На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков научного марксистского вестника "Интернационалист" за 2012 год:

№ 1, август 2012 г.

1. Европейский ленинизм и интернациональный класс – стр. 2

Сражение Ленина за направление «циммервальдской левой» в нужное русло происходило почти сто лет назад, дебатам в АГПД по поводу очарования «новым Циммервальдом» уже шестьдесят лет, завершённой теории «империалистической демократии» - тридцать. Сведение счётов между анархизмом и ленинизмом, различия между марксистской теорией государства и теорией тоталитаризма, дебаты с тезисами бордигистов, троцкистов, коммунистов рабочих советов - проблемы прошлого, если не девятнадцатого века, очёсы, пусть и славных идеалов - окончательно списаны в архивы истории?

Конечно, нет. Самая очевидная причина заключается в том, что эта политическая борьба не является предметом для университетских семинаров – это наша история, в том смысле, что это история партии. Понимание исторического смысла нашей деятельности, которого Черветто добивался в 1976 году, невозможно без осмысления ключевых вех партии-стратегии, которые и являются сутью той политической и теоретической борьбы.

В смысле реальных сил мирового пролетариата, тема отношений европейского ленинизма с другими интернационалистическими течениями не может не быть открытой для обсуждения, и в этом смысле весь обретённый опыт, все разрешённые теоретические вопросы, вся борьба за ясность, которую вело каждое поколение марксистов, являются не историей прошлого, а научным и политическим наследием для будущего.

2. Парадоксы и мутации суверенитета в империалистических державах Старого света – стр. 3

Кризис глобальных отношений и долговой цикл выводят на первый план финансовые битвы, по отношению к которым необходим точный и своевременный анализ, потому что они находятся в сердце империалистической борьбы. Но для понимания курса европейского империализма необходимо вновь поставить вопрос на почву уступки государственного суверенитета.

Европеизм не сводится к гегемонистскому изображению Германии, как это часто повторяется в пропагандистской риторике, сочетающей в себе максимализм с осколками националистических и реакционных идеологий. Европеизм представляет собой стратегический выбор основных капиталистических групп и слоёв Европы, идёт ли речь о немецких, французских, голландских, итальянских, испанских, греческих или других группах.

Мы уже десятилетиями видим в мировом рынке, в его неравномерном развитии и, в последнее время, во вторжении Азии, объективную силу, заставляющую группы и фракции европейского капитала оснащаться учреждениями и органами власти континентальных масштабов. На этом анализе европейских процессов, развивая интуицию Ленина о реакционном характере «Соединённых Штатов Европы», мы основали нашу оппозицию европейскому империализму.

3. Старые отравленные идеологии – стр. 6

Так значит во всём виновата Меркель? Таков ветер или поветрие, веющее на площадях и у избирательных урн Старого континента, в Лиссабоне, Мадриде, Афинах и Париже, зачастую в порочном смешении максимализма и националистических и реакционных идеологий, в рамках мифа, по которому старые каркасы государств или, ещё хуже, мелкие региональные отечества, представляют собой щит от остального мира, против мачехи-Европы, против глобализации. Это также является политическим инструментом, при помощи которого кое-кто пытается оказать давление на переговоры в Брюсселе - трудные и противоречивые - по поводу новых полномочий и о выходе из кризиса. Франция, Италия, Испания делают это, чтобы добиться введения евробондов, европейского долга; Германия не будет спешить, если ранее не добьётся обобществления фискального суверенитета. Не отдают кому-либо свою банковскую карту без контроля над его расходами, - таков ответ, поставивший точку.

Следовательно, как и в давние времена, врагами являются немцы? Слишком легко, слишком неряшливо. Враг в нашем доме, а наш дом – это Берлин, Рим, Афины, Мадрид, Париж. Все они являются столицами европейского империализма […]. Ответом является европейский ленинизм.

4. Мадридский тест для банковского союза – стр. 8

Вновь предложенная дилемма фракций капитала Континента в эпоху долгового кризиса заключается в следующем: или цепляться за оболочку суверенитета, всё более пустую и меняющуюся при дуновении ветра со стороны рынков, или уступать суверенитет более компактному европейскому империалистическому союзу, в котором происходит распределение сил, обязательств и конфликтов, рамки которых становятся всё более определёнными в сражениях, навязываемых глобальным противостоянием.

Moody's признаёт, что объём европейской поддержки Испании, эквивалентный 10% её ВВП, не сравним с той, что была предоставлена Греции (115% ВВП), Ирландии (54%) и Португалии (46%). Но оно коварно размахивает греческим пугалом «разделения потерь с частными инвесторами», в том числе и в Испании, из-за возросшего государственного долга, подталкиваемого европейским займом к 90% ВВП, и трудностей Мадрида в обращении к рынкам, которые вызывают его зависимость от европейских фондов EFSF-ESM (Европейский фонд финансофой стабильности-Европейский стабилизационный механизм) и финансирования ЕЦБ.

5. Силовое поле европейских изменений – стр. 10

Политический характер европейского кризиса выходит на поверхность всё в более явной форме. Лоренцо Бини Смаги в интервью “Financial Times” отмечает, что перед лицом нарушения равновесия на своих окраинах Европа подталкивается к «укреплению своих институтов и своих правил». Прогресс федерализации в организации европейских властей – это больше немецкая постановка вопроса, чем французская: для Берлина финансовые трансферты и обобществление долгов в Европе предполагают централизацию суверенитета.

Немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле предупреждает, что «прежде чем предлагать общее управление долгами, мы нуждаемся в настоящем бюджетном и фискальном союзе». Но эта уступка суверенитета не может быть безболезненной с политической точки зрения. Во Франции традиционная склонность к суверенитету оказывает сопротивление европейской централизации. В периферийных странах, вынужденных проходить через длительный процесс консолидации и реформ, прежде чем добиться страстно желаемых евробондов, европейские обязательства продолжат производить политические потрясения, не исключая новые кризисы.

6. Политическая реструктуризация в Париже – стр. 12

Немецкий канцлер Ангела Меркель призывает к большей федеративной интеграции в Европе, которая несёт с собой «более сильное право доступа (Zugriffsrecht)» континентальных властей к суверенным правам стран-членов. Перед лицом этого нарушения национального суверенитета, которое должно выглядеть как ересь для политической традиции по ту сторону Альп, находящейся сейчас у власти социалистической партии выпадает задача найти решение для диалектики между приверженностью к суверенитету и европеизмом.

Депутаты, избранные в избирательных округах континентальной Франции в 2007 и 2012 годах

Правительство ЭЙРО

7. Политические рекомендации Bankitalia – стр. 14

Для текущего года Банк Италии даёт мрачную оценку. 2012-й будет, разумеется, «годом рецессии», с падением ВВП, которое оценивается, по «не слишком неблагоприятным сценариям», в 1,5 процентных пункта. Негативные данные, однако, не вменяются в вину правительству Монти, которое, напротив, по сути, сдало экзамен, предприняв оба считающихся необходимыми политических действия: «придать государственному бюджету выполнимую и пользующуюся доверием динамику» и «реанимировать способность экономики к росту через убедительные структурные реформы».

Первое действие было «быстрым» и «решительным», хотя его и пришлось оплатить повышением фискального давления. Второе, проведение реформ, напротив, «встретило большее и более широкое сопротивление». Это суждение одновременно является давлением на политические силы в пользу продолжения поддержки правительства и констатацией того, что нарушение равновесия - которое Монти получил в наследство, - ставшее продуктом «политической инерции, несоблюдения правил и экономического выбора», отягощало действия исполнительной власти.

8. Москва смотрит на «европейскую модель» - стр. 16

Пытаться увидеть в маршруте визитов в зарубежные столицы механическое переложение стратегических политических линий державы было бы очевидной натяжкой. Несомненно, однако, что выбор, сделанный президентом Путиным для своего первого зарубежного турне, не случаен.

В течение немногим более недели он совершил поездку по маршруту широкого радиуса, начиная с Минска, столицы Белоруссии, государства-кандидата, вместе с Россией и Казахстаном, на формирование Евразийского Союза, и продолжив её в Берлине и Париже, главных центрах европейского империализма. Вернувшись в Петербург, Путин встретился с руководителями ЕС Херманом Ван Ромпеем и Мануэлем Баррозу, в рамках регулярного европейско-российского саммита, прежде чем отправиться в Азию: остановка в Ташкенте (Узбекистан) и конечный пункт в Пекине, где, помимо двусторонних переговоров, он участвовал в саммите ШОС, организации, которая объединяет Россию, Китай и страны Центральной Азии. На обратном пути остановка в Астане, столице Казахстана, главного азиатского партнёра в СНГ. Словно бы расставлен порядок приоритетов: Евразийский Союз, ЕС и Китай, - резюме внешней политики России.

Правительство Медведева

9. Новая социальная география Китая – стр. 18

Китай многие десятилетия танцевал военно-крестьянский танец под звук идей Мао Цзэдуна, которые сейчас выброшены на свалку истории, что было неизбежно.

«Социалистическая рыночная экономика» не престаёт удивлять своими изменениями, даже если это название больше никого не обманывает. По данным Национального бюро статистики китайского правительства, число промышленных предприятий государственной собственности с товарооборотом свыше 5 миллионов юаней (свыше 790 тысяч долларов) снизилось с 64.700 в 1998 году до 20.300 в 2010-м, то есть стало меньше на 44.400. За тот же период доля государственных - среди всех промышленных предприятий - снизилась с 39,2 до 4,5%, то есть на 34,7 пункта. Число частных предприятий с товарооборотом свыше 5 миллионов юаней, напротив, выросло с 10.700 до 272.300, а их доля среди всех предприятий увеличилась с 6,5 до 60,3%. Громадный рост, более чем на 50 процентных пунктов по отношению к общему числу оценённых предприятий.

Отсутствуют данные по концентрации, но за десятилетие промышленный Китай изменил свою географию. Теперь крупные частные группы имеют в два раза больший вес, чем группы государственного капитализма.

10. Америка вновь открывает энергетическое золотое дно и следует по пути реиндустриализации – стр. 19

В США обилие нетрадиционного газа сбивает стоимость энергии, и это один из пунктов, который подчёркивают поборники «возрождения» обрабатывающей промышленности, наряду с уменьшением стоимости труда на единицу продукта.

“Financial Times” пытается количественно оценить это явление: с начала кризиса США потеряли 2,3 миллиона рабочих мест в обрабатывающей промышленности, но с начала 2010 года восстановили 328 тысяч. Счёт ещё не в их пользу, но его стоит сравнить с падением, которое продолжают регистрировать такие страны, как Франция и Италия. С 2002 по 2010 годы, - продолжает газета Сити, - стоимость единицы фабричной рабочей силы в Америке снизилась на 11%, уменьшив гэп по отношению к другим метрополиям, включая Китай. Группы, которые принимают на работу, всё чаще делают это, добиваясь «формулы двух третей», то есть устанавливая первоначальную заработную плату в 15-19 долларов за час.

Reshoring (перезагрузка, возвращение) стал лозунгом администрации Обамы, который не скупится на фискальные стимулы (следовательно, определённую дозу протекции) группам, которые решили применить его. Но не всё проходит гладко.

100 крупнейших групп США

11. Африка в движении II – стр. 24

В мае прошлого года, несколько месяцев спустя после вспышки кризиса в североафриканских странах, которые мы назвали banliue и частью “Специальных экономических зон” Европы, Антонио Голини подвёл итог с демографической и миграционной точки зрения относительно того, что он называет «евро-африканским регионом». Его оценки африканских миграций выше официальных (ООН) и других, которые мы уже приводили.

По данным ЭКОВАС - Экономического сообщества государств Западной Африки, - миграционные тенденции в ближайшие десятилетия будут зависеть не только от темпов роста на Севере и к югу от Сахары, в развитых и в восходящих странах, но и от растущей эксплуатации нефтяных ресурсов Западной Африки и от всё большего включения их в мировой рынок. Если же подойти более конкретно, - отмечает ЭКОВАС, - то Северная Африка имеет значительный резерв highly skilled рабочей силы, который сочетается с меньшим “демографическим давлением” по сравнению с остальной частью континента.

Распределение мигрантов по регионам происхождения

Основные внутренние миграционные потоки на африканском континенте

12. Глоток свежего воздуха – стр. 26

Предлагаем вашему вниманию предисловие к русскому изданию книги Арриго Черветто, «Метод и партия-наука», вышедшему в июле этого года.

1989 и последующие годы отмечали собой резкую “смену шага” в многополярном противостоянии между державами. Этот эпохальный переход, который - следует напомнить - был внимательно прослежен и проанализирован на других страницах газеты, требовал “видения эпохи” и предоставлял возможность для оттачивания оружия теории по отношению к видению предшествующих эпох.

“Кризис глобальных отношений”, вызванный финансовым кризисом 2007 года, ускоряет процессы, которые шли на протяжении десятилетий: подъём Азии, вторжение на мировой рынок новых держав – в первую очередь Китая, - относительный упадок старых империалистических метрополий изменяют картину международных отношений. Ось истории сместилась на Восток, многополярная конкуренция становится всё более острой, противостояние приобрело континентальные масштабы. Сражение за определение “нового мирового порядка” идёт полным ходом.

Только в свете прочной теоретической основы возможны научные знания о действительности, что означает, в конечном итоге, знание присутствующих сил, их борьбы и, следовательно, разработку мотивированной и сознательной линии действия. И этот “синтез теории и практики” - основа концепции партии-науки, партии-стратегии, концепции, которая идёт против общих настроений, видящих в партии, главным образом, организационные аспекты.

Изучение основ буржуазной мысли, материалистическое увязывание её с исторической обстановкой и соотношением сил, является, по Ленину, необходимым шагом для преодоления форм и формул от фетишизма, в которые их облачает история.

№ 2, сентябрь 2012 г.

1. Долгое время империалистического либеризма ведёт Москву в ВТО – стр. 1

Ратификация Думой окончательно санкционировала вхождение России в ВТО, Всемирную торговую организацию. В своё время мы видели в ВТО, как и в Международном валютном фонде, Всемирном банке, БМР - Банке международных расчетов, а также в G8 и G20, политические учреждения картеля империалистического либеризма. В этих учреждениях и этих организациях сосредоточена унитарная сторона мирового империализма, совокупность отношений, которые выражают сегодня сходящиеся интересы ведущих держав в сохранении либеристского знака цикла. Это не исключает ожесточённой борьбы между теми же державами за раздел рынков и сфер влияния, непрерывной и неизбежной динамики, потому что она заключена в природе их конкурирующих капиталов. Но, в самом деле, наряду с движением империалистического раскола эти международные организации являются также и выражением момента единства, не менее укоренённого интереса по обеспечению условий увеличения стоимости этих капиталов. Это ядро концепции унитарного империализма, и в данном смысле вступление Москвы в ВТО является историческим подтверждением этой теоретической системы.

2. Стратегический кризис суверенитета – стр. 3

Через пять лет после начала кризиса глобальных отношений конфликт вокруг государственных долгов средиземноморской Европы проливает свет на стратегический и идеологический кризис национального суверенитета. «Совершенно новым», по утверждению кругов Европейского Центробанка, является тот факт, что инвесторы всего мира «не соглашаются более ни на какие привилегии ни для одной подписи».

Этот тезис можно рассматривать в свете схемы анализа европейской политической реструктуризации и нашей марксистской теории о полномочиях и плюрализме надстроек европейского империализма. Сам факт, что под вопросом оказалось доверие к суверенному долгу, подтверждает, что та малая часть суверенитета – национальные политические полномочия, гарантирующие этот долг - уже не обладает более достаточным масштабом для выдерживания глобального противостояния. В данном смысле речь идёт о стратегическом кризисе суверенитета, то есть о противоречии, которое уже являлось подспудным содержанием европейского процесса и которое глобальный кризис и новый импульс к политической федерализации выводят на свет.

3. Два пути итальянского развития и средиземноморской реструктуризации – стр. 4

В конце шестидесятых годов, более чем два десятилетия капиталистического развития завершились социальным и политическим кризисом […].

Мировое противостояние требовало уменьшения веса мелкой буржуазии и бюрократических слоёв, но не хватало государства, «соответствующего» этой задаче; эти паразитические слои, составлявшие массовую базу государственного капитализма, делали реформу государства «невозможной». Пролетариат оказался не готов противостоять атаке крупных итальянских групп на стоимость рабочей силы. Гипотеза о тред-юнионистской силе, функциональной для «ускоренных темпов» реформы государства и слома социального компромисса, связанная с соотношением классовых сил в Италии, не подтвердилась.

Реформистская стратегия крупного капитала могла быть реализована лишь через внешние обязательства. В этом смысле, это был реформизм сверху, ставший возможным благодаря европейской корреляции. «Ускоренные темпы» и «замедленные темпы» социальной реструктуризации и решение проблемы несоответствия политической системы зависели теперь в подавляющей степени от непосредственной силы принудительных европейских связей.

4. Долгий путь – стр. 7

Национальные государства возникли и консолидировались в Европе в девятнадцатом веке, когда они соответствовали восхождению буржуазии. Они с трудом преодолели двадцатый век империализма, будучи перемолотыми в Европе двумя мировыми войнами. Однако, в послевоенный период, в регионах, которые были колониями европейских стран, возникли другие новые государства молодых отрядов буржуазии. Но в новом веке, в двухтысячные годы, когда круг замкнулся, именно из этих бывших колоний возникли такие державы континентального масштаба, как Китай и Индия, национальное государство девятнадцатого века окончательно стало недостаточным.

Если буржуазия организует своё государство на европейском уровне, что должен делать рабочий класс? Он должен понять, что эти институты являются инструментом господствующего класса, что они представляют власть и суверенитет крупных групп капитала в Европе, их оружием во всемирном противостоянии. Он должен противопоставить себя европейскому империализму.

5. Муки суверенитета в европейском политическом цикле – стр. 9

Европа переживает ключевые месяцы в определении архитектуры своей политической власти. Всё тело Европы испытывает конвульсии этого процесса уступки суверенитета, который в некоторых странах, например, во Франции, пожалуй, может вызвать глубокий кризис, поскольку затрагивает основы традиции, морального фактора и институционального устройства властей.

«Парадоксы» и «мутации суверенитета» пунктуальным образом проявляются в государствах Союза. Вызревание новых континентальных политических властей – это беспрецедентный, длительный и мучительный процесс.

6. Федеральный надзор ЕЦБ – стр. 11

Июльский Бюллетень ЕЦБ пишет, что эволюция трёх последних лет финансового урагана в условиях кризиса суверенных долгов и банковского кризиса преобразовала типичный «двухполюсник» взаимодействия между монетарной и фискальной политикой – находившийся в фокусе доклада Делора 1988 года и параметров, установленных в Маастрихте – в «треугольник» взаимодействий, с дополнением конфликта вокруг финансовой стабильности.

Схема направлена на иллюстрацию вызванных кризисом осложнений, мотивов создания арсенала нетрадиционных антикризисных мер, принятых в Европе, а также первых шагов к фискальному и банковскому союзу. Триединая динамика валюта-долг-финансы только отчасти улавливает стратегические ставки долгого долгового сражения и континентальной реструктуризации.

7. Досрочное “голосование” за ЕС – стр. 13

В июле итальянский парламент ратифицировал fiscal compact и изменения в Европейский договор, которые добавляют в соглашения возможность создания «механизма стабильности» (ESM), способного предложить - при «строгой обусловленности» - финансовую помощь странам-членам.

С “Договором о стабильности, координации и управлении Экономическим и валютным союзом”, таково полное название fiscal compact, 25 подписавших его государств, то есть почти все из 27 стран Европейского союза, за исключением Великобритании и Чехии, подтверждают, что их экономическая политика представляет «проблему общего интереса», и вводят «специальные правила». В том числе «правила сбалансированного бюджета», с которыми связан «автоматический механизм принятия мер по исправлению положения», и обязательство сократить на одну двадцатую в год долю государственного долга, выходящую за рамки эталонного значения в 60% ВВП.

8. “Третий Египет” между генералами и шейхами – стр. 15

Цикл мощного экономического роста ускорил формирование “Третьего Египта”, но обострил напряжённость между фракциями и группировками египетской полиархии, подорвав не только поддержку Мубарака, но и Тантави. Вооружённые силы остаются одним из главных средств социального восхождения в Египте. Но сеть Тантави склонялась к предоставлению привилегий высшему кадровому составу в ущерб среднему, представители которого выходят на пенсию с действительной службы приблизительно в сорок лет, достигнув звания, достаточного, чтобы иметь возможность войти в состав руководящей бюрократии предприятий или государственных структур.

«Молодые офицеры», согласно “New York Times”, пожалуй, поддержат нового министра обороны, назначенного Мурси, генерала Абдель Фаттаха аль-Сиси, выходца из военной разведки. Его называют «набожным» и считают поборником «новой этики для вооружённых сил». Исламистская рекомендация для “Третьего Египта” может питать также и приспособленчество молодых кадров в мундире.

9. Партия внутри партии: военные – стр. 17

Аналитические работы Лю Цзэнькая многие годы появлялись в журнале Института азиатских исследований Гамбурга: в последнем его номере, перед прекращением публикаций, он оценивал в сто с лишним число китайских корпораций. Здесь стоит напомнить, что в 1978 году Дэн Сяопин положил начало политике интеграции гражданской и военной промышленности ради продвижения экономического развития нации.

Комиссия по оборонной науке, технологии и промышленности продолжает играть контролирующую роль; царь экономики в эпоху Дэн Сяопина, Чжу Жунцзи, постоянно предупреждал, что в Китае, родине «социалистической рыночной экономики», эти военно-промышленные корпорации также должны быть подчинены правилам рынка. Он говорил, или лучше сказать проповедовал это, но ему не удалось избавиться от печати паразитизма и низкой производительности труда. Это была раковая опухоль, которая привела к краху СССР на стадии нового противостояния. Сейчас нет империалистической напряжённости, которая подрывала бы единство Срединной империи, а на китайских просторах ещё имеются залежи прибавочной стоимости, ожидающие миграции за проходные промышленных предприятий.

10. Новая алгебра восточных газопроводов – стр. 19

Согласно прогнозам Международного энергетического агетства (МЭА), следующее двадцатилетие должно стать «золотой эпохой» газа. Мировое потребление метана должно возрасти более чем на 50%, а его удельный вес в комплексе источников энергии с 21 до 25%, превысив долю угля. Совокупный спрос будет на четыре пятых исходить из развивающихся регионов, в частности из Китая и Индии.

Кризис замедляет экономическую динамику Старого Света, и спрос на энергию с трудом достигает уровней, предшествовавших 2008 году, и это происходит в контексте большой неуверенности относительно среднесрочной перспективы.

Тем не менее, МЭА формулирует свои прогнозы: в последующие два с половиной десятилетия добыча метана в границах ЕС снизится, количество импорта возрастёт с текущих 50 до 67% от потребности и в абсолютных величинах ему суждено достичь 190 миллиардов кубометров в год. При капитализме столь долгосрочные прогнозы напоминают надежду на выигрыш в лотерею, но всё же становятся при этом основой для инвестиций потенциальных поставщиков (в 2011 году “Газпром” экспортировал в ЕС 150 млрд. кубометров).

Потребление газа в мире

11. Франкфурт между Парижем, Лондоном, Веной и Берлином – стр. 21

В границах, заново начертанных Венским конгрессом, “Ялтой” 1815 года, особое место получает “свободный город” Франкфурт, расположенный между Гессен-Дармштадтом, Гессен-Нассау и Гессен-Касселем.

Особая роль Франкфурта - главного финансового центра Германского союза, но спроецированного через свои банки на международный рынок - делает его одним из факторов сопротивления Zollverein (таможенному союзу). Цель состояла в том, чтобы сохранить своеобразную “свободу маневра” и связанные с нею прибыли по отношению к попыткам оборонительной централизации Пруссии, первоначально осуществляемой через таможенный союз. В самом деле, после Венского конгресса 1815 года и в конце континентальной блокады Наполеона Германия была завалена товарами Англии и других стран, в то время как Лондон, а за ним и Франция посредством различных таможенных мер блокируют импорт пшеницы из Голландии и Австрии. В ответ Пруссия спряталась за единый таможенный тариф, объединив в 1818 году более шестидесяти внутренних тарифов, а в дальнейшем распространила этот барьер и на другие германские государства.

Франфурт и три Гессена, 1816 г.

12. Большая электростанция на Ниагаре – стр. 22

«На водопадах Ниагары инженеры-электрики и химики построили интегрированные промышленные и гидроэлектрические комплексы, которые стали моделью технологического развития во всём мире» (Thomas P. Hughes. “American genesis”. 1989).

Крупные гидроэлектрические проекты являются системами, в которых взаимодействуют география, промышленность, финансы, наука, технология, политика. Эти виды деятельности промышленного и территориального планирования уже содержат в себе принципы преодоления капиталистического общества: они не следуют за ежедневными колебаниями “свободных” финансовых рынков, ритм их жизни не отсчитывается временем колебаний спреда. Проектирование и строительство этих гигантских промышленных систем требует десятилетий, а их последствия для территорий, простирающихся на сотни квадратных километров, охватывают вековой временной интервал. Период амортизации их стоимости превышает полстолетия. Электрификация выявляет неизлечимое противоречие между общественными производительными силами и капиталистическими производственными отношениями: она ставит вопрос об исторической необходимости социализма.

13. Повторяющиеся мифы о средствах массовой информации – стр. 24

Только благодаря научному подходу можно понять новшества, не позволяя ослепить себя: без инструментов марксистской науки есть мало возможностей действительно понять их.

Это подтверждают слова немецкой журналистки Хайке Фаллер, когда она пишет в “Die Zeit”, что перед вспышкой кризиса в 2007 году только небольшое число журналистов поняло то, что происходило. Предсказания, однако, были, и до такой степени, утверждает она, что в 2004 году именно в “Die Zeit” другая журналистка, Хайке Бухтер писала из Нью-Йорка, что крах американского рынка недвижимости отразился бы на финансовых рынках всего мира.

Но почему “эксперты” не выполнили свой долг? Фаллер продолжает: «Работа журналиста сравни деятельности инвестора: трудно плыть против течения. […] Все, включая читателей, подчинены информационным циклам, во время которых некоторые идеи практически не имеют возможности для публикации в течение многих лет, потому что они трудны для усвоения […] редакция, которая не следует тенденциям, не имеет успеха». И, затем, внимание: «Журналист находится не в поисках истины, а в поисках новостей».

Именно так: никогда как сейчас не был настолько лёгким доступ к информации, но в поисках научной истины, без опасения пойти против течения по отношению к общепринятому мнению, находятся только ленинисты.

14. От “атмосферной машины” к паровой – стр. 26

В “Диалектике природы” Энгельс пишет, что в XIX веке эмпирическое естествознание дало столь блестящие результаты, что сделало возможным преодоление механической односторонности XVIII века и превращение естествознания «из эмпирической науки в теоретическую». Среди достигнутых результатов была «механика газов» (названная Лордом Кельвином “термодинамикой”). По мнению Энгельса, решающее значение имели три великих открытия: «первым из них было доказательство превращения энергии, вытекавшее из открытия механического эквивалента теплоты».

Энгельс объясняет: «Паровая машина была первым действительно интернациональным изобретением», и это «свидетельствует об огромном историческом прогрессе». Вместе с машиной Джеймса Уатта «практика […] решила вопрос об отношениях между механическим движением и теплотой».

№ 3, октябрь 2012 г.

1. Исторический кризис суверенитета европейских государств – стр. 1

В тот самый момент, когда национальное государство завершило исторический цикл, в результате развития появились империалистические экономические силы, масштаб которых больше национальных политических властей. И из той же системы государств возникли державы континентальных масштабов, которые подняли противостояние на тот же уровень политической силы. Не существует прямой и механической связи между экономической концентрацией и государственно-политическим расширением, в то время как масштаб держав многополярности - США, Китая, Европы, находящейся в процессе централизации, Индии, России, Бразилии – является равнодействующей исторического пути, который имеет свою собственную динамику и собственное конкретное происхождение. Факт остаётся фактом: оба процесса - расширение мирового рынка, где конкурируют экономические силы, превосходящие государства, и нарушение мирового равновесия, где противостоят друг другу державы континентального масштаба, - вносят вклад в кризис национального государства и суверенитета европейских государств, в частности.

2. Обуславливающая связь Пекина между Китайским морем и ближневосточным равновесием – стр. 2

С Персидским заливом в настоящее время связывается всё большая часть жизненно важных интересов Китая: Пекин сегодня называет Ближний Восток «Большой соседней областью», кругом своего расширенного соседства. Это делает Персидский залив всё более приоритетным во внешней политике Китая, но при этом, заметим, устанавливает органическую и окончательную связь между стратегическими интересами Пекина и регионом Ближнего Востока.

В то же время, однако, длительный курс китайской ближневосточной стратегии также показывает, насколько она может быть дополнением к политике Соединённых Штатов, которым всё труднее и труднее в одиночку гарантировать региональный баланс.

3. Голландский прагматизм и немецкое правовое сознание – стр. 4

«Мечта о единой Европе – это утопия: невозможно приготовить омлет из яиц, сваренных вкрутую», то есть из старых наций Европы. Спустя десятилетия после этого высказывания Шарля де Голля, перспектива Европы заключается именно в этом: разбить форму государства-нации, чтобы перенести её державное содержание на континентальный уровень. Но образ, использованный генералом, остаётся предостережением от политических затруднений этого процесса уступки суверенитета, который сегодня затрагивает, в особенности, фискальную политику.

Выступая на традиционном совещании ХСС в Абенсберге, в Баварии, Ангела Меркель указала на принципиальную дилемму европейских правительственных партий: «Настоящий вопрос и в Германии, и в Европе заключается в следующем: можно ли выиграть выборы, высказываясь в пользу устойчивых государственных финансов и избегая тратить больше того, что имеем?». Умиротворение за счёт консенсуса континентального организма станет политическим вызовом будущей европейской империалистической демократии, которая обнаружит развёртывание всего арсенала своих идеологий.

4. Европейские профсоюзные хроники – стр. 6

С помощью забастовки, длившейся более месяца, ценой 46 жизней шахтёры Мариканы добились увеличения зарплаты от 11 до 22%. Но, - отмечает “Il Sole-24 ore”, - позитивный исход этого спора не «умиротворил» горнорудную отрасль. Напротив, значительное увеличение заработной платы «угрожает быть востребованным не только работниками других шахт, но и трудящимися самых различных отраслей». Ускорение же, навязанное кризисом европейскому процессу, придаёт общие черты ситуации в профсоюзах во всех вовлечённых в него странах, не приводя, однако, к тому, чтобы оборонительная борьба, которая из неё вытекает, стала всеобщей. Отсутствие европейского профсоюза сдерживает даже те формы согласованных действий, которые возможны, по меньшей мере, абстрактно.

5. “Неограниченная” алхимия ФРС и ЕЦБ – стр. 7

ЕЦБ и ФРС в первой половине сентября переступили новый порог в поединке с кризисом. Оба объявили, что проведут интервенции неограниченного характера на рынках ценных бумаг.

Цели и средства действий, намеченных ЕЦБ и ФРС, различны. интервенций ЕЦБ заключается в том, чтобы понизить «неприемлемые» премии за риск, оплаченные некоторыми европейскими суверенными долгами, вызванные «опасениями обратимости введения евро». Политическая цель очевидна: гарантировать, чтобы «евро был необратим». Интервенции будут «стерилизованными», то есть ЕЦБ будет продавать на рынках такое количество других ценных бумаг, которое будет равно стоимости приобретённых им. Обусловленность и стерилизация не входят в число средств интервенции ФРС. ФРС хочет сохранить низкие процентные ставки по займам и придать импульс рынку недвижимости и инвестиций. Действия ФРС, в соответствии с фискальным компромиссом, станут или парашютом, или оружием монетарной войны.

6. Реструктуризация средиземноморская и реструктуризация восточноевропейская – стр. 10

Стратегическая цезура 1989 года, прокладывая путь к расширению на Восток от Союза, привела к важным изменениям в “геоэкономике” европейской реструктуризации. В течение двадцати лет Восточная Европа стала одной из ключевых областей обрабатывающей промышленности и сферы услуг, а также начала конкурировать в том самом секторе, который на протяжении десятилетий был сектором итальянского империализма, достаточно подумать об автопроме и производстве комплектующих, связанных с Германией. В этом смысле средиземноморская реструктуризация в Италии, но также и в Испании, Португалии и Греции подверглась конкуренции и шла параллельно с восточноевропейской реструктуризацией.

Кризис глобальных отношений, начиная с 2007 года, вызвал импульсы, которые могут не только ускорить и рекомбинировать процессы, запущенные двумя предыдущими цезурами. Кризис выявил новые стратегические пропорции Китая и Азии; совместил их с наступлением на кризис суверенного долга, это вскрыло стратегический кризис суверенитета на уровне национальных государств в Европе и открыло сражение за банковский и фискальный союз. В то же время, по сравнению с Азией, которая навязывает новые пропорции масштабов рынков, промышленных групп и финансовых центров, европейская реструктуризация позволяет предугадать логику нового континентального разделения труда.

7. Азиатская конкуренция подталкивает Европу к централизации и повышению производительности труда – стр. 14

Итоговая таблица ста крупнейших европейских групп за 2011 год свидетельствует об увеличении товарооборота на 7,5% за счёт некоторых секторов, таких как автопром и энергетика, в то время как прибыль снизилась на 14% из-за потерь в финансовом секторе, аэрокосмической, металлургической и пищевой промышленности. Первая половина 2012 года показывает, что долговой кризис и европейская реструктуризация по-прежнему кусают бюджеты, производство и занятость: показательно то, что происходит в автомобильной промышленности, которая в 2011 году достигла рекордного уровня производства и продаж на мировом уровне, но находится в Европе в глубоком кризисе.

Ведущие мировые промышленные и торговые компании

8. Русская нефть в истории и подводные камни модернизации – стр. 18

Очевидно, что инвестиционный цикл подходит к своему исчерпанию, так, Станислав Жизнин, профессор МГИМО и университета нефти и газа им. Губкина, оценивает, что уровень износа производственных мощностей энергетической и газовой промышленности достиг 60%, а для предприятий по очистке нефти он доходит до 80% (“International affairs”, 3/2012).

В том числе и поэтому президент Путин в начале своего третьего мандата сформировал специальную комиссию по стратегическому развитию сектора, став её председателем. Открывая в июле её первое заседание, он установил три ключевых пункта для преодоления препятствий. В первую очередь, необходимо расширить географию добычи углеводородов, обратившись к оффшорам, к бурению морского дна: для этой цели, однако, нужно привлечь инвестиции и технологии из-за рубежа. Во-вторых, следовательно, сам же энергетический сектор должен будет стать высокотехнологичным. Наконец, и это третий пункт, присоединение России к ВТО должно будет послужить также и разрешению проблем реструктуризации и модернизации сектора.

9. Регулирующие власти в борьбе за сети – стр. 20

Сегодня, с каждым кликом мышки, различные Google и Facebook собирают данные, подразделяют их в соответствии с социальным профилем, накапливают их для обновления и передают рекламным агентствам. Их прибыли двойной нитью связаны с деятельностью «тайных подстрекателей» XXI века и с вторжением в частную жизнь, как заявил Бернабе.

Дело в том, что Крус оборачивает кулак тарифных угроз в бархатную перчатку предложения, которое сможет охладить пыл операторов связи. Комиссия ЕС, - пишет “Financial Times” (3 октября 2011 г.), - вероятно, готова одобрить возможные соглашения между администраторами инфраструктуры и вышеупомянутыми Google и Facebook, которые бы гарантировали вторым (при выплате вознаграждения первым) привилегированые каналы в информационном трафике. Это стало бы нарушением принципа сетевого нейтралитета, но в этом случае мало кто из менеджеров телефонии стал бы протестовать. «Более благоприятный контекст регулирования»: вот чего просит Бернабе для того, чтобы «принять во внимание» гипотезу о частичном ослаблении хватки за сети.

Европейские операторы, торможение на внутреннем рынке

Мировое покрытие и трафик мобильной телефонии

10. Стальное сердечное согласие – стр. 22

После первой мировой войны произошло обострение классовых конфликтов во всех державах, но там, где отсутствовало спаенное революционное руководство, его нельзя было использовать для разрушения системы, которая только что прокрутила в своей мясорубке двадцать миллионов человеческих жизней, а в тот момент осуществляла контрреволюцию. Положение рабочих становилось невыносимым, но в итоге даже массовые забастовки в Руре были репрессированы. Согласившись на восьмичасовой рабочий день и позволив профсоюзу Карла Легина представлять интересы рабочих, Гуго Стиннес и Карл Фридрих фон Сименс ограничились локализацией вируса в движении советов, не позволяя ему искоренить в профсоюзе “корпоративистскую” иерархию, верхушку которой промышленники впустили в паритетные комиссии Рура.

Конвертер Бессемера

11. Две души Фердинанда Порше – стр. 24

Технология не обладает собственной динамикой развития: направление её эволюции несёт на себе отпечаток общественных отношений, в которые она включена. В соответствии с его личной историей мы можем представить, что интериоризация отношений между технологией и обществом была прожита Порше как противоречие: с одной стороны, он стал конструктором гоночных и роскошных автомобилей, имеющих большой успех, соответствующих вкусам аристократии; а с другой, в силу своего скромного происхождения, он лелеял в своей душе мечту о производстве автомобиля для обычного человека. Две души жили в его груди: конструктора автомобилей для снобов из элиты и “популистское” желание спроектировать Volkswagen, автомобиль для народа.

Первые автомобили Порше

12. Паровая машина Джеймса Уатта – стр. 26

Изобретение парового двигателя, как и всякое изобретение, является вековым процессом накопления тысяч маленьких технологических шагов, совершённых неизвестными людьми: крупные учёные и изобретатели одновременно представляют собой и момент синтеза опыта предшествующих веков, и разрыв с ним, сохранения прошлого в новых формах и разрыва с ним через введение новых принципов, на которых будут развиваться наука и технологии будущего.

Химик Джозеф Блэк (1728-1799) познакомил Уатта с предпринимателем Джоном Робаком, изобретателем свинцовых камер для производства серной кислоты, а также промышленником в области металлургии и горного дела. Робак предоставил Уатту финансовую поддержку в обмен на права на две трети его патентов. Паровая машина Уатта вышла из лаборатории и вошла в промышленность.

Новшества, внесенные Уаттом в конструкцию машины Ньюкомена

№ 4, ноябрь 2012 г.

1. Идеологический кризис суверенитета – стр. 1

В новом столетии, из-за взрывного развития Китая и глобального кризиса, обнажившего новое соотношение стратегических сил, мировое противостояние перешагнуло определённый порог, за которым изменились сами термины, в которых выражается проблема. Открылась новая глава стратегического кризиса суверенитета, в которой, в первую очередь в Европе, возможности отдельных государств уже не соответствуют уровню глобального противостояния.

Потребность в более крупной державе – в Европе, как государствнной силе континентального уровня – вступает в противоречие с национальными источниками легитимации государственной власти, которые должны быть трансформированы. Любая форма международного контроля, вроде контроля со стороны МВФ, или утверждения федеральных органов, вроде ЕЦБ и других учреждений сообщества, зачастую представляется авторитарной, технократической, антидемократической: ведь такой контроль не обладает национальной демократической легитимацией, разъедает национальный суверенитет, начинает преобладать над национальной политической властью или обуславливать её.

2. Азиатский концерт, оспариваемый Америкой и Китаем – стр. 2

Напряжение вокруг островов Сенкаку-Дяоюйдао между Токио и Пекином требует размышления относительно обсуждаемых направлений внешней политики в Азии. Можно начать с австралийских экспертов по международной политике, значимой школы, сформированной на основе реалистичного взгляда на баланс сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Из австралийских тезисов в пользу умиротворения между Вашингтоном и Пекином, а также превращения Японии в ядерную державу мы извлечём следующий факт: даже гипотетический азиатский концерт будет вынужден учитывать Японию, вооружённую ядерными ракетами, а также «ожесточённую» борьбу в Африке и на Ближнем Востоке. Всякое соглашение прдполагает противостояние. Любое соглашение может быть лишь частичным, мировой концерт остаётся кантовской мечтой.

3. “Генеральная задача” в эпоху Европы – стр. 4

Европа вновь форсирует шаг к интеграции. Время унитарного империализма бежит быстро, и для ЕС важно иметь масштаб, который позволит ему участвовать в мировом разделе. План высших европейских властей - “четырёх президентов” Ван Ромпея, Баррозу, Юнкера и Драги - описывает задачи новой политической централизации и предусматривает в течение одного десятилетия более полное объединение континента. Это временной период, который мы обязательно должны учитывать. Речь не идёт об утверждении сроков развития партии, но к следующему десятилетию необходимо подходить с должной ответственностью в связи с исторической задержкой в формировании партии. Задержкой, которую мы пытаемся преодолеть.

4. Линии разлома европейского политического цикла – стр. 6

Кризис на Старом континенте и решительное ускорение процесса интеграции вызывают в европейских странах двойственное движение. С одной стороны, они порождают централизаторские импульсы в направлении национальных или европейских властей. Это центростремительное движение, в свою очередь, принимает две формы: основную форму принудительных европейских или национальных обязательств, или же форму стихийного приближения к центру в поисках защиты. С другой стороны, кризис прокладывает себе путь вдоль национальных линий разлома, созданных историей – от децентрализации Испании до итальянского дуализма Север-Юг, от бельгийского федерализма до островной британской приверженности суверенитету – угрожая их углублением и приведением в неустойчивое состояние государственного единства. Именно в этих противоречивых движениях и конвульсиях выражается также и кризис суверенитета европейских государств.

Континентальная централизация ещё больше выхолащивает национальные законодательные ассамблеи и обостряет их кризис, не уменьшая, тем не менее, парламентского кретинизма. Политическая реструктуризация под знаком империалистического европеизма навязывает себя во всех столицах Европы: Олланд – это французский интерпретатор этого оппортунистического приспособленчества.

5. Политические цифры замедления мировой экономики – стр. 8

Октябрьские доклады международных институтов подтверждают замедление экономического роста. Сокращение темпов, пусть и неодинаковое, с немногочисленными исключениями носит всеобщий характер. МВФ указывает на атлантический бассейн с эпицентром в Европе как на основной источник замедления.

Наиболее показательный доклад представлен Ричардом Фишером из ФРС Далласа, согласно которому вовсе не нехватка ликвидности блокировала экономику: в сейфах ФРС находится 1,6 триллиона избыточных банковских резервов, корпорации располагают триллионами ликвидности, валютные фонды имеют большое количество неиспользуемых денег. Инвестиции скорее блокируются неопределенностью, исходящей из еврозоны, вызванной фискальным параличом Вашингтона и переходным состоянием Китая. Фишер утверждает, что ФРС погрузилась в неведомые воды: никто из её руководителей и экспертов не знает с точностью, что именно тормозит экономику, и «никто в действительности не знает, как вернуть экономику в колею, ни один банкир Центрального банка на планете не имеет опыта управления возвращением домой оттуда, где мы находимся сейчас».

Если Дадли заявляет о бессилии фискальной политики, то Фишер разоблачает бессилие монетарной политики. Таковы дебаты в сердце американского империализма. Похоже, это несколько больше, чем нервный срыв или драматизация сражения или эпизода президентской дуэли. Дезориентация является реальностью.

6. Один человек – ноль – стр. 10

Парламенты не являются больше местом, где действительно принимаются решения [...]. Они уже десятилетия находятся в непреодолимом кризисе, потому что господствующий класс должен был сделать ставку на другие ветви власти, правительственную и президентскую, которые в состоянии быстро двигаться в сжатые сроки борьбы на международной арене. А ещё есть ЕС. В Европе ни одно государство больше не является полностью суверенным, даже важные вопросы решаются главами правительств Совета Европы, ЕЦБ, Еврокомиссии.

Один человек - один голос, декламирует либеральная идеология. Один человек - ноль, - следует сказать, - настолько удручающей выглядит их комедия, которая служит ширмой для решений, принятых в другом месте. Коммунистическая политика – это не дело зрителей и телевыборов: проводить её - значит взять свою судьбу в собственные руки, размышлять, брать на себя обязательства от первого лица, посвятить свои силы революционной борьбе.

7. Конкуренция вокруг “американской мечты” – стр. 11

American dream равенства возможностей реализуется для республиканца Рубио с помощью собственных индивидуальных усилий и усилий своей семьи; для демократа Кастро индивидуум самостоятельно не обладает силами, чтобы подняться вверх, у него должна быть поддержка государства. Соотношение индивид-государство – таков возможный ключ к пониманию двух Конвентов: для республиканцев государственные расходы являются препятствием к восхождению индивидов, потому что они порождают всё более громоздкую бюрократию, неэффективную и дорогостоящую; для демократов государственные расходы являются инструментом для формирования мощного «среднего класса».

American dream, как в республиканской, так и в демократической версии реализуется незначительным меньшинством и, в качестве мечты, остаётся таковой для подавляющего большинства населения. Кто бы ни выиграл президентские выборы в ноябре, он, по сути, выразит консенсус капиталистических центров американского империализма.

8. Охота за голосами профсоюзов и малых предприятий – стр. 13

В теледебатах с президентом Бараком Обамой, состоявшихся 3 октября в университете Денвера, штат Колорадо, кандидат противоположной стороны Митт Ромни провозгласил себя защитником малых предприятий: «Сбалансировать бюджет и помочь малому бизнесу. Таковы краеугольные камни моего плана».

Иным видением обладает Обама. Сильным пунктом Демократической партии являются профсоюзы: в 2008 году согласно экзит-поллам CNN, Gallup, “New York Times”, две трети членов профсоюзов проголосовали за Обаму.

Миллионы избирателей из малого бизнеса, две трети из которых готовы проголосовать за республиканцев, и миллионы членов профсоюзов, две трети из которых готовы проголосовать за демократов – таковы два из множества компонентов американского электората, готовых сделать свой вклад в определение конечного результата.

Несельскохозяйственные компании частного сектора

Структура занятости, компании без наёмных работников, уровень синдикализации в США

9. Великий Курдистан в кошмарах Анкары – стр. 16

На кровавой сирийской сцене выплёскивается напряжение, порождённое усилением как Тегерана, так и Анкары. Здесь также проглядывают политические последствия “арабской весны”, в ходе которой к власти приходят исламистские партии, в первую очередь в Египте, стремящемся вернуть себе державную роль, возрождая старые традиции панарабизма и неприсоединения а-ля Насер, хотя они и обретают новые формы. Наконец, как утверждает “Asia Times”, сирийский взрыв может привести к пересмотру границ национальных государств от Восточного Средиземноморья до Ирана.

Доктрина Давутоглу, турецкого министра иностранных дел, с её формулой «ноль проблем с соседями» нацелена на максимальный рост веса и динамики турецкой экономики в целях утверждения регионального лидерства Анкары.

10. От дна шахт до Лондонской биржи металлов – стр. 18

В середине августа три тысячи шахтёров Lonmin, третьего производителя платины в мире, которые уже давно вели забастовку с требованиями повышения заработной платы, вступили в столкновение с вооружённой полицией: на земле остались 34 рабочих, восемьдесят были ранены. Несколькими неделями ранее пали ещё 10 человек. События произошли на шахте Марикана, являющейся частью горнодобывающего округа Бойанала северо-западной провинции ЮАР.

Южноафриканские рабочие заплатили за последствия реструктуризации горнорудной промышленности; они заплатили за профсоюз, который, вместо того, чтобы организовывать их на экономическую борьбу, на десятилетия стал неотъемлемой частью партии, стоящей у власти; они заплатили за крах иллюзий, что уход от апартеида означал, якобы, окончание эксплуатации и благосостояние для всех. Они стали сейчас, после бойни, ещё больше инструментом буржуазных фракций в их жёсткой борьбе между собой за руководство этой восходящей державой.

Но, прежде всего, они заплатили за отсутствие интернациональной классовой партии.

11. Напряженность в социальных слоях Индии – стр. 20

Индию потрясло несколько забастовок, и они заслуживают размышления, в том числе и потому, что это голос, направленный и в сторону Китая.

Особое внимание в СМИ привлекло насилие на автомобильном предприятии Maruti Suzuki в Манесаре, промышленном городе в окрестностях Нью-Дели. Забастовка началась в первых числах июля: насчитывается уже сотня раненых и один погибший. Первым ответом компании была угроза построить новый завод в Гуджарате, штате, который мог бы дать максимальные гарантии, в особенности иностранным менеджерам.

Военная промышленность и военные руководители Индии

12. Генезис банков и франкфуртской биржи – стр. 22

В третьем томе “Капитала” Маркс и Энгельс исследуют происхождение банковского капитала. Они обнаруживают в отношениях между «прежними формами» капитала, то есть между «купеческим капиталом и капиталом, приносящим проценты», связь, которая преодолевает систему ростовщичества, типичную для предшествующего способа производства, более не функциональную для восхождения буржуазии и будущего капиталистического развития: «Кредитные ассоциации, образовавшиеся в XII и XIV столетиях в Венеции и Генуе, были порождены потребностью морской торговли и основанной на этой последней оптовой торговли освободиться от господства старомодных ростовщиков и монополистов торговли деньгами. Если настоящие банки, основанные в этих городах-республиках, представляли в то же время учреждения общественного кредита, из которых государство получало ссуды под будущие налоговые поступления, то не следует забывать, что купцы, образовавшие эти ассоциации, сами были первыми людьми в этих государствах и были столь же заинтересованы в том, чтобы освободить от ростовщиков своё правительство, как и в том, чтобы освободить от них самих себя; этими мерами они рассчитывали ещё сильнее и прочнее подчинить себе государство» .

Помимо Венеции и Генуи, Маркс и Энгельс упоминают также Амстердам и Гамбург, но в коммерческую и банковскую типологию этих “республик” входит также и Франкфурт: из «серебряного и золотого колодца Священной Римской империи» он превращается в единственный “свободный город” немецкой конфедерации, не прибрежный, но расположенный на торговой артерии Рейна, и в важнейший коммерческий, ярмарочный и финансовый центр Западной Германии.

13. Погоня за кислородом в Питтсбурге – стр. 24

«Чего многие американцы не знают, так это того, что их металлургическая промышленность крупнее, чем у всех остальных стран вместе взятых. Ни одна другая страна в мире не способна достичь этого рекорда [...], слава нашим сталеварам и тем, кто создал американскую сталь» (Бен Фэйрлесс, президент компании US Steel, январь 1951 г.).

«Мы сами шокированы нашим собственным самодовольством и чванством. Лишь теперь мы понимаем, что американская промышленность вовсе не обречена быть всегда первой, всегда правой и всегда лучшей» (Дэвид Родерик, президент компании US Steel, май 1982 г.).

Эти два утверждения, взятые из вышедшей в 1983 году книги Д. Ф. Барнетта и Л. Шорша “Steel: upheaval in a basic industry”, представляют собой параболу американского послевоенного периода – параболу утраты лидерства в металлургии в пользу Европы и, особенно, Японии – хотя и не передают всей её сути. Основные причины следует искать в законах неравномерного развития, беспрестанно действующих в сфере мирового рынка.

США и Япония: сравнение производства стали

Процесс выплавки стали

14. От гидравлической энергии к углю – стр. 26

Развёртывание промышленного производства заставило науку перевести взгляд с изучения звёзд на небе, необходимого для навигации и календаря, на исследование машин на земле.

В районе 1840-50 годов водяные колёса и водяные двигатели достигли мощности в 100 тысяч Ватт, соответствующей мощности паровых двигателей того же периода. Только в последующие пятьдесят лет паровая машина утвердилась в качестве более мощной, достигая даже десяти миллионов Ватт. Во второй половине XIX века эпоха гидравлической энергии в качестве основной формы энергии окончилась.

Переход от водяного колеса к паровой машине и от гидравлической энергии к ископаемому топливу был долгим процессом: время научных и технологических революций превосходит время жизни человека и измеряется веками.В первое десятилетие XXI века мы всё ещё живём в эпоху ископаемого топлива и науки о тепле, термодинамики.

Гидравлические колёса, подпитываемые снизу и сверху

Водяной двигатель (начало ХIХ века)

№ 5, декабрь 2012 г.

1. Материалистическая теория суверенитета – стр. 1

Империалистическая демократия, согласно выводам “Политической оболочки”, с одной стороны, представляет собой «централизацию небольшого числа крупных экономических групп», а с другой, «плюрализм их политических воль, обусловленных динамикой их интересов». В этой формуле проглядывают уроки “Немецкой идеологии”. В конечном итоге, империалистическая демократия представляет собой «плюралистический политический централизм крупного капитала». В этом заключается истинная природа суверенитета.

2. Президент находящихся в упадке США и председатель восходящего Китая – стр. 2

Филип Стивенс пишет в “Financial Times”, что «относительный упадок неизбежен», и что Обама постарается сделать Соединённые Штаты «сверхдержавой, действующей выборочно», соизмеряя прямые вмешательства, как экономические, так и военные. Чарльз Купчан из CFR, экс-советник президента Клинтона, обратился в “La Repubblica” к тезисам своей последней книги “Ничей мир”. По его мнению, реально начинается первое президентство в «другом мире», где Соединённые Штаты занимают уже иное место. Вашингтон «должен смириться с потерей значительной части глобальной силы, разделить её с восходящими державами», определить новую глобальную архитектуру, которая могла бы гарантировать стабильность, поскольку «гегемония Запада подошла к своему закату». Китаю следует противостоять на основе баланса экономической открытости и равновесия в безопасности; сеть союзов должна «углубить связи со странами, которые опасаются китайского наступления», такими как Филиппины, Япония, Корея, Сингапур, Малайзия, Индонезия.

3. Пируэты оппортунизма в схватке с долговым циклом – стр. 4

В Европе уступка суверенитета и идеологический кризис, который из нее вытекает, бьёт по системе национальных партий, ставя под вопрос, перед лицом нового европейского измерения, идеологию их национально-демократической легитимации. Этот переход особенно мучителен для устоявшихся государственных порядков, имеющих глубокие политические традиции.

4. Пузырь регулирования – стр. 6

Несмотря на крах финансового либеризма и изменение соотношения сил между державами в ходе длительного кризиса, либеристский консенсус сохраняется. Это ведёт к тому, что принятие правил и ограничений для региональных фракций финансового капитала, с целью ограничить его будущие “иррациональные эйфории”, не может быть односторонним, а все конкуренты должны прийти к одинаковым обязательствам.

Органы империалистического картеля, такие как Международный Валютный Фонд, G20, Совет по финансовой стабильности (СФС), Базельский комитет, фиксируют или предлагают правила, которые отражают трудность посредничества в переговорах. Эти правила проходят затем через сито правительств, парламентов и национальных или региональных органов, которые оказывают сопротивление, вносят поправки, выкраивают себе ниши для действия по своему усмотрению.

Действительное открытие, которое произошло благодаря кризису в Европе, заключается в том, что национальные государства больше не в состоянии гарантировать концентрацию собственности, которая кратна национальному продукту.

5. Фабрика иллюзий – стр. 8

Господствующая идеология постоянно производит мифы и иллюзии и непрерывно потребляет и заменяет их. Десятилетиями ранее, в качестве альтернативы ложному социализму СССР, Китай был среди запасных мифов, готовых к использованию. Модный сон интеллектуалов заключался в том, что китайские крестьяне, размахивая книжечкой Мао, могли бы окружить города Запада.

Сегодня Китай – это китайский империализм, его крестьяне стали рабочими, его товары сделали его мировой фабрикой, а капиталы превратили его в первого кредитора обременённой долгами Америки. Миф о Франсуа Олланде, поборнике противодействия мерам строгой экономии Ангелы Меркель, прожил несколько недель. Франция стала ровняться на Германию […].

Трудящиеся не должны связывать себя с этой фабрикой иллюзий. Китай, Америка, Европа – все они империалистические разбойники, ведущие между собой борьбу, но единые в эксплуатации пролетариата. Нет другого пути для наёмных работников, кроме как рассчитывать на самих себя, организовываться по всему миру, искать в науке, лишённой мифов, путь к освобождению. Это путь коммунизма.

6. Русская нефть притягивает иностранные интересы и соперничество – стр. 10

Уже во второй половине XIX века развёртывание нефтедобычи в России сталкивается с заинтересованностью иностранных групп, которые видят в этих месторождениях богатые (обильные или источники обильных прибылей источники прибылей, но также и богатых конкурентов. Именно социальная и технологическая отсталость России открыла путь к их присутствию. […] российская нефть нуждается в зарубежных технологиях и капиталах, но таким образом она рискует стать заложницей сражений, ведущихся в интересах других сторон.

7. Сражение за испаноязычное население и наёмных работников – стр. 12

Президентом США вновь стал Барак Обама, он политически победил, но заплатил потерей 6,9 миллиона голосов по сравнению с 2008 годом. Кандидат-республиканец Митт Ромни проиграл, потому что оказался не в состоянии собрать голоса, потерянные Обамой, и, в свою очередь, потерял 0,8 миллиона голосов.

Обама получил голоса части белых рабочих, чернокожих и латиноамериканцев, но это явление не уникальное, оно не касается только данных выборов.

Если посмотреть на американский политический ландшафт за последние полвека, то видно, что закономерностью являются постоянные колебания. В стране континентальных масштабов, в такой как Соединённые Штаты, плюрализм центров экономической силы отражается на плюрализме политической власти; борьба за власть между крупными доминирующими буржуазными фракциями сочетается с текучестью электората.

Итоги президентских выборов в США

8. XVIII съезд КПК в империалистическом Китае – стр. 15

Оптимизм преобладает среди делегатов съезда. Ху Цзиньтао, уходящий глава государства и Политбюро, произнёс вступительную речь съезда, на котором передал “корону” Си Цзиньпину. Он объявил, что Китай хочет удвоить ВВП к 2020 году, а также и ВВП на душу населения городских и сельских жителей; он объявил о необходимости защищать морские интересы Срединной империи и о том, что «Китай должен стать морской державой». Си принимает в наследство Китай, восходящую державу, взор которой охватывает весь мир.

Остаётся вопрос, который сопровождает оценки итогов съезда: сможет ли партия сохранить «стабильность» и обеспечить социальный порядок в Китае, темпы развития которого составляют, по крайней мере, 7% в год? Будет ли национализм, порождённый империалистическим созреванием, достаточно надёжной скрепой для социального равновесия?

9. Токио перед вызовом Сенкаку: между националистическими течениями и двусмысленностью – стр. 17

Японско-китайская напряжённость вокруг проблемы суверенитета над архипелагом Сенкаку-Дяоюй представляет собой постоянную черту отношений между двумя державами, и она имеет тенденцию к усилению в течение последнего десятилетия. Нынешняя фаза напряжённости, как и в 2010 году, пересекается с динамикой внутренней политики двух стран.

10. Несостоявшийся взлёт EADS и BAE Systems – стр. 19

Слияния EADS и BAE Systems не состоится, по крайней мере, в ближайшее время.

Если бы соглашение было достигнуто, образовалась бы крупнейшая в мире компания военно-аэрокосмического сектора, европейский колосс, способный “смотреть прямо в глаза американцам”, как написал один английский аналитик.

В принципе, создание “пушечной фабрики” глобального уровня имеет свой смысл для Старого континента, который (несмотря на недавно присуждённую ему Нобелевскую премию мира) хочет показать, что подготовлен к конкуренции в рамках мирового противостояния. На практике, EADS и BAE Systems являются не единственными заинтересованными сторонами и не были таковыми с самого начала.

Попытка обгона

11. Пионеры массовой моторизации – стр. 21

Иллюзия многих учёных и изобретателей заключается в том, что они считают себя стоящими в стороне от социальных конфликтов или над ними. Наука и техника являются социальными производительными силами, подчинёнными отношениям господствующих сил: именно в силу того, что они олицетворяют эти мощные производительные силы, судьба учёных и изобретателей определяется борьбой капиталистических групп, которые присваивают их.

Экземпляр Tropfenwagen

12. Очень маленькая часть энергии класса – стр. 22

Предлагаем вашему вниманию предисловие к русскому изданию книги Гуидо Ла Барбера, «Lotta Comunista: группа, стоявшая у истоков организации в 1943-1952 годах»; книга выйдет из печати в начале 2013 года.

Сегодня распад СССР, взлёт Китая и новых держав, восхождение Европы к уровню континентальной державы открыли новые и беспрецендентные сценарии и навязали новые сроки противостоянию между державами, и, соответственно, новые задачи для стратегического анализа, сущностно важного для построения интернациональной партии.

Двигаться по пути интенсивной исследовательской деятельности, прояснения, нового овладения марксизмом, осуществлённого тем первоначальным ядром, является частью сегодняшней задачи.

13. Четыре ветви банкиров Франкфурта – стр. 24

В первоначальном формировании банковского капитала Франкфурта мы можем выделить три основных ветви: в общем, это результат развития торговых домов, принадлежавших местным или мигрировавшим семьям немецких евангелистов, еврейских семей, эволюционировавших в Hoffaktor (банкиров государева двора), и богатых семейств гугенотов, происходивших из религиозной французской диаспоры. Четвёртая ветвь включает в себя некоторые торговые семейства итальянских католиков, приехавших в 1600-е годы из Ломбардии и Пьемонта, такие как Гуайта, Аллесина и Болоньаро, которые, однако, не достигли уровня “высших банков”.

14. Машина Уатта в шахтах Корнуолла – стр. 26

Учёные и инженеры погружены в общество, дышат воздухом своего времени; их идеи берут свое начало из их социальной практики, их точка зрения всегда является точкой зрения общества, в котором они живут. Хотя именно живой труд порождает стоимость любой вещи, в условиях капитализма капитал рассматривается как основной источник богатства, и норма прибыли является его мерой. Термодинамика – это порождение буржуазного общества: есть тесная связь между понятием термодинамики КПД машины и экономическим понятием нормы прибыли (доходность капитала).

"Duty" паровых двигателей