внутреннего консенсуса и социального порядка, так в игре международного равновесия. Новый стратегический этап также бросает вызов стратегии и внутренним порядкам Ватикана, начиная с противоречия между тысячелетним укоренением в Европе и на Западе в целом и появлением новых держав в Азии, которые являются посторонними по отношению к этой традиции.

13. Восхождение и упадок франкфуртской ветви Ротшильдов – стр. 23

Среди так называемых Hoffaktor, придворных евреев, которые из слуг монархов превратились в международных банкиров, наиболее известным примером является франкфуртская ветвь Ротшильдов. Здесь мы ограничимся воспроизведением нескольких версий немецких источников, в особенности, богатого биографического справочника Neue Deutsche Biographie (NDB, 24 тома и более чем 21.000 очерков)

14. Сади Карно – учёный эпохи Реставрации – стр. 25

Брошюра “Размышления о движущей силе огня”, опубликованная в 1824 г. Сади Карно (1796-1832), сыном Лазара Карно (1753-1823), осталась проигнорированной современниками. В тот момент, когда во Франции укреплялась механическая теория Лазара, теорию Сади, которая ставила в центр внимания, исследование способов выработки тепла, было трудно понять.

Французский инженер Клапейрон в 1834 г. цитировал Сади Карно в своём сочинении “О механической теории теплоты”. Произведение Клапейрона также не вызвало интереса во Франции. Лишь десять лет спустя оно привлекло внимание шотландца Уильяма Томсона, будущего лорда Кельвина (1824-1907), и немца Клаузиуса (1822-1888).

В мировой истории ход развития науки непрост и полон сложностей. Каждая страна в какой-то мере внесла свой вклад: Франция периода бурбонской реставрации не смогла понять и оценить Сади Карно, в то время как шотландцу из Глазго и немецкому академику было начертано судьбой понять одного из самых великих французских учёных, труды которого являются достоянием всего человечества.

№ 9, апрель 2013 г.

1. НАЦИОНАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО И СИСТЕМА ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ – стр. 1

Единство национального рынка являлось стратегической потребностью немецкой буржуазии, начиная с тридцатых годов XIX века, а также итальянской буржуазии чуть позже. Но эта потребность натолкнулась на европейский порядок, сложившийся в XVII веке после Вестфальского мира и узаконенный в 1815 году на Венском конгрессе. Специфика буржуазных революций в Германии и Италии заключалась в том, что они решали проблему объединения, снятую в других странах в XVI веке. 1848 год имел там «двойную природу» – либеральную и национальную. Фридрих Энгельс писал: «единство Германии было не только германским вопросом. Со времени Тридцатилетней войны уже ни одно общегерманское дело не решалось без весьма ощутимого иностранного вмешательства».

Немецкая буржуазия именно в результате поражения революции 1848 года поняла, что не могла решить проблемы единства без военно-политической силы, способной нарушить эту корреляцию с европейским балансом сил, принуждавшим её к государственному разделению. Это послужило основанием фактического альянса, заключённого между восходящей немецкой буржуазией и Пруссией Отто фон Бисмарка.

2. Просчитанный разрыв с традициями папства в условиях глобальных вызовов и многополярности – стр. 2

После отречения Йозефа Ратцингера избрание на папский престол Хорхе Марио Бергольо также подтверждает возможность просчитанного разрыва с традицией Ватикана; назначение первого неевропейского папы современной эпохи и выбор им символического имени Франциск предвещает пересмотр внутреннего баланса, функций и стиля управления римского центра.

3. Сказка о “гражданском обществе” – стр. 6

Существует сказка, известная уже порядка двадцати лет, это миф о том, что все проблемы чрезмерных долгов и бесконечных государственных расходов, а также муки кризиса и реструктуризации, порождены транжирством и воровством парламентской политики и её партий, и поэтому выход заключается в том, чтобы дать голос “гражданскому обществу”. Это благая иллюзия является дочерью, по меньшей мере, упрощенческой и ограниченной политической культуры, которая со времени Взяткограда не может найти противовесов. Если бы проблема заключалась лишь в политиках-ворах и хапугах-советниках... Паразитизм имеет разветвлённые корни и широкое распространение, он прочно засел в глубинах общества, он неотделим от ренты и протекционизма, системы подрядов и закупок, где не обойтись без прожорливой бюрократии. И кризис, который затрагивает за живое положение наёмных работников, является продуктом мирового рынка, колоссального нарушения равновесия, постоянно усиливающегося в капиталистических центрах. Мы являемся материалистами, мы марксист, а не радикальные демократы. Нам известно, что реальные противоречия капитализма существуют не между обществом и государством, а находятся внутри самого общества; они заключаются в непримиримом противоречии между буржуазией и пролетариатом, между эксплуататорами и эксплуатируемыми, в классовом угнетении, которые и порождают бремя паразитизма и коррупции. Государство и его политика являются выражением этого классового господства, и именно поэтому нужно начинать с защиты интересов класса.

Защита будет возможна, если коммунистическая политика сможет вооружить её ясностью.

4. Убийственный дисбаланс финансовой глобализации – стр. 8

Некоторые интересные мысли по поводу «будущей финансовой глобализации» появились на июньской конференции БМР в Люцерне. Стивен Чекетти, глава его валютно-экономического отдела, изложил следующий тезис: «За последние тридцать лет в международной финансовой системе стало доминировать небольшое число крупных международных банков, с центральными офисами в нескольких передовых странах. Их рост совпал с попытками снять препятствия на пути свободного движения капитала. В результате высоко концентрированный банковский сектор доминирует в международном предложении капитала, ему принадлежит существенная масса активов во многих странах. И когда эта масса активов большая (по отношению к ВВП, или запасу капиталов, или внутренней налоговой базе), проблемы финансового сектора страны быстро передаются другим странам и рынкам».

Ленин почти сто лет назад писал в “Империализме”, что «По мере развития банкового дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников в всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов».

5. Политические колебания, обусловленные кризисом суверенитета – стр. 10

Социальные и политические последствия европейской реструктуризации проявляют себя, хотя и в очень разной форме, во всех государствах зоны евро. За этими материальными свидетельствами принудительной континентальной связи виден проблеск кризиса суверенитета и неизлечимый кризис национальных парламентов.

В стратегическом плане европейские власти надеются направить электоральную лихорадку несоответствия национальных политических форм в рамки империалистического европеизма. Но речь идёт о противоречивом процессе, который развивается в диалектике между европейским решением, которое подталкивает к окончательной передаче суверенитета Европе, и европейским принуждением, которое сегодня, в форме континентальной реструктуризации, угрожает расширением кризисов национального несоответствия.

Этот путь ещё не проложен, политические факты ещё не предопределены механическим детерминизмом. Фридрих Энгельс в “Диалектике природы” напоминал, что по Гегелю «взаимодействие является истинной causa finalis вещей». Глубоко диалектическая природа европейского процесса требует анализа в рамках точного исследования плюрализма надстроек континента.

6. Китай меняется и списывает в утиль старые социальные модели – стр. 12

В Китае “возрождается” рабочий класс, угнетённый и эксплуатируемый: по мнению идеологов режима, это «чудо», и мигранты являются его творцами, основанием пирамиды, которое пошатнула “оливу”. Это чудо пролетариата и люмен-пролетариата, спящего в общежитиях заводов и на станциях, живущего в заброшенном контейнере.

Эти интеллектуалы считают, что в Китае растёт «рабочий класс в марксистском смысле, класс, члены которого вынуждены жить в условиях режима завода-общежития, будучи не способными продать капиталу ничего, кроме рабочей силы». Они начинали с Китая, мечтавшего о национальном социализме, и дошли до Китая реального, с эксплуатируемыми работниками. Даже мечты не могут вводить в заблуждение.

7. Восходящая Азия бросает вызов европейской военной промышленности – стр. 14

За последнее десятилетие отношение общих военных расходов Европа-Азия упало с 3,7 к 1 до 1,3 к 1. В абсолютных цифрах азиатские инвестиции в вооружения уже сравнялись с европейскими. Однако картина меняется, если обратить внимание на соотношение расходов на экипировку в расчёте на одного солдата. Если исключить заработную плату, то европейские вооружённые силы тратят по 50 тыс. евро в год на одного солдата, в то время как восходящие державы Азии (следовательно, без Японии) – по 19 тыс. Технологический разрыв всё ещё очевиден; но если он будет преодолён, наступит время бессонных ночей для европейского руководства.

Сравнение военных расходов

8. Корея и Мьянма в китайском и азиатском балансе – стр. 16

Павел Бракен, специалист в области ядерной стратегии и консультант Пентагона, пишет, что Северная Корея, даже обладая «минимальным и примитивным ядерным арсеналом», оцениваемым дюжиной боеголовок, демонстрирует умение в плане его «политического использования» в отношениях с США, Китаем и другими державами.

Пхеньян – «это голодная крыса с клыками», способная трансформировать в сдерживающий фактор собственную внутреннюю слабость. Превращение слабости в силу является «маркой корейской стратегической культуры»: это использовалось против Японии до 1945 года, а затем было адаптировано к «геополитическому положению полуострова», находящегося в окружении великих держав, и к ситуации с ядерным оружием. В обстановке «ядерной многополярности», которая включает в себя также и малые и средние державы, США должны вернуться к «политическому размышлению» о роли ядерного оружия в международной политике.

9. Вьетнамская урбанизация – стр. 18

Каковы были основные факторы сильнейшего роста во Вьетнаме в течение последних двадцати лет, по сути, начиная с того момента, когда в 1986 году было запущено doi moi (обновление), которое открыло двери прямым иностранным инвестициям?

Рост был обусловлен следующими тремя факторами: миграцией рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность и сферу услуг; ростом возможности использования молодой рабочей силы (однако, он, видимо, заканчивается); низкими заработными платами, сопоставимыми с теми, что имеют место в Юго-Восточной Азии и в близлежащей китайской провинции Гуандун. В целом, совокупные вьетнамские ежегодные миграции из деревни в город в период ускоренного развития можно оценить в 1-1,5 миллиона человек; и они происходят до сих пор.

Уровень урбанизации во вьетнамских провинциях, 2009 г.

10. Русская нефть от Ельцина до Путина – стр. 20

В середине 90-е годов линия на приватизацию энергетического сектора, хотя и имевшая поддержку большинства в правительстве, встретилась с возросшей оппозицией. Два человека оказались в роли паладинов государства: Виктор Черномырдин, [...], который выступил против идеи приватизации и раздела газового гиганта, и Юрий Шафраник, [...], ставивший в пример государственного управления нефтяной промышленности Норвегию, дабы отстоять возможность сохранения в руках государства 51% этой отрасли.

Это сражение имело некоторые результаты: либерализация газового сектора замедлилась, Газпром остался нетронутым, а “Роснефть”, вместо приватизации и растворения в холдинговой компании, становится акционерным обществом под контролем государства. Но [...] в нефтяном секторе преимущество осталось за “олигархами”, в основном потому, что с их помощью в 1996 году Ельцину было гарантировано переизбрание на пост президента. В свою очередь, новым нефтяным баронам были предоставлены налоговые льготы и возможность свободного использования нефтяных месторождений и объектов, унаследованных от СССР [...]

В стратегии же Владимира Путина энергетический рычаг всегда считался решающим для судьбы российской державы. Ергин отмечает, что в 1999 году, за год до его избрания на пост президента, Путин написал статью в журнале Института минералогии Санкт-Петербурга, утверждая, что именно энергетические ресурсы являются ключом к восстановлению и «вхождению России в мировую экономику» в качестве «крупной экономической державы».

11. Европа также нацеливается на Персидский залив – стр. 22

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Мировое противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две других – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

Сохранение афганского очага напряжённости привело, что было неизбежным и предполагалось с самого начала, к значительным изменениям в международной политике, которые давно подготавливались в европейских метрополиях […]. То, что артерия Персидского залива обладает более чем одним измерением в отношениях держав – это уже не гипотеза, а свершившийся факт.

12. Финансовое соперничество между Франкфуртом и Берлином – стр. 24

После Венского конгресса 1815 года развитие рынка государственных ценных бумаг засвидетельствовало получение Франкфуртом господствующего положения в Германском союзе, в то время как банкиры Берлина, Гамбурга, Аугсбурга или Вюрцбурга смогли извлечь из этого меньшую выгоду.

Поэтому вполне естественно началась конкуренция, тем более что подъём Франкфурта происходил параллельно с сопротивлением попытке протекционизма и централизации, осуществлявшейся Берлином на основе таможенного союза - Zollverein. Как пишет Майкл Юрк, историк Dresdner Bank, Франкфурт также превратился в главный торговый центр для расчётов между областью гульдена на Юге и регионом прусского талера на Севере (“Zur Geschichte des Finanzplatzes Frankfurt am Main”, Eugen-Gutmann-Gesellschaft).

13. Сади Карно – Ньютон термодинамики – стр. 26

Исаак Ньютон (1642-1727) установил законы движения всех тел, от планет до падающего камня, без какой-либо ссылки на форму, размер или их состав. Сади Карно установил законы функционирования всех тепловых машин, от нагревателя воды до парового двигателя, без ссылки на их форму или способы работы. До Сади Карно инженеры двигались вперёд методом “проб и ошибок”: эмпирическими методами они пытались уменьшить количество “потерянного тепла”, уменьшая трение, улучшая проектирование и материалы, избегая излишних колебаний, экспериментируя с машинами различных размеров, для того чтобы найти наилучшее сочетание между отдачей и габаритами.

Сади Карно совершил научную революцию, потому что, поставив в центр своих теоретических рассуждений тепло, а не силу притяжения, пошёл дальше механики Ньютона. В период главенствования механического подхода в изучении двигателей, он открыл, что этого было недостаточно при изучении тепловых двигателей, которые всё больше укрепляли свои позиции в XIX веке с паровым двигателем и будут господствовать в ХХ веке с двигателями внутреннего сгорания, турбинами, охлаждающими циклами.

№ 10, май 2013 г.

1. Классовые изменения и система европейских государств – стр. 1

Венский конгресс в 1815 году был эквивалентен Ялтинскому разделу, он стал связующим звеном между восемнадцатым столетием абсолютизма и буржуазным девятнадцатым веком. При определении границ государств и территорий, при распределении сил, осуществлялся подсчёт населения; в обществе, которое по-прежнему почти исключительно являлось сельскохозяйственным, это было равносильно экономической мощи.

Капиталистическое развитие и промышленность сразу же начали подрывать объективную основу того соотношения сил. При одинаковой численности населения, крестьянское общество теперь было слабее промышленного. Для сохранения своего доминирования суверенные государства, в том числе и наиболее отсталые, остановившиеся на стадии аграрной экономики и политических порядков абсолютизма, должны были тем или иным образом идти на соглашение с развивающейся буржуазией.

2. Китайская реструктуризация и полный неопределённости американский “поворот” – стр. 2

Доля городского населения в Китае с 1980 по 2012 год увеличилась с 18 до 52,6%, прогнозируется, что этот рост продолжится и достигнет 70% в 2030 году [...]. Произойдёт увеличение занятости в сфере услуг, и вырастут доходы населения, но Китай будет оставаться «экономикой с высоким уровнем инвестиций ещё долгие годы»[…]

Речь идёт о долгом цикле урбанизации и развития внутреннего рынка, как это было в Соединённых Штатах, Европе и Японии после второй мировой войны. В Китае он, кажется, продлится от трёх десятилетий до полувека, учитывая колоссальные масштабы сельской глубинки.

Спецификой «китайского сценария», который проходит через этот цикл развития, является масштаб его внутреннего рынка, превосходящего в демографическом плане Европу, США и Японию вместе взятые.

3. Старые и новые лицемеры парламентского кретинизма – стр. 4

Кто в действительности принимает решение о вещах, имеющих реальное значение? Не так давно ЕС изменил правила игры. Ключевые полномочия переданы европейским властям; то, что остаётся от национальных полномочий, европеизируется, т.е. реализуется во взаимосвязи с институтами ЕС. В этих обстоятельствах имеют значение крупные концентрированные промышленные и финансовые группы, какими бы они не являлись – немецкими, французскими, итальянскими или любыми иными. Валютные вопросы являются прерогативой ЕЦБ; налоги и бюджетное законодательство проходят через утверждение Европейской комиссии и Экофина; внешняя торговля и конкуренция являются исключительной компетенцией европейских комиссаров.

В парламенте всё более преобладает бессильная риторика защиты суверенитета и представительства гражданского общества. Римский балаган по-прежнему населён старыми и новыми лицемерами парламентского кретинизма.

4. Немецкая и французская “модели” во взаимосвязи с Европой – стр. 6

Весь европейский организм пересекают противоречия процесса континентальной интеграции. Противоречивый характер европейского становления вынуждает искать соответствующее контрдвижение по отношению к каждому движению. Процесс вызывает колебания национальных надстроек, но, напротив, как раз наиболее острые кризисы – от Греции до Португалии и Кипра – продемонстрировали силу европейского гравитационного поля.

Европа выбрала “немецкий путь” для выхода из кризиса и подготовки к мировому противостоянию, поскольку континентальная повестка дня определяется империалистическим столкновением в долгом долговом цикле, который навязывает старым державам нисходящую фазу социал-демократизации.

5. Разрушенная “кипрская модель” – стр. 8

На Кипр едва приходится 0,002% от ВВП валютного союза. На этой хрупкой основе держалась гипертрофированная банковская система, объём депозитов которой примерно в четыре раза, а активов в семь раз превышал ВВП острова. Эта гипертрофия подпитывалась в основном за счёт крупного российского капитала.

Низкие налоги на проценты и дивиденды, высокая доходность депозитов и тайное стремление быть Сити православного мира были рычагами кипрской финансовой модели. В 2004 году без долгих колебаний Кипр был принят в Европейский Союз и в 2008 году, уже с началом кризиса, в валютный союз, но его банковская модель разбилась вдребезги на пятом году европейского долгового кризиса.

6. “Пять миров” в Индии – стр. 10

Канти Баджпаи описывает Индию; “Times of India”, крупнейшая индийская газета на английском языке, наблюдает и переживает по поводу восхождения Индии в ранг великих держав. “Times of India” от 2 апреля публикует его тезисы об индийском обществе, расколотом на пять частей.

«Эти пять индийских миров связаны друг с другом, взаимодействуют в разной степени, но они также являются чуждыми друг другу». “Times of India” задаётся вопросом, как политики могут представлять эти «пять миров», как могут управлять ими. И отвечает: «с большим трудом».

Число членов профсоюзов

7. Из глубины “потогонных заводов” – стр. 12

Два миллиарда наёмных рабочих трудятся ежедневно, в настоящее время они рассеяны по заводам всего мира и производят материальные блага, товары народного потребления и инвестиционные товары, осуществляют обслуживающую деятельность, всё это лежит в основе функционирования капиталистической социально-экономической формации. Они работают 8, 10, 12 часов – а то и больше – в день в течение 5, 6 или даже 7 дней в неделю. Эти работники ежедневно производят прибавочную стоимость, которая питает мировое капиталистическое накопление. Они ежедневно ведут борьбу за защиту своих условий жизни и труда: за заработную плату, продолжительность рабочего дня, здоровье и безопасность на рабочем месте. Развивающиеся страны Южной Азии являются примером этой жёсткой ежедневной битвы.

8. Неизбежная борьба классов – стр. 14

В январе 2012 года издательство “Lotta Comunista” выпустило очередную книгу нашего товарища Пьермария Даволи “Два миллиарда наёмных рабочих”, мы знакомим с ней наших читателей.

Наёмным рабочим понадобилось столетие, чтобы их численность достигла 12% населения мира, но лишь сорок лет, чтобы она увеличилась до 19% и ещё двадцать – до сегодняшних 28%; можно оценить, что с учётом семей они составляют примерно половину человечества. Пьермария Даволи в книге “Два миллиарда наёмных рабочих” на основе фактов подтверждает этот рост, анализирует его тенденции и темпы, рассматривает ряд вопросов, связанных с этим.

9. Неизвестные величины З. Бжезинского – стр. 16

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Мировое противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

В начале 70-х годов президент США Ричард Никсон сформулировал свою доктрину пятиполярности следующим образом: «Я верю, что мир станет лучше и безопаснее, когда в нём будут сильные и независимые Соединённые Штаты, Европа, Советский Союз, Китай и Япония, взаимно уравновешивающие друг друга и не противоборствующие, находящиеся в действительном равновесии».

Из пяти держав, указанных Никсоном, лишь две, по мнению Бжезинского, являются «настоящими державами, в том смысле, что имеют действительную власть, дающую военные и экономические преимущества. На самом деле, между их мощью и мощью трёх других существует такая диспропорция, что мир, с точки зрения влияния, остаётся двухполярным и, вероятно, ещё долго будет оставаться таковым. Это объясняет цифру 2 в нашем уравнении». Уравнение З. Бжезинского следующее: 2 ½ + y + z = мир крупных держав. Как мы уже видели 2 – это США и СССР, а ½ – это Китай.

По сути, по мнению Бжезинского, Европа и Япония являются великими экономическими государствами, не будучи при этом крупными военными и политическими державами. Это даже не полудержавы, как Китай; это просто «неизвестные параметры». Однако, уравнение З. Бжезинского верно лишь отчасти. Оно неверно, потому что фундаментом отношений между державами является соотношение их экономических сил.

10. Банкиры-гугеноты Франкфурта – стр. 18

В 1806 году, при Наполеоне и в период правления Карла Теодора фон Дальберга, князя-примаса Рейнского союза и великого герцога Франкфурта, протестанты получают, наконец, абсолютно равные права по отношению к другим христианским конфессиям, как с политической, так и религиозной точек зрения.

Отныне богатые семейства банкиров и купцов, принадлежавших к гугенотам, начали непосредственно входить в патрициат города и Сенат, где перемешивались лютеране, протестанты и католики, но пока ещё не евреи. С точки зрения историка Удо Гейна, существенное отличие по отношению к эпохе древнего имперского города заключалось в том, «что господствующее влияние в Сенате от старых знатных семейств перешло к семьям богатых оптовых торговцев, которые начали своё восхождение в последней трети XVIII века и впоследствии добились материального и политического господства» (“Private banking and industrialization: the case of Frankfurt am Main”, Ayer Publishing, 1981).

11. Азия теснит европейские дымовые трубы – стр. 19

Смартфон не содержит в себе стали, но детали, из которых он состоит, произведены на оборудовании из стали. Этот товар входит в качестве основного, напрямую или опосредованно, во все производственные сектора. По разным соображениям – промышленного, стратегического, а также военного характера – ни одна из старых держав до сих пор не отказалась от сохранения крупнейших интегрированных предприятий в центре своих наиболее важных производственных зон

В момент начала кризиса реструктуризации 70-х годов Европа производила 160 млн. тонн, США и СССР – по 120 млн. тонн, Япония – 90 млн. тонн. Современный снимок чёрной металлургии с Европой, Америкой и Японией, закрепившимися на производстве 100-200 млн. тонн каждая, распавшимся СССР и Китаем, за 12 лет увеличившим выпуск со 150 до 700 млн. тонн, является продуктом этой истории.

Доменные печи Европы

12. Вызов, связанный с платформами – стр. 22

Для снижения затрат стратегия платформы делает ставку на производство как можно большего количества моделей на одной платформе: сокращение расходов на невидимую часть автомобиля контрастирует с ростом затрат на ту часть, которая видна.

«Использование системы платформ стало приоритетом для конкурентоспособности в автомобильной промышленности» (М.Муффатто. Стратегия платформы в международной разработке новой продукции, 1999).

Самый тяжёлый за послевоенное время экономический кризис усилил неравномерность развития автомобильной промышленности. Администрация Обамы спасла Chrysler и General Motors ценой сокращения их производственных мощностей: с 2007 по 2011 годы производство снизилось на 2,2% у GM, на 15% – у Chrysler-FIAT и на 22% – у Ford. Напротив, производство выросло на 30% у Volkswagen, на 22% – у Renault-Nissan, на 66% – у Hyundai-Kia, на 12,8% – у Honda и на 13% – у BMW. Успех только что перечисленных производителей заключается в их способности использовать стратегию платформ.

Состояние мирового автопрома

13. Электрическое освещение – стр. 24

Процесс электрификации длился целое столетие и начался с изобретением телеграфа, заложившего основу для научного и технического изучения электричества. Однако в телеграфе электричество служило лишь для передачи информации, и даже для обеспечения энергией таких масштабных проектов, как трансатлантический телеграфный кабель, было достаточно батарей малой мощности. С началом электрического освещения дуговыми лампами и лампами накаливания приобрели значение количество произведённого электричества и способность его передавать: батарей для этого уже не хватало. Электрическое освещение привело к технологическим и экономическим изменениям в производстве и передаче огромных количеств электроэнергии по низкой цене.

Дуговая лампа

14. Рабочие и учёные в Манчестере девятнадцатого века – стр. 26

Инициатором применения науки к промышленности был Уильям Кавендиш, седьмой герцог Девонширский, один из первых британских промышленных магнатов XIX века. По его инициативе в 1874 году в Кембридже была основана Лаборатория Кавендиша, поскольку было признано, что в этом университете методы преподавания физики устарели и были неадекватны потребностям индустриального общества. Её руководителем был назначен шотландец Джеймс Максвелл (J.G. Crowther. “The Cavendish Laboratory, 1874-1974”, 1974).

В тот период вдали от Лондона начиналось брожение научной деятельности.В XIX веке, начиная с Дальтона и Джоуля, Манчестер стал научным центром высочайшего уровня.

Англия с Манчестером и другими важнейшими городами

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 11, июнь 2013 г.

1. Интернациональное время и сражение за стратегию – стр. 1

В течение полувека, начиная с 1848 года, стратегические гипотезы, разработанные Марксом и Энгельсом, рассматривали объединение Германии, отталкивающееся от Рейнской области, в контексте революционной войны, которая должна была бы опрокинуть царскую Россию – оплот реакции в Европе. Эти схемы общего демократического штурма в рамках перманентной революции не были реализованы. Но была ли у них реальная основа в отношениях между классами и государствами?

[…] международная стратегия Маркса и Энгельса базировалась отнюдь не на необоснованных фактах. Она связывала действия сил класса с фундаментальными тенденциями в балансе сил Европы, даже если сроки слома существовавшего порядка оставались непредсказуемыми. Война 1853 года станет вторым сражением за стратегию.

2. Иллюзия стратегической паузы не останавливает Пекин – стр. 2

С самого начала кризиса, шесть лет назад, мы считали, что центральным вопросом стало изменение соотношения сил в мировом балансе, которое проявилось и ускорилось в связи с финансовой катастрофой и её последствиями в виде экономической реструктуризации. Азия и Китай вышли из этой ситуации, пожалуй, усилившимися, а Запад – в состоянии всё более глубокого относительного упадка, поэтому этот кризис являлся «кризисом глобальных отношений».

Из Азии «стратегическое перемирие» всё больше выглядит как иллюзия, которой придерживается задыхающийся Запад.

3. Наш класс – всемирный – стр. 4

Исторически переход от торгового общества к капитализму был отмечен преобразованием способности человека производить, то есть рабочей силы, в товар. Вслед за этим анархия, присущая рынку, подчинила себе и эту производительную силу. Будучи неспособным управлять ею, капитализм всячески расточает её: в несчастных случаях на рабочем месте, в войнах, и сегодня, в частности, посредством безработицы.

Безработица и связанные с ней терапевтические методы её преодоления – это та тяжёлая цена, которую пролетариату приходится платить за капиталистическую анархию. Но в этих явлениях есть хаотичное и противоречивое – как общество, порождающее их – неумолимое движение к действительному европейскому рынку рабочей силы. Европейская буржуазия активно работает, формируя необходимые для себя инструменты. Ленинистский интернационализм должен быть готов сделать то же самое на противоположном фронте классовой борьбы.

4. Европейская Франция и евроскептическая “маленькая Англия” – стр. 5

В начале мая в Великобритании прошли местные выборы и успех ПНСК (Партии независимости Соединённого Королевства), набравшей почти 25% голосов, потряс политическую панораму, где до этого неизменно реализовывалась диалектика трёх партий.

Опять же под давлением электорального успеха ПНСК в среде Тори начали давать о себе знать евроскептики. Бывший канцлер казначейства Лорд Лоусон подтвердил в “Times”, что он поддержал бы выход Великобритании из ЕС: Кэмерон, ведя торг с Брюсселем, ничего не добьётся в попытке пересмотреть условия присоединения, потому что в Европе всё изменилось с момента создания евро.

5. Статистические ляпы жёсткой экономии – стр. 7

Академическая непоследовательность отражает непримиримые противоречия империализма: его старческие болезни зашкаливают, а формулы и эликсиры его мудрецов либо являются паллиативными, либо представляют собой обман или самообман.

Рост и долг

6. Внешнеполитическая доктрина уверенной в себе России– стр. 9

В интервью американскому журналу “Foreign Policy” министр иностранных дел России Сергей Лавров в нескольких словах синтезировал изменение морального фактора в Москве с начала века: «Экономика России окрепла, социальные проблемы успешно решаются, и Россия чувствует себя увереннее».

Изменение является существенным, потому что «в 90-е годы, когда исчез СССР, Россия оказалась без границ, без денег и с огромными проблемами, начиная с недостатка пищи». Развитие этих лет позволяет сегодня Москве уделять больше внимания своим «законным интересам» в различных районах земного шара.

7. Снижение значения трёхсторонних приоритетов – стр. 11

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Мировое противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

[…] новое противостояние между империалистическими державами за передел сфер влияния находится лишь в самом начале. Период, получивший название разрядки, основывавшийся в первую очередь на биполярных отношениях между СССР и США, характеризовавшийся устойчивым партнёрством между ними, окончательно исчерпал себя.

Схема отношений противостояния между важнейшими империалистическими державами

8. Светские студенты и набожные спекулянты недвижимостью в турецком шестьдесят восьмом – стр. 13

В интервью “Financial Times” Кемаль Дервиш, важный представитель евроатлантического истеблишмента Турции, утверждает, что в результате идущих сейчас в стране демонстраций может возникнуть «истинная турецкая модель».

[…] для различных фракций турецкой буржуазии текущие события представляют собой явный признак кризиса модернизации страны, для преодоления которого требуются существенные изменения – реформистского плана – государства и его фундаментальных политических сил. Это кризис, определяющим фактором которого является сильное экономическое развитие Турции, происходящее под управлением ПСР, её политической оболочки, обладающей правом на осуществление перехода от первой ко второй республике посредством слияния Анатолии со старой кемалистской политико-государственной системой. Всё это происходит также в связи с внешними западными обязательствами, в частности, из-за ассоциации с ЕС.

9. Электоральная лихорадка в Индии – стр. 15

“Times of India” эффектно описывает паразитизм, царящий в индийской политике. Вероятно, существует 1396 партий, опека по отношению к ним поражает: «У тебя есть партия? Значит, ты не платишь». Газета объясняет: в последние десятилетия около 60 партий участвовали в избирательном цирке, а остальные? Всё просто, – пишет газета, – они лишь записываются для участия в гонке, потому что таким образом получают целый ряд налоговых льгот.

С этого пролога начинается электоральная гонка в штатах Индии. Это первый этап, за ним последуют выборы в Лок Сабха, нижнюю палату парламента Индийского союза, формирующий правительство Нью-Дели.

Территориальное распределение населения Индии

10. Куала-Лумпур между “сыновьями неба” и “детьми земли” – стр. 18

По мнению “Le Monde”, результаты майских выборов в Малайзии продемонстрировали растущее этническое разделение и поляризацию между доминирующим малайским компонентом и китайским и индийским меньшинствами.

При 29 миллионах жителей Малайзия с её этнонациональным разнообразием является «государством, требующим деликатного управления»: 60% составляют малайцы-мусульмане, 25-30% китайцы – «буддисты, конфуцианцы и христиане», и 8% индийцы, в большинстве индусы. Наконец, имеются местные этнические группы малайского происхождения и постоянная миграция населения Филиппин и Индонезии, особенно на остров Борнео.

Карта Малайзии

11. Противоречивое восхождение азиатских держав – стр. 20

В октябре 2012 года издательство “Lotta Comunista” выпустило очередную книгу нашего товарища Роберто Казеллы “Век гигантов Азии”, мы знакомим с ней наших читателей.

Британский министр колоний Джозеф Чемберлен (1836-1914) говорил, что «время маленьких государств уже давно прошло, потому что наступило время империй». Вряд ли, однако, Чемберлен мог представить, что среди «империй», которым предстоит стать протагонистами отношений между великими державами XXI века, будут присутствовать две бывшие колониальные жертвы – Китай и Индия.

Казелла, цитируя Ленина, пишет: «Империализм – это борьба между разбойниками. [...] В своё время европейские державы и восходящая Америка делили мир, включая Индию и Китай. Сегодня Слон и Дракон сами уже стали новыми городскими разбойниками. И в этом суть новой стратегической фазы империализма». Мы живём в “век гигантов Азии”, которые навязывают миру свои темпы и свои континентальные масштабы.

12. Доменные печи на новой стратегической фазе – стр. 22

Чёрная металлургия является протеином для капитализма, усваиваемым той частью мировой промышленности, которая производит средства производства и предоставляет буржуазии возможность накопления производительного капитала, иначе говоря, основу её политической власти. На базе доменных печей Дракона совершают восхождение группы, которые приводят к нарушению соотношения сил в мире и закладывают основы для разрушения существующего порядка. Кроме того, производство ради производства подпитывает само себя, и сегодня 80-90% предприятий такой группы как Baosteel из Шанхая строится в Китае, из китайской же стали.

Рост мирового производства стали

Крупнейшие по товарообороту металлургические группы

Крупнейшие производители стали

13. Де Нёфвилль – купцы и банкиры Франкфурта – стр. 24

Среди крупных протестантских и кальвинистских семейств, поселившихся во Франкфурте в XVI веке и превратившихся в банкиров международного уровня, выделяются де Нёфвилль, родом из Артуа, севера Франции, где в средние века они были дворянами и рыцарями. Роберт, в соответствии с некоторыми источниками правитель Арраса, во время религиозных войн примкнул к протестантской Реформации, потеряв дворянский титул и оказавшись вынужденным искать убежища сначала в Антверпене, а затем в Лондоне и, наконец, в 1575 году во Франкфурте. Здесь его сыновья Себастьян и Даниель приступили к процветающей торговле шёлком, приняв участие в основании биржи в 1585 году и превратившись в значимых фигур небольшой протестантской общины, находившейся в многолетнем противостоянии с лютеранами.

14. Фабрики и институты механики – стр. 26

“Чистая” и прикладная наука всегда существовали в симбиозе. Строгая геометрия плоскости Евклида (325-285 годы до н. э.) служила для подсчёта площади полей, которые отводились под распашку и должны были облагаться налогами. Геометрия объёмных тел, разработанная Архимедом (287-212 годы до н. э.), была использована для расчёта веса и объёма материалов, необходимых для строительства портов и оборонных сооружений.

Распространение преподавания наук в Институтах механики в Англии и Уэльсе в 1851 году

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 12, июль 2013 г.

1. Проклятие Рафаэля – стр. 1

Если ДП закончила с бросанием монет в одиночку, то психологическое вхождение в штопор кризиса и неожиданное, словно нож в масло, вхождение “Пяти звёзд” в конкуренцию, может быть объяснено только при помощи возвращения к 30 апреля 1993 года. Двадцать лет понадобилось для того, чтобы этот политической самообман закончился. Италия не может быть привязана к европейскому циклу без производительного Севера, а его представительство и его социальная психология всегда интерпретировались преимущественно берлусконизмом и лигизмом; большая коалиция, твёрдо привязанная к европейскому якорю, требует политической легитимизации Берлускони.

Спецвыпуск: Всемирное противостояние

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Всемирное противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

2. Восхождение новых держав – стр. 4

Дипломатия зачастую готовит почву для деятельности тех или иных государств, но она всегда оказывается, в определённые поворотные моменты, перед лицом свершившихся фактов, детерминированных более глубокими экономическими действиями и реализованных через непосредственное политическое и военное вмешательство.

3. Факторы нового империалистического противостояния – стр. 6

Нынешнее всемирное поле экономических сил включает в себя многие миллионы мелких, многие сотни тысяч средних и многие тысячи крупных предприятий, а также несколько тысяч крупных групп и несколько сотен крупных финансово-экономических объединений. Эти динамичные факторы постоянно видоизменяют вес экономических сил и, в долгосрочной перспективе, отношения между государствами. Но определение того, как и каким образом они могут оказывать влияние в краткосрочной перспективе, является задачей марксистского анализа международных отношений. Ни одна теория не может заменить изучение текущих процессов.

Факторы нового противостояния

Мировая демография и экономика в сравнении

Спецвыпуск: Бразилия – восходящий империалистический гигант

Несомненно, стремительное экономическое развитие регионов, которые уже не являются “отсталым” миром, повлекло за собой колоссальные феномены демографического роста, увеличения веса новых поколений молодёжи, урбанизации, пролетаризации, социальной мобильности, которые внимательно отслеживаются нашим изданием. Массовое движение в Турции и Бразилии, если оставить в стороне их специфику, являются производными этого экономического роста, который несёт с собой нарушение равновесия и повышает градус социальной и политической борьбы.

4. Политические толчки в ожидании 2014 года – стр. 8

Предвыборная президентская гонка 2014 года на самом деле началась с завершением муниципальных выборов в прошлом году. Учитывая кризис глобальных отношений, электоральный процесс будет отражать стратегические дискуссии о необходимости приспособления требований государственной системы социального обеспечения – в текущем восходящем цикле социал-демократизации, который проходят новые державы – к снижению производственных издержек в стране.

5. Odebrecht – стр. 10

Логотип

Odebrecht классифицируется как частная семейная группа, характерные для неё черты не очень распространены в Бразилии: она весьма диверсифицирована, причём в не связанных непосредственно секторах (“Capitalismo de laços”, 2011). Это конгломерат, который, начиная с традиционной деятельности, основанной на госзаказах, присутствует в химической, нефтяной и газовой отраслях, энергетике, агропромышленном комплексе, транспорте и, наконец, в военном производстве.

6. Votorantim – стр. 11

Логотип

В континентальном масштабе Votorantim занимает 30 место с товарооборотом в 12,6 миллиарда долларов, что демонстрирует снижение на 28,7% по сравнению с 2010 годом. Безусловно, падение вызвано экономическим и финансовым кризисом в Европе и Северной Америке, являющихся её главными рынками сбыта (“America Economia”, “500 Maiores Empresas da America Latina”, июль 2012 г.).

[…] деятельность группы по большей части заключается в производстве сырья и полуфабрикатов: металлов (цинк и алюминий), стали, цемента, бумаги и целлюлозы, апельсинового сока; кроме того, она присутствует в энергетике и финансовой сфере. Они считают её «промышленным и финансовым конгломератом, напоминающим General Electric. Но, в отличие от GE, её до сих пор возглавляет семья-основатель – это пример семейного бизнеса, сумевшего вырасти» (“Bandeirantes”, Laterza, 2011).

Спецвыпуск: мировое сражение в металлургии

7. Электроды американской реструктуризации – стр. 13

В 1878 году Карл Вильгельм Сименс внедрил электрическую печь для производства стали из переплавленного металлического лома. Эта технология, ограниченная до конца 40-х годов двадцатого века производством специальных сталей, лишь позднее начинает быстро распространяться, когда обнаружилось, что она может поддерживать работу небольшого сталеплавильного завода при меньших ценах и инвестициях по сравнению с интегрированным предприятием, использующим сочетание доменной печи и кислородного конвертера (BOF). Тогда родились мини-заводы – небольшие сталеплавильные предприятия, способные вырабатывать 150 тонн стали в час (в 1940 году за 6 часов) с помощью электрической печи, совмещённой с машиной непрерывного литья заготовок для соединения с мини-прокатным станом.

Наёмные работники чёрной металлургии США

8. Военные предпосылки ЕОУС – стр. 15

Милуорд рассматривает войну как «нормальный» фактор цикла воспроизводства капитала. Иначе говоря, это норма для общества, разделённого на классы. С точки зрения Милуорда, разделение экономики на “гражданскую” и “военную” не имеет никакого смысла: «Вооружения в собственном смысле используются для нанесения урона противнику, образуя, так сказать, верхушку набирающего силу военного производства», опирающегося на базу «широкого спектра промышленных товаров», требующих, в свою очередь, зданий, оборудования, рабочих, стали, средств транспорта.

Европа в 1941-1942 г.г.

9. Сталь для страны Восходящего Солнца – стр. 18

По некоторым оценкам, с 1956 по 1976 год США, Европа (Общий европейский рынок, а также Англия, Ирландия и Дания) и Япония инвестировали в сталелитейную промышленность около 27 миллиардов долларов, в результате чего их производительная мощность увеличилась соответственно до 159, 167 и 151 миллионов тонн, с ростом на 134% в США, на 283% в Европе и более чем в десять раз в Японии.

Тип инвестиций, однако, был различным: в Японии более 70% роста производства произошло за счёт абсолютно новых предприятий (так называемых Greenfield), для сравнения в США они дали 25% роста, а в Европе 30% (H. Müller, K. Kawahito. “Steel industry economics”, 1978).

Явата

10. Рейнские предпосылки ЕОУС – стр. 20

Ялтинский порядок мог бы привести к воссоединению четырёх оккупационных зон или отделению Запада от Востока, оказавшегося под русской пятой. В любом случае, это позволяло работать над воссоединением трёх западных зон, а, следовательно, и над формированием федерального государства с экономическим и политическим центром в Западной Германии и его интеграцией в континентальную экономику.

Это была стратегическая схема для движения в сторону Германии под рейнским управлением. Воссоединение западного внутреннего рынка позволило бы сделать ставку на американскую заинтересованность в совместной эксплуатации немецкого пролетариата, противодействуя французским, русским или английским притязаниям.

Раздел Германии после 1945 г.

11. Проблемы и возможности ENI – стр. 22

За последнее пятилетие производство углеводородов из сланцевых месторождений благодаря новым методам добычи действительно увеличило американские энергоресурсы. “BP Outlook” считает, что с 2008 года за счёт тяжёлой нефти её внутренняя добыча увеличилась на 30%, а сланцевый газ позволил увеличить производство метана на 20%.

Если предсказания BP верны, то производство нетрадиционных углеводородов в ближайшие два десятилетия будет иметь глобальные последствия, но за пределами Северной Америки оно будет носить ограниченный характер. Они добавятся к новым обычным ресурсам, упомянутым Дескальци (Африка, Австралия), и начнут конкурировать с ними. Как всегда, политические делишки, стоящие «выше земной коры», будут определять ход игры, в этом и заключается ставка ENI.

Таблицы

12. Новые СМИ подвергают испытанию финансовый суверенитет и конфиденциальность – стр. 24

Застопорившийся рост, задолженность, худшие времена для государственной казны и давление в сторону утверждения новых дозировок либеризма открывают новые фронты в мировом сражении ИКТ (Информационно-коммуникационных технологий).

Европейские правительства обнаруживают для себя, что американские over the top (OTT), то есть операторы, предоставляющие услуги в сети, платят «смешные» налоги в казну Старого континента. В январе министр Франции по цифровой экономике Флер Пеллерин объявила начало «новой войны с налоговым пиратством» различных Google, Apple, Facebook; тогда ещё не разразился скандал, связанный с её коллегой Каузаком.

Расходы на рекламу

13. Джон Дальтон: от метеорологии к атомной теории – стр. 26

Взаимоотношения между наукой и промышленной революцией носят важный, сложный, косвенный, но плохо изученный характер. Жизнь Джона Дальтона в Манчестере иллюстрирует собой сильный импульс, который придало науке восхождение английской промышленной буржуазии в XIX веке.

В конце XVIII века во всём мире число людей, действительно интересующихся наукой, было столь небольшим, что их можно было легко пересчитать: все учёные знали друг друга, или непосредственно или через репутацию. В 1800 году количество учёных в мире составляло порядка 1.000 человек, в 1850-м – 10.000, в 1900-м – 100.000; сегодня число учёных мира исчисляется миллионами (Frank Greenaway. “John Dalton and the atom”, 1966). Индустриализация науки превратила учёных-ремесленников XVII-XVIII веков в оплачиваемых профессионалов XIX века и в наёмных работников XX-XXI веков. Экспроприация индивидуальных способностей и подчинение их требованиям прибыли заложены в природе капитала.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 13, август 2013 г.

1. Классы и державы в сражении за стратегию – стр. 1

Вражда между Россией и Турецкой империей осенью 1853 года привела к Крымской войне.

На этот раз, однако, был осуществлён «контрудар», который на двадцать лет обеспечил определённую стабильность Османской империи. Его последствия стали поворотным моментом в европейских отношениях.

2. Обама и Си возвращают в повестку дня китайско-американскую “Большую двойку” – стр. 2

В Саннилэндс (Калифорния) прошла встреча на высшем уровне между президентом США Бараком Обамой и китайским лидером Си Цзиньпином.

Фарид Закария на страницах “Time” говорит, что реальная проверка итогов саммита состоится только в ближайшие два, три или пять лет, и с этим можно согласиться. Глобальные отношения и борьба за региональное влияние станут проверкой реальной возможности стратегического сближения, которое в действительности является умиротворением, а именно, попыткой доминирующей, но находящейся в упадке державы – США – договориться о новых условиях в альянсе с восходящей державой, Китаем. Ближний Восток, в связи с глобальным значением его поставок нефти и газа, будет отныне первым испытательным полигоном.

3. Коммунистическая политика возможна – стр. 4

Разрыв между высочайшим уровнем молодёжной безработицы в Южной Европе и трудностями Германии в покрытии собственных потребностей в учениках должен быть преодолён путём поощрения межевропейской мобильности, которую её сторонники называют, ссылаясь на известную университетскую программу обмена, «сменный Эразмус» или «Эразмус для всех».

[…] для многих англичан валютный союз является анафемой: он представляет собой передовое ядро интеграции, к которому Британия не хочет или не может присоединиться, но которое всё чаще обладает преимуществом в процессе принятия решений в Европе и ставит Лондон в неудобное положение.

Под давлением европейского ядра, интеграция которого была катализирована кризисом, Лондон вынужден отказаться от своей расчётливой двойственности и заняться непосредственным решением своей стратегической дилеммы.

4. Правительство евро давит на Лондон – стр. 6

Франко-немецкая инициатива значительно усилит давление на Лондон. Редакционная статья в “Financial Times” заявляет, что ускорение Берлина и Парижа «будет толчком к двухскоростной институционализации Европы». Из этого следует стратегическое значение единой валюты, политического факта, ставшего важнейшим водоразделом в европейском процессе.

[…] для многих англичан валютный союз является анафемой: он представляет собой передовое ядро интеграции, к которому Британия не хочет или не может присоединиться, но которое всё чаще обладает преимуществом в процессе принятия решений в Европе и ставит Лондон в неудобное положение.

Под давлением европейского ядра, интеграция которого была катализирована кризисом, Лондон вынужден отказаться от своей расчётливой двойственности и заняться непосредственным решением своей стратегической дилеммы.

5. Иллюзии и разочарования старых держав – стр. 8

Идеологический кризис глобализации и затянувшийся долговой кризис вызывают пессимистические настроения в развитых странах.

Пессимистически настроенные течения объясняют удушающие противоречия империалистической зрелости при помощи факторов, которые они считают естественными, таких, как технология, демография или человеческая психология. С марксистской точки зрения, эти общественные процессы являются исторически детерминированными.

6. Промышленная реструктуризация и финансовая прибыль в год консолидации – стр. 10

На доходы General Motors и Ford оказывают давление потери на европейском рынке, которые в обоих случаях составляют около двух миллиардов долларов. Гиганты Детройта объявили о закрытии двух исторических предприятий на старом континенте: заводов Opel в Бохуме (Германия) и Ford в Генке (Бельгия). Это компенсируется тем, что американские производственные линии загружены на 90% своих мощностей.

Нерешённая проблема «фискального обрыва» оставляет в подвешенном состоянии военный бюджет. Но независимо от конечного урезания первые последствия для доходов крупных поставщиков Пентагона почувствуются начиная с 2014-15 годов, в силу уже подписанных многолетних контрактов.

100 крупнейших групп США

7. Кошмары и мечты китайских первокурсников – стр. 14

В этом году почти 7 миллионов выпускников закончат китайские университеты (на 190000 больше, чем в прошлом году). Для этой молодёжи перспектива трудоустройства весьма туманна.

Выпускникам трудно найти работу, а если и удаётся, то их ждёт низкая заработная плата. Цикл получения диплома, а вместе с ним и места в государственном секторе, кажется, всё более остаётся в прошлом. И системе высшего образования придётся пережить неизбежный шок китайской модернизации.

Спецвыпуск: Всемирное противостояние

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Всемирное противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

8. Глухие удары нового противостояния на Востоке – стр. 16

Немецкий империализм, усилившийся за последние несколько десятилетий, обладает способностью к экспансии, направленной на восточноевропейский рынок, которую можно оценивать по-разному, но в любом случае она значительна. Если, из-за различных обстоятельств, она бы наткнулась на препятствия, то это вызвало бы потрясение с широкими последствиями. С точки зрения краткосрочной перспективы, тенденция необратима. В 1968 году в Праге оказалось недостаточно танков, чтобы остановить её; ещё менее вероятно, что ими можно обойтись сегодня в Польше, после того как в течение 70-х годов финансовый мир Франкфурта влил туда десятки миллиардов долларов.

Именно это сдерживание тормозит Кремль, которому Бонн не мешает выплёскивать свои эмоции в горах Афганистана

9. Сезон охоты для нового противостояния великих держав в Персидском заливе – стр. 18

Уже много лет, особенно с тех пор как крупные международные инвестиции сделали из Персидского залива один из крупнейших нефтяных центров, этот регион является мировой артерией, подверженной сильному напряжению.

10. Президент США для нового империалистического противостояния – стр. 20

Поражение Дж. Картера заключалось уже в ограниченности его победы в 1976 году. В ноябре того года мы писали, что «игра между господствующими фракциями американского империализма, следовательно, не только не окончена с избранием Картера и поражением Форда, напротив, теперь она имеет больше вариантов развития».

Перед крупными американскими группами вставала необходимость движения к новой формуле, в рамках которой они бы смогли сделать своё противостояние более гибким в выборе целей и средств; эти группы должны были сделать так, чтобы она превалировала при максимальном консенсусе. Как только подавляющее большинство основных групп американского империализма достигло согласия по поводу неэффективности формулы Картера, игра была завершена.

Президентские выборы в 1980 г. в США

11. Индия в новом империалистическом противостоянии – стр. 22

Развитие капитализма в Индии и Китае внесло свой вклад в подъём азиатского континента и увеличение его относительного веса во всемирном балансе сил, ускорило созревание противоречий империализма на этом континенте и, вследствие этого, во всём мире, а также накопило взрывной потенциал, превращающий Азию в эпицентр мировой напряжённости и непрерывного ряда конфликтов.

12. В Бонне начинается новая американская игра – стр. 24

Во время электорального опроса организаторы всегда привлекают внимание преимущественно к проблемам внутренней политики, потому что, в первую очередь, именно из-за них можно сохранить или потерять голоса. Однако, никогда, и тем более в данном случае, невозможно отделить тенденции внутренней политики от тенденций международной. Они тесно взаимосвязаны, и, даже более того, в конечном итоге, тенденции международной политики являются лишь внешней проекцией противоречий, возникающих во внутренней. Также и по этой причине заслуживают внимания различные линии внешней политики, которые сталкивались и продолжают сталкиваться в американских политических дебатах и которые конкретизируются в назначении политических деятелей.

13. Первая обусловленная связь проходит через Вашингтон и Бонн – стр. 26

В двух империалистических войнах Россия и Соединённые Штаты оказывались союзниками против Германии, и это было не случайным совпадением, а результатом глубинной тенденции, действующей в игре глобального равновесия. Нынешнее усиление немецкой державы, которое нашло себе прочную основу в оси Париж-Бонн, также представляет собой угрозу как русским интересам в Восточной Европе, так и, пусть и в меньшей степени, американскому империализму в средиземноморском бассейне, в Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 14, сентябрь 2013 г.

1. Маркс в Сан-Паулу, Каире, Стамбуле и Шанхае – стр. 1

Сегодня в новых державах происходит кризис модернизации, который мы можем наблюдать в Бразилии, Турции и на более отсталой стадии в арабских вёснах. В ситуации более высокого уровня империалистического развития в Сан-Паулу и Стамбуле речь идёт – а завтра это будет касаться и Шанхая – об условиях, сопоставимых с изменениями, происходившими в старых державах в конце шестидесятых годов. Китай, в том числе, вступил в фазу промышленной реструктуризации, начиная с сокращения избыточных мощностей в металлургии, как это было в Европе, США и Японии в семидесятые и восьмидесятые годы.

Кризис модернизации – это продуктом капиталистического развития. Это закономерность ускоренных процессов развития и урбанизации, стремительно приближающегося к развязке процесса разложения крестьянства, когда миллионы людей скапливаются в городах, изменения веса фракций и появления новых слоёв городского населения, трансформации психологии и идеологий этих новых слоёв. То, что было закономерным в США, Европе и Японии в разгар их тридцатилетия «экономического чуда», в разнообразии форм и конкретных комбинаций, сегодня является закономерным в Бразилии, Турции, а завтра станет закономерным для Китая, поскольку приближается кульминация их «славного тридцатилетия».

2. Научный порядок для борьбы, свободной от мифов – стр. 6

Тысячи смертей в Каире, ужас химического оружия в Дамаске, угроза евро-американских ракет в связи с новой ближневосточной “маленькой войной” в Сирии, следующей за Ливией и Мали. Образ “арабской весны” оказался, как и ожидалось, мифом и иллюзией, что, впрочем, было неизбежно на земле, где различные отряды буржуазии ведут между собой борьбу посреди рек нефти, и где великие державы веками оспаривают друг у друга власть и влияние. В сюжетах канцелярий лицемерие демократической идеологии и гуманитарного интервентизма выскакивает словно чёрт из табакерки; в Египте они поворачиваются спиной к площадям и поддерживают военный переворот, в Сирии направляют ракеты и канонерки после того, как в течение нескольких месяцев занимались поиском кровавого вечного шаха во вражде фракций.

Южное побережье Средиземноморья является периферией ЕС: десятки миллионов его сыновей в течение десятилетий заполняли демографические ямы Европы и значительно расширили ряды европейских рабочих. Здесь идёт ещё одно сражение. Если капитал потрясает Ближний Восток в рамках империалистического противостояния и конвульсий политической и социальной модернизации, если изменения вызывают в иных формах волнения в других новых державах, таких как Бразилия или Турция, то в Европе реструктуризация и империалистическая политика в сфере заработной платы навязывают свою цену в виде неуверенности и безработицы. Что может объединить действительность, которая только кажется столь различной, какая нить связывает беженцев войны и ужаса, новых наёмных рабочих пригородов Каира или Кантона, молодёжь, увлечённую политикой в Сан-Паулу, новое поколение пролетариев, шантажируемое неуверенностью в Мадриде, Париже, Милане или Дюссельдорфе?

Это необходимость борьбы, свободной от мифов и иллюзий, это сознание, освобождающее от фанатизма и идеологий капитала, и научный порядок в понимании вещей. Марксистская наука предоставляет верный путь. Интернационализм является настоящей борьбой. Коммунизм – единственное решение.

3. Европейская Германия и долгий переход на Востоке – стр. 8

Муки, являющиеся продуктом налагающих определённые обязательства континентальных связей, демонстрируют сложность стратегической игры канцлера, реализующейся в рамках диалектики между европейским решением и европейским принуждением.

Упорство, с которым Германия настаивает на повышении конкурентоспособности, на необходимости увеличения пенсионного возраста и на том, что текущие государственные расходы в Европе являются неподъёмными, представляет собой также ответ на демографическую зиму, которая в Германии находится в особенно продвинутой фазе, являясь в этом плане первой ласточкой континентальной тенденции.

Решающий ответ на европейский экономический кризис был политическим. Буря над государственными долгами Европы сделала очевидной уязвимость «валюты без федерального государства» … и тем самым это ускорило институциональный процесс в Европе.

4. Европейские “банки-зомби” – стр. 10

Хайме Каруана, нынешний глава БМР, отмечает, что восстановление отчасти связано с экспансивной денежно-кредитной политикой и увеличением частных и государственных долгов. Он добавляет: «Облегчение условий финансирования может лишь немного активизировать долгосрочный рост»; «финансовый рост в долг маскирует тенденцию к снижению производительности труда». Европа по-прежнему стоит перед тройным вызовом: долги, конкурентоспособность и текущая банковская реструктуризация. […]

Пути капитализма, словно дорога в ад, вымощены благими намерениями. После краха Lehman Brothers Базель III установил значительные требования к укреплению активов. Мастодонты Уолл-Стрит взбунтовались, опасаясь катастрофических последствий вывода из оборота чрезмерного количества капитала. В штопоре 2011-2012 гг. произошла атака иного плана на Базель III. […]

Хениг […] обвиняет Базель в «систематической» поддержке таких активов как «кредиты, государственные долги и деривативы», которым присваивается низкий или нулевой риск, и противодействии «коммерческим и промышленным кредитам», которые рассматриваются в качестве намного более рискованных активов. Хениг указывает на крупное европейское противоречие; Европа слишком зависит от банков по причине государственных долгов на их балансах, которым Базель III продолжает приписывать нулевые риски.

5. Путч “в виде исключения” на площади Тахрир – стр. 12

Смещение вооружёнными силами Мухаммеда Мурси с поста египетского президента и кровавые репрессии против Братьев-мусульман представляют собой крутой поворот в процессе политических преобразований Каира и вызывают призрак гражданской войны по сирийскому сценарию на Ниле.

Возможно, генералы Каира считают себя большими экспертами в управлении египетским стратегическим наследством, чем мелкая популистская буржуазия Третьего Египта.

Египетская история демонстрирует, насколько так называемая “арабская весна” находится в плену противостояния между державами на Среднем Востоке … То, что эти процессы могут развиваться бескровным образом, как это пропагандирует либеральная идеология, оказалось химерой, как показали сирийские, ливийские, а сегодня и египетские события …

6. Городские крестьяне в китайских мегаполисах – стр. 14

С 1958 года крестьяне регистрируются по месту рождения и в городах, куда они иммигрируют, становятся нелегальными «китайцами второго сорта», абсолютно бесправными; тоже самое касается и их детей. Китайцы делятся по их социальным правам (на основе системы hukou). Горожане всегда имели право на пенсию, медицинское обслуживание, образование для детей, в то время как сельские жители были привязаны к земле, не имея социальных прав. В маоистскую эпоху запрет на перемещение из деревень в города, наряду с другими мерами, такими как коллективизация сельскохозяйственных земель и ограничение их несельскохозяйственного применения, обеспечили то, что сельское население оставалось запертым в сельской местности. С семидесятых годов началось перемещение в города, чтобы удовлетворить потребности в рабочейсиле. Цепь, которая привязывала молодого крестьянина к земле, начинала рваться, но не рвались узы, которые связывали молодых крестьян с бюрократией. Молодой человек бежал в город, чтобы стать рабочим, но в сельской местности оставлял всё: детей, жену, родителей, землю, на которой работал многие годы.

7. Кризис американской системы соцобеспечения – стр. 16

… родившиеся между 1946 и 1964 годами … составляют 78 миллионов человек, и с этого года, по мере достижения 67 лет, они станут получать федеральную пенсию Social Security. В течение следующих двух десятилетий угрожающая демографическая волна нахлынет на федеральный бюджет.

С 1970 по 2010 год федеральные расходы на пенсионный компонент Social Security выросли с 0,1% ВВП до 4,9% и, если учитывать также пенсии федеральных служащих, с 0,7 до 6,1%. Федеральные пенсии превысили расходы на оборону, составляющие 4,9% ВВП.

Какой бы не был найден политический компромисс, сложно будет решить эту проблему для поколения, родившегося после середины 60-х, для которого разрыв между доходами во время трудовой деятельности и после выхода на пенсию ожидается на уровне 50%.

Пенсии в США

Спецвыпуск: Всемирное противостояние

Мы продолжаем знакомить наших читателей с книгой Арриго Черветто «Всемирное противостояние». Это третья книга, в которой автор изучает международные отношения во второй половине XX века, две другие – «Унитарный империализм» и «Многополярный мир» – уже изданы на русском языке, заинтересовавшиеся читатели могут обратиться по поводу их приобретения по адресу нашего Вестника «Интернационалист».

8. Система социального обеспечения в империалистическом противостоянии – стр. 18

Западная Германия стоит в центре неизбежных последствий мировой реструктуризации, и она занимает это положение потому, что, обладая двойным удельным весом торговли по отношению к ВВП по сравнению с США и Японией, больше других крупных держав была вовлечена в процесс реструктуризации и дальше других зашла в политике империалистического либеризма. Она действовала не при помощи невозможного инструмента протекционизма, а посредством вполне доступного инструмента системы социального обеспечения. Используя сильную марку, она смогла платить меньше других за импорт сырья и нефти, и поддерживать, благодаря технологическому уровню вывозимой продукции, неизменную долю в мировом экспорте, а также облегчить себе экспорт капиталов. Всё это отражается на платёжном балансе. Кроме того, она оказалась перед лицом возросших и непропорциональных предыдущим империалистическим доходам государственных расходов.

9. Необходимость империалистического либеризма в новом противостоянии между державами – стр. 20

… атака на государственные расходы и систему соцобеспечения не является изолированной операцией и простым возвратом к либеризму, что, впрочем, принципиально невозможно. Это потребность, обусловленная реструктуризацией мирового промышленного аппарата, ожесточённой межимпериалистической конкуренцией, гигантскими всемирными сражениями в автомобилестроении, металлургии, химической промышленности, энергетике, электронике и т.д.

В действительности, не система социального обеспечения и её расширение или сужение характеризуют контрреволюционную или революционную фазы классовой борьбы. Её характеризует развитие мирового рынка, как это хорошо показывают Энгельс и Ленин, связывая его с формированием рабочей аристократии, и как в течение века это демонстрируют факты.

… как расширение системы социального обеспечения не было специфически прогрессивной мерой в своё время, теперь не является специфически реакционной мерой её сужение. В эпоху империализма реакция является генеральной линией капитализма.

10. Глубинные тенденции нового противостояния – стр. 22

70-е годы отмечены кризисом реструктуризации мирового промышленного аппарата. Этот кризис породил борьбу между различными империалистическими метрополиями … а также обострение конкуренции на мировом рынке. Общее замедление и дифференциация темпов роста стали признаками изменения соотношения сил между старыми и молодыми, крупными и мелкими державами, во взаимоотношениях совокупности держав.

В межимпериалистической борьбе, основанной на общей производительности труда, а, следовательно, на ограничении и оптимизации государственных расходов, государства вынуждены терпеть тяжёлые удары. Американская держава, теряя способность конкурировать с японской, оказывает давление на Европу с целью пересмотра соотношения сил, менявшегося с шестидесятых годов.

11. Обусловленная связь между США и Японией оказывает сильное давление на Европу – стр. 24

… в плане империалистического либеризма Япония может не опасаться конкуренции Соединённых Штатов, которым, напротив, приходится состязаться с Японией, при этом избегая протекционизма и проводя реструктуризацию за счёт сокращения государственных расходов.

Волей-неволей Европа должна будет следовать американскому примеру, проводя реструктуризацию и сокращая государственные расходы, и не потому, что его навязывает более сильный союзник, а в связи с тем, что и Соединённые Штаты были вынуждены пойти этим путём под давлением восхождения Японии и тенденции к усилению Азии.

Европа подвергается двойному давлению – с японской и с американской сторон. Более того: она объективно не способна к такому сближению с Японией, которое может ослабить американское давление. В этих условиях неизбежными становятся политические кризисы в европейских империалистических метрополиях.

12. Новое противостояние ослабляет европейский фактор – стр. 26

Растущее присутствие азиатского фактора разворачивает многополярную игру и, следовательно, усложняет отношения между Соединёнными Штатами и Европой. В сравнении с тенденциями, появившимися в год поворота (т.е. в 1978 году), именно европейский фактор претерпевает изменения. Последствия не заставили себя ждать. В течение последнего года европейский фактор был ослаблен вследствие упадка франко-немецкого альянса.

Соединённые Штаты … заинтересованы в усилении изоляции Германии, чтобы свести её к роли карты в своём новом противостоянии с Россией за перераспределение сфер влияния, чтобы ещё раз поспособствовать возникновению трещины в оси Париж-Бонн, которая обладала бόльшими переговорными возможностями по отношению к ним, и чтобы иметь возможность играть в Европе на раздельных столах.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 15, октябрь 2013 г.

1. Политические войны европейского равновесия – стр. 1

Основной интерес британской политики в «восточном вопросе» заключался в сохранении Османской империи в качестве препятствия на пути давления со стороны России. … Париж предлагает содействие своих вооруженных сил в Крыму, надеясь получить в обмен британскую доброжелательность по отношению к его проекту пересмотра ситуации на Рейне. … Именно сближение между Парижем и Лондоном станет корнем фатальной ошибки в расчётах России.

В войнах европейского равновесия получает свою форму политическое сражение Маркса и Энгельса.

2. Кризис в Сирии не решает ни китайской, ни американской головоломки – стр. 2

Итог кризиса в Сирии, на данный момент, для США является двойственным, для России позитивным, для ЕС отрицательным или промежуточным, поскольку отсутствует единство, для Китая положительным в том смысле, что время продолжает играть ему на руку в игре вторым номером.

... если европейская внешняя политика остаётся чем-то неуловимым, то сирийский кризис по-прежнему не решает ни китайской, ни американской головоломки. Вашингтон находится в упадке, и никто не знает, в какой мере и каким образом он сможет обладать силой и готовностью для обеспечения мирового порядка; Пекин находится на подъёме, но пока хочет лишь использовать преимущество в игре вторым номером. Но поскольку никто не может навязать своего влияния на Ближнем Востоке, изнутри или снаружи, то в регионе может разгореться война.

3. Сирийский кризис обнажает недостаточность европейских властей – стр. 4

Национальный масштаб европейских государств недостаточен в мировом противостоянии между континентальными силами. Правительства демонстрируют неспособность суверенно вести войну, они стали абсолютно неэффективными и утратили способность к централизации в связи с фибрилляциями кризиса суверенитета, который проявился в национальных парламентах в форме столкновений партий и фракций.

Кризис суверенитета в Европе, таким образом, проявился в диалектике властей, и в краткосрочной перспективе парламенты кажутся усилившимися. Но именно дисфункциональность вовлечения парламентов в контексте необходимости большей политической централизации демонстрирует кризис парламентаризма.

4. Химическая смерть в сирийской головоломке – стр. 6

По данным ОЗХО ... мировые объявленные запасы химических отравляющих веществ в 2010 году составляли 31.000 тонн... Сирийский арсенал оценивается американскими источниками примерно в 1.000 тонн химических отравляющих веществ различных типов.

Наличие химического арсенала позволяет Дамаску, в стратегическом плане, обладать сдерживающим фактором по отношению к крупным региональным державам, он является инструментом защиты и создаёт относительный паритет по отношению к ядерному арсеналу Израиля. При этом он имеет гораздо более низкую стоимость и более прост в технологическом плане.

Прикрывшись русским дипломатическим щитом и воспользовавшись американским нежеланием вмешиваться в конфликт, Асад может вести торг по поводу своей роли в разрушенном сирийском равновесии, в том числе предложив себя внутренним политическим течениям в качестве оплота против радикализма суннитского толка.

5. Большие коалиции империалистической политики по отношению к заработной плате – стр. 7

Империалистическая политика по отношению к заработной плате лежит в основе выбора, который Старый континент сделал, чтобы преодолеть кризис, чтобы адаптироваться к новому международному соотношению сил, возникшему в результате него, чтобы участвовать в противостоянии между континентальными державами, которое станет характерным признаком ближайшего будущего.

... защита доходов наёмных работников должна быть единственным компасом профсоюза. Недавний опыт также показывает, что даже в сложной сегодняшней ситуации класса, усугубляемой содроганиями парламентского кретинизма, затрагивающими все профсоюзные конфедерации, есть энергия, которая может быть задействована в борьбе. В центре этой борьбы должны находиться конкретные цели защиты интересов класса.

6. Замедление БРИКС – стр. 9

Все сражения между империалистическими державами в течение длительного послевоенного периода разворачивались, в том числе и на фронтах валютных курсов и денежно-кредитной политики. Эта закономерность сохранится и в нынешних кризисах модернизации и реструктуризации в новых державах.

Старые и новые империалистические державы торгуют, инвестируют, сталкиваются на едином глобальном рынке, где сосуществуют многочисленные комбинации преимуществ и отставаний, ряд из которых являются переменными, а другие относительно устойчивыми... Развитие приводит к увеличению экономической взаимозависимости капиталистических государств, а не к их независимости. Эта взаимозависимость многополярного мира ведёт не к созданию гармоничного универсума, а к кризисам и борьбе на всех уровнях.

7. Российский капитализм нуждается в реструктуризации – стр. 11

Российский капитализм стоит перед необходимостью реструктуризации своего промышленного аппарата, то есть его концентрации. Свидетельством чего является не столько ситуация с крупными группами, сколько весомый и малопродуктивный слой малого и среднего бизнеса… учитывая то, что средний бизнес даёт около 55% общей выручки средних и крупных предприятий России, становится ясным то, насколько сильно его низкая производительность труда влияет на общее состояние экономики.

Российский пролетариат не только может, но и должен бороться за более высокую заработную плату и лучшие условия труда. Для этого он по-прежнему нуждается в собственной автономной классовой организации и ясном видении ситуации, которое может дать лишь марксизм.

500 крупнейших групп мира

Продажи группы Volkswagen

50 крупнейших групп России в 2012 г.

8. В поисках порога концентрации для конкуренции между континентальными державами – стр. 16

Из общей картины прибыли проанализированных крупных групп видно её резкое снижение у банков, в электроэнергетике, телекоммуникациях и металлургии, по сравнению с хорошим результатом в аэрокосмической промышленности, транспортном секторе и значительным ростом в автопроме: в целом, прибыли сократились на 20%, в то время как занятость осталась стабильной, а товарооборот увеличился незначительно.

Китай в 2013 году должен обойти по производству автомобилей Европу, Россию и Турцию вместе взятые: с 19,6 млн. авто против 18,3 из 82 миллионов, производимых по всему миру. На ЕС, видимо, придётся пятая часть мирового производства, что на 17% меньше, чем в 2007 году, и в два раза меньше, чем в 70-е годы, в то время как доля Китая составит 23,8%, что в десять раз больше, чем в 2000 году: впечатляющий рост, в основном за счёт иностранных инвестиций.

100 крупнейших европейских групп

9. Нью-Дели между неравномерным развитием и политической неразберихой – стр. 20

… доля экономически активного населения Индии увеличилась, хотя и незначительно, с 40% в 1980 году до 43% в 2004-05 годах. Наиболее высокие темпы роста наблюдались в штатах Тамилнад и Карнатака. В таких же штатах, как Бихар и Уттар-Прадеш, доля осталась практически неизменной (увеличившись с 51,5 до 52,1% и 51,5 до 52,3% соответственно). Большая тёмная Индия осталась почти неподвижной.

«Недоедание» являлось эндемической болезнью субконтинента: сегодня это предмет обсуждения в ходе избирательной кампании, но трудно измерить его фактический вес, если ограничиваться ... крестьянскими регионами. “The Hindu” пишет, что большинство политиков не понимают «нерешённого вопроса недоедания». Но тезис о «нерешённой проблеме» по мнению некоторых интеллектуалов, является «преувеличенным».

Карта

Спецвыпуск: Век гигантов Азии

В этом спецвыпуске мы знакомим наших читателей с книгой Роберто Казеллы “Век гигантов Азии”, которая была выпущена в октябре 2012 года издательством “Lotta Comunista”.

10. Новые державы на империалистическом пути – стр. 23

Иллюзия “социальной гармонии” прошла путь от Конфуция до Ху Цзиньтао... Ещё предстоит увидеть, каким образом конфуцианство, после утверждения в течение многих веков в качестве главного идеологического компонента в стране, которая Марксу казалась тысячелетней колыбелью сверхреакционности и сверхконсерватизма, может быть использовано в эпоху империализма.

... претензия на “конфуцианскую гармонию” не может скрыть растущее нарушение социального порядка, в то время как события в Синьцзяне демонстрируют, каким образом империализм вновь разжигает древние противоречия вдоль линий разлома, которыми отмечено разделение между нациями и цивилизациями.

11. Урбанизация и борьба классов в Азии – стр. 24

Если в 2009 году мировое городское население по численности превысило сельское, то в значительной степени это заслуга Китая и Индии, где создаются гигантские по масштабам городские агломерации. Мы знаем, что сегодня этот показатель является индикатором уровня экономического развития: большее по численности городское население означает, с капиталистической точки зрения, большее развитие.

... столетие тому назад в Китае и Индии небольшие группы рабочих без какой-либо традиции, действуя в условиях отсталости и господства колониальных держав, смогли поднять голову и обратиться к революционному опыту, формировавшемуся в России и Европе... Сегодня во всех новых восходящих державах место этих узких групп заняли сотни миллионов молодых рабочих, образованных и сконцентрированных в гигантских производственных агломерациях, привыкших, благодаря современным технологиям, обращать внимание на происходящее в мире и сравнивать это с собственным положением.

12. Империалистическое созревание азиатских держав – стр. 26

Если азиатский прорыв стал, без сомнения, основным двигателем кризиса, то последний послужил, в свою очередь, катализатором, ещё больше ускорив ход этого процесса и предвосхитив возникновение политических и стратегических узлов, связанных с выходом новых континентальных гигантов на уровень мировых держав.

И на XVIII съезде КПК уходящий председатель Ху Цзиньтао побуждал к «осуществлению военной теории так называемой “активной защиты”», модернизируя военный аппарат и преобразуя Дракона в «морскую державу».

Индийский слон движется, хотя и отстаёт, не менее решительно в погоне за военным статусом великой державы. Он делает это при помощи ядерных подводных лодок, авианосцев, ракет, уже имеющих дальность полёта более 5000 км.

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 16, ноябрь 2013 г.

1. Баланс сил и стратегия революции – стр. 1

Это второе сражение Маркса и Энгельса после 1848 года. Поддержка «революционной демократии» против абсолютистской России означала подталкивание буржуазного утверждения до тех пор, пока пролетариат не сможет завоевать свою политическую независимость.

Видение Энгельса заглядывает в ХХ век: он предвидит границы Ялты, когда поражение немецкой державы и её раздел устранят в центре Европы противовес российскому давлению. Это происходит потому, что оно отражает объективные геополитические и демографические черты, глубинные тенденции отношений между державами как закономерность в последующих конфликтах и в империалистическую эпоху.

2. Вашингтон и Берлин решают политические проблемы реструктуризации – стр. 2

... не следует переоценивать влияние политических потрясений на стратегический консенсус в США и ЕС. В Европе евроскептические, ксенофобские и суверенистские линии демонстрируют электоральный потенциал порядка 15-20%. Это вызывает колебания, в том числе сильные, но они ... могут быть поглощены или нейтрализованы альянсами или договорённостями Больших коалиций, сохраняя европеистский консенсус. Также и в США политического кризиса удалось избежать благодаря временным компромиссам, которые ... позволили найти якорь в президентской централизации.

Передача суверенитета и полномочий Евросоюзу, европейская реструктуризация, ... кажется, является сутью немецкой линии, с тем дополнением, что эта континентальная база делает возможными переговоры с другими центрами мировой силы, начиная с США: TAFTA ... была другой основой линии Меркель во время её первого канцлерского мандата...

3. Мировое сражение – стр. 4

Путь, по которому следует идти, по-прежнему представляет собой широкую организационную работу в глубине масс и широкую политическую кампанию среди новых поколений. Катастрофы их политики продолжают открывать пространство для нашей интернационалистской политики. Следует надавить, не идти на перемирие, обращать внимание на растоптанные интересы рабочих. И это следует делать, глядя на миллионы молодых людей, которые приобретают свой первый опыт в движениях кризиса модернизации. Часть этих молодых людей и работников окажутся пленниками социал-империалистических идеологий, которые пронизывают эти движения. Но будет меньшинство, которое не удовольствуется этим, которое пожелает идти дальше в своей жажде социальной справедливости, которое будет искать поддержку, которое благодаря тем же средствам массовой информации будет смотреть на мир.

4. Голова в песке – стр. 6

Для наёмных работников протекционистские или локалистские иллюзии являются тупиком, и в Европе это очевидно. Европейский рабочий уже давно является реальностью, но национальное деление используется империалистической политикой в отношении заработной платы. Не может быть защиты интересов класса без интернационального единства. Остальное является прятаньем головы в песок.

Империалистическая политика по отношению к заработной плате и реструктуризация Европейского Союза требуют оборонительной борьбы за частные требования ... Они являются частью сценария, который сейчас явно и в полной мере является континентальным, но ни один профсоюзный актор не демонстрирует того, что имеет волю или способности ... по крайней мере, учитывать европейские масштабы экономической классовой борьбы.

5.Долговой кризис бросает тень на доллар как мировую валюту – стр. 8

По обе стороны Атлантики фискальное сражение выражает и обостряет давние трудности и нарушения равновесия, созревшие под солнцем глобализации и свободной торговли и взорвавшиеся во время его неожиданного затмения. Формы вытекающих из этого политических баталий отражают глубинные линии разлома национальных характеров, институциональных историй, политических традиций, моральных факторов.

Идёт дискуссия об устойчивости доллара в качестве мировой валюты и, симметрично, по поводу темпов восхождения Китая и юаня. Аналогия перехода от фунта к доллару является неизбежной. Американское господство было завоёвано только после того, как две больших войны потопили Англию в долгах, и США прибрали к своим рукам большую часть мировых золотых запасов.

6. В сирийском кризисе Москва видит возможности и стратегическую ограниченность – стр. 10

Посредством инициативы по поводу химического оружия Сирии Кремль воспользовался возможностью, чтобы вернуться в игру на Ближнем Востоке. Это вновь разожгло в Москве дебаты о роли России в многополярном мире.

Основной целью Москвы остаётся своего рода “приведение своего дома в порядок”, но дом этот строился на протяжении веков и имеет масштабы Российской империи или Советского Союза. Только отталкиваясь от этой области, а также защищая её от возможных злоумышленников, Кремль считает возможным строить отношения с другими «геополитическими зонами», начиная с европейской. «Европейский выбор» России не вызывает сомнений, но это предполагает признание исторических интересов Москвы.

7. Большая европеистская коалиция в Берлине – стр. 12

Со стратегической точки зрения, голосование показывает тенденцию к европейскому консенсусу основных политических сил в зоне евро, который в Германии является основополагающей особенностью учреждений и партий Федеративной Республики.

Европеистский немецкий консенсус выделяется на фоне хаотического итальянского нарушения равновесия или форм суверенистского отступления в Великобритании и Франции. Хотя даже в этих случаях, по существу, стратегическая линия до сих пор сохранилась благодаря стабильности институтов (во Франции) или в виде широких коалиций и политических договорённостей.

Соглашение ХДС-СДПГ в Берлине может способствовать компромиссу и европейскому действию фактической Большой коалиции франко-германской оси. Но это также и дополнительное условие для французских социалистов по отношению к немецкой линии европейской реструктуризации.

Федеральные выборы, схема

8. В Дели опасаются фронта региональных партий – стр. 14

В Индии политика парламентских партий обычно базируется на альянсах региональных партий с двумя общесоюзными партиями ... Но ИНК и БДП слабеют. Чтобы управлять Дели, две национальные партии должны прийти к соглашению с представителями наиболее важных штатов.

Субконтинент – родина «крупнейшей демократии в мире», демонстрирует все трудности и противоречия этой системы в поиске баланса между различными группировками господствующего класса. Но эта трудность характерна для капиталистического способа производства. Индия не может избежать театральных проявлений буржуазного общества, особенно в период избирательных кампаний...

Карта

9. Многомиллиардное сражение в океанах – стр. 16

Содержание авианосной ударной группы (АУГ) обходится в 6,5 млн. долларов в день. Авианосцы нового класса Ford стоят 13,5 млрд. долларов каждый. За те же деньги Народно-освободительная армия Китая может закупить 1.227 противокорабельных баллистических ракет DF-21D – так называемых “убийц авианосцев”, удовлетворив таким образом свои оборонные потребности.

Любая современная система вооружения – это «система систем». Технологическая сложность этих проектов оказывает “эффект домино” на общую стоимость и обслуживание. К примеру, составление технической документации к французскому истребителю Rafale обошлось в один миллиард евро. Министерство обороны Франции, назвав её «слишком сложной, детализированной и поэтому неподходящей для большинства персонала», потребовало более сжатой версии.

Таблицы

10. Далёкие истоки европейских электросетей – стр. 18

Развитие взаимосвязанных европейских электросетей высокого напряжения, энергетической инфраструктуры, фундаментальной для континентального империализма, по сути, испытало взлёт в 50-х годах двадцатого века, параллельно с конкретизацией европейского процесса: созданием ЕОУС в 1951 году, Общего рынка и Евроатома в 1957-м.

Наибольший международный резонанс получил проект европейской суперсети на 400 кВ, представленный в Берлине, на второй Международной энергетической конференции в июне 1930 года, немцем Оскаром Оливеном, генеральным директором берлинской GESFÜREL, 25% акций которой владел SOFINA.

Карта

Спецвыпуск: Глобальный кризис и европейская реструктуризация

В этом спецвыпуске мы знакомим наших читателей с книгой Гуидо Ла Барберы “Глобальный кризис и европейская реструктуризация” , которая была выпущена в феврале 2013 года издательством “Lotta Comunista”.

11. Ленинистское сражение в европейской реструктуризации – стр. 20

«Кризисы, как и войны, являются испытательным полем для теорий». И настоящий кризис проверяет способность теории к трактовке этих событий.

... «концепции, синтез и описательные формулы […] при помощи которых осуществляется попытка уяснить действительное развитие» следует понимать, прежде всего, в качестве «средств политической борьбы». В этом, в конечном итоге, и состоит сущность марксизма – науки для политической борьбы.

... «длительный долговой цикл» станет «новой главой в нашей революционной теории», но также и «новым сражением за классовую организацию». Анализ и борьба представляют собой нашу политику, и это наша история: так мы вели нашу борьбу вчера ... так ведём её и сегодня.

12. Испытательный полигон для теории – стр. 22

«Кризисы, как и войны, являются испытательным полигоном для теорий», – так начинается первая статья из тех, что собраны в книге “Глобальный кризис и европейская реструктуризация”.

... банкротство буржуазных теорий не должно вызывать у нас чувство самодовольства. То же самое европейское империалистическое государство может представлять себя растерянным и страдающим от кризиса массам в качестве их защитника от внешних врагов, и новые дудочники ... снова смогут отправить погибать целое поколение молодых европейцев.

Для объяснения того, что происходит, «Дидро недостаточно», мало буржуазной науки, нам необходим марксизм: «... научные инструменты, необходимые приближения, при помощи которых мы пытаемся понять реальные события, но, в первую очередь, это инструменты для политической борьбы».

13. Сегодняшняя борьба партии-науки – стр. 24

Историческое видение перемен является необходимостью для интернационалистической борьбы, которая разворачивается через поколения и связывается со «стратегическим терпением» именно в разработках партии-науки: «Политический анализ отдельных сражений, в рекогносцировке конкретной ситуации, должен связывать кризис и колебания с этими глубинными тенденциями и являться инструментом борьбы и политической ориентации».

Европейская реструктуризация, долговой цикл, новые конвульсии итальянской политики – это сочетание, которое открывает новые возможности для партии-науки в плодотворном пересечении между разработкой стратегии и организационной практикой. «Наша политика» выбрала поле, на котором развернула свои силы: «В оппозиции европейскому империализму мы заблаговременно выбрали гарантию независимости класса».

14. Наука и борьба с европейским империализмом – стр. 26

Европа переходила Рубикон единой валюты, включала в себя зоны прежнего влияния СССР, демонстрировала себя миру в качестве благодушной державы, которая мирно осуществляла собственную интеграцию, завершая век, в котором она была главным действующим лицом двух опустошительных войн. Эту привлекательную идею требовалось развенчать, указав на её несостоятельность и обман.

Неравномерный процесс политической консолидации Европы – это стратегическая необходимость для буржуазии континента. Через свои институты она пытается навязать общий интерес. В отдельных зонах Европейского союза (особенно в тех, которые особенно нуждаются во внимании и опеке) складывается впечатление вторжения и диктата из Берлина. Европу призывают преодолеть свой «идеологический кризис суверенитета».

Научный марксистский вестник "Интернационалист" № 17, декабрь 2013 г.

1. Военный кризис и революционная борьба – стр. 1

Маркс хотел бы слома контрреволюционного оплота России и обличает британскую политику, которая, по существу, была готова пойти на альянс с царём, после того как она обеспечила бы реализацию своих державных целей.

Франция должна бросить на европейские весы нечто, соответствующее английским масштабам, и если война вызовет революционный процесс, то Англия, вероятно, вновь пойдёт на союз с Россией против континента.

Появляется также гипотеза, что война, посредством военного кризиса, может встряхнуть английский пролетариат. Экономический кризис не является единственным тектоническим разрывом для революционной борьбы. Это ещё один элемент стратегии.

2. США и Европейский союз в “странной войне” мирового противостояния – стр. 2

США задаются вопросом о том, что ЕС, сосредоточенный на самом себе, действительно может предложить для сопротивления восхождению Азии.

Верно, что ЕС остаётся сосредоточенным на своей внутренней повестке дня, но линия Меркель, – которая видит в реструктуризации всей Европы путь к сопротивлению будущему «гиперконкурентному» миру, как он был назван “Frankfurter Allgemeine Zeitung”, – демонстрирует, что Германия предрасположена к мировому сражению.

Те, кто в США ставил на кризис евро, ошиблись в «сущности», – настаивает Драги, – недооценив необратимую приверженность интеграции. Европейский империализм усилил свои власти.

3. Политическая энергия класса – стр. 4

Сражение великой европейской реструктуризации стало более жёстким. С той стороны Атлантики и другого берега Ла-Манша усиливается обстрел политики финансовой строгости, которую Германия, якобы, навязала Европе.

Очевидно, что существует опасение по поводу того, что успех реструктуризации Старого континента – кстати, есть сигналы такого успеха – даст дополнительную силу для экспансии европейского империализма на рынках. В средиземноморской Европе есть те, кто вернулся к критике немецкой строгости. По сути, речь идёт о ностальгии по поводу ничем необусловленной средиземноморской скидки, которая сегодня невозможна.

Сегодняшний политический маразм, с последствиями европейской реструктуризации, открывает новые возможности для нашего интернационалистического сражения. [...] И, если это возможно, то организационная работа сегодня является ещё более мощным оружием, чем вчера.

4. Политические уроки кризиса – стр. 5

Европа выдвигает себя в кандидаты на звание нового полюса силы в мировом противостоянии, способного, благодаря континентальным масштабам, конкурировать с растущим как на дрожжах азиатским гигантом. Чтобы сделать это, европейские государства отказываются от всё больших долей национального суверенитета, уступая их, в том числе через сопротивление и упрёки, правительству Евросоюза. И ЕС диктует правила. Уже давно ключевые решения в сфере экономической политики принимаются не в старых столицах, а в Брюсселе и Франкфурте.

Как и во всяком сражении, в современном империалистическом противостоянии на поле боя остаются погибшие и раненные. В этой борьбе рабочий класс должен защищать свои условия существования. Для этого он должен вновь обрести единство действий – интернационализм. Нельзя запираться в иллюзорном возвращении к национализму.

5. Сражение Франции в европейской реструктуризации – стр. 7

Через 18 месяцев после избрания Олланда Франция по-прежнему отстаёт в европейской реструктуризации, цепляясь за миф об исключительности своей социальной модели. По мнению Софи Педдер из “The Economist”, «по сравнению с мерами, принятыми в Испании в настоящее время или в прошлом в Германии, французские реформы являются робкими». Педдер синтезирует дилемму Олланда: «Он недостаточно левый для своих избирателей и недостаточно амбициозный реформатор для своих европейских коллег».

Французская обеспокоенность идентичностью подпитывает наступление Национального Фронта. В преддверии предстоящих муниципальных выборов партия Марин Ле Пен выглядит силой на местном уровне, особенно если вспомнить о том, что ФСП испытывает трудности с выполнением функций правящей партии, а СНД уже переживает следующее поражение.

6. Еврозона – истинная мишень компании против Берлина – стр. 9

Ожидания являются одним из полей, на которых происходят сражения между державами. Страхи и надежды мобилизуются, особенно во времена большой неопределённости, чтобы поддержать консенсус, дезориентировать противников, подтолкнуть к нужному выбору внутренние и внешние силы.

ЕЦБ понизил ставку рефинансирования до 0,25%, подтвердив, что будет держать её «на текущем или более низком уровне в течение длительного периода времени».

По мнению комиссара Олли Рена, вообще не ставится под вопрос конкурентоспособность Германии или её успех на рынках, по этому пути должны следовать все страны ЕС. Увеличение спроса в Германии может пойти на пользу более слабым странам: «Предпосылкой является то, что их продукция и услуги конкурентоспособны. В противном случае, больший спрос в Германии может просто быть направлен на соседние страны, Китай и другие восходящие экономики».

7. Текущие энергетические партии в европейско-российских отношениях – стр. 11

Кризис сократил европейское потребление энергии, экономическое восстановление слишком слабо, чтобы вернуть спрос на неё на прежний уровень. Спрос на газ, который увеличился в 2010 году, в течение последних двух лет снова снизился на 11%. Крупные производители энергии жалуются также на то, что, по их мнению, это парадоксальная ситуация: они должны поддерживать работу, по крайней мере, части своих газовых электростанций, хотя их коэффициент использования снизился до смешных уровней, например, до 21% в Германии.

... производство метана конкурентами Газпрома в России увеличилось с 10% от общенационального показателя в 2000 году до почти четверти в 2011-м. НОВАТЭК, второй актор сектора, планирует с Total и CNPC-PetroChina строительство большого завода по производству СПГ на полуострове Ямал. Роснефть увеличила свои запасы за счёт приобретения ТНК-ВР и Итеры. [...] ЛУКОЙЛ ведёт переговоры с CNPC-PetroChina, которой хотел бы продавать газ со своих месторождений в Узбекистане.

Таблицы

8. Пленум бежит вдогонку за темпами изменений – стр. 13

Дискуссия вокруг Третьего пленума КПК скорее позволяет увидеть серию контрастов, противоречий и проблем, нежели является толкованием текстов реформистской бюрократии мандаринов. Экономический плюрализм, реструктуризация, региональная локализация интересов, изменение отношений между классами и их фракциями приводят в движение всю архитектуру политической оболочки, а значит, и выходят на поверхность в официальной прессе.

Реструктуризация требует обновления и экспансии основного капитала. Идея, принятая Пленумом, заключается в том, что для ускорения притока инвестиций в сектора с более высокой производительностью необходимо либерализовать процентные ставки и монопольные цены, бороться с «местным протекционизмом» и способствовать формированию частных банков. Сражения реструктуризации неизбежно вызовут политические столкновения.

9. Полномочия председателя в плюрализме мандаринов – стр. 14

... дозировка между централизацией власти председателя и коллективным управлением представляет собой необходимую комбинацию для континентального китайского Левиафана в целях достижения синтеза плюрализма властей, течений и фракций, в том числе местных, которые действуют и выражают себя внутри оболочки партии-государства.

Третий пленум, кажется, направлен на адаптацию китайского политического и экономического аппарата к потребностям своей новой империалистической проекции, а также противостояния кризису модернизации.

Реформа должна расширить как полномочия главы государства, так и главы исполнительной власти, с существенным разделением ролей между Си и Ли, но с чётким приматом роли председателя.

10. Истоки американского соцобеспечения – стр. 16

Семья из сети социальной защиты в небольших сельских общинах с урбанизацией превратилась в единицу, зависимую от труда наёмного работника; если он терял работу, то вся его семья впадала в нищету. Переход от сельской экономики к индустриальной вызвал потребность в несемейной социальной защите.

Подтвердив военной победой 1945 года своё мировое экономическое превосходство, американская финансово-промышленная буржуазия почувствовала себя сильной, и при наличии молодого рабочего класса она привлекла профсоюз к участию в богатой системе соцобеспечения...

Как станет ясно десятилетия спустя, с новым стандартом снижения темпов накопления, а также старением и выходом на пенсию наёмных работников поколения бэби-бума эта система войдёт в конфликт с налоговым компромиссом.

11. Исторический материализм и буржуазная социология – стр. 18

Определение буржуазная социология используется нашей марксистской школой не в качестве высокомерного оскорбления или упрощенческого преуменьшения значения, а именно для того, чтобы указать на политическую позицию в определённой области исследований; позицию, которая часто и не к месту накладывается на марксизм, вплоть до претензии дополнить и пересмотреть или даже заменить его.

«Единственной исторической формой науки “Капитала” является партия, – заключает Черветто, – и она является ею не столько потому, что является пропагандистом его «обобщающих идей», а скорее потому, что облекает его «скелет» «плотью и кровью» материальных фактов действительности, в которой она действует». Марксизм, «научная социология», как она определена здесь, «всегда и везде исследовал» каждое явление, присутствующее в обществе. Показать капитализм как «живой» необходимо для революционной борьбы.

Спецвыпуск: Мировое сражение в автопроме

В спецвыпуске этого месяца мы попробуем подобрать ключ к развитию промышленного сектора, возникшего в начале ХХ века, создавшего самые передовые технологии того времени и производившего товар, предназначенный для слоёв, обладавших высокой покупательной способностью; его эволюция, прежде всего, в короткий период между двумя мировыми войнами, всего за пару десятилетий, имела решающее влияние на экономическое развитие европейского общества ХХ века. Мы говорим об автопроме.

12. “Жук” Йозефа Ганца – стр. 20

Трудно определить роль отдельного конструктора в создании модели Volkswagen “Жук”, но есть одно совпадение: все они закончили свой путь трагически. Это не сверхъестественное проклятие, а результат событий, которые сотрясали Европу в первой половине XX века и неизбежные последствия которых отразились на разработчиках “Жука”. Закон капитализма таков, что наука и техника и, разумеется, люди, воплощающие их развитие, являются объектами борьбы классов, обладающих экономической силой. Одним из отцов “Жука” был Йозеф Ганц.

«Многие молодые инженеры, особенно в Германии, приняли вызов и были вдохновлены Йозефом Ганцем, редактором журнала “Motor-Kritik”. С беспощадной иронией он нападал на старые автомобильные компании, возглавив поход за новым мышлением со страстной убеждённостью проповедника».

Буклет

13. Мечта Фердинанда Порше – стр. 22

Чтобы осуществить свою мечту о Volkswagen, Порше в 1934 г., не колеблясь, пошёл на соглашение с Гитлером, крах которого в 1945 г. запорошил и его пеплом военных развалин. После войны Порше и его зять Антон Пих [...] были арестованы во Франции, как военные преступники, и им пришлось провести два года в тюрьме. В 1950 году в знак уважения и признания инженерных достижений Нордхофф позволил Порше посетить конвейер Volkswagen.

В 1916 году Порше был исполнительным директором Austro-Daimler, где разрабатывал авиационные двигатели, один из которых – с воздушным охлаждением – являлся предшественником мотора Volkswagen. После первой мировой войны в пострадавших от войны Германии и Центральной Европе автомобили создавались только для богатых. В Austro-Daimler Порше впервые задумался об автомобиле для масс – Volkswagen.

14. Дороги для массовой автомобилизации – стр. 24

В период с 1932 по 1935 годы 77% всех инвестиций в Германии были государственными. Из них 60% пошли на транспортные проекты – в основном на строительство и восстановление дорог. Преимуществом этих проектов было то, что они создавали высокую занятость на единицу инвестированного капитала. Новый курс в США, борясь с безработицей, двигался в схожем направлении.

В 1938 году в секторе автотранспорта в Германии было занято: 120 тыс. человек в строительстве автострад, 40 тыс. в прокладке обычных дорог, 170 тыс. в сборке автодвигателей (не считая комплектующих), 150 тыс. в производстве комплектующих, 100 тыс. в автомастерских, 60 тыс. в продаже автомобилей, а 260 тыс. работали шофёрами – всего 1,15 млн. человек.

Проект сети европейских автострад

15. Цикл немецких автострад – стр. 26

Количество автотранспортных средств в Германии увеличилось с 161.000 в 1925 году до 433.000 в 1929-м: модернизация дорожных сетей стала объективной необходимостью.

Концепция автострад Пуричелли основывалась на параметрах железных дорог: не было перекрёстков, движение ограничивалось исключительно транспортными средствами, при въезде оплачивался билет, как на железнодорожном вокзале.

Когда в январе 1933 года Гитлер стал канцлером, он уже имел все планы автодорог, разработанные в предыдущие десятилетия: ему было необходимо лишь централизовать полномочия по принятию решений и перейти к фазе реализации. Он также видел, как итальянский фашизм использовал автострады в качестве средства политической пропаганды в целях укрепления собственного консенсуса.

Автострада "Гамбург-Франкфурт-Базель-Генуя"

Проект автострад 1926 г.