На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков бюллетеня "Интернационалист" за 2012 год:

№ 122, январь 2012 г.

1. Теория развития и стратегия – стр. 1

“Анти-Дюринг” является одним из самых богатых теоретических текстов марксизма. Материалистический метод, теория государства и политики, экономическая наука “Капитала”, концепция социализма – всё это нашло отражение в данной книге, ставшей эпохальной вехой в истории нашей революционной школы.

Учитывая немецкое единство, достигнутое сверху военными средствами, и роль Пруссии с её абсолютизмом и аграрной аристократией юнкеров, казалось, что бисмаркианство служит подтверждением тезиса о примате политической власти. Энгельс же, напротив, демонстрирует, что этот парадоксальный результат был достигнут именно за счёт буржуазного экономического развития, и что само это развитие должно было подорвать основы этого единства. Такова была глубинная тенденция, которую должна была уловить революционная стратегия.

Арриго Черветто в “Вопросе времени” писал, что стратегическое значение осознания конечной динамики социально-экономической формации состоит в том, что она снабжает теорию и практику инструментами для понимания «неизбежных последствий развития капитализма». Это утверждение является верным для всех поколений, стремившихся к решению задач революционной стратегии […]

В этом смысле, анализ, данный Энгельсом бисмаркианству, стал краеугольным камнем в истории партии-науки, длящейся несколько поколений, а главы “Анти-Дюринга” о насилии и политической власти являются его теоретической предпосылкой.

2. Рейнская ось вновь открывает английский фронт – стр. 2

Перед лицом держав масштаба Китая и Индии, в мире, число жителей которого достигло семи миллиардов и дойдёт до девяти миллиардов, отдельные национальные государства обречены на незначительность. Поэтому европейская интеграция является «жизненной необходимостью», которая выходит за пределы соображений, служивших мотивацией для Союза с его первых шагов и в течение всего двадцатого века.

Эта «жизненная необходимость», - отметим мы, - с одной стороны, касается также и Лондона, а с другой – вступает в конфликт с англосаксонской политической традицией и, возможно, меньше воспринимается Сити, который ощущает себя глобальным финансовым рынком. В конечном счёте, английская стратегическая недостаточность имеет объективные причины, которые делают из двойственности обязательное решение, а тактические колебания отражают противоречие, которое в порядке вещей.

3. Однобокая хирургия профессоров-банкиров – стр. 4

Европа пришла к согласию по поводу бюджетного союза. Это означает, что налоги, государственные расходы и государственные долги будут находиться под надзором Европы, согласно договору. Это означает также, что, в согласии с Парижем и Европейским Центральным Банком, навязывается линия Берлина. Рим, Варшава, Мадрид, а, возможно, и весь ЕС за исключением Лондона, будет сориентирован на франко-немецкую ось. Уже говорят о распространении «немецкой терапии» на всю Европу по отношению к заработной плате, рынку рабочей силы, социальному обеспечению. В Германии этому посвятили почти десятилетие, целью было сделать более крутой шкалу доходов: сегодня каждый четвёртый наёмный работник имеет низкую заработную плату.

Именно так профессора-банкиры правительства Монти претендуют на роль медиков, призванных к изголовью тяжелобольного. Они поднимают предостерегающе указательный палец, качают головами. В чрезвычайной ситуации, - говорят они, - нельзя слишком придираться к мелочам, и их однобокая хирургия бьёт туда, куда бить легче, по наёмным работникам и пенсионерам.

Защита интересов класса может только отвернуться от их политики. Не следует пассивно терпеть, нужно организовываться на основе солидарности между трудящимися. Нужно извлекать выводы из этого и сражаться за коммунизм.

4. Евроскептический Лондон, еврореалистическая Варшава – стр. 6

Кажется, что в Вестминстере не существует двухпартийного консенсуса, утверждение которого мы видели в европейских столицах, по поводу континентальной стратегической перспективы. А также кажется, что не существует его и в форме англосаксонского прагматизма, который в других случаях сумел выразить европеистскую позицию. Рано говорить о том, что это может приговорить Кэмерона к участи четырёх его предшественников или таких европейских премьер-министров как Сильвио Берлускони и Георгиес Папандреу, наоборот, кажется, что особенности английской островной склонности к суверенитету подсказывают обратное: большая часть партии и общественного мнения поддерживает выбор премьер-министра.

В совокупном итоге европейского саммита заключён исход другого сражения, связанного с тем, что развернулось на противоположном берегу Ла-Манша, которое европейский империализм с успехом вёл на Востоке. В центре этого противостояния находилась Варшава.

Несмотря на то, что Варшава культивирует любовь к Темзе и, тем самым, всё ещё может быть европейским окном для Лондона, собственные стратегические интересы всё больше подталкивают её к Шпрее, следуя предвещаниям немецкого историка Генриха А. Винклера, который писал на страницах «Financial Times», что «федералистская Польша была бы идеальным посредником между более тесным монетарным союзом и ЕС».

5. “Fiscal compact” для евро – стр. 8

Новый европейский бюджетный договор от 9 декабря был согласован Советом Европы - который сформулировал окончательную версию договора о валютном союзе - точно к двадцатилетию Маастрихта.

Год осады суверенными долгами навязал ускорение европейских решений, но важной является недвусмысленная ссылка Берлина на стратегическую цель. Она подчёркивает значение как отступничества Лондона, так и непосредственного сближения на базе франко-немецкого предложения всех других стран Союза, входящих и не входящих в зону евро, которые, однако, должны будут сообразовываться с интригами парламентских процедур утверждения и невротическими перипетиями бирж и финансовой ренты.

6. Немецкая терапия правительства Монти – стр. 10

Управляющий Банка Италии Игнацио Виско выступил в парламенте по поводу экономического маневра правительства Монти.

Это меры, которые требуют корректив на 20 миллиардов в год в следующее трёхлетие.

Маневр Монти имеет европейский знак и по ряду причин является предвосхищением последствий «Союза бюджетной стабильности», путь к которому был намечен на саммите, прошедшем 8-9 декабря. Из-за изменений в пенсионной системе, - замечает «Il Foglio», - в течение года итальянские трудящиеся начнут выходить на пенсию в том же возрасте, что и немецкие, при том, что пенсионные выплаты будут снижаться в сторону среднего «потолка», равного половине заработной платы, «что представляет собой общий минимум знаменателя социального государства, снижающегося по всей Европе».

7. Прочтение реального мира в кривом зеркале выборов – стр. 12

Рано говорить, что эра Путина приближается к своему закату. Но выборы, как подчёркивают многие комментаторы, стали политическим сигналом о необходимости изменений выстроенной за это время политической вертикали. Вне зависимости от статистической достоверности электорального опроса значение имеет политический факт, который сигнализирует о первых трещинах нынешней системы власти.

[…] можно говорить о присущем эпохе империалистической демократии явлении - росте недоверия к институту парламентаризма, так как многим становится ясно, что «парламентская буря оказывается бурей в стакане воды, борьба - интригой, конфликт - скандалом».

Империалистическая демократия «уничтожила и […] должна была уничтожить все условия могущества парламента». Сегодня центры силы империалистического государства находятся за пределами Зазеркалья парламентаризма. Рабочие, чтобы не оказаться в плену серен парламентаризма, должны это отчётливо понимать, и на основе этого должны строить независимую автономную защиту собственных интересов.

Рост протестного голосования

Участие в голосовании

Голоса за партии, прошедшие в Думу

Сравнение результатов выборов по количеству мест в Думе

8. Москва ищет границы нового раздела – стр. 16

Итог выборов не обрекает на изменение стратегической цели, к которой в ближайшие годы будет двигаться Россия: восстановление связей в регионе бывшего СССР наряду с более точным определением отношений с ЕС. Всё это сегодня является объектом деклараций и дискуссий, а также политических актов.

18 ноября этого года президенты России, Белоруссии и Казахстана подписали заключительную декларацию о создании Евразийской экономической комиссии: не исследовательского центра, а политического органа, который должен будет заведовать процессами интеграции в регионе, с советом, исполнительным комитетом и председателем.

Во всяком случае, это дальнейший шаг в определении Евразийского сообщества, создание которого предусмотрено на 2015 год: это своего рода «усиленная кооперация» между странами-подписантами, открытая для присоединения всех других государств-членов СНГ.

Отношения с ЕС остаются ключевым пунктом стратегии Москвы: напряжённость на рынках вокруг евро стала испытательным полигоном. Высшее руководство выступило, чтобы подтвердить поддержку России. Именно Лавров, в упомянутом интервью, выразился с максимальной ясностью: «Роль евро сохранится – я не верю в крах этой валюты». И чтобы придать большую выразительность, добавляет: «Россия в это не верит. В интересах России, чтобы все возникшие проблемы были преодолены».

9. Господствующие меньшинства в сирийской модели – стр. 17

АСП, вошедшая в Баас в 1953 году, «поднимая крестьян» и «политизируя армию», - продолжает Сил, - предоставила массовую (сельскую и профсоюзную) базу для поставки городских и военных кадров будущей партии-государства. Это тот политический метаболизм, который воскрешает в памяти некоторые течения итальянского фашизма, такие как имеющее синдикалистское происхождение течение Эдмондо Россони или сельский сквадризм Роберто Фариначчи, раса Кремоны. Течения, влияние которых, по мнению Ренцо Де Феличе, было уменьшено Муссолини по мере консолидации фашистского режима в рамках «всеобщего компромисса» между фракциями, опирающегося на собственное «персональное посредничество» и «постепенное расширение полномочий государства». Это равнодействующая, к которой, в специфических условиях, пришёл также и Дамаск.

10. Пекин входит в мировую финансовую систему – стр. 19

Помимо четырёх крупных банков, которые, начиная с первых лет нового века, постепенно выводились на биржу, проведя первые IPO, китайская система включает в себя 13 акционерных банков и сотню городских коммерческих банков, в которых местные правительства имеют большое влияние, и крупными акционерами которых они, зачастую, являются. С 2004 года CBRC разрешила этим банкам действовать за пределами своего города, породив, таким образом, процесс слияния и концентрации крупнейших региональных банков.

Зарубежным банкам была предоставлена возможность открывать свои отделения на территории Китая и приобретать миноритарные стратегические доли в его коммерческих банках. В 2006 году были устранены все географические и многие из ограничений в финансовой деятельности для иностранных банков.

Хотя финансовая система является высокорегулируемой и защищённой государственной властью и, несмотря на то, что годовой поток кредитов фиксируется контролирующими властями, в 2010 году, по данным того же Центрального Банка, банковская система создала поток новых кредитов, превышающий более чем на 3.000 миллиардов юаней цифру, установленную правительством (7.500 миллиардов, равных 1.140 миллиардам долларов). Всё это, несмотря на то, что китайское государство, прямо или косвенно, является главным акционером крупных банков.

Credit Suisse оценивает, что 12% китайских банковских кредитов, стоимостью в 17% ВВП, могут оказаться безнадёжными. Агентство Fitch оценивает, что существует 60% вероятность, что в течение ближайших трёх лет в Китае возможен банковский кризис (“Wall Street Journal”, 3 марта). Это утверждение, которое Тин Лу, экономист Bank of America-Merrill Lynch, рассматривает как преувеличение потенциального риска.

Разумеется, речь идёт о новом вызове для руководства восходящей китайской империалистической державы.

Десять первых китайских банков в 2010 г.

11. Китай: разбитые мечты пролетарского гиганта – стр. 21

В Китае сокращается рынок труда, что предвещает будущее полное неизвестности. Ли Сигуан, автор передовиц “Global Times”, член Международного центра коммуникационных исследований университета Цинхуа, 16 ноября привлёк внимание к проблеме социального неравенства.

Ли Сигуан напоминает, что в 1949 году идея заключалась в том, чтобы создать могущественную нацию с богатым населением согласно модели, реализованной Японией. Под руководством Мао Цзэдуна Китай сделал ставку на развитие тяжёлой промышленности и снижение потребления. Результатом стал сильный «диспаритет между городом и деревней». Дэн Сяопин сделал ставку на «либерализацию и открытость»: он сконцентрировался на некоторых богатых прибрежных регионах. Произошла поляризация богатства, и начался рост «социального неравенства».

Это густой туман, который должен преодолеть молодой китайский рабочий класс. На его пути немного ориентиров: он может смотреть в прошлое, на свою краткую историю, и на историю международного класса, существенной частью которого он, хочешь не хочешь, является.

12. Работающая Индия бедна и разделена – стр. 23

Через сто лет после своей коронации в качестве столицы британской Индии, Дели вырывает у Мумбаи титул “Maximum City”. Согласно анализу “Times of India”, он стал единой городской агломерацией, расширившейся на регион чуть больший, чем провинция Милана, с почти 22 миллионами жителей. Демографический взрыв был возглавлен Нойдой, Газиябадом, Гургаоном и Фаридабадом, четырьмя его крупными городами-спутниками, которые в течение десятилетия удвоили своё население.

Дели имеет самый большой – и с самыми высокими темпами роста – сектор розничных продаж на субконтиненте: наряду с преобладающими мелкими розничными торговцами растут, особенно в новых промышленных цитаделях, крупные индийские торговые сети.

Обрабатывающая промышленность, в последние пятнадцать лет, смещалась в сторону окраин и городов-спутников.

По словам Мохаммада Тарика, из Tata Institute of Social Sciences, в Дели, больше чем в других индийских метрополиях, городская анонимность разрушает тысячелетнюю кастовую систему, и не только для самых низших и бедных каст, но и для каст высших, но переживших упадок, представители которых по месту своего рождения испытывают трудности с занятием определённым трудом, так как он считается ниже их достоинства, даже если семья умирает от голода.

Масса пролетариев концентрируется в Дели: мы можем лишь констатировать, что сегодня их молчание является оглушающим.

13. Лучший большевик – стр. 25

На первом Всероссийском съезде Советов Троцкий блокировался с большевиками. В июльские дни, вместе с Лениным и другими лидерами РСДРП(б), он предостерегал рабочие и солдатские массы от преждевременности лозунгов о низвержении временного правительства. Когда российская буржуазия развёрнула травлю Ленина как “немецкого шпиона” – приказ об аресте Ленина по этому надуманному предлогу был подписан никем иным, как будущим сталинским прокурором, уничтожавшим ленинскую гвардию на процессах 30-х годов, а тогда меньшевиком, Вышинским - Троцкий вёл решительную борьбу против этой инсинуации.

Начинается подготовка к Октябрьскому перевороту. Какова была роль Троцкого в этих событиях? Вот что писал об этом в день первой годовщины Октябрьской революции в “Правде” Сталин: “Вся работа по практической организации восстания проходила под непосредственным руководством председателя Петроградского совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом т. Троцкому”.

В марте 1919 году большевики создали штаб мирового коммунистического движения – Коминтерн, и Троцкий был автором его Манифеста. В том же месяце VIII съезд РКП(б) воссоздал политбюро как постоянно действующий орган, и Троцкий вошёл в его состав.

14. Метод и партия-наука – стр. 27

Факты, демонстрируемые общественной практикой, объясняют, почему теория Локка выходит за рамки периода, в который она разрабатывалась, и проецируется на грядущий век.

Его материализм был связан с будущим развитием и с ходом событий нового века.

До тех пор пока новая практика классовой борьбы не стала императивной реальностью, идеологический элемент, присутствовавший в материализме Локка, ещё не представлял собой конкретного противоречия в политической теории и оставался логическим противоречием внутри самой теории.

То, что собственность является естественным правом, было лишь идеологическим утверждением, не соответствующим реальности, но то, что капиталистическая собственность была итогом исторически-естественной эволюции, должно было продемонстрировать само развитие действительности.

№ 123, февраль 2012 г.

1. Революционная стратегия и система государств – стр. 1

В своей работе о бисмаркианстве Энгельс называет двойственной природу 1848 года и рассуждает об общих и частных характеристиках буржуазной революции в Германии.

Германия и Италия оставались раздробленными после Венского конгресса, Польша в четвёртый раз подверглась разделу. Такие условия не могли сохраняться под давлением капиталистического развития, потому что «с конца средних веков история ведёт к образованию в Европе крупных национальных государств»; только такие государства «представляют нормальную политическую организацию господствующей европейской буржуазии».

Практические трудности формирования единого рынка, обусловленного движением к мировому рынку, являются нормой для любой державы, не только для буржуазных стран XIX века. На уровне конфликтов в эпоху империалистического противостояния это касается баталий, приведших к формированию единого европейского рынка, а также нынешней борьбы за либерализацию и образование единого внутреннего рынка в Китае и Индии.

Но во время европейской революции 1848 года свобода и единство подразумевали для немецкой буржуазии конец старого порядка, установленного Венским конгрессом. Усиление буржуазии ставило под вопрос систему европейских государств, и это представляло собой окно возможностей для стратегии пролетариата.

2. Бжезинский о китайском «стратегическом терпении» - стр. 2

Упадок США и восхождение Китая неизбежны, «но, пожалуйста, сделайте так, чтобы Америка шла к упадку не слишком быстро».

Такова, по словам Бжезинского, полусерьёзная молитва высокопоставленного китайского руководителя. Кризис системы американских отношений, - пишет он в “Foreign Policy”, - привёл бы к «глобальному экономическому и политическому беспорядку», и Китай осознаёт, что он не в состоянии в кратко- и среднесрочном плане заменить Соединённые Штаты.

Бжезинский пессимист, - сообщает “Financial Times”, - он видит отступление Запада, европейская половина которого на пенсии, а Соединённые Штаты, «поставлены в стеснённые обстоятельства относительным экономическим упадком и нефункциональной политикой». Пока что растущая «стратегическая изоляция» компенсируется только «стратегическим терпением» Китая.

3. Новое революционное поколение - стр. 4

«Актуальность революционного пути». Таким был заголовок нашей передовицы в марте 1967 года. Приближалась 50-я годовщина Октябрьской революции, и размышления были направлены на уроки 1917 года.

И вот некоторое время спустя, в середине 70-х годов, закономерно вновь наступил кризис. Международный кризис реструктуризации, меньшей интенсивности и продолжительности, чем нынешний. Немало фабрик было закрыто, а значит, рабочих и тогда ждала безработица и касса помощи временно неработающим. Ценный опыт для того молодого поколения, которое на собственной шкуре почувствовало, что, в действительности, жизнь капитализма - это постоянная последовательность фаз развития и кризиса.

Спустя всего несколько лет, в разгар прославления глобализации, развития и растущего благосостояния, вот он кризис, взорвавшийся в сердце империализма, в теле американской финансовой системы. Это самый серьёзный кризис за более чем шестьдесят лет. Шло лето 2007 года, прошло сорок лет после передовицы 1967-го. Кризис глобальных отношений с ещё большей силой привлекал внимание к «актуальности революционного пути».

«Бесполезно плакаться по поводу нынешних условий. […] Говорить, что сегодня мы находимся на контрреволюционной стадии, не значит говорить, что ничего нельзя сделать. Напротив, много того, что нужно сделать! Пролетарские силы для революции стали огромными, они стали безграничной армией. Им необходимо дать политические сознание, ленинистское сознание».

4. Профессора-банкиры и их Европа наполовину - стр. 5

Глобальный кризис оставил свой отпечаток, крупные буржуазные газеты задаются вопросом о будущем капитализма.

Китай задействовал потенциал почти в 100 миллионов наёмных работников в обрабатывающей промышленности, больше чем Европа, Америка, Россия и Япония вместе взятые. По мере того, как его производительность труда будет приближаться к производительности Запада, высвобождающаяся ударная сила будет становиться колоссальной. Европейская реструктуризация является ответом на это изменение в соотношении сил.

Именно в этом смысл «европейской партии» правительства Монти. Крупные группы ищут путь и решение во франко-немецкой оси, Милан хватается за европейские власти и пытается подчинить порядку остальную Италию, Юг вошёл в состояние фибрилляции. Между тем, Европа профессоров-банкиров остаётся неполной без защиты, которая в Германии имеется наряду с гибкостью в области заработной платы, или без гражданства, которое по ту сторону Альп гарантировано детям иммигрантов, родившимся на французской земле. Европа наполовину и, в общем, с недомолвками: этот европейский империализм строится для всемирной войны капиталов.

5. «Политические оценки» Standard&Poor's - стр. 7

Рейтинговое агентство Standard & Poor's понизило рейтинг девяти государств еврозоны. Из числа крупнейших Италия и Испания опустились на две ступеньки, в то время как Франция, в разгар своей предвыборной кампании, исключена из «клуба тройного А». Перспектива в ближайшие два года для всей еврозоны (за исключением Германии и Словакии) объявлена «негативной».

Мысль о том, что один пункт S&P может декретировать разрыв франко-немецкой оси и перечеркнуть шестьдесят лет отношений между берегами Рейна, возможно, говорит несколько больше о состоянии души находящегося в состоянии изоляции и досады Лондона, чем о политическом здоровье еврозоны.

Иллюзия превращения капиталистической неопределённости в просчитанный риск отрицается каждым кризисом. С каждым новым циклом эта иллюзия возрождается в качестве идеологии рантье, который ищет философский камень, способный увеличить долю прибавочной стоимости, которой он может завладеть.

6. Сражения за бюджетный союз в Будапеште и Копенгагене - стр. 9

В последние месяцы европейский империализм заканчивает с определением нового порядка для своих континентальных полномочий. В ночь на 8 декабря главы государств и правительств ЕС зафиксировали стратегический итог пути к бюджетному союзу, дав возможность предвидеть перспективы европейского экономического правительства.

По поводу этой стратегической перспективы сейчас и ведутся переговоры с целью уточнения содержания нового пакта и для увещевания строптивых стран ЕС присоединиться к континентальному fiscal compact. Из 26 стран ЕС, которые могут его подписать, небольшая группа всё ещё колеблется, в частности, Венгрия, Дания, Швеция и Чешская республика.

7. Милан и “европейская партия” в новой реструктуризации - стр. 11

Италия встречает новую волну европейской реструктуризации со своим вечным неразрешённым дуализмом: с Севером, принадлежащим промышленному сердцу Европы вместе с Баварией и Баден-Вюртембергом, и Югом, сравнимым с Грецией и Португалией вместе взятыми.

Под давлением ЕС в начале девяностых годов сложность поддержания национального компромисса в связи с уменьшением того вещества, которое поддерживало общественное единство, разбила в дребезги ХДП. В последующие двадцать лет та же дилемма парализовала попытку национального нордизма берлусконизма. Альянс партии “Народ Свободы” и Лиги Севера не был сфокусирован на стратегической перспективе ЕС, поэтому неясной остаётся действительная сила южной фронды, которая в итоге развалила коалицию. Вызов, стоящий перед правительством Монти, заключается в решении задачи новой европейской реструктуризации через привязку Милана к европейским центрам силы.

Наёмные рабочие в ЕС и США

Месячная брутто заработная плата в разных странах мира

8. Большая коалиция по-итальянски - стр. 13

[…] факт того, что европейская и внутренняя повестки дня неразделимы, раскрывает реальность ключевых решений, принимаемых всё дальше от национальных границ. Это верно, по крайней мере, уже лет двадцать, начиная с ускорения европейского процесса в 90-х годах. Уже тогда мы наблюдали, что «равновесие властей начало вырисовываться в европейском масштабе». Сегодня мировой кризис и сражение за бюджетный союз детерминируют дополнительное углубление. Неминуемо возвращение на первый план вопроса об эффективности национальных государственных механизмов.

9. Провал испанского «третьего пути» - стр. 14

Мы предлагаем вашему вниманию статью испанских товарищей из “El Internacionalismo”, опубликованную в декабрьском выпуске их одноимённой газеты.

Голосование 20 ноября подтвердило все осенние прогнозы: абсолютное большинство досталось либерально-консервативной партии (НП - Народная Партия), а социал-демократы (ИСРП - Испанская социалистическая рабочая партия) отступили на всех избирательных участках. Не было заметного роста абсентеизма (28,31%) - рост неучастия и недействительных голосов составил 1,37% и 1,29% соответственно - и лишь на полмиллиона увеличились голоса за НП, большое количество голосов социалистов ушло другим политическим образованиям. Новый политический этап начинается с вопроса о мерах, которые будут приняты новым правительством Мариано Рахоя.

Электоральный разгром социал-демократии в Испании

10. Британский рабочий класс между «ложными друзьями» и упущенными возможностями - стр. 17

Мы предлагаем вашему вниманию статью английских товарищей, опубликованную в декабре 2011 года в “Internationalist Bulletin”.

Национальная забастовка общественного сектора, объявленная БКТ (Британский Конгресс Тред-юнионов) 30 ноября прошлого года, дала возможность почувствовать пульс классовых организаций в сложную фазу для наёмных рабочих, которые принимают на себя главный удар реструктуризации в государственном и частном секторах и сокращения социальных расходов в долгом долговом цикле.

Мы не можем не приветствовать столь большое число стачечников, готовых бастовать для защиты своей занятости, условий труда и пенсий. Но следует не витать в воздухе, а анализировать экономическую ситуацию и существующий баланс сил между рабочим и господствующим классами в Европе, и в Британии в частности.

Присутствие ленинистской партии, то есть организованного сознания класса - интернационалистического и революционного - в профсоюзе является поэтому необходимым, если мы не желаем оставить рабочих реформизму или идеологиям, которые могут пустить корни внутри профсоюзов. А. Черветто напоминал нам: «Ленин утверждает, что стихийно рабочий достигает лишь реформизма, а благодаря сознанию он достигает революции».

11. Москва предопределяет цикл политического сдерживания - стр. 19

Неизвестной величиной, - пишет Иванов, - является скорость перемещения силы в Азии, «сколько времени» оставляет в распоряжении: для России жизненно важно «использовать нынешнюю, относительно благоприятную геополитическую обстановку, чтобы принципиально диверсифицировать набор наших активов за рамками военной силы и энергоресурсов».

Именно вопрос времени возвращается на последних страницах очерка, что также определяет его ценность: Москва находится «в самом начале нового политического цикла, а потому имеем преимущество среднесрочного планирования – как минимум на шесть лет вперёд». Это время нового президентского мандата, который, с большой вероятностью, вернётся к Путину. Указания Иванова имеют, поэтому, ценность как схема для следующего президентства.

12. “Золотое десятилетие” спотыкается о долговой кризис - стр. 21

“Financial Times” озабоченно комментирует: для западного ВПК закончилось «золотое десятилетие». В среднесрочной перспективе европейские группы ещё смогут продолжить играть на мировом рынке, благодаря незначительным ограничениям на экспорт, но в долгосрочной перспективе решающую роль сыграют критическая масса, поддержка исследовательских работ и политический вес Вашингтона. В новом десятилетии американские компании «будут бороться за конкурентоспособность», а европейские «за выживание» (“Financial Times”, 13 сентября).

Орган лондонского Сити любит преувеличивать: европейский империализм, точно так же как американский и китайский, просто не может бросить на произвол судьбы производителей своих пушек. Об этом свидетельствует решение немецкого правительства доверить государственному банку KfW выкуп 7,5% акций концерна EADS, от которых решительно хотела избавиться Daimler. Но хватка долгового кризиса чувствуется всё сильнее, в том числе и в сфере военных расходов.

Десятилетняя гонка Finmeccanica

Военное производство Finmeccanica

13. Кровавое «25 июля» в Дамаске? - стр. 23

Жан Лакутюр в своей биографии Гамаля Абдель Насера истолковал выбор Дамаска войти вместе с Египтом в состав Объединённой Арабской Республики (ОАР) как попытку Сирии вырваться из собственных противоречий. Она была навязана вооружёнными силами, чтобы «избежать гражданской войны». В момент подписания договора тогдашний президент Шукри аль-Куватли, в своей беседе с Насером, поблагодарил его за то, что тот освободил его от «ноши в пять миллионов сирийцев», половина из которых претендует на то, что имеет призвание лидера, четверть – призвание пророка, а каждый десятый считает себя богом.

Союз с Египтом Насера был равнодействующей комбинации внутренней напряжённости с региональным и международным балансом сил. Как по мнению Лакутюра, так и Патрика Сила, биографа Хафеза аль-Асада, эффект Суэцкого кризиса и усиление роли египетской державы определили постепенный уход Дамаска с британской орбиты, ускорившийся после коллапса Багдадского пакта в момент свержения хашемитской монархии в Ираке в 1958 году. Внутреннее противостояние между сирийскими течениями, в частности среди военных, разрешилось в пользу Баас, с чисткой течений, представленных СНСП, Сирийской национал-социалистической партией, имевшей прозападную ориентацию и являвшуюся поборницей «Великой Сирии».

14. Закат красного Октября - стр. 25

Через 85 лет после первого выхода в свет, мы возвращаем нашим читателям возможность ознакомиться с книгой Льва Троцкого «Перед историческим рубежом. Балканы и Балканская война». Сегодня мы публикуем ещё один отрывок из краткой политической биографии Льва Троцкого, которой мы сопроводили выпущенную нами книгу.

В марте 1920 года, когда Гражданская война подходила к концу […].

Тем временем, недовольство продразвёрсткой фактически вылилось в настоящую крестьянскую войну. Росту её масштабов способствовала начавшаяся демобилизация Красной армии, возвращавшая в деревню миллионы людей, ожидания которых вступали в противоречия с реальностью. Ничуть не лучшей была ситуация в городах: перебои со снабжением и вызванные этим рабочие забастовки, а затем и волнения в войсках. Население Петрограда сократилось за время войны с 2 млн. 347 тыс. чел. до всего 799 тыс. Происходил массовый исход голодающего населения в деревни, численность петроградских рабочих сократилась в пять раз. Диктатура пролетариата в России теряла свою социальную базу, а революционная волна в Европе захлёбывалась. В этих условиях в марте 1921 года открывается X съезд РКП(б). Прямо во время Съезда начинается кронштадтское восстание, которое окончательно убеждает большевиков в том, что откладывать отмену продразвёрстки нельзя, так как крестьянские восстания уже перекидываются и на крестьянскую по своему составу Красную армию. Съезд принимает решение о переходе от политики военного коммунизма к НЭПу. Пока же Троцкий лично прибывает в Петроград и руководит подавлением кронштадтского восстания.

Ухудшается самочувствие Ленина, и на первое место выходит вопрос о власти. Сразу же после инсульта формируется «триумвират» в составе Каменева, Зиновьева и Сталина для их совместной борьбы с Троцким.

15. Метод и партия-наука – стр. 27

Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука», которая готовится нами к изданию на русском языке.

Говоря о материализме восемнадцатого века, Маркс и Энгельс, в своём труде «Священное семейство» 1845 года, установили важную предпосылку, которая может служить в качестве демаркационной линии между семнадцатым и восемнадцатым веками.

Ясно говорится, что метафизика, выбитая из седла французским Просвещением и, особенно, французским материализмом восемнадцатого века, прошла значительную и успешную реставрацию в спекулятивной немецкой философии девятнадцатого века. Утверждается, что Гегель гениальным образом соединил эту философию со всей метафизикой прошлого и с немецким идеализмом, основав метафизическое универсальное царство.

Гегельянская диалектика, соединившись с идеализмом Иоганна Г. Фихте и Фридриха В. Шеллинга, превращается в новую метафизику. Поэтому, Маркс и Энгельс пишут, что необходимо было предпринять наступление на спекулятивную метафизику: «Она будет навсегда побеждена материализмом […] Фейербах явился выразителем материализма […] в теоретической области, французский и английский социализм и коммунизм […] в практической».

№ 124, март 2012 г.

1. ПОКОЛЕНИЯ ПАРТИИ-СТРАТЕГИИ – стр. 1

В конце 1981 года государственный переворот генерала Ярузельского в Польше неожиданно воскресил в памяти европейской и мировой политики «призрак Ялты».

Ялта - это «самая низкая точка», это незакрытый счёт по отношению к тем, кто затянул международный пролетариат в бездну.

Конечный счёт будет закрыт лишь тогда, когда кризис империализма и распад системы держав потребует вновь поднять знамя 1917 года. Тем временем, если какой-то аванс и был получен, то он состоял не только в катастрофе русской партии в Италии: он заключался в терпеливом восстановлении интернационалистической перспективы, укоренённой в новых поколениях, и в развитии стратегии, гарантирующей её актуальность, против европейского империализма и против переделов «нового стратегического этапа». Это стало возможно потому, что в 1951 году та группа молодых рабочих решила не сдаваться и продолжила борьбу.

2. «В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ УСПЕХ ЖДЁТ ТОГО, У КОГО БУДЕТ БОЛЬШЕ СТРАСТИ» - стр. 2

Кризис оставил тяжёлый шлейф, прежде всего, для старых держав.

В Европе реакция на восхождение китайского империализма продолжает сохранять в качестве своей стратегической цели объединение Старого Континента.

Процесс федерализации предписывает всё большую уступку национальными государствами суверенитета по отношению к институтам Европейского Союза. Национальные парламенты постепенно теряют прерогативы, и фундаментальные вопросы решаются в Брюсселе, в комбинации между Европейским советом, Еврокомиссией и ЕЦБ. В социально-экономическом плане новая реструктуризация вызывает периодически повторяющиеся дебаты о немецкой индустриальной модели, по поводу которой в нашем анализе содержится масса идей.

Происходят значительные изменения, и вокруг имеет место растущее замешательство и явная дезориентация. Это весьма плодотворная почва для марксистской школы, которая предоставляет новые возможности для нашей работы среди широких масс и молодых поколений. Без страсти нет борьбы, но страсть должна быть защищена разумом, дисциплинирована и подкреплена теорией, чтобы не подвергать себя риску оказаться инструментом в руках других. Это, по сути, является ключом к тому, чтобы иметь возможность противостоять приближению более сложной и трудной борьбы, ожидающей нас в будущем.

3. АРАБСКАЯ ВЕСНА, ПОГЛОЩЁННАЯ ПРОТИВОСТОЯНИЕМ НА СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ – стр. 4

Через год после волнений, которые привели к падению режимов в Тунисе и Египте, а также к войне в Ливии, «арабская весна» подтверждает себя в качестве двусмысленного знамени, используемого в чрезвычайно запутанной борьбе вокруг нефтяной ренты и путей снабжения нефтью и газом.

Кризис в Сирии сочетается с вызовом, связанным с ядерным перевооружением Ирана, и миф о демократической волне не может больше замаскировать ни противостояния между региональными отрядами буржуазии, ни игру равновесия империалистических держав вокруг энергетической артерии Персидского залива.

4. ФОРСИРОВАННЫЙ ШАГ ПРОФЕССОРОВ-БАНКИРОВ – стр. 6

Что происходит в Европе? Афины, по сути, помещены в рамки жёстко обусловленного плана спасения, осуществляемого под контролем Европейской комиссии.

Вот что происходит в Европе: обретают форму центры власти и политика европейского империализма, а инструменты, проходящие испытание в Афинах, станут инструментами бюджетного союза и экономического правительства континентальной державы, федеративного и конфедеративного центра 28 государств и более 500 миллионов человек. Это центры власти империалистической Европы во всемирном противостоянии. Ливия уже испытала на себе европейскую войну; на Среднем Востоке накапливается новая опасная напряжённость.

Китай заявляет о себе в качестве нового глобального конкурента и в Персидском заливе. Вот в чём причина форсированного шага правительства профессоров-банкиров в Италии. Вот почему противодействие европейскому империализму является лозунгом коммунистов.

5. СОРЕВНОВАНИЕ В КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ЗНАМЕНУЕТ СОБОЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЦИКЛ – стр. 7

Кризис потряс господствующие идеи прошедших десятилетий, которые в настоящий момент с трудом стараются приспособиться к изменениям.

В различных вариациях, в которые этот процесс сможет вылиться, в Европе, кажется, намечается новая идеология немецко-европейской модели, которая распространяет идею более справедливого капитализма, нежели американский, и в то же время более эффективного, который, обеспечивая связку с циклом либеризма, одновременно гарантирует социальные права. Социальная рыночная экономика, основанная на немецкой модели, уже является неотъемлемой частью будущей Европы-державы, выдающей себя за добродушную мать-защитницу. Немецкий и французский министры труда Урсула фон дер Лейен и Ксавье Бертран в интервью «Figaro» пишут, что «перед лицом мирового экономического кризиса европейские граждане ждут, что Европа-защитница [...] будет именно той особенностью европейской социальной модели, которая объединит экономическое и социальное».

Но соревнование в конкурентоспособности между столицами Старого Света, начатое европейской буржуазией чтобы ответить на вызов мирового противостояния, полностью ляжет на плечи трудящихся.

6. ГРЕЧЕСКИЙ ТЕСТ ДЛЯ “FISCAL COMPACT” – стр. 9

Даже с учётом весьма обширной теневой экономики, резкое снижение спроса ведёт Грецию к пятому году рецессии с общей потерей продукта на 15%, а инвестиций на 50% в постоянных ценах. Последнее сжатие, навязанное тройкой (МВФ, Европейская комиссия, ЕЦБ), предусматривает удар секирой в 22% по минимальной зарплате и её сокращение ещё на 10% для молодых людей, даёт профсоюзам три месяца на обновление трудовых договоров, срок которых истекает, под угрозой принятия национальной минимальной заработной платы, отменяет одностороннее использование арбитража и предусматривает ещё большее сокращение медицинских и пенсионных расходов.

В конце января документ немецкого министерства финансов, распространённый среди членов еврогруппы, указывал на необходимость введения двух новшеств в отношения с Афинами. В первую очередь, в нём требовалось принятие обязательства «абсолютного приоритета обслуживания долга» по отношению к общественным расходам, с объявленной целью ликвидировать «вероятность дефолта» Афин. Действительно, помощь, предоставленная Европой и МВФ Греции под льготные проценты, не является безвозвратной и должна быть погашена в течение тридцатилетия. Во вторую очередь, предлагалась «передача национального бюджетного суверенитета» с принятием «строгой системы назначения комиссаров и контроля» с полномочиями надзора и вето относительно всех бюджетных решений, в качестве гарантии приоритета обслуживания долга.

7. “DRÔLE DE CAMPAGNE” НИКОЛЯ САРКОЗИ И ФРАНСУА ОЛЛАНДА – стр. 11

С сентября 1939 по май 1940 года вторая мировая война на западном фронте была une drôle de guerre без боёв. Получило широкое распространение перефразирование этого выражения в «странную кампанию» французских президентских выборов. За несколько месяцев до первого тура, предусмотренного на 22 апреля, правые официально всё ещё не имеют кандидата, в то время как бросивший им вызов социалист отложил до конца января представление своей программы.

Отсутствие главного фронта борьбы, в то время как, по сути, вещей уже многие месяцы должна была кипеть политическая борьба во Франции, не единственная особенность.

В основе drôle de campagne находятся очевидные тактические соображения.

Социалистический кандидат убеждён, что Саркози не избежит участи всех «уходящих», которые в Европе оплачивали поражением бремя управления в эти кризисные годы.

За противостоящими тактическими соображениями «уходящего», который ведёт себя как бросающий вызов, и бросающего вызов, который отрекается от своих обещаний ещё до своего избрания, лежит невиданный сценарий кризиса европейских суверенных долгов. Потеря тройного А, удар со стороны S&P, ещё более явно вовлекает Францию в этот сценарий. Никогда президентская кампания не разворачивалась в столь драматичных условиях.

Возможно, прежде всего, что развёртывание жёсткого интернационального столкновения, вспыхнувшего вокруг процесса европейской интеграции, окажет на президентские выборы во Франции большее давление, чем политические устремления, электоральные стратегии и тактические маневры кандидатов.

8. «МЕРКОЗИ», ОЛЛАНД И РЕФЕРЕНДУМ ПО НЕМЕЦКОЙ МОДЕЛИ – стр. 13

Комментируя в передовой статье интервью, в котором Олланд вновь подтвердил намерение опереться на сопротивление других европейских стран для того, чтобы добиться изменения договора; французская газета левой направленности называет это «плохой идеей». Переговоры, которые вели 25 стран, подписавшие договор, были долгими и трудными и не будут начаты заново: это могло бы «навредить установившемуся хрупкому климату доверия, вновь обретённому внутри этой зоны», который способствовал недавнему улучшению ситуации в Европе. Каким будет исход «референдума»? Другими словами: в состоянии ли действовать на опережение принудительный европейский фактор? Вплоть до сегодняшнего дня этого никогда не происходило. Во многих случаях правительства, занимавшие эксцентричные или даже не достаточно твёрдые позиции по отношению к генеральной линии европейского империализма, меняли ориентацию или сменялись, но всегда в рамках итогов голосования. Там, где прошли выборы, ни в одном из случаев не было нарушено правило sortir les sortants – увольнять уходящих – предписанное кризисом. Может ли дело пойти иначе во Франции, где Саркози, впрочем, продолжает во всех опросах проигрывать Олланду?

9. БОЛЬШИЕ КОАЛИЦИИ И МАНИФЕСТАЦИИ ПО-ИТАЛЬЯНСКИ – стр. 15

Как мы писали в прошлом, с 90-х годов новые континентальные связи снимали ключевые проблемы итальянского нарушения равновесия, а «с введением евро итальянское колебание уже окончательно было скрыто в плюрализме сил европейского империализма». Новое европейское ускорение, вызванное мировым кризисом, влечёт за собой новый рывок вперёд в централизации власти в континентальном масштабе, но также выносит на первый план ту часть нарушения равновесия и отставания, которая осталась неразрешённой.

В очередной раз европейские обязательства будут решающими в определении итогов. Но отнюдь не предрешено, что это обернётся адекватными итальянскими политическими и институциональными формами.

10. ПРАВИТЕЛЬСТВО МАРИАНО РАХОЯ ПРОХОДИТ ПРОВЕРКУ КРИЗИСОМ – стр. 17

Мы предлагаем вашему вниманию статью испанских товарищей из “El Internacionalismo”, опубликованную в январском выпуске их одноимённой газеты.

Новое правительство Народной Партии, возглавляемое Мариано Рахоем (родившимся в Сантьяго-де-Компостела в 1955 г.) имеет некоторые особенности по сравнению с предыдущими, потому что оно вступает во власть во время новой политической фазы, характерной чертой которой является жёсткий цикл бюджетного дефицита в развитых странах и, кроме того, в конкретном случае Испании, высочайший уровень безработицы.

Его назначение с самого начала вызвало хвалебные отклики – не могло быть иначе - со стороны средств массовой информации, от Financial Times («Дуновение свежего воздуха с Юга») до La Razón («Лучшая антикризисная команда») и El Mundo («Более чем подготовлены»).

Правительство НП начало с ускорения в принятии решений, объясняя это тем, что страна находится в эпицентре долгового кризиса, и что на 2012 год прогнозируется рецессия в экономике. Экономические меры Народной Партии сводятся к урезанию государственных расходов, к крайней умеренности в зарплатах - начиная с государственных служащих и продолжая остальными секторами - повышению налогов, особенно на трудовые доходы, и к реформе рынка труда.

«Дуновение свежего воздуха с Юга», которым, в соответствии с англосаксонской печатью, стало назначение правительства Народной партии, закончит тем, что очень скоро заморозит надежды, если они были, рабочего класса. Рабочий класс может оставить все иллюзии по отношению к буржуазии, во всех её проявлениях, потому что если во время восходящего экономического цикла некоторые слои наёмных рабочих получают часть прибыли собственного империализма, то в эпоху рецессии им не приходится ждать этой «любезности».

11. ВРЕМЯ MADE IN INDIA – стр. 19

Уже десятилетия субконтинент ведёт борьбу за свою модернизацию: силы, которые оказывают сопротивление изменениям, скрываются в различных лобби, которые воздействует на партии, парламенты штатов и центра. Электоральные засады были видны в работе на выборах в штатах и готовятся к 2014 году, когда состоятся национальные выборы. Свати Лодх на страницах “Asia Times” пишет из Нью-Дели, что прошло, по меньшей мере, три десятилетия с того времени, когда Индия объявила о переходе к либеристскому циклу. И всё же ещё и сегодня ощущается нехватка инфраструктуры, из-за которой теряется 35% сельхозпродукции. По мнению Лодха, неспособность правительства помочь реформами ставит под вопрос «стабильность индийской политики».

Карта штата Дели

12. КОНКУРИРУЮЩИЕ «ТЕОЛОГИИ» НА БОЛЬШОМ СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ – стр. 21

Если Средний Восток остался «океаном страстей», то это обязано противоборству местных держав и динамике всё более многополярного империалистического противостояния. Как это ясно показывает военно-дипломатическая демонстрация мускулов от Сирии до Ормузского пролива.

Мы никогда не перестанем повторять: против буржуазии, загнивающей от нефтяной ренты, сейчас на Среднем Востоке имеется современный пролетариат, численность которого составляет десятки миллионов. Его единственной перспективой является интернациональное единство.

13. БРИТАНСКИЕ ПРОФСОЮЗЫ В БОЛОТЕ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА – стр. 23

Мы предлагаем вашему вниманию статью английских товарищей, опубликованную в январском выпуске “Internationalist Bulletin”.

В частном секторе финансово-экономический кризис и вернувшаяся рыночная неопределённость последних месяцев навязывают безжалостную реструктуризацию.

Лёгкость, с которой предприниматели проводят её, ясно демонстрирует явную задержку и слабое укоренение профсоюзов частного сектора. Эта ситуация вытекает из десятилетий, когда профсоюзы почили на лаврах государственных расходов, относительно которых существовала вера в их бесконечность, и находились в заблуждении мифа о «социализме», постепенно внедряемом в капитализм. С одной стороны, мы отмечаем объективную трудность профсоюзного проникновения в частный сектор, который характеризуется большим числом фирм с малым количеством работников. С другой, считаем, что опыт, полученный в сражениях - прошлых и будущих – на крупных предприятиях, как частных, так и государственных, послужит строительству капиллярного, организованного присутствия в этой меньшей по масштабам реальности.

14. В СГУЩАЮЩИХСЯ СУМЕРКАХ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ – стр. 25

Через 85 лет после первого выхода в свет, мы возвращаем нашим читателям возможность ознакомиться с книгой Льва Троцкого «Перед историческим рубежом. Балканы и Балканская война». Сегодня мы публикуем ещё один отрывок из краткой политической биографии Льва Троцкого, которой мы сопроводили выпущенную нами книгу.

В феврале-августе 1924 года происходит так называемый «ленинский призыв», было подано до 300 тыс. заявлений на вступление в партию. Если во время Гражданской войны членство в коммунистической партии зачастую означало лишь привилегированные шансы получить пулю или оказаться в петле, а потому в неё в основном шла убеждённая молодёжь с горящими глазами, то начиная по крайней мере с 1920 года становится очевидным массовый приток в партию карьеристов. Во второй половине 1921 года ЦК организует первую массовую чистку партии от «примазавшихся» карьеристов и «мелкобуржуазных элементов»; по разным оценкам, численность партии в результате чистки сократилась на треть, или даже вдвое. «Ленинский призыв» кардинально изменил партию. «Новобранцы» 1924 года обычно выбирали сторону Сталина, поскольку от него, как от главы партийного аппарата, в конечном счёте, зависело распределение назначений, пайков, квартир и привилегий. В этой среде Троцкий становился всё более и более чуждым элементом.

15. МЕТОД И ПАРТИЯ-НАУКА – стр. 27

Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука», которая готовится нами к изданию на русском языке.

Французский либерализм изначально восхищается английским правлением. Естественный закон – это закон разума, если учесть, что под естественным законом понимаются исключительно индивидуальные интересы. Государство существует только для того, чтобы способствовать свободе и собственности, и оно должно учреждать представительское правление, гарантирующее поддержание общества, в котором индивидуальные способности могут развиваться и приносить богатство.

В этом пункте французский материализм вступает в противоречие.

Абсолютистская монархия не допускает реформы, обеспечивающей развитие буржуазных прав. Требование соблюдения «прав человека» ввиду невозможности постепенной реализации становится обобщённым, демагогическим, открытым для всевозможных толкований.

№ 125, апрель 2012 г.

1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АВТОНОМИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ – стр. 1

“Знать врага – значит уже наполовину победить”.

Такой девиз взяли большевики для изучения империализма, это было накануне того, как ночь сталинизма поглотила колоссальные усилия Октябрьской революции. Проблема заключается не в исследовательских центрах, а в той теоретической и политической борьбе, которую каждому революционному поколению приходится вести.

Действительно революционной партией можно назвать только тот политический организм, который объективно действует в рамках процесса реализации законов движения общества, поскольку сознательно познаёт его развитие, следует его ходу, предвосхищает его шаги и систематизирует все свои тактические действия в определённую систему координат или, лучше сказать, перспективных координат.

2. СРАЖЕНИЕ ЗА ЕВРОПЕЙСКИЙ ЛЕНИНИЗМ – стр. 2

«“Lotta Comunista” родилась, идя на встречу «вопросу времени».

Люди, которые были её основателями, в конце сороковых годов прошлого века наощупь искали свой путь в идеологическом тумане ялтинского раздела. Молодые рабочие, вовлечённые в политику в годы войны и партизанской борьбы, столкнулись на своём пути с самыми разнообразными препятствиями, появившимися и разросшимися в результате едва завершившегося мирового конфликта.

[…] если рассматривать интернациональное движение, то в буре тридцатых годов и второй мировой войны марксистской теории не доставало действительной связи с концепциями Маркса и Ленина о развитии капитализма в империалистическую эпоху.

Пройдёт целое десятилетие, прежде чем “Тезисы” 1957 года отразят долгий период «империалистического развития» в азиатском регионе и вновь свяжут науку “Капитала” Маркса и “Империализма” Ленина с практическими задачами революционной борьбы».

3. ПЕКИН, БЖЕЗИНСКИЙ И «КРИЗИС МИРОВОЙ ДЕРЖАВЫ» - стр. 4

Пекин заинтересован в «умеренной и осторожной» стратегии, которая не провоцировала бы Соединённые Штаты и понимала бы его «стратегическую красную линию», то есть его жизненно важные интересы, но он должен стать первой державой в Азиатско-тихоокеанском регионе, чтобы иметь возможность претендовать на глобальную роль.

Было видно, что Збигнев Бжезинский считает судьбоносным «стратегическое терпение» Китая, и тезисы Линь Лиминя кажутся отражением его размышлений о «кризисе глобальной державы». Это именно зеркало: в том смысле, что в условиях кризиса старого порядка Вашингтон видит свой упадок, а Китай свой благоприятный случай. После кризиса 2008 года «мирное восхождение» имеет это значение.

4. НЕМЕЦКАЯ МОДЕЛЬ ПО-ИТАЛЬЯНСКИ - стр. 5

Неопределённость – это настоящий червь, который гложет жизнь того, кто работает. И вот, вместе с гибкостью рынка рабочей силы, которую хотят навязать профессора-банкиры, положение наёмных работников станет ещё неопределённей. Будет легче угрожать им, легче увольнять их, скупее и кратковременней станет защита от безработицы.

Тридцать лет назад, чтобы противостоять кризису реструктуризации, перед капиталом в Италии были два пути. Более трудный: увеличение общей производительности труда посредством удара по паразитическому использованию государственных расходов и через подрезание когтей прожорливой и уклоняющейся от налогов мелкой буржуазии. Или же более лёгкий: с одной стороны, оказывать давление на трудящихся и их заработную плату, с другой – рассчитывать на девальвацию с целью поддержки экспорта. Был выбран второй путь: более лёгкий, потому что он не затрагивал семейственности и тёплых местечек, защищённых парламентской политикой межклассового сотрудничества, более лёгкий, потому что для его реализации надо было иметь дело с профсоюзным руководством, находящимся в кабале у парламентаризма. С того времени - пока она это могла - поверхностная и болтливая буржуазия всегда выбирала кратчайший путь. И именно в этом заключается причина того, почему заработная плата в Италии ниже среднеевропейской, стоимость труда выше, а государственный долг чрезвычайно высокий. С окончанием девяностых годов, когда евро преградил путь трюкам с обесцениванием лиры до лирочки, счёт за приведение ситуации в порядок был оплачен неопределённостью для вновь принимаемых на работу. Bankitalia свидетельствует об этом. Временные трудовые договоры, начальная заработная плата, неоплачиваемая «стажировка», фальшивые частные предприниматели заменили скидку от девальвации, но, таким образом, неопределённость для молодёжи позволила крупным, средним и мелким предприятиям отсрочить инвестиции и реструктуризацию.

Так не могло продолжаться долго. Действительно, опять то же самое. Профессора-банкиры также не смеют прикасаться к тёплым местечкам, защищённым парламентаризмом; впрочем, они принимают решения в тесном единстве с НС, ДП и СХД, большой коалицией приспособленчества, которая во время Второй Республики вновь пустила в оборот «отработанных» лидеров клиентелы Первой Республики, а сейчас подготавливает Третью. Зона евро мучительно пытается расти, бремя долгов самое тяжёлое за всё время глобального кризиса, средиземноморская Европа должна увеличить свою конкурентоспособность. Однако государственные расходы продолжают литься потоками, и компромисс с кланами юга удался благодаря трансфертам объёмом, по меньшей мере, в 2-3 пункта валового продукта ежегодно. Субсидирование паразитизма, съедающее деньги сносного пособия по безработице, - вот вам и немецкая модель по-итальянски: шантажируемые рабочие, дырявое социальное обеспечение, безнаказанный паразитизм.

5. БАВАРСКИЙ СОРНЯК ВО ФРАНКФУРТЕ - стр. 7

Кризис вносит беспорядок в общественные отношения. Его действие разъедает сложившееся соотношение сил, устоявшиеся нормы и практику, а также восприятие и представления об общественной жизни. Деньги в качестве сгустка социальных отношений и зеркала стоимости не могут уклониться от разлагающего действия кризиса.

В нормальных условиях капиталистического процесса деньги выполняют свою сложную роль во всей цепи обмена, обращения и накопления в текучей непрерывности метаморфозов, они добираются до всех пор капиталистического организма, как кровь, которая орошает каждую клетку тела, совершая органический обмен в удивительном биохимическом взаимодействии.

Международная роль денег также потрясена. В системе долларового стандарта, наследнице мировых золотых денег, кризис углубляет разрыв между долларом как универсальным средством платежа, счётной единицей и средством перевода и его партикуляристской и имперской идентичностью. Борьба вокруг появления новых мировых валют – евро и юаня – является частью кризиса глобальных отношений.

6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ЕВРОПЕИЗМА - стр. 9

Европейская реструктуризация, которая породила «соревнование в конкурентоспособности» между столицами Старого континента, оказала влияние и на политические надстройки и подталкивает партии к состязанию за завоевание доверия в качестве лучших толкователей долгового цикла и главных корифеев европейского империализма. Большой свод господствующей идеологии найдёт в этом процессе новое развитие и новых певцов.

Формы этой реструктуризации варьируются от страны к стране, и её необходимость не отменяет присущую ей диалектику национальных и конфедеративных властей, как, с другой стороны это было и с американским сценарием. Разумеется, остаётся тот факт, что характерной чертой этого процесса является уступка суверенитета в пользу Европы, тенденция, которая обостряет кризис парламентаризма на национальном уровне. На будущее вырисовывается путь к новой европейской империалистической демократии.

7. ЗАКАТЫ И ВОСХОДЫ ВЛАДИМИРА ПУТИНА - стр. 11

Многие интернациональные СМИ говорили о том, что Владимир Путин идёт навстречу своему закату, но он вернулся на высший пост в Кремле, который четыре года назад оставил Дмитрию Медведеву.

Для Путина новый старт России вновь начинается с промышленности, с повышения её технологического содержания: промышленности, которая должна быть приватизирована сейчас, когда национальная независимость гарантирована, и стала конкурентоспособной на мировом рынке, сейчас, когда Москва вступила в ВТО. Роль локомотива, которая должна быть доверена военной промышленности, уже во времена СССР бывшей хранительницей наиболее передовых технологических процессов, не нова. Сегодня, однако, именно связь с зарубежьем, и с Европой в особенности, должна обеспечить поставки технологий. Можно сказать, что тема реиндустриализации, типичная для настоящего момента как в Америке, так и в Европе, в России имеет наклонение со звёздочками на погонах.

8. НОВЫЙ-СТАРЫЙ ПРЕЗИДЕНТ И ВЫЗОВЫ РОССИЙСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА - стр. 13

Выборы состоялись, Владимир Путин избран президентом […]. Итог оправдал все или почти все ожидания и прогнозы, и анализировать тут, казалось бы, нечего, если, конечно, не опуститься до уровня: а были ли выборы, а может выборов то и не было.

[…] бросающимся в глаза результатом выборов является вероятное начало конца прежней партийной системы, центром которой была «Единая Россия». Путин при организации кампании отодвинул в сторону подрастерявшую влияние партию власти и сделал ставку на созданный в предвыборный год Народный фронт. Похоже, что начинает давать сбой и демонстрировать выработку своего ресурса ставшая уже привычной «система “вечных кандидатов”». А значит на смену политическим старожилам - дело даже не в их возрасте (Зюганову 67 лет, Жириновскому – 65), а в бессменном лидерстве - могут придти новые политики, а так как это далеко не всегда происходит безболезненно, то вероятно обострение внутрипартийной борьбы, расколы и т.д.

Как бы то ни было, очевиден процесс приспособления партийной системы к эволюции российского общества, к более полному представительству интересов различных буржуазных фракций. Это приспособление будет сложным и растянутым во времени.

Голосование за Путина по федеральным округам

9. ВЗРЫВООПАСНАЯ НАПРЯЖЁННОСТЬ В ДАМАСКЕ И ТЕГЕРАНЕ - стр. 15

«Мы все спим на бочке с порохом», - утверждал в 1847 году Лорд Пальмерстон, вернувшийся к руководству внешней политикой Лондона, согласно тому, что сообщает историк и биограф этого английского государственного деятеля Джеймс Чамберс.

В марте 2011 года, […], наш анализ так называемой «арабской весны» вновь обратился к этой исторической аналогии, ссылаясь на пересечение динамики равновесия держав с процессом буржуазного восхождения и абсолютистского сопротивления. Лондон вмешивался, используя попеременно «опоры реакции» (Москва и Вена), чтобы «воспрепятствовать или сбалансировать объединение немецкого региона», в то время как Турция, в свою очередь, использовалась в игре против царистской империи. Спроектированный на сценарий Среднего Востока этот сюжет позволяет высветить как сущность столкновения классов и фракций классов в арабском мире, так и процессы относительного усиления или ослабления регионального и империалистического противостояния.

10. ЖЁЛТЫЙ И ГОЛУБОЙ КИТАЙ ОХВАЧЕНЫ РАБОЧИМ ВОПРОСОМ - стр. 17

Ван Лисинь утверждает 2 июля 2010 года в “Shanghai Daily” следующий тезис: в Китае «трудящиеся нуждаются в настоящих профсоюзах». Согласно официальным данным, в официальных профсоюзах состоит аж 260 миллионов трудящихся, 71% всей рабочей силы. В Китае тот, кто пытается вывести на свет профсоюзные темы или увольняется, или становится агентом дирекции предприятия. Затем, имеет место «господство государственных администраций»: они хотят непосредственно контролировать динамику заработной платы с помощью своего рода тарифной сетки по-китайски, чтобы привлечь инвестиции в конкуренции с другими городами.

Интересна дискуссия в Китае по поводу так называемого «заключения коллективных договоров». Цянь Яньфэн, всё из той же “China Daily”, объясняет 9 июля 2010 года, что для профсоюза «коллективный трудовой договор» по-китайски предоставляет трудящимся, не имеющим право на забастовку, «легальную схему», чтобы договариваться с предпринимателями. Он требует, чтобы закон сделал его обязательным.

11. БРИТАНСКИЕ ФИНАНСЫ И ОБОРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ДОЛГОВОМ КРИЗИСЕ - стр. 19

Мы предлагаем вашему вниманию статью английских товарищей, опубликованную в февральском выпуске “Internationalist Bulletin”.

В середине февраля рейтинговое агентство Moody’s дало «негативный» прогноз для Соединённого королевства (как и для восьми других европейских стран), это вызывает опасение, что британское «тройное А» может быть понижено в течение нескольких последующих месяцев (“The Independence”, 14.02.2012). Здесь достаточно будет сказать, что эта оценка наделала шума в Лондоне и подняла вопрос о роли Сити в финансовом мире.

Некоторые недавно опубликованные статистические данные позволяют ухватить в общих чертах ослабление позиций Британии в мировом межимпериалистическом противостоянии. Британия, одна из старых держав, отягощённых огромным долгом, теряет преимущество в гонке с такими восходящими экономиками, как BRICS. В некотором отношении, эти последние уже перешли из «восходящих» в разряд «превосходящих».

12. РЕФОРМА ПРАВИТЕЛЬСТВА РАХОЯ - стр. 21

Мы предлагаем вашему вниманию статью испанских товарищей из “El Internacionalismo”, опубликованную в мартовском выпуске их одноимённой газеты.

Нынешний кризис испанской экономики характеризуется порочным кругом, сформированным рядом проблем различного масштаба и происхождения, такими как частный и государственный долг, дефицит бюджета, кризис значительной части финансовых групп и высокая доля безработных среди экономически активного населения.

Новое правительство Рахоя, следуя по проторенному пути, тому самому, по которому к последним своим целям двигались социалисты, столкнулось с безапелляционной необходимостью реструктуризации производственного и финансового аппарата, обусловленной тремя факторами, которые тесно связаны между собой: потребность национальных экономических групп, потребности франко-немецкой оси и проблемы, вызванные конкуренцией на мировом рынке.

По этой причине, правительство с самого начала своей деятельности было занято реализацией ряда реформ, направленных на концентрацию банковского сектора, увеличение свободы увольнений и привязку заработной платы к количеству выполненных работ. В течение нескольких месяцев, с момента прихода к власти, правительство Народной партии отличается гиперактивностью в экономической политике, что сделало его предметом похвалы со стороны крупных средств массовой информации европейской буржуазии.

13. ФОТОГРАФИЯ ИЗ ПАРИЖА, С ПОЖЕЛАНИЕМ - стр. 23

Долговой цикл, нисходящая фаза социал-демократизации и новый скачок в европейском процессе в виде федерализации бюджетной политики, очерченной fiscal compact, оказывают давление на Рим, как и на все остальные столицы Старого континента по направлению европейской политической реструктуризации. В это вовлечены все политические силы. Процесс равнения на континент, направляемый Партией европейских социалистов и Европейской народной партией, идёт полным ходом.

Социалистическая «семья» представляется возможным ориентиром в условиях идеологического кризиса глобализации, разрушившего старую уверенность и недавние модные поветрия. Или можно рассматривать предстоящие выборы, как возможность воспользоваться успехом «братской» партии во внутренних электоральных битвах. Но континентальный социал-империализм будет вооружаться новыми средствами для долгового цикла. А в остальном, именно Европа будет диктовать повестку дня. Пока же остаётся парижская фотография. С пожеланием Бари и «народу праймериз»: в караване европеизма даже очарования максимализма и альтернативы смогут сыграть роль пятого колеса.

14. ПОБЕДА КОНТРРЕВОЛЮЦИИ - стр. 26

С победой контрреволюции из всех щелей выползают наружу самые реакционные воззрения. Дошло до того, что всё чаще в упрёк Троцкому ставилась его национальность: «Троцкий отвергает возможность построения социализма в одной стране, потому что из-за своей национальности не верит в силу русского народа».

[…] оппозиционеры вытесняются из легального поля, лишаются возможности вести дискуссии на пленумах, съездах и в печати.

В сентябре 1927 года левая оппозиция организует в Москве и Ленинграде нелегальные рабочие сходки, которые посетили до 20 тыс. чел. Многие лидеры оппозиции получают назначения заграницу. Разворачиваются массовые исключения из партии; к ноябрю было исключено порядка 600 человек, а ещё ранее, 26 августа вышла директива не принимать в члены партии кандидатов-оппозиционеров.

15. МЕТОД И ПАРТИЯ-НАУКА - стр. 27

По Монтескье государство является неким устоявшимся учреждением, которое претерпевает изменения под влиянием особой окружающей среды. Существует три вида государств: республиканские, монархические и деспотические. Из английского опыта он перенимает разделение властей. Взаимный баланс законодательной, исполнительной и судебной власти гарантирует, согласно философу, свободу.

Теория государства, как разделения трёх властей является основополагающей теорией либерализма. Важным является её историческое происхождение.

Теория трёх ветвей власти важна, потому что она выражает общие и частные интересы различных фракций буржуазии.

№ 126, май 2012 г.

1. Стратегия и теория унитарного империализма – стр. 1

В августе 1968 года русские танки двигались по Чехословакии, совместно с силами других членов Варшавского договора. Это было подтверждением трудностей, с которыми СССР продолжал удерживать Восточную Европу: после подавления забастовки в Берлине в 1953 году, кризиса в Варшаве и резни в Будапеште в 1956 году, наступила очередь Праги, которая должна была быть возвращена к порядку военным путём.

Одна страница, написанная Арриго Черветто, занимает центральное место в понимании того, как этот исторический поворотный пункт был рассмотрен с точки зрения марксистского анализа, с научным результатом, который завершал цикл пятидесятых годов с их первой формулировкой теории унитарного империализма. В материалах 1968 года находятся исследования, которые являются реальной основой завершённого видения Черветто по вопросу стратегии и марксистской теории международных отношений.

2. Реалистический тезис “европейской партии” в Турции – стр. 2

[…] имеется один важный вопрос, который является концептуальной основой этого тезиса турецкого европеизма: «Политика Соединённых Штатов и России по разделу сфер влияния путём двусторонних компромиссов означает удержание за рамками игры других великих держав, особенно европейской».

Исходя из этого толкования, политика ЕС в отношении Турции главным образом исходит из расчётливого противостояния давлению США по поводу принятия решения о присоединении Анкары к ЕС. То есть, чтобы «вернуться в игру», за рамками которой Москва и Вашингтон хотели оставить Европу, та, в первую очередь, решила удерживать Турцию за пределами ЕС, «чтобы показать, что она не давала США права диктовать европейскую повестку дня». Здесь следует обратить внимание на трудности европейской партии Турции в объяснении стратегического выбора, который ослаблен двусмысленностью Парижа и Берлина.

3. Старое проклятие – стр. 3

Если бы борьба наёмных работников, вспыхнувшая в 1969 году, более сорока лет назад, была достаточно сильной и освободила бы профсоюзы от колпака межклассовых партий, то многое бы изменилось. Изменились бы отношения между классами и фракциями классов. Крупный капитал был бы вынужден довести до конца свою реформистскую стратегию, уменьшая вес мелкого производства и государственного паразитизма. Рабочий класс вышел бы из этой борьбы более сильным и концентрированным. В действительности же этот «тред-юнионистский» рабочий импульс был недостаточен, и за короткий период профсоюзные верхи вернулись к подчинению парламентским партиям. Классовая оборона, в течение всех последующих десятилетий, начиная с реструктуризации семидесятых и восьмидесятых годов, фатально оказывалась слабее. Наёмные работники расплачиваются за долговременный ущерб того межклассового проклятия: слабые и разделённые профсоюзы, распылённая свыше всякой меры по мелким и средним предприятиям промышленная структура, бьющий через край паразитизм, низкие заработные платы у молодёжи и трудящихся-иммигрантов, служащие лекарством от промышленной карликовости.

Сорок лет – это геологическая эра, то, что прошло, не может вернуться. Но ещё не слишком поздно, чтобы вновь обрести достоинство борьбы, чтобы освободиться от парламентских иллюзий, чтобы организовать методичную классовую оборону, чтобы сражаться за интернационалистическое единство всех трудящихся. Нельзя переделать историю, но у истории можно учиться.

4. Европейские обязательства оказывают давление на местные власти – стр. 5

Процесс континентальной интеграции и уступка суверенитета, которую он влечёт за собой, подвергают напряжению национальные власти на всех уровнях организации государства, от центральной исполнительной власти до региональных правительств.

В Европе многовековая история формирования национального государства оставила различные институциональные и политические порядки, простирающиеся от централизма Французской Республики до немецкого федерализма, от испанской децентрализации до Италии с её дуализмом Север-Юг. В каждой из этих специфических форм европейские обязательства оборачиваются специфическими сражениями. Тем не менее, если форма этих сражений представляет собой специфическое отражение различных национальных условий, то мотор и сущность изменений находится в Европе: подтверждается принятие метода, согласно которому не существует важного национального или регионального вопроса, который не был бы связан с европейским циклом.

5. “Financial compact” от ЕЦБ – стр. 7

Французский член правления ЕЦБ Бенуа Корэ предложил формулу «финансового союза». Fiscal compact надо дополнить financial compact с амбициозными задачами: разорвать порочный круг, связывающий банковское кредитование и суверенные долги; создать единый режим принятия решений по банковским банкротствам и впоследствии единый европейский орган власти по вопросу банкротств; создать единую централизованную систему платежей предприятий. Дебаты по банковскому союзу предвещают необходимость оснастить сеть безопасности с целью банковской консолидации.

6. Двусмысленные отцовства на Большом Среднем Востоке – стр. 9

Французско-израильские отношения в ядерной области были прерваны в 1960 году по решению Де Голля, как для того, чтобы освободить Париж от обязательств по совместным проектам в области ядерного сдерживания, так и для восстановления равновесия, в контексте исчерпания алжирского конфликта, в отношениях с арабскими странами. Тем не менее, Де Голль, по словам Бертрана Голдсмита, одного из отцов французского ядерного военно-промышленного комплекса, высказывал в то время опасение, что в своих отношениях с Тель-Авивом Париж не только «взял девушку девственницей», но и «сделал её беременной». То есть что Париж, вступив в ядерный клуб, обрёл второе отцовство, которое Де Голль считал если не нежелательным, то, по меньшей мере, неудобным.

7. Китай – молодой пролетарский гигант, не имеющий традиций – стр. 11

Крестьянская и бюрократическая традиция поглощает молодой китайский пролетариат. В том числе и поэтому он является немым агентом как истории, так и хроники восходящего Китая. Рассеянный по мелким и средним предприятиям, он сталкивается с дополнительными трудностями в том, чтобы заставить услышать свой голос.

Если «борьба посредством забастовок», согласно нашей марксистской школе, является неотъемлемой частью жизни пролетариата, то возникает следующий вопрос: сколько уже лет китайский пролетариат не бастует? Сколько уже лет его требования, которые текут в огромной карстовой реке, реке его труда, не произносятся во весь голос? Сколько уже лет эта карстовая река продолжает неустанно увеличиваться?

Напрасный труд искать в истории китайского пролетариата первые признаки стратегического видения своей борьбы и своих перспектив, и иначе не могло и быть. Когда китайский пролетариат пробудился, он быстро погрузился в ночь сталинизма, русского и китайского национализма.

8. Наёмные рабочие и молодёжь в идеологиях долгового цикла – стр. 13

Мы предлагаем вашему вниманию статью английских товарищей, опубликованную в мартовском выпуске “Internationalist Bulletin”.

Последние данные с рынка рабочей силы Соединённого Королевства демонстрируют, что в целом безработица немного выросла, сейчас её уровень поднялся до 8,4% от всего трудоспособного населения (2,67 млн. человек) и является максимальным за последние 17 лет.

И вновь нам следует подчеркнуть, что в первую очередь платит молодёжь, среди которой уровень безработицы почти в три раза выше (22,5%) средней по стране. Для некоторых из них, получающих пособие по безработице, правительство предлагает опыт неоплачиваемого труда в течение 8-и часов в неделю. Но ситуация для молодёжи, имеющей постоянную занятость, не лучше. В недавнем исследовании “Financial Times” речь идёт о поколении, рождённом между 1985 и 1994 годами и названном (FT, 17 марта). Они первые, чей уровень жизни ниже, чем у рождённых десятилетием раньше. Таким образом, рушится тот счастливый тренд, когда «для подавляющего большинства поколений XX века, еженедельно реальный уровень жизни для людей любого возраста [...] был выше, чем у предыдущих поколений».

9. «Старый свет» в движении – стр. 15

Когда в последнее десятилетие XIX века чешский музыкант Антонин Дворжак эмигрировал в США, он сочинил симфонию, которая стала известной под именем «Из Нового света». «Новый Свет» был тогда той Америкой, которая открывала свои бескрайние территории европейской иммиграции, привлечённой чрезвычайно мощным развитием страны и демографическим вакуумом.

Сегодня новый Дворжак не назвал бы таким же образом симфонию, сочинённую в Нью-Йорке: «Новый Свет» находится в другом месте, в Азии. А тем временем идущая к упадку Америка вернулась в «Старый Свет», выходцами из которого является значительная часть её населения. С того времени и до сегодняшнего дня характер миграций изменился и в Старом, и в Новом Свете; но они далеки от исчерпания, в обоих мирах они продолжались и интенсифицировались.

10. Мировое сражение в сталелитейной промышленности – стр. 17

В последние пятнадцать лет география мирового металлургического производства пережила глубочайшие преобразования.

Мировое производство удвоилось, увеличившись с 757 до 1.417 mt. Добрых 540 mt добавил Китай. Китай – это империалистическая держава нового века. На первые роли выходит азиатский плавильный котёл, принуждая к обороне старые державы. Он требует своего места в мировом сражении в сталелитейной промышленности на новом стратегическом этапе.

Цикл неравномерного экономического восстановления продолжается, и он потребует ещё времени. Но ключевым фактом является то, что за несколько лет кризис переместил десятую часть мирового производства в Китай […]. Половина мира стали преобразуется сейчас в силу нового разбойника, в его промышленные предприятия, железные дороги, автомобили. И уже сегодня в его пушки и его авианосцы.

Производство необработанной стали в 2010 году

11. Opel в кризисе тридцатых годов – стр. 19

История Opel и её отношений с General Motors является неотъемлемой частью немецкой политики и экономики.

После поражения Германии в первой мировой войне Opel оказалась в зоне французской оккупации. Однако противоречивый ход исторических событий позволил ей использовать немецкую послевоенную трагедию к своей выгоде: оторванная от немецкого рынка компания вышла на самый передовой автомобильный рынок Европы, французский.

Германия располагалась в центре Европы и могла также послужить базой для экспорта в другие европейские страны: казалось, что это идеальная локализация для экспансии General Motors в Европе.

В 1929 году Альфред Слоун начал переговоры с семьёй Опель о покупке 80% Opel, с правом выкупа оставшихся 20% в 1931 году, что в итоге и произошло.

Непредсказуемость, неопределённость и экономические кризисы характерны для капитализма: вскоре надежды Слоана достичь значительной прибыли от Opel потерпели крах. К 1932 году […] крупнейший иностранный филиал не только не приносил прибыль, но и осушал средства материнской компании. Уходу из Германии не было альтернативы: с банковским кризисом 1931 года немецкое республиканское правительство ввело валютный контроль, запрещавший перевод капиталов в другие страны. General Motors уже не могла, даже если бы хотела, продать Opel без потери всего вложенного капитала. Кризис 1929-33 годов глубоко изменил структуру немецкой автомобильной промышленности: в период с 1933 по 1939 годы она приняла форму, которая, по сути, осталась неизменной до сегодняшнего дня.

Opel Laubfrosh, 1924-1931

12. «Ялта девятнадцатого века» в Вене – стр. 21

Процесс капиталистического развития и объединения Германии […] неотделим от распада системы государств, возникшей на Венском конгрессе в 1815 году, после многолетних войн.

В этой «Ялте девятнадцатого века» участвовали представители всех коронованных особ Европы и их правительств, каждый со своими требованиями, но львиная доля, само собой, досталась представителям пяти крупнейших держав.

Процесс, завершившийся в июне 1815 года в Вене, дал жизнь Германскому союзу (Deutsche Bund) […]. Новый Германский союз объединил в своих перекроенных границах тридцать пять королевств, княжеств, великих княжеств и четыре города-республики.

Аналогии не должны становиться тождественностью, но этот процесс, и в особенности тот, что привёл к образованию Таможенного союза - Zollverein, - или к обращению талера внутри Союза, напоминает процесс европейского объединения. Если учесть различие исторических эпох, буржуазного XIX века и империалистического XX-ого, то аналогия с «европейским Zollverein», с его развитием и кризисами, «скрытыми маневрами» внешнего вмешательства и последующими сражениями европейского империализма, просто удивительна.

Германский союз 1815 г.

13. Милан в новых дилеммах европейской реструктуризации – стр. 23

Неразрешённое противоречие между проблемой налогов на Севере и неодинаковым весом бюрократического паразитизма в Центре и на Юге должно было бы внушить осторожность тем, кто делает ставку на ускоренный кризис Лиги, расстроенной мучительной заменой Босси на Роберто Марони. Дуализм Север-Юг остаётся вызовом, от которого правительство Марио Монти не может уклониться.

14. Конфиндустрия между кастами итальянского нарушения равновесия – стр. 27

Если есть специфическая черта влияния Конфиндустрии на итальянские политические порядки, то она заключается скорее в регулярном представлении себя в качестве антитезы политическому классу, отмеченному нарушением равновесия и неэффективностью. Это было особенно верно, начиная с кризиса интернационализации начала девяностых годов, когда, с крахом партийной системы “первой Республики”, конфедерация взяла на себя более непосредственную государственную роль.

Журналист “Il Mondo” отмечает, что итальянские экономические элиты не менее замкнуты и самодостаточны, чем политические, это “каста” среди “каст” итальянского нарушения политического равновесия. Они представляют собой инструменты для неминуемого сражения в верхах Конфиндустрии.

№ 127, июнь 2012 г.

1. Нарушение порядка и теория равновесия – стр. 1

Обладать партией-стратегией означало не позволить никому застать тебя в расплох, как это случилось с позором Ялты. [...] Cтратегическое видение означает не только выход из-под влияния сил господствующего класса, оно означает видение тенденций движения, которое необходимо для понимания и использования противоречий, существующих на противоположном фронте. [...] Революционная стратегия основывается на марксистском исследовании международных отношений, и что окно возможностей для классового действия связано с невозможностью для империализма поддерживать баланс в отношениях держав. В кризисе нарушения равновесия, при «нарушении порядка», в тот момент, когда неравномерное развитие приводит к военному столкновению старых и новых держав с целью проверки нового соотношения сил и нового раздела, возникает линия разлома, в которую может вклиниться революционная стратегия.

2. “Настоящая” атлантическая “война” берлинской Ordnungspolitik – стр. 2

Споры о кейнсианской политике «роста», подталкиваемые США - неслучайно среди их поджигателей Ларри Саммерс, - противопоставляемые «строгости», поддержанной Германией и Европейским центральным банком, неправильно понимают или намеренно игнорируют стратегический фундамент европейского строительства. Без этой диалектики импульсов и контроимпульсов, немецкую стратегию невозможно понять, но это тот путь, посредством которого европейская интеграция стала возможной, при сохранении трансатлантического консенсуса относительно либеристского режима торгового обмена, и особенно при сохранении отношений с восходящей Азией, с её потоками товаров и капитала.

Дело в том, что «настоящая война» Берлина использует атлантическое давление, для того чтобы принудить средиземноморскую Европу к дисциплине Ordnungspolitik. Это объясняет ограниченность возможностей нового французского президента Франсуа Олланда для переговоров.

3. Математика хаоса в банке JPMorgan – стр. 4

Неожиданные двухмиллиардные убытки JPMorgan от спекулятивных операций напоминают о том, что и у Америки есть проблемы с реализацией её нового закона о банках, причём она не может воспользоваться 17-ю демократиями для оправдания. Крупным финансовым группам США удаётся нейтрализовать нормы, которые могли бы препятствовать их сделкам, и одновременно усиливать свой капитал. Бен Бернанке заявил, что 19 крупных банковских групп США с 2009 по конец 2011 года добавили 300 миллиардов долларов к своему капиталу первого уровня.

Джиллиан Тетт задаётся вопросом о том, что мировые банковские колоссы, возможно, не только «слишком велики, чтобы банкротиться», но также «слишком велики, чтобы ими управлять». Если такой банк, как JPMorgan, и такой гендиректор, как Джейми Даймон, не могут контролировать собственные риски, каково же реальное состояние остальных участников банковского сектора?

4. Иллюзии и долги, списанные на выборы у соседей – стр. 6

Франсуа Олланд должен был выиграть президентские выборы во Франции; немецкая социал-демократия – региональные выборы в Северном Рейн-Вестфалии. Греция, пожалуй, отвергла у избирательных урн кнут немецкой строгой экономии. Из Америки Обама, видимо, предостерёг против мер строгой экономии и потребовал политики, благоприятствующей росту. Окружённая со всех сторон Меркель, якобы, могла только сдаться: смягчить требования дисциплины в государственных расходах, подчиниться Парижу и согласиться на желанные им евробонды, ценные бумаги для временного покрытия части суверенного долга государств. Превосходная махинация для того, чтобы списать свой долг на выборы других.

Всё прошло так, как и прогнозировалось, за исключением двух деталей. На Меркель всё это не произвело впечатления, и она не уступила. А в Италии коммунальные выборы, вместо того, чтобы подтвердить долгий европейский дрейф к левоцентризму, утопили Лигу и ПС в море абсентеизма, а также неожиданно короновали «Движение 5 звёзд». Теперь неизбежно сцена полностью предоставлена комику и феерическому стилю его митингов. Что тут скажешь? В том, что касается парламентского кретинизма, реальность превосходит фантазии. Трудящиеся должны смотреть на мир, а не на беспорядочные спектакли электоральной политики. Организовать классовую оборону – таково действительное сражение.

5. “Гигантское недоразумение” вокруг Франсуа Олланда – стр. 8

Франция получила второго президента-социалиста Пятой республики. Двадцать четыре года спустя после повторного избрания Франсуа Миттерана, десять лет спустя после катастрофического ухода со сцены Лионеля Жоспена, левые по ту сторону Альп возвращаются к власти на национальном уровне.

Среди многих неизвестных есть одна уверенность: французские президентские выборы являются отныне фактом европейской внутренней политики.

6. Стратегический ключ к президентству Путина – стр. 10

Со вступлением Владимира Путина на пост президента и переходом Дмитрия Медведева на должность премьер-министра завершился “размен” между Кремлём и Белым домом.

В настоящее время восстановление демографического веса является главным приоритетом: наряду с модернизацией экономики, созданием новых рабочих мест и развитием Сибири, оно является одним из факторов, которые должны способствовать «укреплению позиций России в мире». Такова конечная цель президентства Путина; он явно заявляет и о стратегическом ключе для её достижения: «...прежде всего, через новую интеграцию на евразийском пространстве». Возвращается тема, которая уже присутствовала, и с таким акцентом, который заставляет думать, что именно в этом Путин видит свою президентскую миссию, которая также является миссией его жизни: войти в историю в связи с тем, что он в той или иной форме восстановил государственное единство в тех масштабах, которые были достигнуты на протяжении веков и внезапно рухнули в 1991 году.

7. Бразильский атлантизм – стр. 11

Джильберто Карвальо, глава администрации бразильского президента Дилмы Русефф, подчеркнул, что Африка останется одним из приоритетов для Бразилии.

Профессор международных отношений Университета Бразилиа Жозе Флавио Сомбра Сарайва, комментируя поездку Русефф в Анголу, Мозамбик и Южно-Африканскую Республику в октябре прошлого года, писал: «Дилма придала последовательность встречам Бразилии с африканскими странами Южной Атлантики. Она подтвердила африканскую политику Бразилии в начале второго десятилетия XXI века. Символично напомнить о бразильском атлантизме. […] Этот атлантизм весьма отличается от логики Северной Атлантики, диктата НАТО, ядерной мощи и милитаризации духа. Первый – это атлантизм мира. Второй – атлантизм санкций».

8. Войны по доверенности для Большого Среднего Востока – стр. 14

В октябре 1980 года, оценивая первую войну в Персидском заливе между Ираном и Ираком, Арриго Черветто подчёркивал, что «новизна» войны за нефть заключается не в «аромате суннитских и шиитских специй», которые характеризовали её идеологическую трактовку, которая была хорошо известным рецептом на Западе, обильно использовавшем его в течение «веков войны»> за формирование и демаркацию границ буржуазных государств. Её новая черта заключалась в «особой игре империалистических держав», которые «с взаимного молчаливого согласия», с одной стороны, пытались сдерживать конфликт, с другой, поддерживали «того или иного противника», а во многих случаях и обоих.

Многополярный характер противостояния вокруг энергетической артерии Персидского залива с возросшим числом игроков мешал пониманию «позиции каждого» из них, намного усложняя динамику военных действий. Действия крупных держав следовали традиционному методу использования «прямого или косвенного» вмешательства, с преобладанием второго, в силу локальной природы конфликта: вмешательства, осуществлявшегося «с помощью политики военного баланса и политики посредничества» (“Всемирное противостояние”, издательство Lotta Comunista, 1990).

9. Федерализм по-индийски – стр. 16

По сравнению с тем, что можно было ожидать, индийские СМИ уделили немного внимания информации о всеобщей забастовке. По сообщению “Hindustan Times” от 28 февраля, миллионы трудящихся остановили работу в знак протеста против роста цен и борьбы за расширение своих прав. Другие писали, что это, якобы, забастовка «против глобализации».

“Hindustan” приводит следующий перечень участвующих отраслей: трудящиеся государственных телефонных станций, автобусов, почты. Это, вероятно, четырнадцатая всеобщая забастовка с 1991 года. Согласно совместному сообщению почти всех крупнейших национальных профсоюзных федераций, бастовало 100 миллионов трудящихся как организованного, так и неорганизованного секторов, двух лагерей, на которые разделены индийские предприятия.

Карта Индии

10. Пять рек и два моря немецкого развития – стр. 18

В работе 1847 года Фридрих Энгельс в нескольких строчках оставил нам магистральное описание капиталистического развития Германии начала XIX века.

Водные пути приобретают решающее значение, и Энгельс определяет именно в речных путях, направленных к морю и, следовательно, к мировому рынку, один из ключей капиталистического развития.

«Буржуазная цивилизация распространялась вдоль морских берегов и по течению больших рек. Земли же, лежащие далеко от моря, и особенно неплодородные и труднопроходимые горные местности, оставались убежищем варварства и феодализма» («Начало конца Австрии». “Deutsche Brüseller Zeitung”, 27 января 1848 г.) .

Комбинируя двенадцать регионов развития, установленных Вехлером, с пятью главными немецкими речными бассейнами и двумя морями, к которым выходили ганзейские порты, можно получить сравнительную географию немецкого развития перед железнодорожным бумом 1830-х и 1840-х годов, который, как утверждает Энгельс в той же работе, взорвёт также и этот порядок, связав между собой регионы, прежде разделённые орографически.

Германский союз 1815 года

11. Восхождение и упадок первой «кузницы мира» - стр. 20

Сталь, хотя она была известна и до утверждения буржуазии, по сути, является продуктом капитализма. База для её производства была заложена в ходе промышленной революции с введением новых технологических методов, но распространение произошло с утверждением капиталистического способа производства в Европе и Америке в следующем веке.

В 1875 году Англия ещё господствовала в мировой металлургии, производя свыше 6 миллионов тонн (mt) чугуна, свыше 3 mt пудлингованного железа и 215.000 тонн стали.

В США наличие многочисленной рабочей силы, угля и железа питало восхождение Питтсбурга к роли всемирной столицы стали. В 1889 году американское производство превысило английское. Американская экспансия не была международной, но, учитывая континентальные масштабы США и использование капиталов, была сравнимой с экспансией европейских конкурентов. Накануне первой мировой войны Германия была второй металлургической державой в мире после Соединённых Штатов. Немецкая металлургическая промышленность почти полностью контролировала горнорудную. В США Эндрю Карнеги удалось аннексировать крупнейшие месторождения, поэтому в 1901 году он пользовался монополией, сравнимой с немецкой.

Защищённые высокими таможенными пошлинами молодые экономики новых стальных держав нарушили английскую монополию на мировом рынке. В столкновение включились другие производители, откликнувшиеся на политико-стратегические требования государств оснастить себя собственной металлургией.

Пудлинговая печь

Многополярный мир первого столетия империализма

12. «Старый мир» в движении – стр. 22

«Мобильность капиталов создала новые условия для мобильности труда», - писала в 1988 году Саския Сассен и уточняла: «Совокупным результатом было формирование транснационального пространства, внутри которого циркуляция рабочей силы может рассматриваться как один из многочисленных потоков, таких как потоки капиталов, товаров, услуг и информации».

Это не является для нас большим научным открытием, так как уже полтора столетия назад Маркс и Энгельс указали, что путь к единому мировому рынку товаров представляет собой норму для капиталистического способа производства. Но американскому экономисту голландского происхождения выбор такого реалистичного направления позволяет конкретно рассматривать проблему того, как потоки рабочей силы связываются с потоками инвестиций капиталов. Действительно, она утверждает, что «специфический характер миграций трудящихся в настоящий исторический период заключается не […] в общих условиях или индивидуальных мотивациях, а в связи с интернационализацией производства».

13. Новые альянсы выстраивают флоты в войне за фрахт – стр. 24

Доля стоимости, равная около трети международной торговли, находится в обращении и погружается и разгружается в портах, будучи помещённой в контейнеры. Внутри этих стальных контейнеров перемещаются конечные продукты и полуфабрикаты для промышленности, производству и транспортировке которых на всех широтах способствуют миллионы наёмных работников, рассеянных по всему миру. То, что капитализм не может создавать такой огромный продукт человеческой кооперации, не порождая циклически хаос и кризис, в эти годы стало очевидно для всех.

В то время как самые пессимистичные прогнозы о замедлении мирового роста концентрируются на первом полугодии этого нового года, крупнейшие мировые группы по транспортировке контейнеров развязали острое сражение, которое в будущем лишь увеличит хаос.

Грузы и альянсы

14. Дорожные сети для нацистской автомобилизации – стр. 25

В рождении Volkswagen есть один элемент, который следует добавить к дискуссии вокруг Блицкрига и кейнсианской политики национал-социализма: перенесение в нацистскую Германию американизма в его форме фордизма и массового потребления.

Гитлер стал канцлером в январе 1933 года; два месяца спустя, 16 марта, Ялмар Шахт становится президентом Рейхсбанка, немецкого Центрального банка. С этим назначением Германия оставила предшествующие консервативные монетарные методы и приступила к экспансивной «кейнсианской» политике, нацеленной на создание рабочих мест, главным образом, через финансирование общественных работ (В. Абельсхаузер. “Германия: ружья, масло и экономические чудеса”, в книге Марка Харрисона “Экономики второй мировой войны”, Cambridge University Press, 1998).

В апреле 1933 года немецкие власти отменили налоги на новые автомобили и ввели стимулы для приобретения новых автомобилей промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, бизнесменами и людьми свободных профессий.

Занятость в автомобильном секторе Германии увеличилась с 34.400 человек в 1932-м до 101.000 в 1935 году. Выгоду из новой немецкой политики извлекла в том числе и General Motors, филиалом которой являлась группа Opel, и Ford, имевшая предприятия в Кёльне.

Применение фордизма требовало строительства в Германии предприятия, по масштабам сравнимого с заводом Ford в Ривер-Руж в Мичигане. Это был самый большой завод в мире, который в тридцатые годы руками 100.000 рабочих производил более 300.000 автомобилей в год, что превышало всё производство Германии. Гитлер поручил спроектировать подобный завод Фердинанду Порше.

15. «Поближе ознакомиться с внешней политикой» - стр. 27

В октябре 2011 года издательство «Lotta Comunista» выпустило в серии «Классики» книгу, включающую в себя ранее неизданные на итальянском языке работы К. Маркса и Ф. Энгельса, которые были ими написаны с февраля 1854 по февраль 1855 года; мы предлагаем вашему вниманию предисловие к ней.

«Журналистское производство» Маркса и Энгельса сочетало необходимость сводить концы с концами с возможностью вмешиваться в политические дебаты даже в отсутствие собственного печатного органа.

Маркс писал Энгельсу по поводу исследований, которые дополняют его журналистскую деятельность: «Я рад, что случай заставил меня поближе ознакомиться с внешней политикой – с её дипломатической стороной – за двадцать лет. Этот момент мы совсем упускали из виду, а ведь надо же знать, с кем приходится иметь дело». Начиная с этого времени, сражение за самостоятельность пролетариата также – и прежде всего – в области международной политики стало стратегическим стержнем революционного марксизма.

№ 128, июль 2012 г.

1. Индийские партии на содержании у теневой экономики – стр. 1

Кажется, что будущее Индии продолжает быть тесно связанным с теневой экономикой; безусловно, с теневой экономикой тесно связана “экосистема” партий. По некоторым данным, их теневое финансирование в десять раз превышает то, что они декларируют. Если теневая экономика оценивается в 600 миллиардов долларов, то 6 миллиардов из них, должно быть, идут в брюхо политических партий “федеральной” Индии.

Политические партии освобождены от уплаты налогов. Их платят около 35 миллионов индийцев: так называемый «средний класс наёмных рабочих», и они, можно быть уверенными, не спрячутся от поборов, эта традиция хорошо известна в Италии. Партийной системе, бизнес-посредникам и коррупции в значительной степени принадлежат плоды, утаённые в результате уклонения от уплаты налогов. Это мошенническое правление, пожалуй, стоит, по крайней мере, 2-3% роста в год. Это также одна из причин, по мнению некоторых основная, дополнительного бремени, которое давит на экономику Индии, на темпы её роста.

2. Нью-Дели смотрит на Париж, желая модернизировать свой арсенал – стр. 3

Хорошей новостью для группы Dassault стало то, что её истребитель Rafale был выбран индийским правительством для эксклюзивных переговоров о покупке 126 экземпляров. Окончательное соглашение ещё не подписано, но для французской компании, которая преодолела американскую, российскую и европейскую - EFA Typhoon - конкуренцию, появилась конкретная возможность подписать первый контракт на экспорт своего самолёта.

Более сдержанно была встречена новость о том, что Франсуа Олланд победил на выборах Николя Саркози. Уходящий президент не жалел усилий по продвижению Rafale за рубежом и, в свою очередь, всегда обладал безусловной поддержкой “Le Figaro”, газеты, контролируемой семьёй Дассо.

Дели, таким образом, подаёт сигнал о своём вступлении в ряды военных держав: обсуждение альянсов, спор о предпочтительных промышленных связях и столкновения между различными родами вооружённых сил являются необходимым следствием этого. В Париже, а также в Лондоне и Берлине, безусловно, внимательно следят за этими событиями.

Военный бюджет Индии и военная промышленность Франции и других стран

3. Неизвестные величины и приспособленчество египетского переходного периода – стр. 5

Стивен А. Кук, эксперт по ближневосточным вопросам Совета по международным отношениям (СМО), в своей книге “Борьба за Египет: от Насера до площади Тахрир” (2011 г.) считает, что «невмешательство» в египетские внутренние дела является лучшим выбором для администрации Обамы, если она хочет «сохранить американские позиции в Египте». Отношения между Каиром и Вашингтоном, в том виде, в каком они сложились, начиная с семидесятых годов, после падения режима Хосни Мубарака представляют собой «негативный фактор» в контексте политического перехода. По существу, администрация должна понизить тон и согласиться с тем, что египтяне дадут жизнь новой политической системе на «собственных условиях».

Если линия Садата на сближение с США заключалась в реализации через отношения с Вашингтоном «египетских интересов» по отходу от международных и экономических порядков нассеризма, то асимметрия в «трёхсторонних отношениях» с Вашингтоном и Тель-Авивом, по мнению Кука, воспринималась египетскими националистическими течениями как признак «подчинённости» Каира американским и израильским интересам. Тормозом и поводком на амбициях регионального первенства Египта, на котором была основана легитимность режимов, утвердившихся в 1952 году.

4. Классовый мотор изменений – стр. 7

Представляем вашему вниманию выпущенную в январе 2012 года издательством “Lotta Comunista” книгу нашего товарища Пьермария Даволи “Два миллиарда наёмных рабочих”.

Два миллиарда – такова оценка числа наёмных работников во всём мире, труд которых придаёт смысл таким понятиям как валовой внутренний продукт, торговля, деньги и капитал.

Достижение показателя в два миллиарда наёмных работников, удвоение в течение последнего двадцатилетия, повлекло за собой колоссальные процессы урбанизации и разложения крестьянства, изменившие лицо планеты. В “Капитале” Маркс отмечает, что «по самой своей природе капиталистический способ производства постоянно уменьшает земледельческое население сравнительно с неземледельческим». Научное предвидение, которое, в своей основной части, было сделано в середине девятнадцатого века, полностью реализуется более чем через столетие.

Признание глобального характера товаров является всеобщим, но только интернационалисты признают глобальный характер класса, который эти товары производит. Человек перемещается от начала времён, но характерные черты современного движения населения должны быть сопоставлены с динамикой неравномерного и неконтролируемого капиталистического развития.

Сумма внутренних и международных мигрантов «равна 1,2-1,4 миллиарда, то есть мигрантом является каждый пятый житель земли», - это самый настоящий «мир в движении», свидетельство неравномерности капиталистического развития. В то же самое время – это символ распространения пролетариата как «всемирного класса».

5. Семь миллиардов человек, два миллиарда наёмных работников – стр. 9

Начало второго десятилетия этого века было отмечено двумя статистическими фактами: мировое население достигло 7 миллиардов человек, а доля городского населения превысила 50%.

Эта трансформация является результатом интенсивного и экстенсивного цикла капиталистического развития, которое постепенно охватило весь земной шар. Пройденный путь, который уже два столетия характеризует неравномерное развитие, таков: разложение крестьянства, миграции из деревни в города, непомерный рост больших, средних и мелких городов, увеличение экономически активного населения, миграции между городами, а также деревнями, как внутренние, так и интернациональные. И, наконец: увеличение числа наёмных работников и, следовательно, мирового пролетариата

Мы оценили в 1950 году численную силу нашего класса, силу мирового пролетариата, силы среди сил, чуть более чем в 300 миллионов человек; один миллиард был достигнут в районе 1990 года, а полтора миллиарда - в районе 2005 года. Недалёк рубеж в два миллиарда наёмных работников в мире. Вот он, мировой рынок рабочей силы. Вот она, численная сила нашего класса.

6. Африка в движении – стр. 11

Тезис, который поддерживает Хайн де Хаас из Оксфордского Института международных миграций, чрезвычайно очевиден: не нищета, а скорее развитие порождает миграции. «Распространённый образ, - пишет он, - африканской миграции, приведённой в движение нищетой, базируется на принципиально ошибочном восприятии сложных отношений, которые существуют между развитием и миграциями». И далее: «В противоположность привычному, но одностороннему взгляду на “человеческую нищету”, которая, якобы, и выталкивает мигрантов из Африки, нелегальная миграция, похоже, вызвана преимущественно спросом со стороны рынка труда».

Неизбежные периодические легализации «продают публике» с той мыслью, что они остановят последующую нелегальную миграцию, которой больше не будет; но этого не произойдёт, если сохранится спрос на рабочую силу. Есть, следовательно, «растущее расхождение» между ограничительной миграционной политикой, проводимой европейскими странами по отношению к Африке, и реальными требованиями рынка. Это объясняет не только то, почему эта политика неизменно «проваливалась» в попытке блокировать миграции; но и то, «что она увеличивает риски и стоимость миграции, а также страдания и эксплуатацию на рынке труда для уже привлечённых мигрантов».

Основные направления трансконтинентальных миграционых потоков, затрагивающих Африку

7. Железо и уголь для эпохи империализма – стр. 13

Одной из характерных черт капиталистического развития в начале двадцатого века был, несомненно, бурный рост промышленности, чрезвычайно быстрая концентрация финансового капитала и образование всё более крупных предприятий, вплоть до формирования монополистических картелей - на определённом уровне развития.

В металлургии картели определяли количество стали, которое следует производить, устанавливали цены на неё, распределяли между собой прибыли, концентрируя порой почти всё производство самых крупных держав, - пишет Ленин. В 1910 году четыре пятых горнорудной промышленности Рура контролировались горсткой банков, связанных с такими крупными металлургическими семействами, как Ханиэл, Стиннес, Тиссен и Крупп, «королями пушек». Огромные предприятия концентрировали добычу угля и железной руды, производство чугуна и стали, эксплуатировали десятки тысяч рабочих, живших в казармах заводских кварталов. Аналогичным было положение и в других державах. В Америке US Steel эксплуатировала 200 тысяч рабочих и производила столько же чугуна, как и вся Германия.

Заводы Riva в Европе и Средиземноморье

8. Восхождение металлургии Нового Света – стр. 15

Начиная с 1890 года и до пятидесятых годов прошлого века на Соединённые Штаты приходилось порядка 40% от всего мирового производства стали. В течение более полувека первенство в металлургии сопровождало восхождение и утверждение первой державы.

В 1957 году Bethlehem достигла своего наивысшего пункта, с прибылью в 190 миллионов долларов, товарооборотом в 2,6 миллиарда и почти 170.000 работниками.

Относительный упадок американской металлургической промышленности начался с этого момента; ограничения на импорт стали и война во Вьетнаме только отчасти смогли замедлить его. Та же судьба будет ждать Republic, основанную в Огайо в конце девятнадцатого века, бывшую третьим американским производителем на рубеже двух войн и связанную с металлургией восходящей автомобильной промышленности, возникшей после первой мировой войны в Мичигане с образованием National Steel и Rouge Steel компании Ford Motor Corporation в 1928 году являвшейся крупнейшим в мире металлургическим заводом со 100.000 рабочими.

Первенство державы-победительницы уже было под вопросом.

Производство стали и пудлингового железа

9. Рейнская металлургия Гуго Стиннеса – стр. 17

Гиперинфляция 1923 года нарушила компромисс немецких фракций по вопросу инфляции, но, в то время как рос консенсус по стабилизации марки, усиливалось и столкновение вокруг распределения бремени. Франко-бельгийская оккупация Рура стала, поэтому, кризисом-близнецом, который почти привёл к «политическому распаду» Германии, в связи с чем стабилизация стала возможной только через ликвидацию старой валюты и замену её новой (Gerald Feldman. “The great disorder”, 1997). Рурский кризис, пожалуй, потряс политический и монетарный суверенитет немецкой оболочки, связав в один узел рейнский сепаратизм и гиперинфляцию. Металлургия оказалась в центре политической борьбы империализма.

Близость месторождений угля и железной руды в басейне Рейна

Доменная печь

10. Запоздание США – стр. 19

Прерывания в подаче электроэнергии в Соединённых Штатах становятся всё более частыми. Возросший спрос на электроэнергию без увеличения пропускной мощности кабелей вызывает перегрузку (если подаётся больший ток, чем тот, для которого были спроектированы кабели), сопровождающуюся перегревом и увеличением потерь, возросших с 5% передаваемой энергии в 80-е годы до нынешних 10%.

Каков бы ни был источник производства электроэнергии – ядерный, угольный, газовый, ветровой или фотогальванический – проблемой, требующей разрешения, является её передача.

В первой половине ХХ века Соединённые Штаты были мировым лидером в электрификации общества: на этом своём преимуществе они построили энергосистему, которая в первые десятилетия XXI века стала серьёзным препятствием.

Крупнейшие мировые компании по производству электроэнергии

Крупнейшие мировые энергетические и газовые компании

Крупнейшие мировые энергетические и газовые компании (продолжение)

11. E.on, изменённый антиядерным разворотом – стр. 22

В начале сентября была запущена первая очередь «Северного потока», балтийского газопровода, который обеспечивает поставку российского газа. E.on является участником консорциума, который занимался его строительством, а сейчас прокладывает вторую ветку, но она также возглавляет европейские группы, которые обсуждают с Газпромом пересмотр структуры контракта. Её председатель правления Йоханнес Тайссен поставил перед собой цель отвязать цены на газ от цен на нефть, но он говорит, что хочет сделать это в контексте win-win - без проигравших. Опасения Тайссена понятны: постепенный отход от атомной энергии увеличивает долю газа в немецком энергетическом наборе, в то время как события на Среднем Востоке и рост мирового спроса создают напряжение и колебания вокруг нефтяных котировок.

В прошлом мае, после катастрофы Фукусимы, Берлин принял решение о […] полном закрытии к 2022 году всех 17 ядерных реакторов страны. В то же время он утвердил налог, который будут платить владельцы генерирующих предприятий для развития альтернативной энергетики, которая на заключительном этапе перехода должна будет составлять 35% немецкого электрического набора. E.on распоряжается половиной национального парка ядерных электростанций: речь идёт о предприятиях, которые, во время их использования, были «машиной для штамповки денег» (“Focus”, 6 июня 2011 г.), и от которых группе сейчас придётся отказаться. И с этим связано также объявление об 11.000 избыточных работников.

Метаморфозы E.On

12. Австро-венгерские корни “Maggiolino” Volkswagen – стр. 24

Версальский договор запрещал Германии и Австрии создавать свои военно-воздушные силы: но общественные силы являются активными живыми организмами, а не пассивными механизмами, и реагируют непредвиденным образом на внешнее принуждение, навязанное договорами, правилами, законодательством. Получив запрет на испытание самолётов в небе, Германия развернула аэродинамические трубы на изучение аэродинамики, применимой ко всем транспортным средствам (Фил Паттон. “Bug”, 2002). Многие предприятия, производившие самолёты и дирижабли, перестроили предприятия на автомобильное производство.

Общим опытом всех крупных австро-венгерских и немецких конструкторов было авиационное проектирование в период первой мировой войны: было совершенно естественно, что их инженерные концепции, совершенствовавшиеся в проектировании самолётов, были перенесены на автомобили.

На основе опыта многих конструкторов австро-венгерского происхождения сложились технологические концепции, давшие жизнь Volkswagen.

Модели, опередившие время

13. Капиталистическая индустрия коммуникаций – стр. 26

Представляем вашему вниманию, выпущенную в июле 2011 года издательством «Lotta Comunista» книгу нашего товарища Франко Палумбери «Империи масс-медиа в Америке».

Среди многочисленных моментов для размышлений, предлагаемых книгой Франко Палумбери, первоочередное значение имеет побуждение к признанию индустрии коммуникаций в качестве части капиталистической экономики, подчинённой нормам, которые регулируют противоречивое движение накопления капитала в целом.

Во «Введении» он отсылает к тому, о чём писала эта газета в марте 1985 года: “империи масс-медиа” «являются не столько культурным и политическим феноменом, сколько важной частью американской капиталистической экономики»; и только рассматривая их с этой точки зрения, возможно «понять всё их реальное влияние на общественную жизнь, не впадая в упрощенчество модных течений политологии или в банальный схематизм социологии, богатой теоретическими предположениями, но бедной на конкретные результаты».