На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков бюллетеня "Интернационалист" за 2010 год:

№ 98 январь 2010 г.

1. Теория единства и раскол империализма – стр. 1

Эволюцию господствующих теорий и идеологий и их практическое использование в империалистическом противостоянии следует привязать к неравномерному развитию, а также к последовательности циклов развития и кризисов.

В XIX веке Великобритания, утверждавшаяся на мировом рынке той эпохи, сделала своей идеологией либерализм, что было выражением британского господства, достигнутого благодаря промышленной революции, финансовой роли Лондона и сети имперских отношений. Европейские континентальные державы и «национальный экономист» Фридрих Лист противопостояли «космополитической» теории Адама Смита и его манчестерских эпигонов.

В империалистическом двадцатом веке Вашингтона пытается представлять свои собственные частные интересы в качестве универсальных, точно так же, как это делал Лондон в предыдущем веке. В двадцатых и тридцатых годах «немецкий вопрос» выступает в качестве настойчивого требования главной континентальной державы, Германии, определить линию европейского раскола в новом международном порядке, который произошёл в этот раз из-за усиления американского империализма.

Во второй половине двадцатого века, теории империалистического либеризма получили вторую жизнь в Европе, в немецкой зоне.

2. Классовая оборонительная борьба во время реструктуризации – стр. 2

Счета кризиса будут закрыты только тогда, когда станет ясна окончательная смета реструктуризации, и когда полностью заявит о себе бремя долгосрочного долгового цикла, открывающегося сейчас во всех державах. В США вновь выходит на поверхность призрак упадка. В Великобритании, после тучных коров финансовой эйфории, ожидается двадцатилетие тощих коров, десять лет для того, чтобы взять дефицит под контроль и десять, чтобы снизить долг. Греция – это горячая точка, к которой приковано внимание властей ЕС; Дубай демонстрирует непредвиденную неустойчивость и в зоне Персидского залива. Мировая борьба в автопроме отражает новые условия противостояния. Реструктуризация обладает двумя неразделимыми измерениями: в Европе и США ключевые группы концентрируют силы и урезают избыточные мощности, но это является условием для борьбы за новые азиатские рынки. Но в Китае, а также и в Индии, появляются новые конкуренты.

Цена, которую придётся заплатить рабочим, будет высокой, и только оборонительная борьба во время реструктуризации способна воспрепятствовать тому, что её последствия станут чрезмерными. Более чем когда-либо, классовая политика нуждается в ясном видении мира. Более чем когда-либо, коммунистическая и интернационалистическая сознательность становится жизненной необходимостью.

3. Прагматичный реализм Барака Обамы – стр. 3

Американские политические дебаты, хотя и медленно, делают публичными размышления о стратегических последствиях кризиса, то есть о последствиях относительного упадка США для отношений между державами:

1) Хаас пишет, что подход Барака Обамы к внешней политике близок к тому, что был у Джорджа Буша старшего. В основе внешней политики «старика» Буша лежало «предпочтение прагматизма и стабильности идеализму и рискам» и «большая ставка на многосторонность по сравнению с односторонностью».

2) Сейб обрисовывает линию прагматического реализма Барака Обамы со следующим уточнением: то, что для Джорджа Буша было предпочтением из осторожности, для Обамы является вопросом «необходимости».

3) Фарид Закария, директор международного издательства “Newsweek”,пожалуй, наиболее близок к нынешним кругам, вырабатывающим внешнюю политику Барака Обамы, представляет собой также размышление об относительном упадке – скрытом в эвфемизме «восхождение остального мира». Обама ищет «постимперскую политику посреди кризиса империи».

4. Военный генезис дипломатии США – стр. 5

Американский государственный департамент – это большая политическая машина [...]. Его история это, прежде всего, история войн, внутренних и внешних, экономических, политических и войн как таковых, которые сформировали государственный аппарат США. Более того, можно, безусловно, утверждать, что структура нынешнего департамента является продуктом Гражданской и первой мировой войн, но, прежде всего, она выступает продуктом второй империалистической бойни.

5. Регионализм и концентрация издательских сетей – стр. 7

«Класс, который представляет собой господствующую материальнуюсилу общества, есть в то же время и его господствующая духовная сила».

На заре издательской индустрии в XVII веке печаталось 200 экземпляров газет в час; в 1870 году паровая ротационная печатная машина подняла тираж до 35 тысяч экземпляров в час. Технологические инновации резко уменьшили продажные цены газет: это было начало золотого века американской журналистики. В 1850 году в Соединённых Штатах было 254 газеты с тиражом в 758 тысяч экземпляров, в 1900 году 2.226 ежедневных газет с тиражом в 15 миллионов, в 1970 году число газет снизилось до 1.748, но тираж вырос до 62 миллионов. Радио присоединилось к печатной продукции, но не заменило её, и тираж ежедневных газет продолжал увеличиваться до 1985 года, когда он достиг пика в 62,8 миллиона экземпляров. Телевидение было более серьёзной угрозой. В 1900 году в США не было ни одной издательской группы, которая контролировала бы более 2% общего тиража; сегодня на Gannett приходится 13%, а первые 25 групп контролируют 562 газеты из 1.437, на которые приходится 76% общего тиража.

Двадцать пять издательских групп контролируют 76% тиража американских газет и, через них, также значительную часть потока информации, которая попадает в «сеть». «Демократия сети» - это напрасная иллюзия.

Табл. Издательские группы и распространение газет

6. Муки длительного долгового цикла – стр. 9

Процессы сдувания пузыря, преодоление дисбаланса, вызванного отраслевым перепроизводством, ликвидации задолженности семей и предприятий продлятся долго, в то время как уже загораются первые огни нового цикла государственной задолженности. Синхронность вспышек задолженности в Дубае и налогового кризиса в Греции является напоминанием: невзгоды, связанные с пузырём, ещё не окончились, невзгоды, связанные с государственным долгом, едва начались.

1) В конце ноября крупный холдинг сферы недвижимости и финансов Dubai World застал рынки врасплох, запросив моратория на 26 миллиардов долларов долга.

2) Standard & Poor’s поставило Афины под «негативное наблюдение», а Fitch декретировало непосредственное понижение их рейтинга до уровня BBB+. Доходность греческих государственных ценных бумаг подскочила на 136 базовых пунктов за три дня, беспрецедентное ускорение для еврозоны.

7. Бремя государственных расходов давит на оборонный бюджет – стр. 11

Неравные условия с точки зрения экономического роста, государственного дефицита, возможности осуществления расходов неизбежно отразятся на величине и качестве оборонных бюджетов отдельных империалистических держав. Америка должна будет найти способ сочетания долга, превышающего ВВП, с поддержанием своего неоспоримого превосходства. Европа будет противостоять вызову всё большей континентальной интеграции, используя Лиссабонский договор и пытаясь обратить в добродетель слабость Великобритании. Что касается Китая, то для него речь будет идти о том, чтобы не упустить случай для того, чтобы наилучшим образом использовать благоприятную возможность сократить дистанцию, которая отделяет его, с индустриальной и военной точек зрения, от старых держав. Официальное финансирование Народно-освободительной армии (НОА) за период 2000-2009 годов увеличилось в четыре раза. Темпы ежегодного роста колебались от 14 до 23%. Такими темпами официальные военные расходы Китая в течение десятилетия могут превысить европейские.

Табл. Новый порядок авиационной промышленности Китая

Табл. Военные расходы США

8. Несоответствие и стратегический тупик в Токио – стр. 13

Тупик сначала проявился в политическом фиаско Японии во время войны в Персидском заливе 1990-1991 годов. После 1997 года, когда банковский кризис, порождённый схлопыванием пузыря недвижимости, дополнился азиатским финансовым кризисом, попытка Токио утвердить собственное региональное лидерство была нейтрализована враждебным отношением Америки, также как Китая и Европы, по отношению к созданию Азиатского фонда. Таким образом, так называемое «потерянное десятилетие», долгая стагнация Японии в девяностые годы, стало, в конечном итоге, подтверждением трудностей в преодолении хронического несоответствия между экономическим гигантизмом и положением политического карлика.

9. Сто конфликтов в Китае – стр. 15

В Китае отсутствует официальное признание забастовки: в 1982 году оно было удалено из Конституции в связи с тем, что экономика социализма (ложного) в ней «не нуждается». Тот же термин забастовка не появился и в двух новых законах о труде 2008 года. Тем не менее, в июле прошедшего года «Китайский трудовой бюллетень» («КТБ») сообщал, что «Количество трудовых конфликтов очень сильно возросло (драматически)». Доклад в большей степени посвящён возрастающей конфликтности на китайских предприятиях и завершается описанием ста конфликтов двухлетия 2007-2008 годов, основанным не только на статистических данных, но и на информации, собранной из средств массовой информации (печати, радио, телевидения), которая затем была систематизирована.

Табл. Тудовые конфликты в Китае

10. Роскошный Дубай отталкивает мигрантов из Индии – стр. 16

В конце ноября Дубай взорвался, оказавшись в значительном по масштабам экономическом кризисе.

Дубай – «золотой город»: таков он и для многих мигрантов, он был и остаётся частью индийской мечты.

Калькуттская “The Telegraph” пишет в передовице от 1 декабря, что 4,5 миллиона индийцев живут и работают в Эмиратах. “The Pioneer” в передовой статье от 1 декабря сообщает, что, согласно некоторым исследованиям, 25 центов с каждого доллара переводов эмигрантов приходят из Дубая. Сегодня более полумиллиона трудящихся, - подчёркивает индийская пресса, - уже вернулись из Дубая, и 60% из них составляют рабочие.

11. Попытки приспособленчества немецкой социал-демократии – стр. 19

Число членов СДПГ сократилось почти вдвое, с более чем 900 тысяч в 1990 году до 500 тысяч сегодня, ослабла связь партии с профсоюзами, чья численность также уменьшилась наполовину, с почти 12 миллионов человек в 1991 году до около 6 миллионов в настоящее время. Кроме того, недавнее поражение на выборах, при массовом абсентеизме избирателей СДПГ и существенном перетекании её голосов к Зелёным и Левой партии, обнажило её внутренние противоречия.

В числе средств, используемых в том, что можно назвать операцией по «рекуперации» восточной части Левой партии, есть даже ссылка на прецедент «примирения» с бывшими эсэсовцами, к которому призывала после войны не только СДПГ, но и другие партии.

12. Политические формы концентрации – стр. 21

Абсолютизировать, в том или ином направлении, демократию, значит оказываться вне марксизма. Значит быть до или против материалистической концепции политики, ревизовать тем или иным способом эту концепцию, выбросить на ветер великое завоевание науки, для того чтобы оказаться на одном из многочисленных островов архипелага буржуазной политики.

Поэтому Ленин выступает против Каутского, который рассматривает демократию только в абстракции и без специфического экономического содержания, и критикует Бухарина, потому что тот рассматривает её исключительно в связи с империалистическим государством. В то время, когда Ленин восстанавливает марксистскую теорию государства, он применяет её в научном определении империалистической демократии.

13. И в СССР реструктуризация оплачивается рабочими – стр. 22

Мы продолжаем публикацию исследований итальянских марксистов, которые способствуют лучшему пониманию классовой природы СССР. Вновь напомним, они были сделаны ещё в то время, когда существовал Советский Союз.

«Правда» чёрным по белому публикует разоблачения низкой производительности труда в советской металлургии, сектора, мифической красы и предмета гордости Сталина и Хрущёва. В первые дни 1983 года появилось сообщение (опубликованное газетой «Известия»), что были опробованы новые методы руководства предприятиями, на основе которых, помимо использования предприятиями преимуществ, которые даёт увеличение ими производительности труда за счёт стимулирования в области заработной платы (это ничто иное, как официально признанная форма заводского контрактирования уровней производительности труда), «… руководители получат также новые полномочия по сокращению числа своих работников …» (“Il Sole-24 Ore”, 4 января). “Il Sole-24 Ore”, апрель подтверждает, что это распространяется и на другие сектора «… Совет министров принял решение об относительном уменьшении числа работников текстильной отрасли на 250 тысяч человек с целью введения научной организации труда …» и т.д.

14. Азиатский обгон – стр. 24

С 2000 по 2008 годы автомобильное производство Китая выросло с 2 до 9,3 миллиона единиц, обеспечив себе тем самым второе место в мире, вслед за 11,6 миллиона единиц Японии и впереди 8,7 миллиона единиц США (ANFIA, “Automobile in cifre”, 2009). Благодаря значительному вкладу Китая, а также и Индии, производство которой выросло в тот же период с 800 тысяч до 2,3 миллиона единиц, Азия стала лидером по производству автотранспортных средств в мире. По регистрации транспортных средств Азия занимает первое место в мире. С 1980 до 2008 годы в Южной Корее количество автомобилей в обращении на тысячу жителей выросло с 14 до 336. Если Китай последует корейскому примеру, то в пределах тридцати лет будет иметь в обращении приблизительно полмиллиарда автомобилей, что более половины существующего на настоящий момент мирового уровня и в два раза выше уровня Европейского Союза.

График. Сравнительная динамика производства и регистрации автотранспортных средств

15. Volkswagen открывает путь китайскому автопрому – стр. 25

В 1970 году Volkswagen, с объёмом продаж в 569 тысяч автомобилей, занимал 5% автомобильного рынка США. В последующие годы он не смог противостоять наступлению японских производителей и в 1975 году был вынужден уступить Toyota место первого импортёра на американском рынке. В 1993 году немецкая компания продала в Соединённых Штатах только 50 тысяч автомобилей, это 0,3% рынка. Ответ на вызов Toyota последовал не на американском рынке, а в Азии.

1978 году китайские реформаторы, возглавляемые Дэн Сяопином, «запланировали приступить к созданию в Шанхае автомобильного производства в качестве ключевой отрасли промышленности».

Volkswagen пришёл в Китай, чтобы принять всемирный вызов Toyota, а Китай использовал конкуренцию между крупными группами с целью создания собственной автомобильной промышленности. После выхода Volkswagen на китайский рынок и другие группы оценили его значение, а правительство Пекина поставило всех мировых производителей в состояние конкуренции между собой. С 1984 года начался расцвет совместных предприятий в автопроме, и сегодня все основные китайские автомобильные группы имеют связи с двумя или более группами остального мира.

Карта размещения китайского автопрома

Табл. Китайский автопром

Табл. Класификация производителей автотранспорта

Табл. Зоны Китая

№ 99 февраль 2010 г.

1. Экологический обман в эпоху Азии - стр. 1

После национализма и социал-империализма, которые доводили массы до фанатизма в первую и вторую мировую войны, господствующие державы и их международные организации, в ожидании новых разрушительных конфликтов, должны были дистиллировать наиболее общие представления своего влияния: империализм добрых намерений, при котором в игре были скорее «судьбы человечества», нежели чем мало презентабельные интересы государств. Зима рождаемости подорвала систему пенсионного обеспечения в старых державах, а демографический переход уже трансформировал и новые, но ещё не затихло эхо совещаний по поводу катастроф из-за перенаселённости. Сейчас очередь «парникового эффекта» и глобального потепления.

В действительности, «экологический обман» является частью сражения вокруг энергетической реструктуризации, всех секторов, которые в неё вовлечены. Решающий аспект сражения вокруг энергии является частью колоссального смещения соотношения сил, направленного в сторону Азии и Китая.

Лишь освобождённое от ига разделения на классы и разрушительных импульсов капиталистического хаоса, развитие производительных сил совершит немыслимые сегодня вещи, в результате действительно гуманного прогресса и органических сознательных отношений между человеком и природой.

Графики. Состояние развития электроэнергетики

2. Будущее есть только в коммунизме - стр. 4

Землетрясение на Гаити является жесточайшим подтверждением этого. Невозможно предотвратить землетрясение, нельзя предвидеть, когда это произойдёт. Но можно предвидеть ущерб от подземного толчка, можно избежать катастрофической цены опустошения и гибели десятков тысяч людей. Проблемой является человек, а не природа. Существуют средства и возможности для того, чтобы избежать катастроф из-за непредусмотрительности, но необходимо, чтобы наука и производительные силы находились на службе действительно человеческого развития, а не слепых форм капитала. Контрольным испытанием является кризис: скорее экономическое, чем геологическое землетрясение, которое, однако, сказывается на людях столь же пагубно и неконтролируемо. Сегодня ценой для трудящихся является неуверенность и безработица, завтра, перед лицом кризиса, ещё более судорожного и глубокого, это будет война. Станет ли она также неизбежной участью?

Иной путь возможен, только если человечество возьмёт в свои руки собственную судьбу. Будущее есть только в коммунизме.

3. Упадок Атлантики делает неустойчивым "новый порядок" многополярности - стр. 6

Специфика нынешнего кризиса, переводя в долговой цикл последствия смещения сил, пожалуй, заключается также в отсрочке политической проверки изменившегося соотношения сил. Неудавшееся заключение «нового Бреттон-Вудса» могло быть попыткой или иллюзией возможности избежать последствий изменившегося соотношения сил; «политическая воля» заключается и в выжидательной тактике, и в затягивании процессов, и в упрямом умиротворении новых восходящих держав

1) Обама выказывает признаки «ограниченности президентской власти внутри страны» и «ограниченности доминирования США в мире». По мнению Люса, вместо лозунга «yes we can» (да, мы можем), американцы должны использовать «we are doing all that we can» (мы делаем всё, что можем).

2) Андрес Ортега, международный обозреватель "El Pais", бравирует оптимизмом по поводу политического пространства, которым сможет воспользоваться ЕС.

3) "Le Monde" же говорит о совместном упадке США и ЕС в мире, который продолжает оставаться конфликтным.

Китай, Бразилия, Индия, Россия усиливаются наряду с другими средними державами, такими как Иран, Мексика, Нигерия или ЮАР, которые не менее решительно настроены утвердить свою региональную роль.

4. Долговой цикл подготавливает мучительное двадцатилетие - стр. 7

В сценариях, обращённых к началу нового десятилетия, отражаются два аспекта неуверенного перехода к послекризисному периоду. С одной стороны, находит выражение дезориентация, вызванная падением былой уверенности. В старых метрополиях кризис разбил вдребезги мифы о рациональности рынков и непрерывном развитии и вернул государство в экономику; в англосаксонских странах он поставил под сомнение независимость центральных банков и талисман свободной торговли. Но, прежде всего, он ускорил обвал старого империалистического порядка.

В этом втором аспекте «сценарии» становятся оружием политической борьбы, программами действий, предложениями или угрозами. Саммитами нового стратегического этапа был запущен в производство ряд форм системы многополярности.

Тенденции рынков к саморегуляции являются предпосылкой для представления трёх сценариев. Все они вращаются вокруг роли Китая:

- В «идеальном» сценарии, в то время как США «постепенно» корректируют свой бюджетный дефицит, Китай сдерживает свой уровень сбережений, увеличивает цену юаня, сокращает профицит своего внешнеторгового баланса. Другие восходящие державы следуют его примеру: уравновешивают свой рост в пользу внутреннего спроса и сокращают валютные резервы, соглашаясь на международные гарантии ликвидности.

- Во втором сценарии Китай увеличивает свой внутренний спрос, но не ревальвирует юань, препятствуя точной оценке азиатской торговли. Соединённые Штаты сохраняют налоговое стимулирование, испытывая большой внутренний и внешний дефицит: - В третьем сценарии Китай и другие восходящие державы действуют как и во втором, но США принимают решение не возобновлять налоговые стимулы. Рост останавливается, воспроизводя призрак кризиса. Экономикам с большим внутренним спросом удаётся защитить себя. Но тогда произойдёт переоценка евро с тяжёлыми последствиями для еврозоны, где такие страны как Ирландия и Испания могут впасть в рецессию.

Сценарии базируются на дозировках кооперации между США и Китаем, а Европе отводится пассивная роль.

5. Частное и государственное в банковской системе Индии - стр. 9

По мнению Чакрабарти, истоки финансового кризиса находятся в неосторожной практике банков и небанковских институтов на мировом уровне, прежде всего в Соединённых Штатах. Но если взглянуть на кризис внимательно, то можно воспринять его в качестве «бедствия редкостного глобального финансового цикла, которое было усилено структурной слабостью»: «Нарушения финансового равновесия, медленно, но неотвратимо накапливавшиеся в период бума, благодаря агрессивным рискам и финансовому рычагу, в конечном итоге привели к логическому концу, […] эпизодические финансовые перекосы не могут быть полностью искоренены; рынок не полностью саморегулируется, но мы можем успокоить его или усилить через политику […] в контексте макроэкономической тенденции увеличения доли сферы услуг, включая банковский сектор, этот рост должен иметь хорошую поддержку со стороны реальной экономики. Финансовый рычаг не может привести к постоянному процветанию. Банки должны это держать в уме, и я говорю это как банкир и как представитель центрального банка».

Табл. Крупнейшие банковские группы Индии

6. В Китае показывается слой средних собственников - стр. 11

На Западе глобальный кризис нанёс сильную оплеуху потреблению, в то время как в Китае модель развития делает свою ставку на рост внутреннего потребления. В Китае всё ещё 150 миллионов граждан борются за выживание.

«Синьхуа» сообщает, что соглашение между Китаем и АСЕАН о создании зоны свободной торговли представляет собой «важную веху». Речь идёт о примерно двух миллиардах потребителей и общем объёме торговли около 4.500 миллиардов долларов.

В Пекине «Женьминь Жибао» отмечает, что Индия в 2014 году спустит на воду на верфях Кочина, штат Керала, первый авианосец, спроектированный и построенный собственными силами, а Нью-Дели входит, таким образом, в элиту, способную проектировать и строить авианосцы водоизмещением 40 тысяч тонн, наряду с США, Францией и Россией.

ГИПОТЕЗЫ О ПЕРЕСТРОЙКЕ ВОЕННОГО АППАРАТА

Начиная с парада 1 октября, было объявлено о десятках назначений в НОА и в НВП (Народной вооружённой полиции). Для последней это стало самой большой реорганизацией, когда-либо осуществлявшейся, начиная со своего возникновения в 1983 году, по меньшей мере, с двумя десятками новых назначений на высшем уровне, для того чтобы вести борьбу против «трёх сил зла: сепаратизма, терроризма и религиозного экстремизма». Выбор новых имён можно прочесть как необходимость «уничтожить на корню» дестабилизирующие силы. Мы отметим, что подтверждается традиционная роль военных в качестве гарантов «внутренней гармонии».

7. Доменные печи Дракона - стр. 13

Китай, бывший ранее импортёром стали, в 2006 году экспортировал её в объёме 24,5 миллиона тонн, а в 2008 году 40,8 миллиона тонн; затем имело место понижение, вызванное кризисом.

История китайской чёрной металлургии началась не так давно. До 1949 года её фактически не существовало, производство составляло менее одного миллиона тонн стали. В пятидесятых годах с помощью СССР производство начинает расти, но русская модель была устаревшей и низкокачественной. В шестидесятые годы Китай начинает преодолевать русскую модель, приобретая доменные печи в Австрии и электрические печи в Японии. Настоящее движение Китая в сторону современной индустрии чёрной металлургии было начато в конце семидесятых годов.

С производственной мощностью, которая превысила 700 млн. тонн в 2009 году, и с внутренним потреблением около 500 млн. тонн, консолидация китайской индустрии чёрной металлургии с каждым днём становится всё большей необходимостью. Правительство ожидает, что до конца 2011 года пять крупнейших китайских производителей будут контролировать 45% рынка чёрной металлургии: в 2008 году эта цифра составляла 28,5%.

Карта. Размещение производства стали в Китае

График. Импорт и экспорт стали в Китае

График. Производство стали в 1980-2008 гг.

Табл. Крупнейшие сталелитейные группы Китая

8. Москва ставит на «энергетическую модернизацию» - стр. 16

«Энергетическая стратегия России на период до 2030 года», утверждённая распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 ноября 2009 года, закрепила основные цели и задачи долгосрочной экономической политики государства, ориентированной на диверсификацию структуры экономики и сокращение доли «топливно-энергетического комплекса» (ТЭК) в валовом внутреннем продукте с 30% 2005 года до 18% к концу предстоящего периода; предусмотрено аналогичное снижение объёма инвестиций (с 27% до 11%) и сокращение доли в экспорте (с 61% до 34%).

Очевидно и то, что ставка делается на возможность развития других секторов, цель давно поставленная, необходимо время, чтобы можно было говорить о её реализации.

Проблема, не только российская, заключается в оценке соответствующих резервов, технологических функций, инвестиционных возможностей, интересов групп и политических решений.

Карта. Трубопроводы на Дальнем Востоке России

9. Украина: смешение красок - стр. 18

Общество, разделённое на классы, государство, где сталкиваются и пересекаются интересы европейского и российского империализма, не может быть идеологически однотонным, более того, как мы уже говорили, в нём становится всё больше цветов и оттенков, именно это и делает украинскую политику менее поляризованной. Сокращается ещё недавно фактически монопольное влияние «оранжевых» и «голубых», косвенным подтверждением этого является феномен «новичков» Тигипко и Яценюка, уверенно занявших в первом туре 3-е и 4-е место соответственно, оттеснивших таких ветеранов украинской политики как Ющенко, Симоненко, Мороз, Литвин; да и заявления, и политическая линия Тимошенко и Януковича больше говорят не о диаметральной противоположности двух фракций украинского капитала, как это выглядело на прошлых президентских выборах, а о необходимости поиска компромисса для украинского капиталистического класса в целом, так как это может помочь развитию его торговых отношений на Востоке и позволит ему привлекать капиталы с Запада.

Табл. Анализ результатов президентских выборов

Табл. Географическая структура внешней торговлы Украины

Табл. Прямые иностранные инвестиции

10. Двадцать лет европеистского приспособленчества - стр. 21

Алессандро Кампи и Анджело Меллоне, научный директор и главный редактор “Farefuturo” утверждают, что история последних шестидесяти лет показывает, что европейские демократии, даже если сильно отличаются по своему внутреннему содержанию, могут иметь «схожие политико-избирательные циклы», с периодическими «политико-культурными волнами», способными «пересечь разные нации» и повлиять на их внутреннюю политическую динамику. Именно это произошло в социал-демократический период с послевоенных лет до конца семидесятых годов, в неолиберистский период восьмидесятых годов или в период «Третьего пути» Тони Блэра в девяностые годы. Социальные и экономические изменения, произошедшие в последние двадцать лет, поспособствовали началу «беспрецедентного политического периода». Саркози, «событие наиболее поразительное и многозначительное», Камерон, новые умеренные шведские консерваторы Райнфелдта и «реформистские правые», в Италии.

Но как бы то ни было очевидно, что «... империалистический европеизм становится главной целью европейских групп, можно предположить, что он превращается также в главную политическую и идеологическую сферу, в которой все политические силы приобретают новые формы и трансформируются» («Политический цикл европеизма», «Lotta comunista», январь 1999 года, сегодня в книге «Crisi internazionalizzazione»).

11. Саркози ищет «золотое правило» для того, чтобы не отставать от Германии - стр. 23

Мы предлагаем вашему вниманию статью французских товарищей из “L'Internationaliste”, опубликованную в последнем номере их газеты.

Уже несколько месяцев политическая динамика Франции обусловлена перспективой региональных выборов, и она будет нарастать до марта 2010 года. Несколько месяцев перемирия и затем, в 2011 году, начнётся сражение за выдвижение кандидатов в президенты и, наконец, откроется президентская кампания как таковая. В течение пятилетия, если рассматривать парламентские, муниципальные, региональные и европейские выборы, только 2011 год не будет знать свиданий народа с выборами, даже если праймериз и станут случаем для новых безжалостных столкновений.

Энергия, расточаемая буржуазными политическими течениями в завоевании видимости народного согласия, представленного голосованием, действительно значительна. Тем не менее, она не способна обратить вспять глубинную историческую тенденцию к растущему охлаждению наёмных работников к электоральной конкуренции. Одно из многих преимуществ нашего стратегического абсентеизма – сознательной формы стихийного абсентеизма рабочего класса – состоит в том, чтобы избежать такого безрассудного расточения энергии, сохраняя её для действительно важного дела. Наши силы, будь они большими или маленькими, могут быть сконцентрированы в попытке укоренить в сердце европейского империализма прочное организованное интернационалистическое меньшинство.

12. Ленинистское восстановление теории - стр. 25

Если всегда верно открытое марксизмом соотношение между политикой и экономикой, то это означает, что самые сильные империалистические группы, которым удаётся преобладать над более слабыми, детерминируют демократическое государство. Более слабые империалистические группы являются таковыми также и потому, что им не удаётся детерминировать демократическое государство. Самое сильное империалистическое государство, следовательно, - это государство демократическое. Более демократическое государство, следовательно, является государством более сильного империализма.

Политика – это концентрированное выражение экономики, - говорит Ленин. Империалистическое демократическое государство, вышедшее победоносным и усилившимся из первой мировой войны, которая является максимальным политическим актом как концентрированное выражение экономики, является доказательством великого открытия Ленина. Вторая мировая империалистическая война, которая в расширенных пропорциях воспроизводит первую, является его подтверждением.

13. Мексиканский демографический «бум» ХХ века - стр. 26

1) общий уровень фертильности остаётся на значительно более высоком уровне, чем в индустриально развитых странах.

2) сильное снижение смертности, которая с 1920 г. – окончание войны – по 2000 годы снизилась с 32 до 5 промилле, то есть сократилась почти в семь раз, снижение было непрерывным и однообразным в течение восьмидесяти лет.

3) разница между двумя уровнями (рождаемость минус смертность), которая была порядка 15 промилле в 1920 году, достигнув крайне высокой величины в 35 промилле в районе 1960 года и вновь показав 15 промилле в 2000 году.

Результатом стало рождение средней демографической державы, что радикально изменило соотношение в численности населения с североамериканским соседом, перейдя от одного к шести в начале века к одному к трём сегодня. Начиная с 80-х годов; численность латинос мексиканского происхождения в США, составляющих две трети от общей численности латинос, оценивается примерно в 23 миллиона, включая, разумеется, также и второе и последующие поколения, родившиеся в США; двенадцать миллионов составляют нелегалы.

График. Население Мексики в 1900-2005 гг.

№ 100 март 2010 г.

1. Подъём в статистике, рецессия для людей - стр. 1

Мировая экономика возобновляет свой рост, но он буксует в старых державах и идёт ускоренным темпом в молодых. Предполагается, что в этом году в Европе и Америке ВВП увеличится на 1-2%, что соответствует средним темпам столетия. В молодых державах, однако, рост будет в три раза выше - 6%, а в Китае даже достигнет 10%, что вызывает риск новых пузырей на Шанхайской бирже. Понятно, что напряжение полностью не исчезнет. На атлантическом фронте идёт атака на евро: греческий кризис дал финансовой системе Лондона и Нью-Йорка благоприятный шанс для наступления. Ось между Парижем и Берлином реагирует, планируя создать экономическое правительство ЕС. Над тихоокеанским регионом нависла напряжённость в отношениях между Америкой и Китаем. Вашингтон напрягается, но не в силах поставить Пекин – демонстрирующий характер - в определённые рамки, упадок ослабляет Штаты и у них нет отдушины для политически приемлемого отхода. Новое соотношение сил, санкционированное кризисом, неизбежно накапливает новые нарушения равновесия.

Пробуксовывающий цикл не позволит скрыть цену, которую платят трудящиеся; цену, включающую высокий уровень безработицы, который сохранится долго. Необходимо осмысливать ситуацию, организовываться, использовать имеющиеся силы в интересах классовой защиты. Необходимо бороться за коммунистическое общество.

2. Фауст буржуазии умер - стр. 3

В «Философских арабесках» Бухарин дал замечательнейшую характеристику империалистической эпохи:«Мрачная окаменелость и окаменелая мрачность выражают длительное бесславное гниение современного капитализма […] кончилась его беспокойная и неуёмная прогрессивная работа, его движение, взлёты его мысли, смелость его рассудка […] наступили сумерки богов, и сова Минервы из нового мира совершает свой таинственный полёт в грядущее... Фауст буржуазии умер. Прежняя подвижность капиталистического мира, его величайший динамизм […] сменились […] поисками элементарного неподвижного абсолюта».

Говорить о стабильности ещё очень трудно, признал вице-премьер Алексей Кудрин. Развитые государства ещё увидят спад восстановления, - предупреждает Рубини, - правительства должны начать сокращение бюджетных дефицитов.

Вариантов немного: сократить дефицит и долг, правительства должны будут сокращать расходы или повышать налоги. Скорее всего, нужна будет комбинация этих двух мер, которые должны будут сопровождать процесс реструктуризации промышленного аппарата, понадобятся и внешние займы. Серьёзные социальные последствия – рост безработицы, понижение доходов и уровня жизни - добавятся к тем, что уже вызваны к настоящему времени кризисом, и “греческий случай” является ярким примером. Нас ещё попросят затянуть пояса и потерпеть ради светлого капиталистического будущего, все кто согласен, могут начинать готовиться. У нас же есть более интересное предложение – приложить свои руки, ум и волю для того, чтобы избавить человечество от оков капитализма, его кризисов, войн.

3. Вашингтон вновь скатывается к стратегической неуверенности - стр. 4

Цикл империалистического либеризма, ориентация которого определялась превалированием Америки в Вашингтонском консенсусе: старые державы, и в особенности Америка, проявляются в них как агенты глобальной либерализации в единстве мирового рынка; восходящие державы в Азии и в части объединённой Европы – как новые страны, бросающие им вызов в поисках санкции на многополярные политические отношения. Природа международной системы и роль, которую в ней занимают США, должны будут быть переосмыслены, поскольку «восходят новые державы, старые продолжают приходить в упадок, а внимание перемещается от Атлантики к Тихому океану», но если Обама не разрешит свои противоречия, его ждут «непоследовательность и несчастья», которыми было отмечено президентство Картера.

Новая стратегическая неуверенность, как из этого можно сделать вывод, вытекает, в первую очередь, из противоречия между приходящей в упадок силой и невозможностью отступления. Это будет другая страница нового этапа противостояния.

4. Политический шторм вокруг евро открывает дискуссию об экономическом правительстве Евросоюза - стр. 7

Атака на евро, вызванная кризисом в Греции, описывается как самый трудный момент с того времени, как появилась единая валюта, и сравнивается со столкновением осени 1992 года. В то время, сразу же после французского референдума по Маастрихтскому договору, в котором «да» получило небольшое преимущество, спекулятивное давление вынуждало стерлинг, лиру и песету выйти из соглашений по обменным курсам ЕВС, европейской валютной системы, предшественницы валютного союза. Компромисс – Лондон в более широком кругу Маастрихтского договора, но не в узком кругу евро – оставил Великобритании её двойственное положение между Атлантикой и континентом. Каждое последующее столкновение исходило из этого результата.

Если в 1992 году возражения касались возможности создания евро, то сегодня отрицается его прочность.

5. Теории и идеологии континентального этатизма - стр. 9

Теории, идеологии и политика государственной силы зародились на немецкой земле, когда Германия пребывала в состоянии бессилия на заре капиталистической эпохи.

В наследии Священной Римской Империи она сохраняла стремление к «гегемоническому европейскому порядку» и «pax germanica», но, начиная с позднего Средневековья, оно больше не уживалось с реальностью. Слабость императоров не позволяла им эффективно противостоять стремлению немецких княжеств к автономии. Император никогда не был сувереном, а являлся отражением компромисса между князьями, которые его выбирали. Реформация и Контрреформация придали этим внутренним политическим противоречиям религиозные основания. Германия тем самым лишила себя возможности противостоять другим европейским державам. В XIX веке буржуазный подъём в Германии, в отличие от Франции и Великобритании, нашёл не развязанным узел политической централизации. Парадоксальным образом, этатизм континентальной политической традиции имеет корни в этой исторической слабости.

6. Политика и экономика империалистической державы - стр. 10

Либеральный экономизм, - говорит Карл Шмитт, - является выражением держав, доминирующих в мировом цикле, и благодаря этому влияющих на систему международных отношений; державы, находящиеся в менее выгодном положении, вынуждены прибегать к политике и государству. Это идеи Фридриха Листа, подогнанные под эру империализма, но это также водораздел, характеризующий разрыв между двумя различными политическими традициями – атлантистской и континентально-европейской.

Этот разрыв проявляется вновь и вновь. Но он принадлежит к более поверхностным характеристикам политических форм мирового противостояния, и вне исторического анализа остаётся просто идеологической схемой

7. Борьба вокруг “Volcker rule” финансового регулирования - стр. 11

С первыми ростками экономического подъёма, созревшими в бюджетах крупных банков, Уолл-Стрит вернулся к свободе действий, досрочно возвращая миллиарды правительственной помощи и распределяя миллионные выплаты собственным руководителям. Профессиональный алчный цинизм и общественная безграмотность смешиваются в «кампании бонусов», проводимой банками. За окончанием рецессии последовал лишь слабый рост, поддерживаемый налоговыми пакетами со стороны правительств с новыми потерями рабочих мест и раздуванием государственного долга. Общая численность безработных и частично занятых в Соединённых Штатах превышает 20% экономически активного населения. «Статистический подъём, человеческая рецессия», - определил ситуацию Лэрри Саммерс.

В январе президент потребовал введения налога на крупнейшие банки для компенсации затрат, осуществлённых казначейством (около 120 миллиардов) на спасение банков. Неделю спустя последовала вторая атака, с двойным предложением: запретить банкам владеть хедж-фондами, фондами прямых инвестиций, инвестировать и спонсировать их или осуществлять операции трейдинга, не связанные с обслуживанием клиентов; запретить дальнейшую консолидацию финансовой системы, установив ограничение на её крупнейшие источники финансирования, подобное тому, что уже существует для депозитов (ни один банк не может иметь более 10% от общей суммы депозитов).

8. Кризис 1929 года и Народный Фронт во Франции - стр. 13

Внутри французской буржуазии сформировались две линии, и сталинисты подготовили политическую идеологию для этого случая, делая различие между «прогрессивной буржуазией» (которая хотела союза с Россией) и «буржуазией реакционной» (которая его не хотела). Оппортунизм, отказываясь от всякой независимой стратегической перспективы, всегда нуждается в присоединении к одной из фракций буржуазии, ставя рабочий класс ей на службу.

14 июля 1935 года сталинисты впервые прошли в составе демонстрации в Париже совместно с буржуазными и социал-демократическими руководителями, чествуя патриотические символы – Жанна д’Арк, битва при Вальми, триколор – чтобы санкционировать вновь обретённое «национальное единство».

Сближение России и Франции конкретизировалось в соглашении Лаваля-Сталина в мае 1935 года, в котором Москва, отказавшись от предшествующей поддержки Германии, согласилась с планом перевооружения Франции, не говоря о том, что он также означал подготовку к войне. В марте секретарь ФКП Морис Торез ещё заявлял о «революционном пораженчестве»; два месяца спустя, после франко-советского пакта, он выступил с лозунгом «партии французской нации», объявляя теперь невозможной политику, которая могла бы «подвергнуть риску безопасность Франции».

9. Методологическое размышление о науке - стр. 14

Марксизм отличает форму от содержания, и если для Маркса «политическая власть есть официальное выражение противоположности классов внутри буржуазного общества», то «политическая власть должна быть проанализирована в своей сущности, в качестве выражения социального антагонизма, а уж затем в её формах». Эти формы являются изменчивыми, потому что постоянно меняется соотношение экономических сил и соотношение между ними.

Именно классовое содержание, прежде всего, определяет содержание её политической оболочки, а не наоборот. Там, где капитал господствует в социальной жизни, конкретные формы, демократические или диктаторские, являются вариантами постоянных и типичных элементов политической власти буржуазии.

Государство, таким образом, является выражением реальной экономической власти господствующего класса в целом.

10. Юго-Восточная Азия в кризисах интернационализации - стр. 17

С начала двадцатого века, вместе с экономическим и торговым проникновением в Китай, колонизацией Кореи после русско-японской войны 1905 года и присоединением Тайваня, Япония заложила основы первой региональной индустриализации. В Маньчжурии, регионе, постепенно уходившем из-под контроля Пекина, вследствие распада Срединной Империи, так же как и в Корее в двадцатые и тридцатые годы, речь шла о смешанном развитии, с прямым или косвенным участием японского государства.

Токио экспортировал в Восточную Азию не только модель экономического развития, но, отчасти, и политическую модель. Различные формы партии-государства, возникшие в послевоенный период в Корее, Таиланде, Бирме, Индонезии, на Филиппинах, пусть и с отклонениями в соответствии с историческими и национальными особенностями каждой страны, зачастую находили своё воплощение в политическом персонале, сформировавшемся под эгидой японских военных в тридцатые и сороковые годы.

Все эти страны объединяет одна канва - «революции сверху» через вмешательство государства, модели, которую Маркс, Энгельс, а затем и Ленин описывали на фундаментальных страницах, анализируя «немецкий путь» после объединения 1871 года.

11. Молодая Индия, старая бюрократия - стр. 18

Индийский слон почти «не пострадал» от кризиса мировой экономики: премьер Монмохан Сингх надеется на 9-10%-ный рост в течение двух лет. В чём заключается сила Индии, страны с 1,2 миллиардами жителей? У Ламонта нет сомнений на этот счёт: возраст 70% индийцев ниже 35 лет.

Говоря о «неудаче Индии» в её погоне за Китаем, необходимо обратить большее внимание на инфраструктуру, а не на сельское хозяйство. Она является «одним из главных препятствий» для интеграции Индии в глобальную экономику. Международный железнодорожный союз оценивал общую протяжённость мировой железнодорожной сети в 2006 году в 1.370.783 км. На США (2005 г.) приходилось 226.612 км, ЕС (2007 г.) 209.895, Россию (2007 г.) 84.158, Китай (2008 г.) 79.687, Индию (2007 г.).

У Слона своя поступь, он сильно отстаёт от Дракона, но это ни имеет ничего общего с неподвижностью.

12. Реструктуризация китайской металлургии - стр. 20

Государственный Совет Китая 11 февраля 2009 года поставил очень важную цель для сектора чёрной металлургии – ускорить процесс концентрации. Должно быть сокращено количество предприятий и созданы крупные группы, которые будут в состоянии конкурировать на мировом рынке с такими гигантами как ArcelorMittal.

Одни слияния и поглощения к настоящему моменту уже осуществлены, другие находятся на стадии завершения. Кроме того, производственные мощности в зоне побережья должны будут превысить 40% национального металлургического производства. Уже сейчас «намечается тренд на перемещение металлургической промышленности из центральных зон к побережью, и это повысит конкурентноспособность металлургической промышленности», - говорит Сюн Билинь, вице-президент государственной Комиссии по развитию и реформам («China Daily», 22 сентября 2009 г.).

Предполагаемые изменения среди крупнейших металлургических групп

13. Стратегия платформ - стр. 21

Стратегия платформ позволяет расширить модельный ряд, используя преимущества роста масштабов производства (M. Freyssent «The second automobile revolution», 2009). Стандартизируется всё то, что не видно, шасси и powertrain, которые составляют две третьих стоимости автомобиля; и делается различным всё то, что видно - салон и кузов, которые дают одну треть стоимости. Те, кто выбирают Volkswagen, Audi, Škoda, SEAT, приобретают по содержанию один и тот же инженерный механизм, содержащийся в оболочках разных брэндов, «фирм», речь идёт о процессе социальной психологии аналогичном приобретению одежды Armani, Versace, Cavalli, Valentino, джинсов Diesel или Levi’s.

Volkswagen и другие производители применили в Китае стратегию платформ. В 2006 году на платформе А Volkswagen собирал Golf, Jetta, Touran, Octavia, общий объём производства составил 2,1 миллиона единиц; из них 325.000, то есть 15,4%, были произведены в Китае.

Табл. Некоторые из мировых платформ в китайском автопроме

Пять крупнейших китайских крупп в 2008 г.

14. Госдепартамент в периоды кризисов последнего пятидесятилетия - стр. 23

Главной чертой послевоенного периода стала утрата Госдепартаментом примата единственного федерального агентства, участвующего, вместе с президентом, в подготовке и осуществлении внешней политики: внутренняя реорганизация подготовила переход от военной централизации к плюрализму госагентств для последующего полувека частичных кризисов.

Сейчас контроль над внешней политикой осуществлялся персоналом Белого дома, и департамент был вынужден работать в сотрудничестве с другими агентствами, хотя форма и характер участия многочисленных агентств изменялись от президента к президенту в зависимости от политической воли лиц, занимавших различные посты.

Как бы то ни было плюрализм интересов находит в противостоянии госагентств и управляющих ими групп людей диалектику собственного самовыражения.

15. Испытание ФРС «чёрным понедельником» 1987 года - стр. 25

Внешний долг достиг гигантских масштабов и вынудил Вашингтон в 1987 году затратить на выплату одних только процентов всему остальному миру на 50 миллиардов долларов больше, чем в 1980 г. Почва продолжала уходить из-под ног американской валюты и Казначейство, пытаясь угнаться за федеральным дефицитом, увеличило на треть - до 10% - в течение полугодия долгосрочные ставки по отношению к своим заёмщикам.

В понедельник 19 октября 1987 года произошло финансовое потрясение Нью-Йоркской фондовой биржы, ставшее самым серьёзным в двадцатом веке, с обвалом в 22,6%, больше чем в намного более знаменитый «чёрный вторник» 1929 года, когда падение составило 11,7%. За четыре рабочих дня с 14 по 19 октября фондовый рынок сверхдержавы упал почти на треть, с потерей капитализации в миллиарды долларов. На несколько дней в храме финансового капитала воцарилась паника.

Выбор между системным кризисом и спекулятивным сговором был нелёгким, словно между менее благородным и более незаконным. Десять лет спустя, сражаясь с азиатским кризисом, Гринспен вспоминал обвал 1987 года как «оздоравливающее событие», потому что он нейтрализовал «инфляционные излишки» американской экономики.

16. Гринспен: политик, принимавший ключевые решения в поворотные 1989-1991 годы - стр. 27

Четыре года президентства Джорджа Буша (1989-1992) были одними из наиболее сложных периодов для ФРС Гринспена. Наложились друг на друга кризис сберегательных касс, трудности многих коммерческих банков, экономическая рецессия, война в Персидском заливе и многократные столкновения с Казначейством.

С лета 1989 по весну 1990 года ФРС, перед лицом кредитного кризиса, снизила ставку с 10 до 8,25%. За три последних месяца 1990 года ФРС снизила ставку на целый процент в четыре этапа и впервые за семь лет сократила обязательные резервы на выдачу дополнительных кредитов. Снижение продолжилось в 1991 году, за десять шагов ставка была сокращена с 7 до 4%, хотя рецессия приостановилась в марте.

Ставка в 4% в конце 1991 года не удовлетворяла администрацию Буша перед предстоящими выборами 1992 года. Уже шесть лет спустя Буш, проигравший президентские выборы, утверждал в публичном выступлении, на которое ссылается Джастин Мартин, что если бы ставка снижалась более последовательно, он бы был переизбран: «Я переназначил его, а он меня предал».

За три года с мая 2000 по июнь 2003-го, в схожей по трудности экономической ситуации, включающей крах биржи, 11 сентября и новую войну против Саддама Хуссейна, ставка снизилась с 6,5 до 1%. Буш младший был переизбран, Буш старший – нет.

№ 101 апрель 2010 г.

1. Интернационалистский ответ - стр. 1

Выход из кризиса будет столь же мучительным, как и сам кризис. Экономический рост в Китае и в Азии мощнейший, но именно его ускоренные темпы отчасти являются выходом для Америки и Европы, а отчасти прижимают их к стене. Вашингтон обвиняет азиатов в манипуляции валютой для поддержания экспорта, Пекин не остаётся в долгу. Европа является объектом упорного наступления, которое началось кризисом в Греции; Лондон и Нью-Йорк стремятся вернуть своё, после того, как они вышли в плачевном состоянии из финансового шторма. Германия находится в центре внимания из-за бросающейся в глаза её промышленности, но Берлин не отказывается от стратегического европейского выбора. Уже несколько десятилетий его выбор заключается в том, чтобы тянуть за собой ЕС, дабы приблизить его к немецкой модели.

Если это завтрашний день кризиса, то трудящихся затронет его худшая сторона, потому что это момент реструктуризации, неуверенности, безработицы. Повсюду, где возможно, необходима оборонительная борьба, но настоящее сражение за классовую политику ждёт впереди и требует размышлений, научных знаний, организации. Пролетариат - единственная действительно всемирная сила. Необходим интернационалистский ответ.

2. Вопрос времени в час Азии - стр. 3

Распространённым чувством, в колоссальной идеологической лжи холодной войны, было то, что якобы являлся неотвратимым военный конфликт между США и СССР. Война в Корее, в 1950 году, казалось, подтверждала это предчувствие. При этом не учитывались силы уже восстановившегося европейского империализма. Лондон, Париж, Бонн и Рим также являлись столицами унитарного империализма; необходимость помешать воссоединению Германии и европейскому единству подталкивала СССР и США к объективному альянсу, а вовсе не к войне. Последующие сорок лет показали, что именно в этом и заключался «истинный передел» Ялты.

Без точных знаний о задействованных в игре силах господствующего класса, силы нашего класса были обречены на роль инструмента в чужих руках, они были вынуждены тащиться в хвосте той или иной фракции империализма.

Рост ВВП 16 промышленно развитых стран

Мировой ВВП с 1955 по 2006 гг.

3. Время кризисов и марксистская теория международных отношений - стр. 4

Сущность анализа Арриго Черветто вытекает из размышлений о стратегии и марксистской теории международных отношений. Рассмотрение полемики Ленина с Карлом Каутским выступает в качестве его концептуального ядра. Ленин в пух и прах разносит теорию «ультраимпериализма» Каутского, - отмечает Черветто, - используя именно диалектику времени в империалистическом разделе. Даже если допустить «союз» для мирного раздела - категорически утверждает Ленин, - этот альянс не может быть «некратковременным», потому что раздел сфер влияния основывается на соотношении сил, которое изменится в течение десяти или двадцати лет. «Ленин использует […] концепцию “времени” не в виде неопределённых сроков или мессианского ожидания краха капитализма, а в научных терминах анализа тенденций и оценки “времени”, необходимого для созревания составляющих их противоречий».

Меняются отношения между соперниками, меняется и их число. Именно здесь коренится закон разрыва империалистического порядка, неотвратимая динамика единства и раскола, то есть невозможность для империализма стабильного и согласованного раздела между державами.

4. Первое сражение долгого долгового цикла - стр. 6

Экономический подъём остаётся хрупким и неуверенным: это отодвигает во времени перспективы обнуления гигантского государственного долга, который накопили государства, для того чтобы предотвратить ещё более разрушительные последствия финансового кризиса и экономического спада. Если экономика не оправится, то невозможно будет поддерживать такой же уровень государственных расходов, снижать бюджетный дефицит и сокращать накопившийся долг. Это требует от правительств необходимости контроля за государственными финансами, сокращения расходов, повышения налогов. В противном случае, риск уже будет заключаться не в несостоятельности одного банка, а государства.

Гора ценных бумаг государственного долга привлекает спекулятивные фонды, которые осуществляют свои набеги, оказывая существенное влияние на управление долгом и валютными курсами со стороны денежно-кредитных и финансовых властей.

Борьба между фракциями капитала за то, чтобы поставить государственные финансы под контроль, с одной стороны, и освободиться от интернациональной спекуляции, с другой, является ничем иным, как первым сражением «долгого долгового цикла».

5. Афины, преследуемые кризисом задолженности - стр. 8

Мы публикуем статью наших греческих товарищей из газеты “ΔΙΕΘΝΙΣΜΟΣ” («Интернационализм»).

Нарушения равновесия в Греции стали очевидными в силу ряда негативных рекордов. Дефицит её текущих счетов, который в 2007 году достиг 15% ВВП, самого высокого уровня в еврозоне, синтезирует потерю ею конкурентоспособности. В течение предыдущего десятилетия уровень частных сбережений был самым низким в Союзе. Государственный долг превышает 110% ВВП (304 миллиарда евро), что равняется приблизительно 4% задолженности еврозоны. В январе доходность греческих государственных облигаций достигла 7,1%, максимального уровня после вступления Афин в валютный союз в 2001 году. По данным бюллетеня Eliamep (греческого Института европейской и внешней политики), греческий ВВП снизился в 2009 году на 2%. Речь идёт о самом сильном снижении за последние 30 лет, и, хотя это не худший показатель в Европе, он, больше, чем в других местах, усиливает удушение системы.

Буржуазия готовит новые гигантские кризисы и столкновения. Сегодняшний опыт не должен быть утерян.

6. Хроника забастовок в Шеньчжене - стр. 10

В октябре прошлого года Синьхуа, китайское официальное информационное агентство, сообщило новость о том, что в 2008 году число трудовых конфликтов (labour disputes), по сравнению с прошлым годом, увеличилось на 95%; в прибрежных городах Востока и Юга страны их количество возросло в три раза.

В исследовании 2007 года, представленном «China Security» - периодическое издание вашингтонского World Security Institute – приводится редкий и интересный факт, сообщённый одним из служащих КАСН (Китайская академия социальных наук) Пекина, который тот почерпнул из «Blue Book of China's Society»: количество участников mass contingensy event, то есть социальных конфликтов, увеличилось с 730 тысяч до 3,1 миллиона с 1993 по 2003 годы. Цифры сами по себе мало значительные для размеров китайского рынка труда (приблизительно 300 миллионов наёмных рабочих), но они отражают все социальные конфликты и дают представление о тенденциях.

За ростом показателей рабочей конфликтности стоит тот самый элементарный феномен, который является типичным для капиталистического способа производства: «постоянство» борьбы с выдвижением требований, постоянство борьбы посредством забастовок, которую мы называем «естественным экономическим явлением», так как это органическая часть капиталистического способа производства и она не могла не проявиться, приводимая в движение силой более чем ста миллионов рабочих только обрабатывающей промышленности, на «фабрике мира».

7. Великие исторические вопросы русской революции - стр. 12

Мы начинаем публикацию перевода, ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”. В нашей стране этот выдающийся марксист, не без участия сталинской школы фальсификации истории – в том числе через её замалчивание, - известен лишь как объект справедливой ленинской критики в работе “Детская болезнь левизны в коммунизме”, поэтому мы предваряем работу основателя Коммунистической партии Италии – Секции Коммунистического Интернационала, его небольшой биографией.

Бордига Амадео (1889-1970 гг. – итальянский марксист, основатель Коммунистической партии Италии. В 1914 г., будучи руководителем федерации молодых социалистов, выступал против вступления Италии в первую империалистическую мировую войну. В 1917 г. он сразу же понял значение русской революции и деятельности Ленина и в газете “Soviet” начал борьбу против ограниченности, разнородности и парламентаризма Итальянской социалистической партии; инициатор и организатор её раскола в 1921 г., секретарь возникшей Коммунистической партии Италии - Секции Коммунистического Интернационала, но уже в 1923-1925 гг. постепенно вытесняется из неё; в 1927 г. арестовывается фашистами и в 1930 г. исключается сталинистами из партии. Мы обязаны ему серьёзным анализом социального базиса России, однако его концепция отношений партии и класса страдает сильными ограничениями механистического подхода.

--------

Материалистическая теория истории и законы экономической науки, с точки зрения марксистской школы, применимы и к России, и к Европе. Они имеют вес повсеместно и во все времена общественного человеческого развития, для всех переходов от одного способа производства к другому, для народов более развитых, и для тех, что являются более отсталыми.

Анализ внутренней ситуации в России позже был продолжен Энгельсом в работах 1875-1894 гг. Он продолжает исключать историческое сцепление между древним коммунистическим миром и социализмом, революционный потенциал крестьянина - если только не в целях революции чисто буржуазной, протагонисты которой ещё на вышли на сцену – и настаивает на том, что всё больше утверждаются формы развитого капитализма в городской промышленности, в сети современных железных дорог и на металлообрабатывающих заводах, в первую очередь, военного назначения. Он, следовательно, приписывает России такое же развитие, как и у наиболее развитых наций Европы, и вновь подтверждает центральное положение марксизма: Россия может ускорить движение к социализму, ухватившись за возможности, которые исторически дают пролетариату антифеодальные революции, на единственном основании - полагаясь на триумфальную социальную революцию в Европе.

8. Киев включён в европейско-российские отношения - стр. 13

Результаты выборов представляют собой конец одного периода, идеологической этикеткой которого является термин «оранжевая революция». В действительности, этот период более долгий и он детерминируется международными отношениями: точнее, попытками американского проникновения в «ближнее зарубежье» России, и, в большей степени, в европейско-российские отношения.

Украинские выборы этого года и война в Грузии в 2008 году демонстрируют, что Вашингтон, затронутый кризисом, уже не тот, что был раньше.

Янукович пишет в «Wall Street Journal» (18 января), что Украина должна стать «мостом между Востоком и Западом», а «восстановление отношений с Российской Федерацией будет осуществляться в рамках наших европейских амбиций» - этим он выражает готовность присоединиться к европейско-российским отношениям.

«Russia Profile», журнал, связанный с государственным информационным агентством «Новости», опубликовал 5 марта комментарий Владимира Беляева: противопоставление ЕС и России во внешней украинской политике является ложным: две державы имеют одну траекторию сотрудничества, и улучшение отношений с Россией не означает для Украины отдаление от Европы.

Региональное распределение поддержки Януковича и Тимошенко на президентских выборах

9. Дели: бюджет для претензий на сферы влияния - стр. 15

В своих «Тетрадях по империализму» Ленин размышляет по поводу очерка «Всемирная война и империализм, 1914-1915» (Йена, 1915) Густава Ф. Стеффена, профессора экономики и социологии Гётеборгского университета. Он приводит следующую цитату: «Направляется капитал […] строятся железные дороги и каналы […] сферы влияния […] приобретаются без прямого захвата».

В Индии, восходящей империалистической державе, идеи вильгельмовской Германии также обретают новую жизнь. В Нью-Дели нет недостатка в тех, кто задаётся вопросом, что делать для того, чтобы «приобрести сферы влияния». Под этим углом зрения дебаты по бюджету, идущие в СМИ и в парламенте, приобретают более интересную тональность. “The Times of India” своей передовицей поддерживает бюджет, представляя его в интересном свете. «Популистский» бюджет Банерджи имеет инновационный аспект: «Это попытка увеличить влияние Индии в регионе с помощью железных дорог». Его взгляд направлен в сторону Бангладеш и других приграничных регионов. Это политика Индии, которая смотрит на Восток: «India's Look East policy». Железной дорогой Индия хочет связать Бангладеш с Западной Бенгалией и северо-восточными штатами Индии.

Индия – это великая мировая экономика, и «со временем её геополитическое влияние станет превалирующим». Дели мог бы оказаться в центре большой «сферы влияния»: сильная, гибкая политика по отношению к Пакистану может превратить Южную Азию в мирный и процветающий регион с населением в полтора миллиарда человек, это почти четверть человечества.

Карта штатов Индии

Региональная структура обрабатывающей промышленности в Индии

10. Новая эра угля - стр. 17

В XIX веке железные дороги и телеграф предоставили капиталистическому развитию огромные пространства американского Запада; в первой половине XXI века уголь и электричество подпитывают бурное развитие китайского капитализма и изменяют мировое равновесие между ведущими державами.

Под влиянием огромных запасов угля в США, Австралии, ЮАР, странах бывшего СССР, Китая и Индии, гигантские компании электромеханического сектора ОЭСР усовершенствовали технологии, которые вновь превратили уголь в один из основных источников энергии, конкурирующий с природным газом и атомной энергией. После двадцатилетнего периода неуверенности 1980-2000 гг., последовавшего за энергетическими кризисами и развитием атомной энергетики и добычи природного газа, с 2000 по 2008 годы мировое потребление угля резко возросло не только в Китае, но и в других регионах мира. В той же зоне ОЭСР потребление угля возросло на 4,4%. Азия, но в первую очередь Китай, стали “новым рубежом” науки и электромеханических технологий, использующих уголь.

Рост потребления угля

Система суперкритического угольного котла

11. Электоральные спотыкания и финансовая жажда Николя Саркози - стр. 19

Комментируя первый тур французских региональных выборов, “Les Echos” задавалась вопросом: «Какой смысл можно придать голосованию, когда оно игнорируется более чем половиной потенциальных избирателей?». Около 24 миллионов избирателей не пришли к урнам, и все партии, за исключением Зелёных, потеряли массу голосов. Во французской метрополии сравнение с первым туром президентских выборов 2007 года демонстрирует, что списки партии большинства потеряли 6 миллионов по сравнению с тем, что получил Саркози, а ФСП - 3,1 миллиона по сравнению с результатом Руайяль. Речь идёт о 55% и 35% соответствующего электората.

12. Люди и аппараты для кризисов и войн европейского империализма - стр. 21

Со вступлением в силу Лиссабонского договора и новыми назначениями открылась новая политическая глава для властей европейского империализма. Договор вводит должности постоянного председателя Европейского Совета и представителя по внешней политике, а также усиливает регулярно действующий аппарат.

Периодические заседания Совета стали официальными с 1979 года, они были санкционированы десятилетним кризисом, а в Рамбуйе произошло признание политической роли рейнской оси.

Бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт писал, что существуют ситуации, когда необходимо «быстро принять важное решение», к примеру, в случае «войны»: «важно, чтобы правительства, министры и их сотрудники [...] взяли за привычку находиться в тесном контакте, почти ежедневном» (“L’Europe s’affirme”, 2001 г.).

Сегодня Комиссия и Европейский Совет являются консолидированными институциональными органами, которые располагают крепкими аппаратами и достоянием многолетнего опыта. Число сотрудников Комиссии около 34.000, из которых 24.000 - в Брюсселе; в Европейском Парламенте – около 5.000, в Европейском Совете - 3.500 и в Европейском Суде в Люксембурге – около 1.500 сотрудников. Только в Брюсселе насчитывается около 45.000 человек чиновников и сотрудников по европейскому контракту.

13. Карлсруэ в плюрализме немецких властей - стр. 23

В западной “Старой Европе” Конституционные суды, созданные после войны, являются постоянным элементом плюрализма властей буржуазно-демократической системы.

В Германии Bundesverfassungsgericht (Конституционный суд) отражает, исходя из Конституции 1949 года, федеральный и парламентский институциональный аспект послевоенной Германии: федерацию государств со своими правительствами, парламентами, региональными конституциями и конституционными судами. Немецкий суд состоит из шестнадцати членов, предложенных партиями и избранных наполовину комиссией из двенадцати депутатов Бундестага, другая половина избирается Бундесратом. Немецкие судьи в большинстве своём родились в Северном Рейне-Вестфалии, Гессене и Баварии и получили образование, главным образом, в университетах Фрайбурга (Баден-Вюртемберг), Мюнхена (Бавария), Франкфурта (Гессен) и Билефельда (Северный Рейн-Вестфалия). Они делали свою судебную и академическую карьеру в основном в Гессене, Бадене и Баварии.

14. Банкир в казначействе из «кузницы кадров» Goldman Sachs - стр. 25

В третий раз в период президентского правления Джорджа Буша Казначейство США сменило своего главу. После Пола О'Нила, который пробыл на этом посту два года, и Джона Сноу - три с половиной года - наступил черёд Генри Полсона. Международная пресса поспешила очертить возможную программу нового секретаря: понижение стоимости доллара, проблема внешнего дефицита, бюджетная дисциплина, реформа Международного Валютного Фонда, Китай.

Шестидесятилетний Полсон из Иллинойса - это председатель правления и главный исполнительный директор Goldman Sachs, 35 лет его карьеры прошло в одном банке, также он стал его крупнейшим индивидуальным акционером. Полсон страстный поборник глобализации и снижения налогов, особенно на дивиденды и доходы от прироста капитала. Однако, он также сторонник необходимости уменьшения дефицита бюджета.

Пресса задаётся вопросом, сможет ли Полсон избежать бессилия своих предшественников.

15. ФРС в годы президентства Клинтона - стр. 27

Билл Клинтон был избран президентом в возрасте 46 лет. Гринспену было на двадцать лет больше, он знал вашингтонские коридоры власти в течение 25 лет.

Общий дефицит за 12 лет администраций Рейгана-Буша (1981-1992 гг.) составил в долларах 2000 года половину всего американского дефицита с 1950 г. по сей день и в два раза превысил дефицит, накопленный в течение второй мировой войны. За эти 12 лет государственный долг Соединённых Штатов удвоился с 32,6 до 64,1% ВВП. Для части истеблишмента, которая была сильнее вовлечена в глобальную финансовую конкуренцию, было жизненно важно повернуть колесо в обратную сторону, особенно в тот момент, когда Европа начинала подчиняться финансовой дисциплине Маастрихтского договора. Это стало стратегической плоскостью для конвергенции между главой монетарной власти и новым президентом.

№ 102 май 2010 г.

1. Время Китая и Азии - стр. 1

Проблема задержки теории в плане анализа долгосрочных тенденций капиталистического развития, - делает вывод Черветто, - берёт начало в кризисе 1914 года, задолго до наступления тридцатых годов. Этот разрыв был подтверждением правильности долгосрочного марксистского анализа, но уже тогда выводы, которые из него сделало коммунистическое движение, зачастую были ошибочными, «потому что они носили механистический, а не диалектический характер». Кризис рассматривался в качестве необратимого краха; напрасно Ленин призывал к изучению противоречивого развития социальной реальности: «Не бывает кризиса, который был бы необратимым, не бывает автоматического крушения капитализма. Концентрация, которая приводит к кризису, воссоздаёт, вместе с тем же самым кризисом, условия для возрождения мелкого производства и мелкого капитала. Империализм, который провоцирует войну и, следовательно, порождает кризис, одновременно способствует дальнейшей экспансии капитализма в мире. Противоречия, порождаемые этим всемирным процессом, столь мощны и многочисленны, что они вызывают экономические и политические кризисы, могущие перерасти в революцию при условии, что существует коммунистическая партия, способная её осуществить, и что трудящиеся массы объективно вовлечены в борьбу».

«Время» XXI века будет иметь специфический характер классов на новом этапе, новых империалистических сил, являющихся его продуктом, и их столкновений. Эти мультипликаторы прошедших тридцати лет - подтверждённые и, пожалуй, ещё более усиленные глобальным кризисом - демонстрируют, что в первую очередь это будет время Азии и Китая.

Доля Китая в росте производства электроэнергии

2. Время революционной борьбы - стр. 3

Марксизм не может и не желает разрабатывать исчерпывающей концепции мира по модели, предложенной великими философами, от Платона до Гегеля. Потому что реальность и сама марксистская наука, которая её изучает, мыслятся как процесс.

Марксизм может открыть, и открыл, фундаментальные связи, законы движения, но, как пишет Маркс, ему никогда не приходилось создавать «универсальную отмычку в виде какой-нибудь общей историко-философской теории, наивысшая добродетель которой состоит в её надысторичности», то есть находящуюся вне истории и, следовательно, идеалистическую.

Маркс не философ, он даже не экономист или историк. Он не моралист-ниспровергатель, который хочет учить мир, как ему следовало бы развиваться. Одиннадцатый из «Тезисов о Фейербахе», выгравированный также на могильной плите Маркса – «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» – является не эффектной фразой, это путь, которым он следует в научной и политической деятельности всю свою жизнь.

Маркс – это революционер. Марксистская наука использует инструменты философии, исследует экономику и историю тогда и в той мере, в какой это полезно для коммунизма, то есть для того «действительного движения, которое уничтожает теперешнее состояние».

3. Интернационалистическое милитантство - стр. 5

Всемирный капитал возобновил свой ход, даже не завершив инвентаризации развалин, которые оставил глобальный кризис. Растёт напряжение, которое выльется в ещё более разрушительные разломы. Европа ведёт в Греции первые бои долгого долгового цикла, в США регулируются счета гигантов кредита, раздувших прибыли на спекуляциях. Китай и Индия, гиганты Азии, возвращаются к росту с темпами, которых Запад не знал уже с пятидесятых и шестидесятых годов, со времён неповторимого периода «экономических чудес». Возобновилась охота за сырьевыми ресурсами, борьба между капиталами набрасывает границы новых сфер влияния.

Господствующая идеология построена на мифах индивидуализма, и всё же нет аспекта общественной жизни, который бы не обнаруживал, насколько отдельные люди бессильны перед лицом слепых сил капитала. Трудящиеся также должны изучить уроки кризиса. Десятки миллионов пролетариев ежегодно добавляются к всемирным силам нашего класса. Можно избежать участи бессилия, можно реагировать на основе классового сознания и с достоинством, борясь за коммунистическое общество. При одном условии: нужно сделать выбор быть свободным в интернационалистическом милитантстве.

4. Вашингтон и Лондон среди неизвестных величин стратегических изменений - стр. 6

Кризис начался в США, Великобритания более всех пострадала от него: среди тех, кто выходит из него проигравшим или ослабевшим, Вашингтон и Лондон испытывают наибольшее давление со стороны нового соотношения сил.

По мнению Ричарда Купера, работавшего в администрациях Джонсона, Картера и Клинтона, самое важное последствие кризиса может быть менее ощутимым, а именно «серьёзный подрыв доверия в мире к американской компетентности и воли следовать за инициативами Соединённых Штатов». Кризис начался с США, а не с развивающихся рынков, как в 1997 году, и не в Европе; «потеря уважения» к США и «капитализму в американском стиле» толкает к более дирижистским дозировкам «моделей» Франции и Китая.

Неуверенность ещё более очевидна в Великобритании, где конфронтация по поводу реструктуризации, непропорционального веса финансового сектора и болезненного упорядочения государственных счетов совпадает по времени с всеобщими политическими выборами, которые, как предполагается, станут решающими. “Financial Times” признаёт, что участие в ЕС «явно отвечает британским интересам». “Business for New Europe”, проевропейское лобби крупных английских групп, движется в том же направлении. Политический случай может повысить спрос на либерал-демократов с их политическим предложением сделать британскую стратегию более европейской.

5. Урок Греции для долгого долгового цикла - стр. 8

Кризисы учат. В кризисы всё меняется быстрее, интересы проявляются с большей ясностью, стратегическое видение уточняется, политические течения развивают свои силы и способности. Греция, на которую приходится всего сороковая часть европейского продукта и немногим более одной тридцатой европейского долга, многие месяцы занимает авансцену континентальных дебатов.

Немецкие антенны очень чувствительны к данным о долге. Недавнее исследование Deutsche Bank, посвящённое государственным долгам, пытается рассчитать для сорока стран бюджетную цену возвращения к допустимым стандартам долга по отношению к ВВП (60% для зрелых экономик, 40% - для восходящих). Оценивался первичный профицит (сальдо государственных счетов за вычетом процентов), необходимый каждой стране, чтобы в течение десяти лет вернуться к этим стандартам. Для передовых экономик задача выглядит невозможной или чрезвычайно трудной. Японии, пожалуй, требуется свыше 13 пунктов ВВП первичного профицита в год. Греции и Италии – 8,2 пункта в год. США, Франции и Германии соответственно 3,6, 3,5 и 3,2 пункта, тогда как Великобритании, вероятно, достаточно 2,7. Китай ещё будет иметь маржу первичного дефицита в 1,4% в год. Среди восходящих стран самыми обременёнными долгами являются европейцы: Турция и некоторые государства Восточной Европы (Венгрия, Польша, Чешская Республика) уже имеют уровень задолженности выше 60%.

Отмечается, что Германия в лучшие девять лет из последнего двадцатилетия имела средний первичный профицит в 1,3%. В ближайшие десять лет будет недостаточным и вдвое более высокий показатель, чтобы вновь встать в строй. Вес долга для метрополий слишком обременительный в условиях неотложных проблем глобальной конкуренции.

6. Реформа здравоохранения Обамы в промышленной реструктуризации США - стр. 10

Медицинское обслуживание и пенсионные расходы вновь заявляют о себе, как о центральной проблеме американской реструктуризации.

Если исходить из федеральной статистики, которая не включает медицинские расходы отдельных штатов, около 50 миллионов американцев не охвачены страхованием или потеряли его вследствие увольнения, серьёзной болезни или развода с супругом.

Реформа здравоохранения обязывает большую часть резидентов в Америке иметь страховое медицинское обеспечение и устанавливает «биржи», на которых вновь застрахованные могут получить субсидии на приобретение полисов: число незастрахованных в течение ближайшего десятилетия должно будет сократиться на 32 миллиона, доведя охват ими с 81 до 92% населения, живущего в данной местности.

Это расширение должно будет предоставить страховым компаниям 24 миллиона новых клиентов (из которых 19 миллионов субсидируются государством на общую сумму в 464 миллиарда долларов в течение десяти лет), которые смогут заключать сделки в системе «регулируемой конкуренции» «медицинских бирж». Фармацевтическая промышленность, - по утверждению “Le Figaro”, - также рассчитывает, что, в сущности, рост числа клиентов, организованных в полисы, позволит «воспользоваться ими, чтобы адаптировать предложение к населению, которое получает выгоду от медицинского страхования».

Юг незастрахованных

7. Великие исторические вопросы русской революции - стр. 12

Мы продолжаем начатую в прошлом номере публикацию перевода ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”.

... февральская революция представляла собой меньшевистскую формулу, с дальнейшим скатыванием народников и социал-демократов в оппортунизм, в связи с вхождением в буржуазное временное правительство и из-за подчинения ему рабочих советов, возникших в 1905 году во главе революционной борьбы. Октябрьская революция возвращает к большевистской формуле: союз с крестьянами, отстранение буржуазии от власти, отсрочка социализма в России до европейской революции, искоренение множества феодальных пережитков, что - даже для марксистов, отказывающих «демократии» в какой-либо абсолютной ценности - означает быстрое прохождение всех фаз до конца реализованной демократии: только после этого можно встать на серьёзный путь.

8. Призрак плюрализма волнует Дракона - стр. 13

Уже в апреле 2007 года мы рассматривали отсталость системы хукоу, китайской системы учёта населения. Это был «апартеид китайской марки», рождённый в эпоху Мао, чтобы помешать мобильности крестьянского населения и привязать его по «крепостному» типу. Капиталистическое развитие, с одной стороны, разбивает цепи, а с другой превращает их в наследие «античного варварства», которое не хочет отмирать. Мы писали: в Пекине, по меньшей мере, треть детей не могут посещать школу, потому что они являются детьми мингун, мигрантов.

В случае быстрого «реформирования» системы хукоу, 70% китайского населения в короткие сроки должны стать горожанами: это стало бы экономической и, в конечном итоге, политической «катастрофой». «Реформисты» не отдают себе отчёта в том, что может произойти: Китай впервые в своей истории должен стать урбанизированным обществом.

Какое направление примет это развитие, будет ли оно поглощено зарождающимися идеологиями китайского империализма? Это является проблемой сегодняшнего и завтрашнего дня. Она касается китайского пролетариата и его революционного авангарда, касается революционного авангарда, действующего в сердце европейского империализма: его родиной является весь мир.

9. Развитие металлургии в Индии - стр. 15

Сунит Гхош из пресс-службы правительства Индии пишет: “Сталь играет жизненно важную роль в развитии любой современной экономики. Среднедушевое потребление стали в целом воспринимается как показатель социально-экономического развития и жизненного уровня людей. Поэтому ни одна развивающаяся страна не может позволить себе игнорировать сталелитейную промышленность”.

Если обратить внимание на потребление стали на душу населения, то Индия является рынком с большим потенциалом. Индийское производство стали на душу населения в 2007 году на 20 лет отставало от Китая. Потребление на душу населения выросло, по меньшей мере, на 3 кг менее чем за два года, это “китайские” темпы роста.

По данным доклада Steel Business Briefing Research & Consalting, ожидается, что производство в Индии почти удвоится к 2015 году и достигнет 108 миллионов тонн, в соответствии с долгосрочными прогнозами доля Индии в мировом производстве вырастет с современных менее 5% до 13% в 2030 году. Ещё более оптимистичными являются прогнозы министра стали Вирбхадра Сингха, который недавно заявил журналистам о своей уверенности в том, что производственная мощность в конце 2012 года достигнет 124 млн. тонн.

Развитие металлургической промышленности Индии ускоряется, но должно пролагать себе путь через трясину традиций, местничества и бюрократизма.

Карта размещения в Индии крупннейших металлургических групп

Крупнейшие производители стали в Индии

Производство стали в 1995-2009 гг.

Рост производства стали в Индии

10. Чёрное золото Бразилии - стр. 18

Весной 2006 года бразильская нефтяная компания Petrobras объявила об исполнении мечты о самодостаточности в добыче нефти. Менее чем через год та же компания объявила об открытии крупных месторождений нефти и газа в скалистых пластах, лежащих ниже соляных пластов в очень глубоких водах, в тех, которые были названы новой бразильской нефтяной провинцией, так называемой Голубой Амазонией.

Начиная с первых заявлений 2007 и 2008 годов, считалось, что новая нефтяная провинция способна поместить Бразилию среди крупнейших стран мира по запасам нефти и газа. Экономические, геополитические и идеологические последствия носили различный характер: правительство Лулы облачило всю эту историю в националистическую риторику - «это наша нефть» - делая ставку на усиление роли государства в управлении потенциальным новым богатством: открытия предсолевых запасов, среди прочего, стали фоном стратегического сближения с Францией в военной области.

Уже в ноябре 2007 года министр обороны Нельсон Жобим подчёркивал необходимость для страны обладать атомными подводными лодками для защиты только что открытых месторождений. В 2009 году президенты Лула и Саркози ратифицировали союз, а национальная печать писала, что Бразилия, якобы, стала седьмой страной мира, членом узкого клуба держав, которые в состоянии строить и обслуживать обычные и атомные подводные лодки (после США, Франции, Соединённого Королевства, России, Китая и Индии).

Доказанные запасы нефти в мире

11. Старый континент делает ставку на стратегическую независимость - стр. 19

... в эти месяцы военная подготовка «миролюбивой» Европы сделала ... важные шаги вперёд. ЕКА (Европейское космическое агентство) разместило у немецкой ОНВ заказ на первые 14 оперативных спутников навигационной системы Galileo. Условленно, что они будут запускаться на орбиту начиная с 2012 года, что носителем будет Ariane, что наземная контрольная аппаратура будет производиться Thales Alenia Space, и что центры управления шифрованными военными сигналами будут находиться в Париже и Лондоне.

Из центра в Куру запущен французский спутник-шпион Helios 2B. Ключ доступа к его услугам предоставлен также немецким и итальянским вооружённым силам, которые, в обмен, сделают то же самое со своими созвездиями спутников SAR-Lupe и Cosmo-SkyMed. Таким образом, впервые главные европейские армии будут пользоваться интегрированной системой всепогодного наблюдения из космоса, оптического и радиолокационного.

... пресса по ту сторону Альп захотела напомнить две знаменательные годовщины: тридцатилетие ракеты-носителя Ariane, первый запуск которой произошёл накануне рождества 1979 года, и пятидесятилетие атомной бомбы, созданной по воле Шарля Де Голля (13 февраля 1960 г.). Это давнее испытание в алжирской Сахаре, - пишет “Le Figaro”, - позволило Франции «вернуться в когорту великих» после того, как она была из неё «исключена Ялтинской и Потсдамской конференциями». Оно стало «инструментом самоопределения»...

Финансовые показатели четырёх европейских гигантов

12. Технология и экономика паровой машины - стр. 21

Томас Юнг (1773-1829 гг.), профессор натурфилософии (физики) в Royal Institution и член Королевского Общества, говоря о паровой машине, выразил следующую оценку: «Дневная работа лошади равна работе пяти или шести человек […] расходы на содержание одной лошади, обычно, в два-три раза больше тех, что необходимы для дневной оплаты рабочего и, следовательно, лошадиная сила может быть получена приблизительно за вдвое меньшую цену, чем та, за которую предоставляется сила человека […] один бушель угля [38 килограмм] эквивалентен дневному труду 8 и 1/3 человека или, может быть, даже больше; стоимость этого количества угля редко превышает стоимость дневного труда одного единственного батрака». При расходах, равных стоимости одного батрака, благодаря паровой машине достигался в восемь с лишним раз больший «механический эффект».

Кроме того, вместе с паровой машиной утвердилось преимущество ископаемого топлива над возобновляемыми источниками: сила ветра и гидравлическая энергия не всегда были в изобилии, значит недостаточно надёжными, были подвержены колебаниям, ускользавшим от контроля человека, потому что ветра могло быть недостаточно, а водоток мог пересохнуть. После тысячелетий зависимости от ненадёжных и скудных возобновляемых источников энергии, паровая машина предоставила возможность для эксплуатации имеющегося в изобилии и дешёвого источника энергии - угля.

Паровая лошадь

13. GM следует за Volkswagen на пекинском пути - стр. 23

Когда результаты, достигнутые Volkswagen, стали известны, другие автомобильные производители начали интересоваться Китаем, который, играя на соперничестве между конкурентами, пытается оказать давление на немецкую автопромышленную группу (Мартин Пост, «1.000 дней в Шанхае», 2006 год).

В 1994 году на совете директоров General Motors был задан вопрос: можно ли быть мировым производителем без присутствия в Китае (W.J. Holstein, «Why General Motors matters», 2009)? В октябре того же года компания из Детройта открывает офис в Пекине и начинает устанавливать связи с китайским правительством.

В конце 2004 года концерн Volkswagen инвестировал в производство в Китае 7,4 миллиарда долларов, General Motors - 3,5, Peugeot-Citroën - 1,8. Эти цифры обречены на увеличение, когда будут получены новейшие данные. Чуть позади Toyota, с менее чем миллиардом долларов.

Для General Motors и Volkswagen Китай является вторым рынком после внутреннего. Если сохранятся те же ритмы, через несколько лет Китай станет первым рынком для этих групп. В 2008 году, посредством совместных предприятий, General Motors и Volkswagen произвели в Китае около миллиона автомобилей на каждого, Toyota была третьей с чуть более чем полумиллионом автомобилей. Десятилетием позже Volkswagen, General Motors она последовала её стратегии.

«GM is back!» («General Motors вернулся!»), так озаглавил номер от 1 марта американский экономический журнал «Barron’s». Однозначны две вещи: сражение между мировыми производителями будет кровопролитным, и полем битвы, где произойдёт решающее сражение, будет Китай.

Иностранные инвестиции в автопром Китая

14. Старые и новые схватки, вновь вспыхнувшие из-за выборов - стр. 24

В интервью «Espresso» Эцио Мауро, главный редактор «La Repubblica», отмечает, что трещина, возникшая между Берлускони и его электоратом год назад, должно быть, стала глубже; сожалеет о потерянной возможности и критикует ДП: «Если бы оппозиция действовала более эффективно, возможно, система могла бы рухнуть». Это же подтверждает тот факт, что в Италии рост абсентеизма наказал именно левоцентристские партии, а поражение в ключевых регионах, таких как Лацио и Пьемонт, а также смена политических предпочтений в Кампании и Калабрии, как и завоевание Берлускони такого города-символа, как «красная» Мантуя, продемонстрировали, что здоровье ДП по-прежнему слабое.

43% сенаторов ДП публично выражают своё «недовольство» в отношении руководства, движущего их же партию.

Дарио Де Вико (бывший заместитель редактора «Corriere») отмечает, что ДП «всегда была вне игры», демонстрируя тем самым, что левые в Италии являются всего лишь «культурным пространством», а не представляют настоящего «политического предложения».

Нам не стоит сожалеть о данном факте, их политика не имеет ничего общего с нашей ленинистской политикой.

Подписавшиеся депутаты

15. Мексиканский кризис 1994 года: столкновения в США и с Европой - стр. 27

К концу 1994 года в Мексике разразился кризис. Мишель Камдессю, в то время директор Международного валютного фонда, определил его значение, назвав «первым кризисом XXI века».

В январе 1994 году США, Канада и Мексика учредили НАФТА – Североамериканское соглашение о свободной торговле. Мексика не выдержала необходимого темпа процесса либерализации: её дефицит платёжного баланса достиг 8% от ВВП; для удержания обменного курса песо, привязанного к доллару, она потратила 15 миллиардов долларов; для ликвидации внешнеторгового дефицита и обслуживания долговых обязательств она выпустила ошеломляющее количество краткосрочных облигаций - tesobonos, номинированных в долларах. К концу 1994 года страна оказалась всего с 6 миллиардами валютных резервов и 30 миллиардами долларов обязательств по tesobonos, чей срок истекал в 1995 году. К этому надо добавить внутриполитический кризис - убийство основного кандидата в президенты на выборы 1996 года, Луиса Дональдо Колосио, и восстание в провинции Чиапас. Едва сформированное в декабре 1994 года правительство Эрнесто Зедилло пошло на риск и ввело плавающий курс национальной валюты: паника инвесторов обрушила стоимость мексиканского песо.

В политическом плане банкротство Мексики могло означать крах НАФТА и роли развивающихся стран мексиканского образца.

№ 103 июнь 2010 г.

1. Слепота пацифизма и турецкий миттельшпиль - стр. 1

Человечество находится перед лицом одного из ускорений, которое обостряет десятилетиями текущий, нерешённый и нерешаемый при капитализме конфликт - палестинский гордиев узел империализма. Реальной новизной в данном случае является всё более возрастающая турецкая активность в этом регионе.

Все основные израильские газеты опубликовали критику проведённой спецназом Тель-Авива операции, всё “прогрессивное” человечество, начиная с различных сталинистов, троцкистов, заканчивая генсеком ООН и президентом Ирана обрушили громы критики на израильскую военщину; но никто не поставил проблему в контекст обострения межимпериалистической борьбы, в которой мелкие и средние державы, пользуясь затруднениями и проблемами акул империализма, стремятся расширить сферы своего влияния, при этом идеологически порабощая пролетариат и усиливая его разделение по национальному и религиозному признаку; никто из критиков израильской военщины (защитниками интересов которой ленинисты никогда не были) даже не обратил внимания на тот факт, что пацифистская флотилия была в основном организована такой крупной региональной империалистической державой как Турция, пользовалась её кораблями и шла под её флагами. Слепоту пацифистов – мелкобуржуазных реакционеров – понять можно, но как назвать слепоту так называемых “марксистов”? Для этого есть только один термин – оппортунизм – буржуазное влияние в рабочей среде.

2. Иранская инициатива Турции и Бразилии застаёт врасплох старый порядок - стр. 3

Вмешательство Турции и Бразилии в разрешение проблемы ядерного потенциала Ирана – это доказательство сложности будущих отношений. Турецко-бразильская инициатива предусматривает соглашение о передаче на хранение Турции части запасов иранского урана в обмен на ядерное топливо в гражданских целях, предоставленное Францией и Россией. Больше, чем свою эффективность, по мнению многих спорную, она продемонстрировала политический смысл этого шага, доведённого до конца вопреки мнению Соединённых Штатов.

Наш марксистский анализ с самого начала отвергал, в послевоенный период, идеологическую вульгату, бывшую порождением Ялты, о разделе мирового рынка на сферы влияния Вашингтона и Москвы, а также не принимал, впоследствии, теории недоразвитости, которые сопровождали «тьермондистские» политические линии и идеологии. Тот факт, что из так называемого «Третьего мира» возникают сегодня новые империалистические державы – в первую очередь Китай, Бразилия и Индия – является историческим подтверждением для марксистской науки международной экономики и политики. Старые идеологические образы можно было оспаривать, глядя на их использование в столкновении между империалистическими державами; сегодня речь идёт о понимании новых политических линий и новых идеологий, возникающих из многополярного противостояния.

3. Атака на евро разоблачает миф о «рынках» - стр. 4

Заслугой кризиса стало разоблачение рынков. Несколько десятков финансовых гигантов старых метрополий поддерживали конвейер обширной долговой экономики под снисходительным взглядом регуляторов, благосклонных ставок монетарных властей и, зачастую, при безусловной гарантии правительств. В механизмах современного рынка долгов и фиктивного капитала, всемирная олигополия трёх рейтинговых агентств (Moody's, S&P, Fitch) занимает ключевую позицию: их тройное А удостоверяет безопасность инвестиций, приобретая ценность, которую имеет для банкнот подпись управляющего центрального банка. Их роль, основанная на доверии, незаменима, и она безоговорочно признаётся государствами, которые являются объектами их оценок. Кризис доказал, что оценки для тысяч миллиардов долларов были липовыми, они превратили их в массу токсичных бумаг.

Англосаксонская пресса положительно оценивает действие рейтинговых агентств, как и спекулятивные операции на Континенте, считая их измерительными инструментами и безжалостными индикаторами уровня доверия «рынков» государственных и частных ценных бумаг. ЕЦБ принял решение – с исключением из действующих правил – не учитывать оценки агентств по греческому долгу, принимая, во всяком случае, бумаги по нему в качестве залога. В европейских столицах бродит идея о новом европейском рейтинговом агентстве.

4. «Европейский маневр» нарушает римские игры - стр. 6

Мы наблюдаем европейский маневр, невиданный ранее. Это континентальная доза «немецкого лекарства». Речь идёт о сокращении дефицита в зоне евро в течение трёх лет на сумму 300 миллиардов или на 1% внутреннего продукта. От 40 до 60 миллиардов евро в Германии, 90 во Франции, 60 или 70 в Испании, 24 в Италии. Европа приняла решение об этом, одобрив чрезвычайные полномочия и процедуры, которые не имеют прецедентов, план на 750 миллиардов евро для сдерживания греческого кризиса и недопущения заражения в средиземноморском регионе.

Это долговой цикл, который открыл период жёсткой борьбы. В рамках глобального кризиса государства взяли на себя колоссальные обязательства ради спасения банков. Новые долги добавляются к старым, накопленным в десятилетия государственного паразитизма, особенно в Великобритании, США, Европе и Японии, которые сейчас оказываются отягчёнными бременем невиданных ранее масштабов, за исключением военного времени. Атака на суверенный долг Южной Европы – это лишь предвестник будущих сражений: Лондон и Нью-Йорк упорствуют и наносят более тяжёлые удары, но рано или поздно английские и американские долги также заявят о себе. Азия новых держав наблюдает в качестве зрительницы, заинтересованной, но имеющей двойное преимущество, благодаря высоким темпам роста и низким долгам.

В одно мгновение Рим призван к европейскому порядку, оппозиция колеблется, профсоюзное руководство разделено и дезориентировано. Вновь классовая защита требует размышления, организации, всемирного видения. Она требует коммунистической политики.

5. Долгие сражения и короткая память в европейском политическом цикле - стр. 8

«Политический шторм» вокруг евро заключается в следующем: в столкновении между Союзом и «рынками», в действительности, превалирует борьба важнейших групп и фракций ЕС, чья генеральная линия была сконцентрирована в полномочиях Союза, против других групп и фракций атлантического направления. Последние оспаривают или, по меньшей мере, хотят обусловить, как это имеет место в случае с Британией, возможность того, чтобы крупные экономические объединения Союза действовали с использованием своих континентальных политических инструментов. Это не исключает столкновений и напряжённости внутри отдельных регионов, поскольку в любой части империализма политическая централизация представляет собой процесс, а не свершившийся факт, и так как крупные интернационализированные группы действуют на всей шахматной доске мирового рынка и повсюду осуществляют своё влияние. Поскольку длительный долговой цикл только начинается, новые сражения остаются неизбежными.

6. Саркози находит в Европе образ для нового подъёма - стр. 10

После региональных выборов в марте популярность Николя Саркози обрушилась до уровней, которых не знал никто из его предшественников. Потому Саркози посвятил себя лечению собственного электората, как обещаниями и уступками традиционным сторонникам СНД – крестьянам, медикам, судьям – так и кампанией «закона и порядка», символом которой во Франции является запрет на ношение паранджи; с другой стороны, истинный стержень операции по «отвоёванию сердец французов», пожалуй, заключается в так называемой «репрезиденциализации»: в модификации образа в сторону приближения его к более традиционной модели главы государства. Саркози будет говорить намного меньше и только по фундаментальным вопросам, будет заниматься преимущественно международной политикой, оставив министрам большее поле деятельности в управлении внутренними делами. Возвращение на сцену, в этом плане, предусматривалось бы на осень 2010 года, когда Франция возьмёт на себя роль председателя как старой G8, так и новорождённой G20. С этих привилегированных позиций Саркози сможет руководить борьбой за реформу мировой капиталистической системы и, в конечном итоге, включиться в кампанию за второй мандат, опираясь на почести, завоёванные в сражении.

Греческий кризис и его европейский эпилог были, с точки зрения внутренней политики Франции, подарком судьбы для Саркози.

7. Кризис принуждает Лондон к коалиции - стр. 11

Английские выборы засвидетельствовали тяжёлое поражение лейбористов: они потеряли миллион голосов, при этом количество голосов, отданных за тори, которые в значительной мере воспользовались ростом участия в выборах, увеличилось на два миллиона. Итог «hung parliament», в котором ни одна партия не будет иметь абсолютного большинства в 326 мест из 650. Лейбористы получили 258 мест, тори - 306, либерал-демократы - 57 и миноритарные партии - 29.

Основой для коалиции должны стать прагматические соглашения по ключевым проблемам внешней и экономической политики. Программа правительства утверждает, что Англия не присоединится к зоне евро в период этой легислатуры, и делает необходимым референдум для любой другой уступки суверенитета Брюсселю. Но соглашение предусматривает также, что Лондон будет «активным участником» ЕС, и тори отказались забирать некоторые ключевые полномочия, переданные ранее Брюсселю. В плане атлантических отношений новое правительство подтверждает поддержание сил ядерного сдерживания, но либерал-демократы свободны предлагать альтернативы обновлению ракет Trident, ключевому для «особых отношений» с США. По вопросу государственного бюджета либерал-демократы приняли требование тори о немедленном сокращение дефицита на шесть миллиардов фунтов стерлингов (0,4% от ВВП) и пересмотре медицинских расходов осенью. По поводу избирательной реформы будет проведён референдум, но тори смогут вести кампанию в пользу «нет».

Усиление позиций консерваторов

8. Миллионы пудов земли - стр. 13

Наступает новая эра угля. Капиталистическое развитие увеличивает потребность в энергетических ресурсах: всего за три года - с 2001 по 2004-й - в мировых масштабах потребление ядерной энергии увеличилось на 3,9%, нефти на 5,9%, гидроэнергии на 7,6%, природного газа на 9,1%, а угля на 25,3% (!). В 1960 г. уголь давал около половины мирового производства энергии, к 1970 г. его доля упала до одной трети, а к 2006 г. увеличилась до 41%. Эти цифры лишь иллюстрируют изменения, происходящие в мире, но не могут их объяснить.

Наступает новый стратегический этап для мирового империализма: относительный упадок старых держав и восхождение новых, прежде всего в Азии, обостряют межимпериалистическую конкуренцию, в том числе за энергетические ресурсы, за контроль над углеводородами и путями их транспортировки.

Пролетариат давно оплачивает в том числе и своими жизнями частные интересы хозяев. Сегодня наших товарищей в рабочих спецовках погребают миллионы пудов земли обвалившихся шахт, в которых они в качестве наёмных рабов приносили миллионы долларов прибыли отечественному капиталу; завтра, этот же капитал оденет их в военную форму и прикажет убивать своих товарищей по классу, говорящих на ином языке, само собой, в интересах Отечества и защиты своих семей.

Чтобы выбраться из тумана империалистических идеологий, пролетариату необходим компас интернационализма.

Потоки импорта и экспорта угля в мире

Крупнейшие производители угля в мире

9. Москва ищет проход между рифами многополярности - стр. 15

Год назад, в ходе подготовки ежегодного собрания Валдайского клуба, который объединяет западных экспертов по России и их московских коллег, был опубликован документ, который устанавливает в трёх базовых пунктах жизненные интересы внешней политики Москвы:

Первый – это реинтеграция пространства бывшего СССР – это почва непосредственного политического действия, так же как и стратегической оценки. В рамках этой линии – европейско-российские отношения при уважении интересов Москвы – находится место для Украины, первым следствием февральского политического поворота в которой стало соглашение о пролонгации договора о присутствии русского флота в Крыму, в обмен на существенную скидку (одна треть) для цены на газ.

Второй базовый пункт – новая система европейской безопасности. Россия и ЕС должны сближаться, в противном случае «они будут обречены играть второстепенную, и даже третьестепенную роль в будущем мире». Перспектива была бы неутешительной: «Европа стала бы большой Венецией, богатой, но находящейся в упадке, а Россия аграрным и сырьевым придатком Великого Китая». Ни одна из них, не смогла бы в одиночку «уравновесить США и Китай».

Третий - стремление к многополярности и восстановление регионального масштаба.

10. Равенство буржуазное и пролетарское – с. 16.

Вот уже почти месяц как так называемая оппозиция муссирует полемику между премьером Путиным и музыкантом Шевчуком. Лейтмотивом речи певца была необходимость равенства перед законом, равенства прав и свобод. Пролетариат и молодёжь не должны попадаться на удочку маргинальных буржуазных политиков и поддерживающей их интеллигенции.

Империализм – это концентрация капитала, это преобладание крупных групп, то есть гигантская концентрация экономической силы в руках немногих. В чистой империалистической демократии эти колоссы не могут не господствовать на всех уровнях жизни общества: в политике, средствах массовой информации и т.п. В этих условиях, чистая демократия является или мелкобуржуазной утопией, или инструментом идеологического контроля над массами.

Пролетариат, если он хочет бороться за свои классовые интересы, должен защищать собственную свободу политического и профсоюзного действия, а не лить воду на мельницу мелкобуржуазных интеллигентов и политиканов. Он должен стать силой, то есть создать мировую пролетарскую коммунистическую партию.

11. Время многополярного противостояния - стр. 18

Стратегический разрыв 1989 года предстал по отношению к империалистическому развитию в двух обличиях. Одно из них было наследием прошлого, и здесь распад СССР и ускоренное объединение Германии указывают на стремительное преобразование экономических сил, накопленных как минимум в течение двадцатилетия. Другое было предназначено для будущих тенденций, где именно новая жизнь цикла либеризма вызвала ускорение Азии, особенно Китая. Фактом остаётся то, что каждый цикл империалистического развития является циклом восхождения новых держав и относительного упадка старых.

Политическая динамика глобального кризиса выявила, по крайней мере, семь основных держав: на США, Европу и Китай приходится около 55% мирового ВВП, на Японию, Индию, Россию и Бразилию ещё 17%, что в целом составляет почти три четверти мирового ВВП. Китай приблизился к показателям США и Европы, которые находились в относительном упадке. Индия догнала находящуюся в упадке Японию с уровнем в 6%, Россия с 2,4% достигла одной четверти стратегического веса СССР, Бразилия имеет тот же вес, но у неё появился потенциал растущей региональной гегемонии в рамках Меркосур. Ещё восемь держав приближаются или переваливают за 1% мирового ВВП: из старых держав это Канада и Австралия; из новых – Корея, Индонезия, Таиланд, Тайвань, Мексика и Турция. Иран и Саудовская Аравия удерживают особый вес в нефтегазовом секторе.

Динамика развития семи крупнейших держав

12. Задача коммунистического милитантства - стр. 19

Lotta Comunista «родилась, идя на встречу “вопросу времени”», и сегодня ей приходится сталкиваться с немалым количеством невиданных задач и вытекающих из них вызовов, которые развитие империализма поставило в повестку дня. Начиная с того факта, что «только в эти последние полвека весь мир был втянут в империалистическое развитие». Это беспрецедентное условие. Никогда историческое «призвание» буржуазии и неизбежные результаты капиталистического развития не достигали современных масштабов действительно планетарного рынка. Никогда, в такой степени как сегодня, перед лицом буржуазной эпохи, достигшей апогея своего развития, существующее положение вещей не заключало в себе материальные условия для перехода к «новому порядку».

Эта задача ложится на плечи нашего класса, на классы мировых производителей. Пролетариат, - объясняет Черветто, - «совершает коммунистическую революцию не потому, что хочет противопоставить другим идеям идею коммунизма». Но осуществление этой задачи возможно при условии, разумеется, «что существует коммунистическая партия».

13. Великие исторические вопросы русской революции - стр. 21

Мы продолжаем публикацию перевода ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”.

Марксистская формула заключается в том, что социализм исторически возможен на основе двух условий, которые обязательно должны присутствовать вместе. Первое заключается в том, что производство и распределение осуществляются преимущественно в капиталистической и рыночной форме, то есть, имеет место широкое промышленное развитие, в том числе и сельскохозяйственных предприятий, и общий национальный рынок. Второе: пролетариат и его партия свергают власть буржуазии и устанавливают диктатуру. Если в наличии эти два условия, то нельзя говорить о том, что можно начать строить социализм, а нужно заявлять, что его экономические основы уже построены, и можно и нужно начинать немедленно уничтожать буржуазные отношения производства и собственности и пресекать попытки контрреволюции.

Если же мы, напротив, говорим о стране, в которой не достаёт первого условия, производственного и торгового развития, то социалистические преобразования будут невозможны. Это не значит, что в данных исторических условиях и при данном балансе сил не было возможностей для попытки и реального завоевания политической власти пролетариатом (Красный Октябрь) без программы социалистического преобразования до тех пор, пока революция не охватит ряд других стран, в которых имеется первое условие - экономическое развитие.

14. Пролетариат США между двумя войнами - стр. 23

Численность экономически активного населения в 1919 году составляла чуть более 41 миллиона человек: в период войны его численность выросла на два миллиона, в том числе и в связи с военными заказами сражающейся армии и союзников, что одновременно ликвидировало безработицу (во всяком случае, её официальную часть), понизив её более чем с трёх миллионов в 1914 году до 500 тысяч (что составляет 1,4%). Каждый четвёртый работал в деревне в качестве наёмного рабочего или независимого фермера. Это число, которое сохранялось почти неизменным, в абсолютном значении, в течение двадцати лет, но его относительный вес постепенно сокращался (в 1939 году лишь каждый шестой жил в деревне). За этими цифрами скрывается важнейшее внутреннее движение населения, в том числе чёрных и белых рабочих, в особенности их перемещение из деревень в города.

После первой мировой войны в США началась послевоенная реструктуризация, которая увеличила в десять раз в течение всего на всего двух лет количество безработных (12% экономически активного населения). Начались годы тяжёлых сражений пролетариата, целью которых было удержать достигнутые рубежи.

Графики роста разных групп пролетариата США

15. Клыки Дракона - стр. 25

Дракон является мифологической фигурой, воплощающей ныне созревание такого империализма континентального масштаба, как Срединная Империя: китайские города являются его клыками. Клыками на мощных челюстях Синего и Жёлтого Китая, которые способны прогрызть путь к великим пространствам океанов и Евразии.

В китайской традиции дракона представляли как крупное животное с телом змеи, не злобное и не опасное. Китайцы обращались к нему в моменты засухи, или когда умирал император: его душа превращалась в дракона. Мифологическая фигура стала символом «Сына Неба», гаранта благополучия и вселенской гармонии. Затем, в Запретном городе, дракон стал символом абсолютной власти, он внушал страх. Абсолютная власть императора изображалась в виде жемчужины, подвешенной на шее дракона. Мао Цзэдун никогда не забывал о народной поговорке «о жемчужине дракона не спорят», в том числе потому, что она принадлежала ему.

В двусмысленной фигуре китайского дракона абсолютная власть Запретного города смешивается с образом народного защитника и поиска вселенской гармонии.

География центров обрабатывающей промышленности Китая

16. Первенство Пекина - стр. 27

В 2009 году, который для автомобильной промышленности явился годом глубокого мирового кризиса, производство автомобилей в Китай выросло на 48,3%; он занял первое место в мире, произведя 13,8 миллиона автомобилей. Почти все мировые производители извлекают выгоду из китайского автомобильного бума и подпитывают его собственными инвестициями. Концерн General Motors получил за пределами рынков США и Европы прибыль в размере 1,2 миллиарда долларов, одна треть из которых от продаж в Китае.

В будущем намечаются три мировые автомобильные географические зоны: Европа, в составе 27 стран, североамериканский рынок NAFTA (США, Канада, Мексика) и Китай. Выживание производителей будет зависеть от их одновременного присутствия на всех этих трёх рынках, с мировыми платформами и мировыми моделями, которые должны будут соответствовать уровню дохода и запросам отдельных стран.

Политика альянсов производителей ОЭСР, осуществляющаяся посредством создания совместных предприятий для входа на китайский рынок, потребует ответного открытия собственного рынка растущим китайским производителям. SAIC, FAW, Dongfeng не удовлетворятся только китайским рынком, но захотят экспансии в Индию, Соединённые Штаты, Европу и Латинскую Америку.

Диалектика капиталистического развития такова: новыми экономическими силами становятся как рынки сбыта стран, где индустриализация давно завершилась, так и новые конкуренты. С экспансией китайского рынка мировое сражение в автомпроме обострится.

Производство автомобилей в мире

10 крупнейших производителей автомобилей в Китае

№ 104 июль 2010 г.

1. Жизненная необходимость поднять взгляд на мир - стр. 1

И Лондону пришлось согласиться на “немецкое лечение” фискальной консолидацией. Он урежет расходы и увеличит налоги на 150 миллиардов евро в течение пяти лет, удвоенными темпами по сравнению с остальной Европой. Борьба вокруг государственного долга является новым признаком мирового противостояния. Новые державы спешат, их темпы роста впечатляют. Старые державы хромают, они обременены долгами, их бремя утроилось в течение последних тридцати лет. Их ждёт бег против времени к сокращению расходов на здравоохранение, на пенсии. Теперь и зарплаты взяты на прицел, ведь рабочих стало легче стравить в конкуретной борьбе.

Наш класс может извлечь из этого один урок. Он не может быть безразличным к тому, что происходит в мире, потому что рано или поздно ему придётся иметь дело с его противоречиями. Европейский профсоюз является жизненной необходимостью, потому что рынок рабочей силы стал общеевропейским. Подняв взгляд, европейский рабочий наконец увидит в своих рядах польского рабочего, а на горизонте китайского рабочего, который начинает свою школу борьбы. Коммунизм является исторической необходимостью, потому что он единственное возможное будущее для всего человечества.

2. Новая эпоха социал-демократизации - стр. 3

В 1994 году Черветто писал, что «противостояние по проблеме welfare разворачивается вокруг вопросов стоимости труда, рабочего времени, социального обеспечения, здравоохранения, «дерегуляции» и темпов развития». Этот последний аспект, то есть неравномерное развитие, усиленное вторжением на мировой рынок Азии, был «определяющим».

Кейнсианство, то есть социальная практика социал-демократического цикла, согласно этой интерпретации, вступило в кризис в восьмидесятые годы, «с окончанием «славного тридцатилетия» - тридцати лет после завершения второй мировой войны, сопровождавшихся сильным экономическим ростом и соответствующим ростом государственных социальных расходов». Ускоренная послевоенная экспансия была неповторимым исключением по отношению к вековым темпам, которые во Франции, в период между 1870 и 1990 годами, увеличивали доход на душу населения с темпом в 1,9% в год. Темпы в 2% в Западной Европе, во всяком случае, были высокими, отмечал Черветто, но, разумеется, это ограничивало «пределы welfare». Исторический опыт буржуазии угадывал в реформизме лучшую оболочку для сопровождения промышленного взлёта, для управления его беспорядочными социальными изменениями.

Китай и другие восходящие державы находятся сегодня в центре подобных процессов и служат проверкой этого закона изменений, но научные соображения требуют следующего шага. Новая эпоха социал-демократизации отсчитывает сейчас своё время в Азии.

3. Восток и Запад в параболе империалистического реформизма - стр. 4

В спаде и подъёме цикла социал-демократизации, в старых и новых державах, сражение в США и ЕС идёт за сокращение издержек предыдущего общественного компромисса, включая паразитические надбавки. Германия придала направление Евросоюзу - приоритет отдан «консолидации» дефицита государственного сектора. В Пекине, напротив, намечается сражение относительно цены нового компромисса, которым должны сопровождаться социальные преобразования периода развития, а вес Китая в глобальной экономике таков, что сам этот вопрос является ставкой в международном противостоянии. Давление, оказываемое на Пекин, в целях ревальвации юаня, направлено на повышение доли внутреннего потребления и сдерживание таким образом его наступательной силы на мировых рынках, что является частью сражения.

Наступило время борьбы Запада-протекциониста против Востока-либерализатора? Ещё нет, но так не будет продолжаться вечно. Отражением вчерашних фантазий об азиатских ордах, окружающих метрополии процветания, сегодня является кошмар Китая, ставшего “фабрикой мира”. Как говорит марксисткая наука, реформистский цикл в Пекине станет новым лицом китайского социал-империализма. И так называемое европейское благодушие покажет свои когти.

4. Первый и второй век империализма правят балом в Голубом Китае - стр. 6

Забастовка на завод Honda в Фошане, третьем по величине промышленном городе Гуандуна, продемонстрировала, что Китай не является спокойной гаванью, в которой царит гармония. На заводе Honda в Фошане 1.800 рабочих бастовали и блокировали завод, по меньшей мере, 16 дней. Они требовали увеличения заработной платы на 50%, договорились на 24-33%.

Дэвид Пилин пишет в “Financial Times” от 2 июня, что рабочие хотят зарабатывать, чтобы чувствовать себя лучше в городах, в которых они живут и работают; они хотят быть частью «китайской мечты»: иметь небольшую квартиру и небольшой автомобиль. С забастовкой на заводе Honda закончился цикл дешёвой рабочей силы. Это подтверждают и другие забастовки. Так предприятия по производству комплектующих для Honda, работающие в Гуандуне, включились в забастовку: по примеру завода Honda в Фошане они требуют увеличения заработной платы. В Куньшане, городе, расположенном недалеко от Шанхая, работу прекратили 2000 рабочих KOK Machinery; произошли столкновения с местной полицией.

В тоже время становится очевидно, что без собственной организации пролетариат будет лить воду на мельницу одной из фракций китайской буржуазии, т. к. существуют течения господствующего класса, которые пытаются использовать импульсы, исходящие от рабочих. Ли Хун, авторитетный колумнист «Женьминь жибао», он так озаглавил свою статью: «Пришло время защищать права трудящихся». Правительство, - заключает он, - должно взять на себя заботу об условиях жизни рабочих, если не хочет, чтобы волнения распространялись «как затопляющее всё цунами».

5. Политический вес «Детройта Юга» - стр. 7

Автопром США испытывает серьёзные потрясения, изменяя не только производственную и организационную структуру, но и вес участие во власти.

С одной стороны, в 2008-2009 годах в Соединённых Штатах было осуществлено крупнейшее в истории промышленное спасение: с начала кризиса и до момента выхода из банкротства General Motors и Chrysler, правительства Буша и Обамы, сменяя друг друга, вложили непосредственно в Детройт 85 миллиардов долларов («Detroit News», 22 мая).

С другой стороны, одними из основных иностранных инвесторов в США становятся автомобильные компании, которые с 1980 года открыли фабрики во многих штатах Юга, создав тем самым «Детройт Юга». Это транспланты, производственные филиалы Toyota, Honda, Hyundai и других неамериканских групп: объём их производства в 2008 году достиг 3,6 миллиона автомобилей. В тот год сумма импортированных автомобилей и произведённых трансплантами составила 52,5% продаж на американском рынке.

По мнению Мэйнард, иностранные инвестиции помогли Глубокому Югу уйти от прошлого и войти в будущее высоких технологий: «Это коллективная стратегия, которая может быть воспринята в качестве экономической вендетты Юга против Севера через 150 лет после гражданской войны». Это ограниченное видение.

Автомобильный рынок США

6. Европейское “правило Меркель” для G-20 - стр. 9

Коммюнике мировых саммитов, в целом, представляют собой сумму благих намерений и показной кооперации, особенно в периоды усиленной конкуренции. Коммюнике саммита G-20, прошедшего в Пусане, говорит о несколько большем. Из Кореи, в начале июня, министры финансов и главы центральных банков подали сигнал о повороте в экономической политике крупнейших метрополий. После длительной государственной поддержки находящейся в кризисе экономики сейчас приоритет направлен на «умеренность государственных бюджетов», а от стран с серьёзными бюджетными проблемами требуется «ускорить темпы консолидации». Ещё в конце апреля предыдущий саммит G-20 защищал сохранение государственной помощи «до того момента, когда экономический рост не будет прочно исходить из частного сектора и не станет более устойчивым».

Между двумя совещаниями случился майский ураган на европейских рынках, затронувший банки еврозоны, и было принято решение Союза воздвигнуть стену из нескольких сот миллиардов евро в защиту своего монетарного и бюджетного суверенитета. Поворот в Пусане несёт на себе европейский и, в особенности, немецкий отпечаток и представляет собой один из беспрецедентных продуктов кризиса глобальных отношений; этот поворот произошёл именно в тот момент, когда рейтинговые агентства, англосаксонские мудрецы и СМИ представляли континент евро находящимся в хаосе. Кристин Лагард использовала следующий синтез: «Есть значительное большинство, для которого оздоровление государственных финансов является приоритетом номер один. Для меньшинства им является рост».

7. Обязательные маршруты - стр. 11

По мнению Стефано Чинголани комментатора “Il Foglio”, если оставить в стороне знамёна и декларации принципов, «реальное пространство действия» свелось теперь к нескольким поправкам. Левые, вынужденные признать неизбежное, ищут альтернативные идеи и предложения, «но не находят их». Всего лишь год назад, перед лицом банкротства «дикого капитализма» и англосаксонской модели, «”центральное место государства” брало реванш над рыночными иллюзиями». Но сейчас, когда «евро шатается, Европа разделяется, государство благосостояния начинает трещать по швам», сейчас, когда европейская модель «не кажется больше превосходящей американскую, левые также теряют теоретический горизонт и практический курс последних двадцати лет, то есть периода после падения Берлинской стены». Потеснённый глобализацией и либеристской революцией, - настаивает Чинголани, - «социалистический» мир приспособился – даже если «копия всегда оказывается хуже оригинала» - но затем он был застигнут врасплох «новыми правыми», которые без колебаний экспроприировали некоторые типичные ориентиры левых. Чинголани недооценивает европейскую ударную вязкость, но его комментарий интересен, потому что он анализирует энный идеологический кризис оппортунизма, рассматривая как конъюнктурные причины, так и причины более долгого периода, фактически, связывая его, в конечном итоге, с изменениями, вызванными новым стратегическим этапом и новым циклом государственных долгов.

Двадцать лет назад Арриго Черветто следующим образом охарактеризовал оппортунизм: «Оппортунизм [...] страстно желает оказаться у штурвала капиталистической машины, а становится его запасным колесом. Провозглашает себя авангардом, и всё же всегда улавливает с задержкой хаотическое капиталистическое развитие, оно увлекает и запутывает его. Он претендует на реформирование, программирование, планирование буржуазной экономики, на то, что может оседлать и обуздать её, а становится её грустным Росинантом».

8. Индийский выбор на основе стратегического наследия Британской империи - стр. 13

Раджа Мохан является двухпартийным персонажем индийской внешней политики: академик, эксперт по внешней политике и собкор “The Hindu” в США, он был советником министра иностранных дел Индии Джасванта Сингха, в националистическом правительстве А.Б. Ваджпаи, аналогичную роль он выполняет и при нынешнем премьере Манмохане Сингхе.

В эссе, написанном для журнала “The American Interest”, Мохан возвращается к тезисам Генри Киссинджера о возможной шестиполярности, сформулированным в начале девяностых, которые рассматривали Нью-Дели в качестве одного из шести полюсов мирового влияния. По мнению Киссинджера, цели Индии тождественны тем, что имела Великобритания XIX века к востоку от Суэца, эта политика по сути была выкована функционерами вице-короля в Калькутте: Нью-Дели будет стремиться сохранить стратегическое превосходство на субконтиненте и предотвратить появление новой великой державы, конкурирующей с ней в Индийском океане или в Юго-Восточной Азии. В одной дискуссии с экспертами и идеологами индийской внешней политики в 2001 году, бывший госсекретарь заявил, что «геополитические интересы» Индии могут вынудить её в этом десятилетии «взять на себя часть бремени по обеспечению безопасности, которое в данный момент несут на себе США, в регионе между Аденским и Малаккским проливами».

Мохан считает, что оба условия Киссинджера подтвердились: Индия, пожалуй, делает шаги по пути «Британской Индии», на территориях, которые контролировались Лондоном в этом регионе, и становится возможным политическое burden sharing - распределение ответственности, между Вашингтоном и Нью-Дели.

Современный кризис внес в распределение ответственности серьёзные коррективы и теперь усиливающаяся Индия подгоняет слабеющую Америку, что уже является признаком смены эпох.

9. Лев Троцкий – революционный руководитель – стр. 15

Через одиннадцать месяцев после вступления СССР во вторую мировую империалистическую войну, 20 августа 1940 года сталинский убийца лишил жизни человека, который был бок о бок с Лениным в Октябрьской революции и привёл Красную Армию к победе. Десять лет изгнания было недостаточно ни для того, чтобы ослабить революционную страсть Троцкого, ни для того, чтобы остановить его марксистскую мысль, ни тем более для того, чтобы заглушить его интернационалистский голос. Мы публикуем выдержки из его сочинений, написанных в годы изгнания.

Обычное объяснение успехов большевизма сводится к ссылке на “простоту” его лозунгов, шедших навстречу желаниям масс. В этом есть часть правды. Целостность политики большевиков определялась тем, что, в противоположность “демократическим” партиям, они были свободны от невысказанных или полувысказанных заповедей, сводящихся в последнем счёте к ограждению частной собственности. [...] Отличие большевизма состояло в том, что субъективную цель - защиту интересов народных масс - он подчинил законам революции, как объективно обусловленного процесса. Научное вскрытие этих законов, прежде всего тех, которые управляют движением народных масс, составляло основу большевистской стратегии. В своей борьбе трудящиеся руководствуются не только своими потребностями, но и своим жизненным опытом. Большевизму было абсолютно чуждо аристократическое презрение к самостоятельному опыту масс. Наоборот, большевики из него исходили и на нём строили. В этом было одно из их великих преимуществ.

(«История русской революции», 1932 г.)

10. Великие исторические вопросы русской революции - стр. 16

Мы продолжаем публикацию перевода ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”.

Осуществлённый 25 октября/7 ноября 1917 года захват политической власти, с ниспровержением Временного правительства буржуазно-меньшевистско-народнической коалиции, ставит во всей его полноте вопрос о задачах этой революции, новой и невиданной в истории. Историкам-идеалистам понравится отождествлять революцию с буржуазнейшим «приказом» Ленина, но нас не введёт в заблуждение такая пошлость. Революция ставит задачи, а не получает их. Никто в подобный момент не думает о «внедрении коммунизма». Исторический ряд совсем иной.

Первая задача заключается в доведении революции до конца, в её завершении. Как соотношение политических сил, революция может иметь только два исхода: всё или ничего. Вторая задача (в действительности все они решаются параллельно и нераздельно) - это борьба за прекращение мировой войны, войны национальной. Третья - остановить яростный вихрь контрреволюционных ветров: гражданскую войну. Эти задачи, ещё не экономические в полном смысле слова, занимают: первый год – первые две задачи; по меньшей мере ещё два года вместе с первым - третья.

Решение экономической задачи связывалось с Западом и до 1924 года мы все знали, что проблема заключалась лишь в том, как вызвать немецкую революцию и революцию на Западе. Но с 1926 года остро встала проблема перехода к гипотезе о том, что восстание рабочего класса в Европе - тщетно ожидаемое целых девять лет - должно быть, не состоится.

11. Цены и КПД в борьбе держав - стр. 19

Вспоминая название фильма бывшего американского вице-президента Эла Гора «Неудобная правда», “New York Times” от 3 сентября 2009 года писала: «Это неудобная правда о возобновляемых источниках энергии: потребность в большом количестве воды». Американская газета описывает протесты жителей Амаргоза-Велли, в Неваде, против проекта строительства в их графстве тепловой солнечной электростанции, потому что она будет потреблять 4 миллиарда литров воды в год, 20% воды всей долины. Опасения не напрасны, Сади Карно ещё в 1824 году открыл, что в любой тепловой машине только часть тепла превращается в работу, остальное представляет собой «тепловые потери», которые рассеиваются в окружающей среде, преимущественным средством для отвода «тепловых потерь» является вода.

Для сбережения воды существует две альтернативы: или используются охладительные башни, строительство которых увеличивает стоимость электростанции, или увеличивается тепловой КПД; если уменьшаются «тепловые потери», одновременно уменьшается потребление как топлива, так и воды. В странах ОЭСР новый цикл инвестиций в строительство электростанций будет основываться на росте теплового КПД. Тепловой КПД тепловых солнечных электростанций колеблется от 10 до 29%. Традиционные электростанции, использующие уголь, имеют КПД в 25-30%, электростанции с сверхкритическим циклом, работающие при 538ºC, и атомные электростанции III+ (+ означает улучшенную версию третьего поколения) имеют тепловой КПД 33-36%, в то время как электростанции на угле при сверхвысокотемпературном цикле работают при 610ºC и имеют термический КПД 45%. Будущие угольные электростанции со сверхвысокотемпературным циклом при 700ºC и атомные электростанции IV поколения будут достигать теплового КПД в 50%. Электростанции на газе с комбинированным циклом имеют тепловой КПД в 55%, но электроэнергия имеет более высокую цену, т. к. газ стоит дороже угля.

12. Всемирное сражение в контейнерных перевозках - стр. 21

Нет капиталистического развития без мировой торговли, следовательно, без транспорта. Этот сектор становится всё более важным компонентом в процессе производства и обращения капитала, прежде всего в его товарной форме. Связывая не только место производства с рынком, но и отдельных производителей между собой, он выполняет важную функцию в общественном разделении труда. Морской транспорт больше других связан с международной торговлей и развивается высочайшими темпами, отражая неравномерную динамику многополярного мира и ужесточая конкуренцию.

С 1950 года реальный мировой ВВП вырос в 8 раз по данным ВТО и в 9 раз по расчётам Ангуса Мэдисона. Объём мирового экспорта вырос в 30 раз. Расширение мирового рынка распространило общественное разделение труда на все континенты: внешняя торговля растёт почти в четыре раза большими темпами, чем продукт. Транспорт делает более тесными связи между отрядами полутора миллиардов наёмных работников. Более трёх четвертей флота контейнеровозов было спущено на воду в девяностых годах, когда контейнеризация окончательно завоевала господствующее положение, соединившись с торговыми потоками многополярного мира; мировой экспорт, осуществляемый морским транспортом, измеряемый в тоннах, удвоился за это время, тогда как доля контейнерных перевозок возросла в пять раз.

Крупнейшие контейнерные порты

25 крупнейших контейнерных портов мира

13. Семь самураев для Наото Кана? - стр. 23

«Хатояма задушил себя собственными обещаниями». Таково лапидарное суждение бывшего премьера Дзюнъитиро Койдзуми по поводу отставки Юкио Хатоямы, возглавившего правительство лишь в сентябре прошлого года после электорального триумфа ДПЯ, Демократической партии Японии. Знаковым для судьбы Хатоямы стал уход из правительственной коалиции СДП, Социал-демократической партии. Разрыв произошёл по вопросу о перемещении авиационной базы ВМФ на Окинаве.

Правительство шестидесятитрёхлетнего Наото Кана, бывшего активиста движения за гражданские права, грешившего в движении дзенгакурен и студенческих протестах конца шестидесятых годов, поддержало имидж правительства Хатоямы. Из семнадцати министров десять утверждены вновь. Тем не менее, речь не идёт о простых косметических перестановках. В кабинете и в исполнительном комитете партии привлекают внимание так называемые «семь должностных лиц самураев», стойких оппозиционеров Одзавы. Речь идёт о главном секретаре кабинета Йошито Сенгоку, о министрах иностранных дел Катцуя Окада, транспорта Сеидзи Маэхара, финансов Йошихико Нода и о государственном министре по административной реформе Коихиро Гемба, который также занимает третий пост в ДПЯ. Отставка Одзавы с поста секретаря позволила Кану заменить его на Юкио Эдано. Тем не менее, положение может изменить седьмой самурай: речь идёт о Шиндзи Тарутоку, председателе комиссии по делам парламента, которого фракция Одзавы выдвигала кандидатом на пост председателя и, следовательно, премьера, против Кана.

Региональное представительство в правительстве Наото Кана

14. Валютные модели - оружие в европейско-атлантическом противостоянии - стр. 25

Конференция, на тему «Деньги и валютная политика в XXI веке», организованная ЕЦБ и состоявшаяся во Франкфурте 9 и 10 ноября, собрала вместе глав ФРС, ЕЦБ и НБК – Народного Банка Китая – и вице-председателя ЯЦБ, Японского Центрального Банка. Протагонистами главной конфронтации были председатель ЕЦБ Жан-Клод Трише и председатель ФРС Бен Бернанке. Предмет их спора: должны ли валютные власти принимать во внимание значение валют при определении своей валютной политики?

Роль валютного анализа и контроля ликвидности была поставлена под сомнение ФРС, прежде всего в практике последнего десятилетия. Она допускала и даже способствовала росту излишней ликвидности, которая сначала раздула акционерный пузырь, а затем и пузырь рынка недвижимости в США. ФРС Гринспена сформулировала положение, что пузыри заметны только тогда, когда разрастутся, и что атаковать их вслепую рискованнее спокойного ожидания, потому что первое может задушить здоровую экспансию.

Европейский банк основывает свою роль гаранта стабильности цен на двух аналитических «столпах»: экономический анализ – производство, занятость, потребление, инвестиции и цены – и валютный анализ, который определяет размер ликвидности системы в самой широкой форме. Во Франкфурте Трише защищал «валютный столп»: он был основным фактором стабильности Евросистемы в переходный период и тормозом инфляционистских ожиданий. В «Financial Times» (за 9 ноября) Трише утверждает, что «модель валютной политики, в которой не учитывается роль денег, является неполной». «Валютный столп» - это хромосома, переданная ЕЦБ Бундесбанком. Это инструмент для арсенала европейской валютной централизации.

15. Европейской атомной энергетике брошен вызов из Азии - стр. 27

Состоявшийся в начале апреля франко-итальянский саммит подтвердил альянс в вопросе ядерной энергетики между двумя странами. Соглашение, подписанное на предыдущем саммите 2009 года, уже дало жизнь SNI (Sviluppo Nucleare Italia), совместному предприятию Electricité de France (EdF) и ENEL, задачей которого является проведение исследований возможности строительства вдоль Апеннинского полуострова четырёх электростанций третьего поколения с реакторами типа EPR. В ходе последнего саммита было добавлено соглашение между французской Areva, проектирующей EPR, и Ansaldo Energia.

Но Европа далеко не единоличный лидер в атомной энергетике, восходящая Азия уже вступила в противостояние в этом секторе. Французская «ядерная дипломатия» потерпела болезненное поражение в конце 2009 года, когда консорциум, состоящий из Areva, GdF-Suez и Total, проиграл тендер на строительство атомной электростанции в Объединённых Арабских Эмиратах. Подряд общей стоимостью свыше 14 миллиардов евро отошёл к корейской связке, возглавляемой KEPCO (Korea Electric Power Corp), с которой сотрудничают также Hyundai, Samsung и Doosan. Технология ведёт своё происхождение от Westinghouse, но четыре реактора, которые будут построены в Абу-Даби (APR 1400), пережили национальную эволюцию и стоят дешевле французских. Корея намеревается продать за рубеж, к началу 2030 года, по меньшей мере 80 реакторов. KEPCO начала переговоры с клиентами в Индонезии, Турции, США и Латинской Америке. Китай также имеет самые широкие планы развития атомной энергетики в мире. В этой области Пекин создал SNPTC (State Nuclear Power Technology Corp) с точно установленной задачей: использовать технологические обмены, включённые в контракты по поставкам Toshiba-Westinghouse, для развития CAP 1400-1700, китайских реакторов третьего поколения для национального и внешнего рынка.

Новые атомные реакторы в мире

Поставщики оборудования

№ 105, август 2010 г.

1. Ставка крупных американских групп на производительность для выхода из кризиса – стр. 1

Объём продаж ста основных американских групп сократился на 7%... Если исключить высоко дефицитную ситуацию ряда групп (Fannie Mae, Freddie Mac и AIG), то первая сотня получила за год приблизительно 300 миллиардов долларов прибыли. Это однозначно хороший кусок пирога, но он не многим превосходит тот, что был десять лет назад, когда объём продаж был в два раза меньше…

….особый и горький характер этого кризиса заключается в том, что впервые за последние десятилетия сокращается рабочая сила крупных групп. Речь идёт о сокращении более 300.000 трудящихся, что показывает, насколько остро протекает борьба за увеличение производительности. Во время предыдущего кризиса 2002 года, для сравнения, при аналогичном сокращении объёмов продаж (-7,3%), число занятых выросло более чем на 400.000 человек…

…В первые месяцы этого года для Большой тройки появились признаки оживления, но, по мнению журнала «Automotive News», слишком рано петь гимн победы. Реструктуризация производителей Детройта, которая в эти три года уже была оплачена сокращением производственных мощностей на 3,5 миллиона автомобилей, штата работников на 150.000 человек и сильным снижением трудовых затрат, будет ещё длительной и болезненной…

100 крупных американских групп в цифрах

2. Большие суда, большие краны и большой хаос капитала – стр. 5

…С конца второй мировой империалистической войны, совокупная грузоподъёмность мирового коммерческого флота увеличилась в 9 раз - со 120 до 1.120 миллионов тонн. Его загруженность увеличилась в 16 раз, достигнув 8,2 миллиарда тонн в 2008 году.

…Мировая железнодорожная сеть сократилась с 1,3 до 1,1 миллиона километров, но количество тонн, перевозимых поездами, увеличилось почти в два раза - с 4,6 миллиарда до 7,7. В среднем одна тонна груза, в послевоенный период, проделывала путь длинной в 460 километров (640 в Северной Америке, 380 в Европе, 300 в Азии). Сегодня она проделывает путь длинной в 870 километров (1.240 в Америке, 900 в Европе, 660 в Азии, 530 в Африке, 480 в Латинской Америке).

…на средних и коротких расстояниях они заменены капиллярным распространением коммерческого автотранспорта. Его численность в мире составляла 15 миллионов единиц в 1950 году, из которых 10 в Северной Америке. Сегодня статистика не успевает следить за изменением их количества. К 2003 году насчитывалось 210 миллионов, 100 в Америке, 35 в Европе, 60 в Азии…

Приблизительно 90 миллионов наёмных рабочих заняты в мировой транспортной сфере. Что почти в четыре раза больше, чем в 1950 году. В своё рабочее время они перевозят постоянно растущие массы стоимости…

Портовые рабочие подвержены этому мировому движению, циклическому, противоречивому и хаотическому. Причалы очень тесно связаны с мировым рынком, с планетарным обобществлением производства с одной стороны и с узким частным присвоением с другой. Немыслима позиция класса, которая бы не имела интернационального видения.

15 крупнейших контейнерных морских групп

3. Huawei бросает вызов – стр. 8

«Сердце мобильной телефонии билось в Европе, но сейчас меняет континент», - таково мнение парижской экономической газеты “Les Echos”… планетарное расширение этой отрасли и развитие технологий перераспределяют возможности. …

Финская Nokia остаётся неоспоримым лидером на мировом рынке сотовых телефонов, с долей, близкой к 40%, она одна превосходит совокупную долю трёх ближайших преследователей. В сегменте так называемых смартфонов на первенство Nokia, однако, покушаются американская Apple и производители, которые используют оперативную систему Android группы Google (тайваньская HTC, корейская Samsung и Motorola)…

Шведская Ericsson, с 31% глобальных продаж, является первым поставщиком аппаратуры для телекоммуникаций и недавно усилилась, купив подразделение networks канадской Nortel… в продажах аппаратуры в 2009 году китайская Huawei обошла другого европейского чемпиона, французскую Alcatel-Lucent. Huawei, вместе с Apple, Google, HTC, Samsung, LG и соотечественниками из ZTE, пожалуй, составляют прочное ядро «американо-азиатской экосистемы». …

Долгий марш Huawei

4. Упадок и развитие итальянского капитализма – стр. 9

Мы представляем третий том книги Лоренцо Пароди «Исследования развития капитализма в Италии», выпущенной в январе 2010 года издательством «Lotta Comunista».

Здесь происходит возврат к теме, которая всегда была центральной в размышлениях Пароди, к критике технологического детерминизма, который считает, что ход истории подталкивается «техническим развитием». А это последнее, в свою очередь, «зависит от эпохи и окружения»; технологические инновации обретают свой характер (а также свои пределы) в действующем способе производства, и в рамках капиталистического способа производства техника - это ничто иное, как способность капитала к расширению. Следовательно, надо рассматривать производственные отношения и общественно-экономическую формацию, поскольку именно базис, в марксистском смысле этого слова, направляет историческое развитие. … нельзя рассматривать проблему экономического развития Италии, не связывая «технологические соображения с историческим изменением природы товара»: товар присутствовал в античном Риме, в Генуе семнадцатого века, в Турине сто лет назад, но в последовательности способов производства он переживает трансформацию: «товар на товар; товар-деньги-товар; деньги-товар-деньги; деньги-товар-производственный процесс (в котором наёмный труд оплодотворяет капитал)-больше товаров-больше денег. Каждая последующая форма, развиваясь, впитывает предыдущие, делая их своими функциями». …

…историография, которая испытывает влияние технологического детерминизма, обращает внимание лишь на фабричный аспект развития и заканчивает тем, что становится жертвой «упадничества».

5. Метод и партия-наука – стр. 11

В этом номере Бюллетеня «Интернацианалист» мы начинаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука».

Теория и беспрецедентная задача

Марксизм Ленина «был продуктом империалистической эпохи» и не мог быть простым повторением Маркса. Он являлся решением новых проблем, поставленных общественной эволюцией; новыми стали и «эмпирические материалы, служащие для теоретического обобщения».

Кроме того, - отмечает Черветто, - видение эпохи в своей совокупности «требует сравнения с видением предыдущей эпохи». Эта теоретическая необходимость, ставшая политической задачей, стоящей на повестке дня, потребовала возвращения к истокам марксистского метода. Эта задача, по своей природе, является рекогносцировкой основ буржуазной мысли в Европе, из которых диалектически вытекают противоречия революционной науки…

Статьи, собранные в книге «Метод и партия-наука», ищут в истоках метода и политической науки, а также в современной истории, начиная с шестнадцатого века, «теоретическую ось» для перехода к эпохе многополярного противостояния, стержень которого заключается именно в объединении Европы. Это переход, обновляющий на континентальной шахматной доске «беспрецедентную задачу» формирования большевистской партии в империалистической метрополии.

Ленинская теория и практика

…Ленин пишет, что «“диалектический момент”, т. е. научное рассмотрение, требует указания различия, связи, перехода».

Анализ империализма, следовательно, должен указывать на различие, связь, переход в динамике общественного развития.

… Практический смысл теорий: вот в чём заключается сила марксизма Ленина.

… Империалистическая война открывает третью важную стадию в эволюции марксизма.

[Бухарин] формулирует её следующим образом: «Конечно, было очень много сделано в области теоретического подбора по разрушительной линии, но в области созидательной было очень мало точек опоры в прежних формулировках Маркса. Здесь также нужно было строить заново, и поэтому мне кажется, что самое большое и самое великое, что внёс в теоретическую и практическую сокровищницу марксизма тов. Ленин, можно формулировать таким образом: у Маркса была главным образом алгебра капиталистического развития и революционной практики, а у Ленина есть и эта алгебра, и алгебра новых явлений (разрушительного и положительного порядка) и их арифметика, т. е. расшифровка алгебраической формулы под более конкретным и под ещё более практическим углом зрения».

… Видение эпохи в её совокупности является основополагающим фундаментом для высшей стратегии.

… Марксизм Ленина именно не может быть простым повторением марксова марксизма, так как он является решением проблем, возникших по ходу общественной эволюции.

… Отсутствие научного анализа действительного движения неизбежно приводит к искажённому представлению общественной реальности; теоретические ошибки приводят, в свою очередь, к ошибкам политическим.

6. Великие исторические вопросы русской революции – стр. 16

Мы продолжаем публикацию перевода ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”.

…Впервые ставился вопрос: поскольку европейской революции не произошло, значит, нам надо сделать социалистической Россию. Это формула Сталина… до 1924 года, пока Ленин был жив, этого расхождения не существовало; все придерживались позиции, согласно которой задача состояла в том, чтобы сохранять власть большевиков и торопить европейскую революцию, и не видели иного пути к «социализму» в России. Сталин и его люди, напротив, настаивали, как мы теперь знаем, на том, что тезис о «социализме в отдельно взятой стране», - в такой дурной манере ими была выражена претензия на «социализм в одной России», - якобы уже был высказан Лениным в 1915 и 1917 годах, а также несколько раз после Октября…

… Военный коммунизм: не потому что у власти именно коммунисты, стремящиеся реализовать идеи Маркса или Мора, а потому, что Россия, сжавшаяся в определённый момент до окружности в 200 километров диаметром вокруг Москвы, была подобна осаждённому городу…«Советская социалистическая республика» означает решение советской власти осущестить переход к социализму, и не означает, конечно, того, что социалистическими являются существующие порядки…Если мы соединим, - говорит Ленин, - политическую власть, которую имеем в России, с развитым государственным капитализмом в Германии, только тогда окажемся на пути к социализму. Но раз этого нет, то нашей целью является лишь государственный капитализм, который сравняется (в отдалённой перспективе) с немецким. Он демонстрирует, что всё это было написано ещё в 1917 году. Русское революционное государство, следовательно, не может препятствовать частной торговле продовольствием…

В сельскохозяйственном производстве сосуществовали следующие формы: крупный государственный капитализм, ограниченный совхозами, частная кооперация на общих колхозных землях, торговое хозяйство на личных участочках колхозников, наряду с этим существовали находящиеся на ещё более низком уровне натуральные хозяйства…

7. Эмпирическая технология обнаруживает свои пределы – стр. 19

…В первой половине XIX века для пионеров наземной телеграфии физическая природа сигнала не была принципиальной проблемой, требующей разрешения: даже без её понимания наземный телеграф функционировал с тем же успехом. Первые подводные кабели, которые пересекли Ла-Манш, от Дувра до Кале в 1851 году и от Дувра до Остенде в 1853-м, продемонстрировали необъяснимые явления: сигнал задерживался, имели место искажения, а телеграфисты, порой, не понимали послания. …

…Уильям Томсон (1824-1907 гг.), будущий Лорд Кельвин… применил дифференциальные уравнения математического анализа, изученные в Кембридже и Париже, и пришёл к выводу, что задержка сигнала зависела не от длины, а от квадрата длины кабеля…

…Томсон… считал, что было необходимо увеличить диаметр кабеля, уменьшить сигнал до минимума и улучшить принимающие инструменты. По мнению Уайтхауса, если анализ Томсона был верен, то кабель должен был бы иметь диаметр в полметра вместо нескольких сантиметров и стал бы таким тяжёлым, что сделал бы невозможной всю операцию, в то время не существовало корабля, который был бы в состоянии транспортировать его…

Наука – это общественная производительная сила, она представляет собой разрешение проблем, которые вставали перед человеком в ходе истории: апостериори легко и бесполезно разделять учёных на тех, кто был прав и кто ошибся… Успех трансатлантического кабеля является результатом коллективных усилий, а не усилий отдельного индивида, и Уайтхаус, со своими ошибками, также внёс в него свой вклад.

Эпизоды укладки трансатлантического кабеля

8. Цикл и производительность в американской дискуссии 90-х годов – стр. 21

В Соединённых Штатах в 1996-1997 гг. проходила оживлённая дискуссия по поводу экономического цикла. Экспансия продолжалась с 1991 года; уровень безработицы снижался; таким образом, вопреки постулатам экономической теории, инфляционное давление было стабильным…

Дебаты о цикле и производительности были многогранными. Весной 1997 г. «World Economic Outlook» МВФ указывало на ключ, который заключался в комбинации либерализации международных потоков товаров, услуг и капиталов и распространения технологий… Другой интересный аспект социальной демографии заметил Луис Учителле в “New York Times” (11 июля 1997 г.): с начала 1996 г. прирост уровня рабочей силы (занятые и ищущие работу) был почти вдвое больше, чем обычно. Латиноамериканцы, молодые матери и пятидесятилетние выходили на рынок труда, они выталкивались за пределы списка живущих за счёт помощи, который сокращался в результате урезания социальной помощи…

…“Financial Times” (26 мая 1997 г.) приводит расчёты американского экономиста Дэвида Блэнчфлауэра: с 1979 по середину 90-х гг. уровень синдикализации снизился с 50 до 30% в Британии и с 30 до 15% в США (10% в частном секторе). Разница заработной платы членов профсоюзов и тех, кто не состоит в них, (приблизительно 10-15%) по этой причине расширилась. Увеличение производительности во многом являлось следствием этого. Это было квантификацией тезиса Гринспена о «травмированном рабочем».

… тезис, что это было результатом новых технологий, являлся «заманчивым, но не окончательным»; многие экономисты считали, что речь шла о «циклическом» и «обратимом» феномене; нельзя было утверждать, что речь идёт о «необратимом» тренде. Между эйфорией Гринспена июля 1997 г. и большей предусмотрительностью в мае 1999 г. мир был потрясён кризисом в Азии и России.

9. Центральный банк Пекина решает свой «вопрос времени» - стр. 23

Полтора года назад Китай начал денежную реформу, которая освободила обменный курс юаня от жёсткой привязки к доллару. В Пекине и Вашингтоне подводят первые итоги. За этот период юань подрос больше, чем на 6% по отношению к доллару, разочаровав и огорчив американские влиятельные группы, которые с 2003 года просят Пекин ревальвировать его валюту на двухзначное процентное число.

2006 год можно назвать годом «китайского триллиона»: валютные резервы Пекина перевалили за 1 триллион долларов, увеличившись на 30% за год; капитализация фондовой биржи перешагнула за триллионный барьер со 120%-ным прыжком вперёд и Шанхаем в качестве протагониста; экспорт также преодолел 1 триллион, потяжелев на 27%. За один год положительное сальдо торгового баланса шагнуло вперёд на 74%, в семь раз быстрее роста ВВП… Эти количественные прыжки указывают на быстрое восхождение Пекина в качестве империалистической метрополии…

Важное суждение, как по форме, так и по содержанию, высказал заместитель председателя китайского правительства У И… Пекин, - говорит У, - должен решать проблему 150 миллионов человек (более 10% населения), которые живут на один доллар в день, а, прежде всего, 300 миллионов китайцев, которые переселятся из деревни в город в следующие двадцать лет. Нельзя было бы яснее выразить ключевую стратегическую проблему, которую наша партия осознала уже несколько лет назад. Мощный мотор китайского экспорта, снабжённый топливом дешёвого юаня, должен везти груз китайских преобразований, до тех пор пока двигатель внутреннего рынка не станет способным двигаться с такой скоростью, что сможет принять на себя массы пролетариев, выброшенных деревней.

№ 106, сентябрь 2010 г.

1. Всемирные факты политики - стр. 1

Функции государства должны были соответствовать потребностям буржуазной борьбы, но её уровень и место детерминируются мировым процессом: «Изменения экономического базиса и классовой структуры и объективного соотношения сил, которые эти изменения порождают, имеют мировое измерение, их не может избежать ни одна социально-экономическая зона».

Отталкиваясь от этой предпосылки был выведен закон процесса интернационализации. Чем более высоким становился уровень капиталистического развития, тем более решающее значение обретал интернациональный фактор. Там, где созревание до уровня империалистической державы было завершено, преобладание интернационального фактора имело максимальный уровень. В этом смысле, вывод Черветто заключался в том, что в Италии реформизм был генеральной линией итальянского капитализма, и эта линия уже одержала победу «… не потому, что уже была реализована в Италии, а так как, будучи общемировой для того времени, она стала условием самого существования итальянского империализма, так как это условие объективно ставилось тем фактом, что речь шла о компоненте мировой империалистической системы. [...] С этой точки зрения, сроки реализации и неизбежные отливы реформистской линии в Италии просто-напросто становились второстепенными».

Идея о том, что реформизм был вызван потребностью господствующего класса сдерживать давление пролетариата, представляла собой искажение максималистского наследия.

2. Афганистан и Жёлтое море в игре азиатского баланса сил - стр. 2

Различные события в Азии показательны в изменении соотношения сил.

Китай обошёл Японию, а по годовому ВВП на основе паритета покупательной способности уже приближается к совокупным показателям ЕС. Пекин имеет «потенциал для того, чтобы лепить мир», идёт ли речь о вызове доллару или о «навязывании собственных национальных интересов другим, если потребуется при помощи силы». Япония продемонстрировала возможности Азии, Китай станет её «подлинным вызовом». Сильный акцент на китайском влиянии призван вывести Пекин на чистую воду и нарушить его тактику не привлечения излишнего внимания. Эта игра практически очевидна в военно-морских учениях и полемике между китайским и американским министрами иностранных дел по поводу статуса Южно-Китайского моря: Хиллари Клинтон высказалась за сохранение свободы навигации в этом регионе и «многосторонним переговорам» по принадлежности островов Спратли, вокруг которых имеются трения между Китаем и Вьетнамом; Ян Цзичи предостерёг Вашингтон от попыток «интернационализации» вопросов, которые Пекин стремится решить с заинтересованными сторонами на двустороннем уровне, а выдвинутое и затем отменённое предложение о вхождении авианосца «Джордж Вашингтон» в Жёлтое море было названо в китайской печати «враждебным ходом».

Проблема «возвращения в Азию», как видно, ставит под вопрос вес обязательств, принятых на себя США в Ираке и Афганистане. По мнению Киссинджера, выход из этой ситуации кроется в «региональной дипломатии», потому что многие страны региона сами испытывают угрозу из-за нестабильности в Афганистане, гораздо больше, чем США: Китай в Синьцзяне, Россия в своём южном подбрюшье, Индия из-за 160 миллионов собственных мусульман, Пакистан по причине своей политической структуры.

3. Заработная плата и система социального обеспечения в новую эпоху глобализации - стр. 4

Возможность поддержания системы социального обеспечения и уровня заработной платы в Европе, США и Японии возвращается в центр международных дебатов. “The Economist” отмечает, что начинается обратное движение от более цивилизованного общества, «в нескольких словах – конец прогресса». “L'Osservatore Romano” пишет о внутренне нестабильном международном разделении труда, потому что оно создало «страны-производители, но временно не потребители», и «страны-потребители, но больше не производители», где «первые вступили в экономический цикл роста, а вторые из него почти что вышли». Американский порядок оказался несостоятельным. В Италии вопрос приобретает специфическую черту реструктуризации в автомобильном секторе, где FIAT заставил конкурировать предприятия в Польше и Сербии с фабриками в Помильано и Мирафьори. При этом европейский империализм знает, что его сила на Востоке, где есть тыл в сто миллионов жителей и тридцать миллионов наёмных работников. Предприятие Zastava имеет своих предшественников в Польше для того же FIAT, в Чешской Республике для Volkswagen, в Словакии для Peugeot или в Румынии для Renault.

Неизвестность заключается в грядущих десятилетиях, и здесь нет никакой европейской модели, так же как и рейнского индустриализма, который мог бы накрыть крышкой кипящий азиатский котёл. В кратко- и среднесрочной перспективе, Америка остаётся в состоянии неопределённости, а Европу ожидает рост в 1-2%: это объясняет дилемму в вопросе стоимости системы социального обеспечения. Действительной новостью является прогноз в 3% для Германии, но это построено на синергии немецкого экспорта машин и оборудования и азиатского роста. То есть прибавка в темпах имеет в качестве цены ещё более сильный Китай. Пекин прогнозирует до 2015 года ежегодный рост на 8%, и это ускорит шаг модернизации и китайского реформизма. Во всех областях: заработной платы, пенсий, здравоохранения, окружающей среды. И авианосцев.

4. Утраченные иллюзии социальной Европы - стр. 6

Имеет место мировой экономический рост, но с треском, сопровождающим серьёзные изменения порядка по всему фронту. США погружены в неопределённость. Германия с 3% тащит за собой Евросоюз, даже если никто не может сказать, сколько это продлится. Разумеется, кризис изменил основы. В Америке буксир рычага недвижимости и потребления в долг вернулся ударом бумеранга, Китай никогда не переставал расти, европейское индустриальное сердце ускоряется, поскольку улавливает спрос Азии.

Источник буржуазных мифов и идеологий, по команде переливающий разными цветами, неисчерпаем. Новая сказка состоит в том, что Америка - это болезнь, а Европа – лекарство, вдвойне доброкачественное, поскольку она сохранила промышленность, чтобы оказывать сопротивление Азии, и потому что защитила труд от холодных ветров глобальной конкуренции. Это двойная ложь. Рейнская область быстро продвигается вперёд, но усиливая нарушения равновесия, не в меньшей степени смертельно опасные для финансов. Действительно, немецкая промышленность процветает благодаря расширению китайской, которая скоро может оказаться впереди. Что же касается труда, то борьба на мировых рынках повсюду подталкивает крупные группы капитала заключать контракты с условием сокращения социального обеспечения и заработной платы. Этому нас учит FIAT.

Социальная рыночная экономика, этот идеологический дистиллят европеизма, является инструментом войны капиталов, а не болеутоляющим средством для невозможного примирения между классами и мировыми державами. Лучше понять это вовремя: Европа – это империализм, трудящиеся уже достаточно много заплатили за вчерашние мифы, когда иллюзией была Москва. Нет другой альтернативы, кроме классовой организации, нет другого пути, кроме интернационализма.

5. 1537 лоббистов и один компромисс - стр. 7

Комбинация прибыль-неопределённость является важным компонентом соотношения экономических и социальных сил, подчёркивающим курс нового финансового регулирования в метрополиях. Крупнейшие американские банки, спасаемые с помощью правительственных денег и гарантий после паники 2008 года и реабилитированные с помощью стресс-тестов, проведённых весной 2009 года, возобновили рост своих прибылей и стремились, в своём большинстве, вернуть государственные капиталы для того, чтобы освободиться от объятий Вашингтона. Крупные банки и их политические организации манипулируют как оптимизмом, так и пессимизмом для того, чтобы воспрепятствовать регулирующей лихорадке западного мира или ослабить её. Раздавая миллионные бонусы собственным руководителям они утверждают, что ситуация нормализовалась, а бразды правления вернулись в их руки.

В октябре 2009 года, с началом парламентских дебатов вокруг финансовой реформы, предложенной Белым домом, было зарегистрировано 1537 лоббистов, назначенных деловым миром, чтобы иметь возможность вмешиваться в работу Конгресса. Однако реформа Уолл-Стрит, подписанная президентом Обамой 21 июля, не идёт по линии разрыва или сдерживания финансовых олигархов — это компромисс, уравновешивающий умеренность правил усилением регуляторов и их возможностью действовать по своему усмотрению. Создаётся наблюдательный совет за финансовой стабильностью, который объединяет крупнейшие федеральные регуляторы и возглавляется министром финансов, но его решения требуют большинства в две трети из десяти членов совета с правом голоса, с правом вето со стороны министра финансов. По мнению критиков, Обама сознательно или из-за ошибки в расчётах, отдал преимущество медицинской реформе, предоставив Уолл-Стрит время для наращивания мускулов, перехода в контрнаступление и смягчения финансовой реформы.

Большие игры и базарные сделки смешиваются между собой. Это норма для империалистической демократии. Новые внутренние столкновения в картеле международного финансового капитала определяют новое равновесие и подготавливают новые кризисы.

6. Неизвестные величины промежуточных выборов - стр. 9

Следующие выборы midterm (выборы в середине срока действующего президента) состоятся в ноябре месяце и будут представлять собой экзамен для администрации Обамы. Со времён Гражданской войны только два президента, Франклин Д. Рузвельт в 1934 году и Джордж У. Буш в 2002 году, наблюдали увеличение количества представителей своей партии в Конгрессе во время таких выборов.

Обозначим неизвестные предстоящих выборов.

  • Как распределяться голоса по регионам? Останется ли верным наблюдение республиканского стратега Кевина Филлипса: сердце Америки – heartland - голосует за республиканцев, побережья и крупные города - за демократов?

  • Новизна победы Обамы заключалась в ставке на два меньшинства: чёрных, организованных афроамериканскими протестантскими церквями, и белых профессионалов, служащих и буржуазию различных профессий, обладающую академическими титулами, дипломированных специалистов с высоким доходом и свободным стилем жизни. Потому возникает вопрос: окажется ли успешной на выборах в Конгресс стратегия, использованная на выборах президентских?

  • Не сработает ли феномен ticket splitter (американский термин для указания того, кто разделяет голос: часть избирателей голосует за кандидата в Конгресс, являющегося членом партии, отличной от той, к которой принадлежит кандидат в президенты, которому она отдаёт свой голос). Так как «демократы за Маккейна» и «республиканцы за Обаму» составляет 19% от общего состава Палаты.

  • Как проголосуют на Севере, который всегда был регионом с неустойчивыми политическими предпочтениями? "Washington Post" от 5 июля выделяет одну из сфер борьбы в штатах, которые пересекает автострада 70, таких как Балтимор, Мэриленд и заканчивая Канзас-Сити, в Миссури. Вдоль этого направления пять штатов - Миссури, Иллинойс, Индиана, Огайо и Пенсильвания - принесли победу демократам на выборах midterm 2006 г. и Обаме в 2008 году.

    Уже сейчас ясно, что на следующих выборах следует сконцентрировать внимание на политических позициях избранников, даже если они не будут соответствовать этикете партии, представляемой ими.

    Голосования по округам на президентских выборах 2008 г.

    Распределение голосов на президентских выборах 2008 г.

    7. Многоликая восходящая Индия - стр. 11

    На страницах “Indian Express” от 4 июня П. Раджхаван оценивает, что рост ВВП на 7,4% в 2009-2010 годах будет самым мощным с 1972 года. Двигателем является обрабатывающая промышленность, а сельское хозяйство хромает. Индия, «держава в начальной стадии», по определению немецкого посла в Нью-Дели; она словно Гидра, монстр с 50 золотыми головами из греческой мифологии.

    В “Financial Times” от 17 июня Джо Лихи пишет из Мумбаи, что социальные преобразования отражаются теперь и в телевизионных fiction (байках). Зачастую их главными героями являются работающие женщины. Они живут вдали от семей, уже не находятся под их влиянием и выбирают себе мужей. “The Telegraph” от 5 августа отмечает, что насилие против женщин не отстаёт от темпов роста, особенно в Западной Бенгалии, Андхра-Прадеш и Уттар-Прадеш. Изнасилования и насилия в семье остаются на впечатляюще высоком уровне.

    Чандан Митра, главный редактор “The Pioneer”, избран в Раджья Сабха - сенат Индии - по списку БДП. Он написал очерк о кризисе в КПИ(М), левой правящей партии в Западной Бенгалии. Её интеллектуалы всегда гордились тем, что восприняли от «итальянского марксизма» тезис о «гегемонии». Мы знаем, что это был липовый товар ещё тогда, когда он входил в моду, представьте себе, чем он является сейчас, когда мода прошла.

    Левые парламентарии Рима и Калькутты сначала были сходны в моделях, а сейчас в разочарованиях. Митра пишет, что КПИ(М) преуспевала, потому что в течение десятилетий она была партией bhadralok, типичных бенгальских мелкобуржуазных интеллектуалов, одевающихся по-английски. Электоральной базой были рабочие и крестьяне, но лидирующее положение занимали интеллектуалы среднего класса.

    Связующие нити рвутся после событий в Нандиграме, сельском регионе в 70 км от Калькутты, где в 2007 году правительство Бенгалии использовало полицию против крестьян, выступавших против строительства химического предприятия группы Salim. В столкновении погибло 16 человек.

    По мнению Митры, bhadralok поддерживали КПИ(М) в течение трёх десятилетий, и теперь увидели её «брутальную маску». Кроме того, для многих из них Калькутта, в культурном плане, стала «бесплодной», она больше не привлекает, Нью-Дели или столицы Запада гораздо лучше.

    8. Политические парадоксы немецкого экономического подъёма - стр. 13

    Немецкое правительство одобрило четырёхлетний финансовый маневр в 81,6 миллиарда евро, в среднем 0,8% ВНП в год. Средства приблизительно на одну треть поступят от введения новых налогов или увеличения уже существующих на банки, атомные электростанции и железные дороги и отмены различных налоговых льгот. Остальные две трети поступят от сокращения богатой немецкой системы социального обеспечения: федерального агентства по труду, субсидий по безработице, медицинских расходов, надбавок на семью и других пособий, от сокращения административных расходов и затрат на оборону.

    Ангела Меркель прояснила, что её правительство хочет сделать акцент на сокращении расходов, но внутри коалиции раздались различные критические голоса, которые потребовали разного рода дозировок: консервативные и либеральные течения настаивали на большем сокращении расходов, «социальное» крыло жаловалось на отсутствие «социального равенства» и потребовало увеличения налогов на более богатые слои; против этого требования выступили как ХСС, так и СвДП, которая уже должна была согласиться на отсрочку сокращения налогов, обещанного в ходе предвыборной кампании. Реакция оппозиции на маневр была негативной, но она соглашалась с необходимостью консолидации государственных счетов, даже если и с другими дозировками. Параллельно проявилось внутреннее напряжение в ХДС после досрочной отставки премьера Гессена Роланда Коха, лидера консерваторов, и президента Республики, либерала Хорста Кёллера, борьба за освобождённое им место стала удобным случаем для внутренней фронды, чтобы дать почувствовать свой вес.

    Палитра немецких политических цветов разнообразна, а заинтересованная фантазия политических протагонистов и комментаторов, иногда, ещё больше. Но речь идёт о вариантах, дозировках и нюансах одного и того же сюжета – немецкой терапии, согласованной в Брюсселе и распространённой до континентального уровня.

    Палитра немецких политических цветов

    9. Немецкий мотор и итальянский цикл - стр. 15

    Если посмотреть на последствия для итальянского политического цикла, то «внутренние» наиболее значимые политические факты происходили за пределами национальных границ. С крахом СССР пали и «политические образы, по которым моделировались партии». Вместе с немецким восхождением и ускорением европейского процесса исчезали и «экономические условия существования для их массовой национальной базы». Под воздействием международного давления, сочетающегося с вызванным им кризисом интернационализации, старые политические силы разбивались и исчезали, чтобы затем обрести новую конфигурацию в соответствии с новыми координатами. Европейский процесс был причиной, но также и выходом из нарушения итальянского равновесия. В августовском бюллетене Bundesbank отмечает «уверенный экономический» и «удивительно сильный» подъём и считает, что более чем на половину произошло восстановления после падения, вызванного кризисом. Рост на 2010 год, прогнозируемый немецким Центральным банком, из числа тех, которые не проходят незамеченными: +3% ВВП против 1,9%, прогнозируемых всего месяцем раньше. Невозможно рассматривать эту новость как простой факт немецкой внутренней политики. По самим своим прямым последствиям для Италии, а также и ЕС, её следует рассматривать как главное политическое событие Италии этого лета, несмотря на это, пространство, отводимое ей в газетах, бледнеет перед тем, что занято последней нашей политической фибрилляцией, противостоянием между премьером Берлускони и председателем палаты депутатов Фини.

    Возможный правительственный кризис полон неизвестных для Рыцаря, от риска, что государственный долг Италии вновь окажется под злыми лучами прожекторов рынков, вплоть до возможных последствий обострения политического кризиса, по многим аспектам совершенно непредсказуемого. Однако, любая политическая сила не может обойти тот реальный факт, что промышленный Север уже целое пятнадцатилетие находится в руках правоцентристов. Именно здесь находится связующее звено с Берлином и Европой, и именно здесь парадокс новых итальянских политических колебаний.

    10. Транснациональные корпорации российской индустриализации - стр. 17

    В истории России следует выделить четыре цикла интернационализации:

  • В конце XIX века, прежде всего в годы, когда министром финансов был Сергей Витте (1892-1903 гг.): в последнее десятилетие века иностранные инвестиции увеличились в пять раз. Это капиталы, преимущественно шедшие на индустриализацию и строительство железных дорог, в том числе Транссибирской магистрали. Историческая коллизия, вызванная этой первой интернационализацией, приобрела форму проигранной Японии войны и последовавшего затем внутреннего кризиса 1905 года.

  • После кратковременного и частичного прорыва Октября, новая экономическая политика, начатая в 1921 году. Её составной частью была политика концессий иностранным инвесторам, например, в нефтяном секторе.

  • Третий цикл интернационализации отмечен знаком финансовой слабости империализма СССР, который больше чвлялся экспортёром оружия, чем капиталов. Но не следует пренебрегать связями с мировым рынком, в особенности европейским, основанными на проектах нефтепроводов и газопроводов 70-80-х годов. В крахе СССР сталкиваются между собой ударные волны мирового рынка и последствия нового противостояния между державами.

  • Четвёртая интернационализация, следовательно, начинается после 1991 года, в условиях слабости государства, перед лицом дезорганизующих региональных властей и новых экономических сил («олигархов»), зачастую связанных с иностранными группами. Девяностые годы, пусть и в процессе, отмеченном огромными противоречиями, была доведена до конца приватизация крупных производственных объединений СССР: из неё вышли крупные частные промышленные группы и объединения, зачастую копирующие гиганты прошлого в энергетическом и металлургическом секторе, но не только. Они являются базой для нынешней интернационализации.

    России приходится сталкиваться с проблемами интернационализации, такова природа капиталистического развития - плести связи с мировым рынком и испытывать на себе его противоречия.

    20 крупнейших российских транснациональных групп

    Географическое расположение активов 20 ведущих российских транснациональных групп

    Рост российских прямых иностранных инвестиций

    11. Кризис 1929 года и поражение Народного Фронта во Франции - стр. 21

    11 мая 1936 года в Бреге, в порту Гавра, началась забастовка. Забастовки повторились в Тулузе и Бресте. В конце месяца стала всеобщей. Трудящиеся не хотели быть единственными, кто платил за кризис. 6 июня вступило в права правительство НФ социалистического лидера Леона Блюма, поставившее единственную задачу - заставить лучше функционировать современный ему аппарат, откладывая на будущее «завоевание» власти. В ночь с 7 на 8 июня были подписаны Матиньонские соглашения, которые увеличили заработную плату в среднем на 12%, признали делегатов от профсоюзов предприятий и национальные коллективные договоры, недельный отпуск и сокращение рабочего времени. Это была «победа», но движение не пошло на спад, а расширилось, т. к. соглашения встречали сильное сопротивление предпринимателей. Морис Торез, секретарь ФКП, желавший укрепить отношения с тем крылом французской буржуазии, которое поддерживало союз с русским государственным капитализмом, провозгласил, что «нужно уметь заканчивать забастовку». 12-го металлурги возобновили переговоры, и 13-го соглашение было заключено. Однако осенью 1936 года буржуазия начала наступление на трудящихся. Клод-Жозеф Жинью, депутат от правого блока, сурово осуждал свой класс: «Хозяева, будьте хозяевами!». Рабочие вели оборонительные бои. 13 февраля 1937 года Леон Блюм заявил, что «необходима пауза», чтобы дать французскому экономическому базису переварить социальные реформы. 27 июня 1937 г. Сенат заменил Блюма радикалом Шотаном.

    Когда в марте 1938 года в движение пришли Citroën и Renault, “Humanité”, орган ФКП (за которым последовала социалистическая “Populaire”), утверждал, что забастовка организована левыми провокаторами, оплаченными нацистской Германией, и требовал их ареста. Руководство правительством вновь было доверено социалисту Блюму, но вскоре его сместило правительство Даладье, которое стало протагонистом Мюнхенской конференции (сентябрь 1938 г.) и одним росчерком отменило 40-часовую рабочую неделю.

    12. Обязанность быть передовым - стр. 23

    Мы публикуем предисловие к новой книге, которую АНО «ЦМИ “Новый Прометей”» сдала в печать в этом месяце.

    Всех заинтересованных в приобретении и распространении данного издания просим обращаться по адресу издательства.

    “Воспоминания” Ивана Васильевича Бабушкина, вместе с его корреспонденциями для “Искры”, включёнными в эту книгу, являются выдающимся “репортажем” о социально-политической ситуации в России 1893-1901 годов, периоде формирования РСДРП. Они написаны на основе свободного от иллюзий взгляда, сухим и прямолинейным языком, что делает их даже более привлекательными, демонстрируя необычный литературный талант автора. Без лишней риторики они рисуют картину пролетариата крупных промышленных мегаполисов, условия его жизни и деятельности, стихийные акции протеста, взрывы коллективного гнева, забастовки и распространение социалистических идей среди рабочих, в пропаганде которых автор принимал активное участие.

    Но эта книга является гораздо большим, чем просто важной страницей истории России.

    Пролетариат обладает - и история это показала - энергией и необходимыми навыками для усвоения марксистской науки до такой степени, чтобы сделать её инструментом своего освобождения. Если это было верно в начале прошлого века, то тем более это так в наше время, когда рабочие, перед тем, как переступить порог мира труда, проводят немало лет за школьной скамьёй.

    Сегодня, в старых империалистических державах, иллюзии уверенного и безостановочного прогресса зашли в тупик, одновременно, день за днём демонтируются прошлые завоевания пролетариата. Часть мира обнаруживает, что нынешняя система социального обеспечения ему не по карману, делая выбор в пользу нового курса капитализма, открывая новый этап всемирного противостояния.

    В новых державах, динамично развивающихся, но находящихся под давлением колоссальных диспропорций, миллионы пролетариев вынуждены бороться за улучшение условий их жизни и труда.

    Это относится и к России, где крах государственного капитализма в СССР увлёк за собой во многом иллюзорную систему социального обеспечения.

    Новое поколение рабочих вдыхает жизнь в классовую борьбу, тысячи “молодых Бабушкиных” могут сформироваться по ходу её, но лишь в том случае, если им удастся соединить движение с марксистской наукой.

    Короткая, но интенсивная жизнь рабочего Ивана Бабушкина, с которой мы предлагаем ознакомиться на основе публикуемых в этой книге воспоминаний и других его работ, является не только одной из многих страниц нашей истории, которая может в конечном итоге оказаться забытой, завалявшись в пыли библиотек; это урок для молодёжи и побуждение её к необходимости “поднять взгляд на мир”, для того чтобы быть активными протагонистами, а не беспомощными зрителями процессов завтрашнего дня.

    13. Великие исторические вопросы русской революции - стр. 24

    Мы продолжаем публикацию перевода обширных выдержек из ранее неиздававшегося на русском языке важнейшего труда Амадео Бордиги “Экономический и социальный базис современной России”.

    Две конституции: 1918 и 1936 годов

    Сравним две конституции Советской республики, 1918 года, введённой сразу за большевистской революцией, и 1936 года, объявленной соответствующей консолидации советских общественных форм, которая была названа социализмом. Диалектическая разница между двумя текстами в следующем: в 1918 году социализм - это цель, которая должна быть достигнута пролетарским государством, и это конституция диктатуры, конституция истинно революционная. В 1936 году «социализм» подаётся как достигнутое завоевание, конституция становится статичным актом, объявляет себя демократически стабильной и, напротив, является историческим и юридическим выражением консервативной ситуации. Конституция 1936 года совершенно демократическая, поскольку это конституция буржуазной республики.

    Куда идет Россия?

    Та, что хвалится пребыванием в социализме, сворачивая себе шею, идёт к капитализму. У неё есть века, чтобы вернуться к нему. Примерно за 16 лет капитал увеличился в 21 раз. Строить, вооружать, перестраивать, индустриализировать, - это поглощает собой всё. К принесённому в жертву уровню жизни русского пролетариата добавляется и сама его жизнь, являющаяся потенциальной прибавочной стоимостью, заложенной в банк войны, подаренной союзникам демократического империализма.

    14. Метод и партия-наука - стр. 27

    Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука». В этом номере публикуется начало главы «Первые шаги метода».

    Метод и опыт

    В фрагменте «Диалектики природы» Энгельс отмечает: «Сколько бы пренебрежения ни выказывать ко всякому теоретическому мышлению, всё же без последнего невозможно связать между собой хотя бы два факта природы или уразуметь существующую между ними связь. Вопрос состоит только в том, мыслят ли при этом правильно или нет». Даже простое установление взаимосвязи между двумя фактами природы требует теоретического мышления. То же самое касается политических фактов и явлений. Политический опыт, например, не приводит к политической теории, теории государства, без «искусства оперировать понятиями», как метода и техники философии. При этом теоретики через «их произведения» оказывают «влияние на всё общественное развитие, даже на экономическое». В свою очередь, «они сами опять-таки находятся под господствующим влиянием экономического развития».

    Первые шаги метода

    С Возрождением начинается современная история и современные научные исследования, то есть систематическое и полное научное развитие. «Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учёности. Люди, основавшие современное господство буржуазии, были всем чем угодно, но только не людьми буржуазно-ограниченными». Политической теории также требовался гигант, и он нашёлся во Флоренции: «Макиавелли был государственным деятелем, историком, поэтом и, кроме того, первым достойным упоминания военным писателем нового времени».

    № 107, октябрь 2010 г.

    1. Историческое видение перемен - стр. 1

    Вопросы экономических, политических и социальных изменений находятся в центре марксистского анализа. Империалистическое развитие пятидесятых, шестидесятых и семидесятых годов принесло с собой колоссальные преобразования, изменившие пропорции капитала и отношения между фракциями буржуазии, переместив миллионы человек из сёл в городские агломерации, совершив переворот в общественной психологии, приведя в состояние напряжения все аспекты выражения политической и государственной воли. Кризис нарушения равновесия, в конце тридцатилетнего цикла ускоренного развития, стал отражением неравномерности политического развития в ходе социально-экономических изменений. Это несоответствие указывало на нарушение равновесия и ознаменовывало начало этапа колебаний и ожесточённой политической борьбы, ставкой в которой стало приведение политической и государственной надстройки в соответствие с требованиями времени.

    Эти изменения были подытожены в книге “Силы и формы итальянских изменений”, которая послужила концептуальным мостом между анализом бурного послевоенного тридцатилетия и характерных черт нового цикла, начавшегося после кризиса реструктуризации семидесятых годов. Первое послевоенное тридцатилетие было отмечено разложением крестьянства, урбанизацией, крупной фабричной концентрацией, борьбой за повышение зарплат и, наконец, кризисом школы, бюрократических аппаратов и других политических органов государственного капитализма, дестабилизированных событиями, связанными с европейским циклом. Новый цикл начинался под знаком империалистического либеризма, реструктуризации и изменения масштабов государственного капитализма, новых социальных форм империалистической зрелости и паразитизма.

    2. Двойное перевооружение в Восточной Азии и Персидском заливе - стр. 2

    Пол Кеннеди в конце восьмидесятых в своей книге “Расцвет и упадок великих держав” признаёт, что ближе всех к пониманию переменчивой динамики международных отношений подошёл Ленин, указавший на «уровень неравномерного развития», как на ключевой фактор: «он не запутался в дискуссиях о превосходстве одних культур над другими, о протестантстве и капитализме, о сопротивляемости болезни, о противопоставлении демократии и автократии, или о какой-либо другой долгосрочной тенденции. Он просто указал, как и любой другой естественнонаучный наблюдатель, на серию фактов, в соответствии с которыми, если статистика показывает, что одна страна по производительности экономики обгоняет другую, чаша весов будет обязательно склоняться в её сторону». Это «единственный разумный метод» для обсуждения самого значительного феномена нового века: «Относительного расцвета Азии, в частности, Китая, и естественно сопутствующего ему феномена, относительного упадка Запада, причём обоих его основных компонентов, Европы и США». Однако Ленин говорил о «неравномерном экономическом и политическом развитии». Его предвидение заключается в том, что рано или поздно потребуется проверка силой, а это подразумевает, что соотношение экономических и политических сил хоть и является не механическим, для понимания соотношения сил в новом мировом порядке отнюдь не требуется доказательство оружием.

    Тем не менее двойное перевооружение на Среднем Востоке и в Восточной Азии остаётся ключевым фактом, в связи со стратегическим узлом, который соединяет потоки нефти и газа из Персидского залива, роль их гаранта, на которую претендует Вашингтон, и вхождение в число великих держав Китая, усиливающего как своё внешнее влияние, так и энергетическую зависимость. Сумма продаж вооружений США странам Персидского залива составит 123 миллиарда долларов за четыре года. Пекин заявляет, что готов «конвертировать свою экономическую мощь в стратегическое преимущество», заключая соглашения и создавая систему альянсов со своими соседями на политическом, экономическом, культурном, «а также на военном» уровнях. Это предоставило бы Пекину «стратегическое пространство», затруднив попытки внешних сил в регионе «уравновесить Китай», используя региональные трения.

    3. Демографическая зима бросает вызов «немецкой модели» - стр. 4

    Проблема дефицита квалифицированной рабочей силы раскрывает противоречие в сердце европейского индустриализма. Демографический кризис – это старческая болезнь империализма, которая в определённой степени затрагивает все метрополии, но везде имеет различный уровень серьёзности. Япония поражена ею в наибольшей мере, не многим лучше положение Европы. Не было ничего более предсказуемого, чем тяжёлые последствия резкого снижения рождаемости, начавшегося тридцать лет назад, и всё же демографическая зима, похоже, застала врасплох значительную часть Старого континента. До настоящего времени внимание было направлено на будущие нарушения равновесия в системе пенсионного обеспечения, вызванные опрокидыванием возрастной пирамиды, но то, что бросается в глаза, так это сегодняшний удар - резкое сокращение численности поколений, достигающих работоспособного возраста.

    Демографический кризис касается не неопределённого завтра, - утверждает глава немецкого объединения промышленников Дитер Хундт, - «но он идёт уже давно, и сейчас мы сталкиваемся с его колоссальными последствиями». По мере того, как подходят к зрелому возрасту меньшие по численности демографические поколения семидесятых и восьмидесятых годов, начинают уменьшаться - особенно в Германии и Италии - шеренги тридцатилетних, а затем сорокалетних, которые составляют центральное ядро производственной деятельности. В Италии число тридцатилетних и сорокалетних составляет 18,5 миллиона. Численность поколения, которое их сменит - те, кому сегодня от 10 до 29 лет - сократилась на треть, до 12,5 миллиона. В ближайшее десятилетие будет не хватать 2,5 миллиона тридцатилетних и сорокалетних, в следующее ещё 3,5 миллиона. В Германии сокращение произойдёт с 24,6 до 18,5 миллиона, то есть на четверть: дефицит составит четыре миллиона в ближайшее десятилетие и два в последующее. По мнению “Handelsblatt”, началась настоящая конкуренция между предприятиями, оспаривающими друг у друга сокращающуюся квалифицированную рабочую силу.

    Возрастное распределение населениия в Германии, Франции и Италии

    4. Европейская промышленность надеется на немецкий локомотив, чтобы присоединиться к азиатскому циклу - стр. 6

    В самый острый год кризиса, 2009-й, все крупные группы должны были учитывать изменения экономического цикла, усиливая уже идущую реструктуризацию. Настойчивые требования, которые в этих случаях выдвигались высшими представителями континентальной буржуазии, однозначны: оздоровление и финансовая дисциплина, увеличение производительности труда, снижение издержек, масштабная экономия и, прежде всего, привязка к азиатскому циклу.

    Мы провели анализ бюджетов и главных шагов сотни самых представительных европейских групп. Внутри этой выборки, две компании из трёх зарегистрировали сокращение объёма продаж, одна из пяти закрыла год в убытке, а из тех, кто остался в прибыли, каждая вторая сократила свои доходы. Общее число работников, за вычетом слияния компаний, снизилось приблизительно на 190.000 человек, что составляет около 3% от общей численности. 60% групп сократили свою рабочую силу.

    Наблюдая работу крупных секторов, можно сказать, что ситуация, по сути, изменилась на 180° по сравнению с предыдущим годом: банки и страховые компании, после огромнейших потерь 2008 года и девальвации активов, с целью чистки бюджетов, в среднем вернули свои бюджеты к прибыли. Напротив, предприятия промышленности и сферы услуг, в целом, заплатили за замедление цикла и ограниченность кредита падением продаж на 13% и сокращением прибыли на 30%.

    100 крупнейших европейских групп

    5. Бессвязный фарс - стр. 10

    В Азии началась коварная партия, роль пешек в которой играют ракеты и авианосцы. Пекин разрабатывает средства и военную политику для расширения своего влияния; Токио, Сеул и Нью-Дели опасаются новых притязаний. Вашингтон запаздывает в Афганистане и ослаблен в своём доме, но пытается воспользоваться ситуацией. Пугало Китая реанимирует старые американские союзы в регионе; колоссальная продажа оружия в зоне Персидского залива позволит разговаривать с Пекином, используя большую дубину. В ЕС не менее важная партия разыгрывается вокруг вопроса об экономическом правительстве Союза. Берлин ставит свои условия в вопросе налоговой дисциплины для нового пакта стабильности, Париж пытается договариваться, но ведущей линией является немецкая.

    А Рим? Уже два с половиной года он является театром тягостного и бессвязного фарса, в котором все, обратите внимание, исполняют свою собственную роль: большинство и оппозиция, государственные власти, газеты, телевидение. Не стоит тратить на него много слов, разве что для подтверждения. Трудящимся нечего ждать ни от парламентской политики, ни от телевизионного цирка, который её окружает. Коммунистическая политика – это серьёзность, размышление, активная социальная позиция. Нужно выбирать.

    6. Жажда сырья и жертвы на шахтах - стр. 11

    Увеличение в этом году количества несчастных случаев на шахтах не было случайностью или совпадением. Энергетическая и сырьевая жажда, возникшая в результате растущих аппетитов азиатского развития и выхода из кризиса, оказала давление на горную промышленность, более чем обязательного поставщика материального производства во всём мире. Тысячи рабочих регулярно становятся её жертвами. В действительности речь идёт о верхушке айсберга каждодневной, молчаливой борьбы, которую непрерывно ведут рабочие всего мира на фронте производства.

    Последовательный ряд аварий, имевших место в Китае в начале апреля, привёл к тому, что средства массовой информации начали писать о «кровавой неделе», если бы не концентрация событий во времени, то никто бы не обратил на них внимания: всем известно, что в этой стране количество смертельных случаев на фабриках и, в особенности, на шахтах очень высока. В Сибири, в городе Междуреченске, раздавшиеся один за другим два взрыва метана накрыли сначала работавших шахтёров, а затем отряд спасателей, и унесли десятки человеческих жизней. В Соединённых Штатах, на территории Западной Вирджинии, на Аппалачах, регламенты и историческое присутствие профсоюзных организаций, казалось бы, сократили степень опасности подземных работ до уровня, сравнимого с вождением автомобиля. Но всё-таки произошла одна из самых крупных за последние сорок лет аварий, в жертву капиталу было принесено нескольких десятков человеческих жизней. Законов и регламентов было недостаточно для того, чтобы это предотвратить. Другие, аналогичные аварии, не всегда попадавшие в хронику новостей, произошли в Турции, Южной Африке, Албании. В Чили надеются на чудотворное спасение тридцати горняков, которые находятся под землёй на глубине более 500 метров, после двойного обвала, о котором однако имелись предупредительные сигналы, которым не придали особого значения.

    «Смерть на производстве» в мире, который обладает необходимыми технологиями и средствами, посредством которых можно сделать значительно более безопасным производство материальных благ, в которых нуждается человечество, продолжает быть повседневной действительностью.

    Количество смертельных случаев на производстве в год

    7. Голосование промышленного сердца - стр. 13

    Уже в течение нескольких лет в Соединённых Штатах продолжаются дебаты относительно ухудшения жизненных условий так называемого «среднего класса», возможных причин этого ухудшения и его влияния на политическую сферу. Само определение «среднего класса» не является научным, так как основывается на уровне доходов, а не классовых отношениях. В американской социологической терминологии к «среднему классу» не считая наёмных работников относится также мелкая ремесленная, торговая и аграрная буржуазия. Так как в США наёмный труд является основной формой труда, а люди свободных профессий составляют всего 7% от занятого населения, то по большому счёту выражение «средний класс» в итоге указывает на значительное большинство наёмных работников. В действительности, нужно говорить не столько о кризисе «среднего класса», сколько о кризисе «среднего класса» heartland, «сердца» США. Десятилетия штаты, двигатели развития американской промышленности с 1850 по 1970 год, переживают глубокий кризис. Начиная с нефтяного кризиса 1973 года, штаты heartland, которые располагаются на Больших озёрах - Пенсильвания, Огайо, Мичиган, Индиана, Висконсин, Западная Вирджиния, Кентукки, Теннеси, Миссури и Канзас - вошли в болезненный экономический процесс: тяжёлая, химическая, металлургическая, металлообрабатывающая и горная промышленность утратили свои масштабы, а потерянные рабочие места не были замещены другими секторами с сохранением уровня заработной платы. В промышленных округах heartland место индустриального процветания заняли запустение и упадок. Семьи наёмных рабочих штатов heartland за последние сорок лет утратили своё привилегированное положение. Сокращение промышленных рабочих мест было замещено рабочими местами в сфере услуг низкого качества и с низким уровнем заработных плат, безработицей, плохо оплачиваемым неполным рабочим днём, досрочным выходом на пенсию с сокращением размеров пенсионных выплат.

    В округах штатов heartland с долей белого населения, превышающей 85%, и уровнем доходов семей ниже среднего по стране, Обама выиграл только в 5 против 38, в которых победу одержал Маккейн; из них 15 выбрали в депутаты представителя Демократической партии. Из-за своей истории и масштабов, промышленная и сельскохозяйственная зона heartland является фундаментальным компонентом американской политики. В 2008 году большинство не проголосовало за Обаму: это слабое место американского президента.

    Голосование 2008 года в округах heartland

    Доходы семей heartland

    Занятость в обрабатывающей промышленности

    8. Пролетариат США между двумя войнами - стр. 15

    Наиболее впечатляющим аспектом анализа американского рынка рабочей силы в годы «великого кризиса» является рост безработицы. Данные 1929 года (1,5 миллиона) на следующий год увеличились в три раз (4,3 миллиона); в последующие три года они удвоились (8,0), затем увеличились на 50% (12,1), достигнув максимума - 12,8 миллиона - в 1933 году, что представляет собой 25% от всего экономически активного населения. При этом экономически активное население достигает 56 миллионов. Сельскохозяйственная занятость сокращается до менее десяти миллионов человек и продолжает своё необратимое падение. Замедляется процесс урбанизации, но это только замедление - вызванное кризисом - тенденции, которая возобновится после войны.

    Сравнение 1929 и 1939 годов показывает, что количество государственных служащих в действительности всё время продолжало расти, увеличившись с 3 до 4 миллионов; шахтёры потеряли каждого пятого рабочего, а в конце 1933 года их количество снизилось до 70%, минимального показателя по сравнению с первоначальным уровнем; аналогичной была ситуация в строительстве; перерабатывающая промышленность вернулась на докризисный уровень, но на дне сокращению подвергались 4 из 10 миллионов рабочих; пожалуй, более других пострадали рабочие транспортной отрасли, так как они потеряли каждого четвёртого рабочего, вернувшись к прежнему уровню занятости лишь после войны; работники таких секторов, как торговля, финансы и услуги также внесли свою долю платы за кризис, но они смогли быстро восстановиться, будучи втянутыми в общий тренд роста этих секторов.

    За этими процессами скрывается реструктуризация, порой весьма глубокая, секторов и предприятий, концентрация промышленности, инвестиций и увеличение производительности труда, которые характеризуют годы «великого кризиса».

    Динамика количественных изменений населения различных групп

    9. Бремя каст обуславливает развитие Индии - стр. 18

    “The Hindu” объясняет, что правительство Нью-Дели решило начать подсчёт каст во время переписи 2011 года. Партии разделились по поводу того, делать ли это. По мнению “The Hindu”, признак растущего влияния новых средних слоёв будет виден, если в ходе переписи многие ответят «нет кастам» и отмечает, что в условиях, когда более 90% населения занято в неофициальном секторе, думать, что «резервирование» рабочих мест для бедных каст, племенного населения и т.д. может быть решением проблемы – это абсурд. Более продуктивным было бы «забыть о кастах». Другую сторону медали показывает Антара Дев Сен, редактор “The Little Magazine”. Он пишет в “Deccan Chronicle”, что khap являются «феодальными организациями», которые господствуют в деревнях индийской сельской глубинки, куда не доходит правовое государство. Они контролируют жизнь «менее привилегированных» в таких штатах как Харьяна, Пенджаб, Раджстхан, Мадхья-Прадеш и Уттар-Прадеш. Это деревни, где действует юстиция, «основанная на кастах и патриархате»: не только далиты («неприкасаемые»), но и женщины являются самыми настоящими рабами. Любая их попытка восстания карается смертью; политики делают вид, что не видят и не слышат этого.

    В 1905 году Ленин утверждал, что буржуазия раскалывается «на фракции из-за мелких различий в интересах. Политические софизмы вытекают из этого положения вполне естественно». В Индии исторический пережиток, касты, трансформировался в софизм борьбы между буржуазными фракциями, софизм индийской идеологии. Лишь бы не опоздать на встречу с империалистической зрелостью, а так сойдут и далиты, и khap, перепись и средний слой, который заявляет «нет кастам».

    Средние производственные расходы на крестьянскую семью

    10. Неуверенное повторное утверждение Наото Кана - стр. 20

    Наото Кан оказался вынужденным противостоять ряду сложных внутренних и международных проблем. Поражение на выборах, которое потерпела ДПЯ, с потерей большинства в верхней палате (Сенате) стало удобным случаем для Исиро Одзавы бросить вызов в борьбе за пост председателя партии. В столкновении за лидерство приняли участие два соперника, использующие различные, ключевые для Токио политические проблемы. Кан, с момента падения Хатоямы, встал на позиции министерства финансов, то есть реформы государственных расходов и увеличения налогового давления, в частности НДС, потрясая в Токио призраком, вызванным кризисом греческого долга. В интервью, данном “Asahi Shimbun”, Одзава высказался против линии строгой экономии, которой несколько двусмысленно отдаёт предпочтение премьер. По мнению Одзавы, Токио никогда не сможет стать Грецией, которая «располагает незначительными государственными активами» и является чистым должником по отношению к зарубежью. В Стране Восходящего Солнца подавляющее большинство государственных бондов хранится на родине; кроме того, государство обладает «значительной собственностью» в качестве гарантии долга. По вопросу японско-американских отношений Одзава клеймит Кана, как чрезмерно раболепного перед американскими пожеланиями. Это националистическая и проазиатская дозировка, поскольку для Одзавы присутствие VII флота ВМС США в Йокосуке более чем достаточно, чтобы «гарантировать безопасность Восточной Азии». Одзава предлагает линию, использовавшуюся с начала девяностых годов, «Японии как нормальной страны» и с возвращением к государственной политике в сфере безопасности. Исходом поединка в ДПЯ, по оценке “Nihon Keizai Shimbun”, органа японской федерации промышленников, была «пассивная победа» Кана.

    Внутренняя дуэль в ДПЯ переплелась с новой напряжённостью на валютном рынке и возобновлением трений с Пекином в Восточно-Китайском море. В августе Китай потеснил Токио, став второй экономикой мира. Сила китайского Дракона также начинает проявляться и в военных отношениях бассейна Тихого океана.

    Второе правительство Наото Кана

    11. Метод и партия-наука - стр. 22

    Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука». В этом номере публикуется продолжение главы «Первые шаги метода».

    Идеологическое государство и метод

    Макиавелли усматривает в современной истории тенденцию к утверждению государства, как «организованной силы» на национальной территории, но его видение ограничено. У Макиавелли политика частично сведена к «технике» политики и как следствие имеется не понимание социального базиса, детерминирующего государство и его особенностей.

    Грамши перенял от Макиавелли один аспект его теории государства, который был включён в разработку о роли государства в производстве идеологий. Однако если думать, что производство идей осуществляется в основном так называемым «идеологическим аппаратом» государства, то можно сделать вывод, что государственные учреждения обладают полной властью и в надстройке, и в базисе. Теория абсолютистского государства Макиавелли, таким образом, становится составной частью теории тоталитарного государства. Тем не менее процесс производства идеологий, гораздо более сложен, чем гипотетическое тоталитарное «идеологическое государство», то мы должны будем отнести этот процесс к классам и фракциям классов, связанным со сложными процессами производства или оборота капитала, с процессами производства и распределения прибавочной стоимости. Государство не может отвечать за весь процесс, в том числе потому, что в нём самом отражаются все его противоречия.

    Поэтому существуют «частные» идеологии фракций классов являются идеологиями политической борьбы за завоевание государственных учреждений, за увеличение собственного влияния и создание благоприятного для себя соотношения сил в государстве, в том числе борьбой за использование государства в качестве распространителя идеологий, что и является его основной идеологической функцией.

    Метод и изменения политической формы

    В шестнадцатом веке государства начинают проводить торговую политику, увеличивающую их национальную мощь, через сборы и налоги, которые можно было легче и в большем количестве собирать с торговой буржуазии, чем с городов. Кроме того, сама торговая буржуазия была заинтересована в сильном государстве и стала естественной союзницей монархии против города и аристократии. Она была заинтересована в преодолении старой феодальной формы монархического государства и, будучи ещё неспособной контролировать парламенты, в которых доминировала аристократия. Государственная централизация, как законодательная и судебная, так и военная, отвечала интересам торговой буржуазии, потому что была способна воспрепятствовать поддержке и финансированию аристократией наёмных разбойных банд.

    В результате в начале шестнадцатого века абсолютная монархия начинает становиться превалирующей государственной формой. Духовенство было подчинено государственному контролю и статус церкви был понижен от союзницы до пособницы государства. Из универсальной церкви она всё более становится национальной.

    12. Многочисленные сезоны итальянского империализма - стр. 24

    Мы представляем третий том книги Лоренцо Пароди «Исследования развития капитализма в Италии», выпущенной в январе 2010 года издательством «Lotta Comunista».

    У марксистов имеется в наличии, как признают многие буржуазные учёные, теоретический ящик инструментов для понимания реальности, но класс, который исторически заинтересован в том, чтобы поставить его себе на службу, пролетариат, встречал и продолжает встречать большие трудности в его использовании. Когда это происходит, подтверждается задержка между сроками развития производительных сил и осознанием этого развития. Арриго Черветто пишет, что если «последователи марксизма» неспособны следовать по пути науки, «они вызывают историческую задержку в диалектической связи теории с действительным движением». Последствия катастрофические: политическая цена, которую платит угнетённый класс, заключается в неспособности использовать собственную силу – вытекающую из его численности и из того, что он является производителем общественного богатства – в борьбе против господствующего класса. Черветто продолжает: «Специфической формой исторической задержки революционной партии в Италии – в одно и то же время и причиной, и следствием этой самой задержки – было отсутствие систематического марксистского исследования итальянской “общественно-экономической формации”». В истории рабочего движения в Италии эта неспособность обернулась формированием реформистской и максималистской традиции, которая колеблется между раболепной податливостью перед интересами господствующего класса и беспринципным подчинением стихийному движению, и которая превозносит экстремизм болтунов в качестве верности классу и революционным идеалам. Именно поражение революционного движения высветило важность изучения социальной реальности, демонстрируя, что оно должно быть необходимым инструментом борьбы, вплоть до того, чтобы стать вопросом выживания для революционного меньшинства.

    На основе этого осознания можно понять, что тома Лоренцо Пароди по истории капиталистического развития в Италии (первый опубликован в 1998 году, второй в 2007-м, а третий в начале 2010-го) на полном основании были частью усилий по навёрстыванию потерянного времени и укоренению ленинистской модели партии в такой зрелой империалистической стране как Италия.

    13. Порты европейской реструктуризации — стр. 26

    Индустриализация транспорта должна была превратить “портового рабочего в рабочего промышленного типа”, в то время как разделение труда на континентальном уровне должно было привести к “специализации портов” и к “гигантским инвестициям, безусловно сконцентрированным в немногочисленные, но крупные объекты международного значения”. На сегодняшний день данная тенденция нашла полное подтверждение в европейской портовой промышленности. В региональных европейских зонах происходит противостояние дюжины крупнейших портов, через которые проходит две трети контейнерного трафика ЕС. Одна треть проходит через три порта Северной Европы: Роттердам (Голландия), Гамбург (Германия), Антверпен (Бельгия). Портовый трафик сконцентрирован в наиболее индустриальных зонах. Если оставить в стороне основные транзитные порты, которые искажают статистику, потому что тот же самый контейнер учитывается как во время загрузки, так и разгрузки, то европейский грузооборот вырос с 15,1 млн. ДФЭ в 1985 году до 80,3 в 2008 году. Доля основных североевропейских портов увеличилась с 47 до 52% от общего объёма, в то время как средиземноморские примерно сохранили свой вес - 13 и 14% соответственно. Пропорция средиземноморского и североевропейского грузооборота составляет один к четырём, что в общих чертах характеризует соотношение между соответствующими областями в плане численности населения. Концентрация отбирает глобальные портовые группы, укоренившиеся в континентальных масштабах. Они явно и скрыто конкурируют на основе производительности, гибкости и организации работ в различных портах Европы. Они вмешиваются в процессы логистики и промышленной деятельности на континентальном уровне.

    Во вступлении к майской статье 1978 года мы писали: “Портовая рабочая сила […] является зависимой от экономических процессов, которые можно предвидеть только с помощью комплексного интернационального анализа. Портовые рабочие вынуждены быть интернационалистами, чтобы занять стратегическую позицию, в том числе для решения своих насущных проблем”. В основных европейских портах нет классового вопроса, который мог бы быть отделён от энергичной борьбы за укоренение ленинистской партии.

    Европейские портовые зоны

    № 108, ноябрь 2010 г.

    1. Исторический смысл политической борьбы - стр. 1

    Преимущество научного марксизма, классовый взгляд, который позволяет иметь историческое видение изменений, становится практическим преимуществом в политической борьбе против буржуазной идеологии, которая не может обладать этим взглядом на историю. Синтез генеральной линии империалистических держав исходит из воли долей общественного капитала, групп и основных фракций, вдохновляемых краткими сроками повышения стоимости принадлежащих им капиталов, а не долгими, стратегическими сроками развития, в которых происходят глубинные процессы изменений. Неспособность господствующей идеологии сформулировать историческое видение перемен является социально детерминированной.

    Марксизм смог показать, что закономерность демографического упадка связана с характеристиками семьи и воспроизводства в период империалистической зрелости. Если демография является не естественной, а общественной наукой, как отмечал Карл Маркс, оппонируя Мальтусу, излагая закон «относительного перенаселения», то законы изменения народонаселения отражали новые черты социально-экономических перемен в империалистическую эпоху, в первую очередь семью с несколькими источниками дохода и распространение женской занятости.

    2. Новое сражение за классовую организацию - стр. 2

    Мучительный экономический рост мировой экономики продолжается. МВФ оценивает, что в Китае в этом году темпы роста превысят 10%, за ним последует Индия с 9,5%. Гораздо ниже будут темпы старых держав, с 1,7% для Еврозоны и 2,6% для Соединённых Штатов. Заметно выделяются темпы подъёма Германии, порядка 3,5%, которые явно выше динамики американской экономики. При этом Берлин оспаривает у Токио пальму первенства в снижении рождаемости, «старческой болезни империализма», которая терзает все старые державы. Напряжённость вокруг обменных курсов, грохот монетарного оружия, в эти последние месяцы, эхом отозвался грохот настоящего оружия, которое волнует моря Китая и Персидского залива. Азия проводит перевооружение, также явные сигналы о перевооружении приходят из Персидского залива, где пролегает основная для азиатского развития энергетическая артерия. Монетарные канонерки и авианосцы пересекаются между собой на морях империализма, неизбежно подготавливая завтрашние штормы.

    Открылась новая стадия в отношениях между державами, наполненная напряжённостью, столкновениями, потенциально катастрофическими противоречиями. И в то же время наполненная абсолютно новыми явлениями. Новые континентальные державы ставят под вопрос старое равновесие и старые державы, погружённые теперь в длительный долговой цикл никогда не виданных масштабов в «мирное» время. Революционная деятельность имеет возросшие масштабы, которые ставят перед нами более трудные задачи. Приток молодых поколений регулярно продолжается, и это лучшая гарантия. В этом смысле «демографическая зима» не затрагивает классовую организацию.

    3. Кризис вокруг островов Сенкаку обнажает нарушение равновесия в Азии - стр. 4

    Кризис вокруг островов Сенкаку между Токио и Пекином стал показателем растущей напряжённости, которая вызывается в Азии восхождением Китая. Дебаты в Индии, возможно, наиболее показательны именно потому, что кризис заставил многие течения прояснить свою позицию.

    Раджа Мохан пишет в “Indian Express”, что понятие «китайская держава» прежде казалось несколько абстрактным, но сейчас её значение для баланса сил стало «осязаемым». Токио был унижен, и успех Пекина в осуществлении своего давления будет вспоминаться как классический пример «принудительной дипломатии». Индии следовало бы понять, что «слабость – это приглашение к агрессии, и что сила является единственной основой для взаимовыгодных обязательств с Китаем». В девяностые годы «многосторонность в Азии была, главным образом, транстихоокеанской», в последнее десятилетие она концентрировалась на «паназиатской интеграции». На новом этапе Индия, вместе с США, «должна играть гораздо более важную роль в определении азиатских экономических институтов и собственной архитектуры безопасности». Шившанкар Менон, дипломат, советник премьера Сингха по безопасности, утверждает, что как Индия, так и Китай имеют «глобальные интересы», и что все крупнейшие державы не только «взаимозависимы», но также решают проблемы, которые не признают такие «искусственные географические конструкции как Южная Азия или Восточная Азия». Для Индии вопрос уже состоит не в том, как помешать Китаю увеличить его роль на субконтиненте, а в том, как расширить собственное влияние в Восточной Азии. К. Субрахманьяма, глава индийской стратегической мысли и создатель индийской доктрины ядерного сдерживания, в интервью “Indian Express” предлагает присоединиться к американской формуле «лиги демократий», направленной на уравновешивание Китая. Брахма Челлани, правительственный советник в националистическом правительстве БДП, не исключает сближение Индии с США, но защищает стратегическую автономию Нью-Дели. Челлани пишет, что Азия весьма далека от политической и стратегической перспективы «паназиатизма» и, более того, обречена на всё большее углубление раскола.

    Какой будет цена нарушения азиатского равновесия?

    4. Сильные и слабые стороны европейских профсоюзов, заложников кризиса - стр. 6

    Трудности европейских профсоюзов связаны с длительным этапом организационной слабости, тянущейся в течение многих лет. “International Herald Tribune” приводит некоторые из немногих имеющихся в наличии исследований: в 2006 году “Monthly Labor Review” оценивало, что с 1970 по 2002 годы общеевропейский уровень синдикализации рабочей силы снизился с 37,8 до 26,3 процентов (с 21,7 до 8,3% во Франции, с 44,8 до 29,3 в Великобритании, с 32 до 22,6 в Германии); в течение пяти последующих лет феномен продолжил своё развитие, и Европейский фонд по улучшению условий жизни и труда показал, в данных за 2008 год, дальнейшее снижение в 22 из 24 исследуемых стран. По мнению “International Herald Tribune”, «один или два миллиона» французов, идущих маршем против повышения на два года пенсионного возраста, представляют собой ограниченное действие по сравнению с забастовками конца 70-х годов, но всё же продемонстрировали высокое участие в демонстрациях, с показателями, достигающими исторических рекордов: 1,23 миллиона манифестантов 12 октября, по оценкам полиции. В любом случае, правительство практически ничего не уступило по фундаментальному вопросу снесения стены «пенсии в 60 лет», и возможности добиться отзыва реформы, ставшей государственным законом.

    Но даже в нисходящей фазе социал-демократизации можно создать пространство для того, чтобы профсоюз действительно отстаивал интересы класса наёмных работников. 85.000 металлургов земли Северный Рейн-Вестфалия, Бремена и Нижней Саксонии, 77.000 из которых, по данным IG Metall, являются членами профсоюза, после нескольких забастовок заключили контракт. IG Metall попытается расширить его на восемь тысяч металлургов Восточной Германии. Они добились увеличения зарплаты на 3,6% с 1 октября (требовали 6%), 150 евро единовременной выплаты за сентябрь, дополнительные 40 евро для учеников. Требование «за одинаковую работу одинаковую зарплату» было удовлетворено: с начала будущего года временные работники в металлургии будут получать ту же почасовую оплату, что и постоянные. Правда этот успех был достигнут в условиях надвигающейся демографической зимы в Германии.

    5. Спектакль, который не следует смотреть - стр. 7

    Уже почти двадцатилетие римская политика представляет собой заезженную пластинку, с одними и теми же фракциями, вовлечёнными в поочерёдные самодискредитации, запертыми в парламентских аудиториях, ставших телестудиями, и телестудиями, ставшими палатами парламента. Таков их мир, находящийся на буксире европейского и мирового курса, который они едва понимают. Это спектакль, который не следует смотреть. Нет причины, чтобы быть зрителями их политики: начиная с миллиардеров, которые валяют друг друга в грязи, и миллионеров-телеведущих, которые организуют представление. Можно сделать выбор в пользу настоящей политики, состоящей из сознательной борьбы и революционного милитантства. Неправда, что нет альтернативы.

    6. Хаос мирового капитала - стр. 8

    Мы представляем книгу Нико Капеллутто «Кризис глобальных отношений», выпущенную в октябре 2010 года издательством «Lotta Comunista».

    Уже в феврале-марте 2007 года, когда кризис на Шанхайской бирже вылился на международные рынки и, в особенности, на Уолл-Стрит, мы утверждали, что ураган неминуем, что «от народных кварталов кредитов subprime до высотных кварталов Уолл-Стрит, бомба недвижимости приведёт ко многим жертвам». Хотя глубина финансового кризиса проявляется позднее, начиная с весны 2008 года. С марта по сентябрь потерпел крах десяток из числа крупнейших американских финансовых институтов, доведённых до банкротства, поглощённых или национализированных: Bear Stearns, IndyMac, Fannie Mae, Freddie Mac, Lehman Brothers, AIG, Washington Mutual, Wachovia, Merrill Lynch. В тот же самый период в Европе аналогичное число банков было спасено правительствами или другими банками. Катастрофы, в значительной степени, сконцентрировались в сентябре месяце и остались в коллективной памяти в упрощённой форме как «крах Lehman Brothers». Некоторые экономисты пытались сравнивать новый кризис с тем, что начался в 1929 году. Другие начали подсчитывать возможные потери. Так Эндрю Халдэйн, исполнительный директор по финансовой стабильности Банка Англии, оценил долгосрочные потери мирового продукта от 60 до 200 тысяч миллиардов долларов (т.е. от одного до трёх годовых ВВП 2009 года), однако распределённые неравномерно: для Великобритании максимальные потери могут составить пять годовых ВВП. Мервин Кинг, управляющий банка, утверждал на съезде тред-юнионов, что платить за кризис нам придётся «в течение одного поколения».

    Этот кризис отличен от предыдущих, но существует связующая нить в кризисах последних сорока лет. В них комбинируются превратности относительного упадка более сильного империализма, империализма Соединённых Штатов, развитие и падение империалистических держав-конкурентов, восхождение и перемены в новых капиталистических державах. Изменение пропорций соответствующих отраслей производства, соответствующих долей в производстве и распределении глобальной прибавочной стоимости и, соответственно, долей глобальной политической и военной мощи, постоянно происходит в жизни империализма. Можно утверждать, что глобальные нарушения равновесия являются формой, в которой в эпоху империализма проявляется закон неравномерного развития. «Разрешение» одного кризиса лишь частично преодолевает противоречия, которые его порождают, и является преддверием нового кризиса.

    7. Хрупкое перемирие в G20 — стр. 10

    В Корее министры финансов G20 наметили перемирие прежде, чем началась пугающая «валютная война». Замедленный экономический рост второго полугодия и ухудшение прогнозов на 2011 год, особенно для США, приводят к попыткам искусственного насыщения экономики кислородом через рычаг валютных курсов и ликвидности, и это вызывает оборонительный ответ с интервенциями на валютных рынках и мерами контроля над движением капиталов. В случае рецидива рецессии риск конкурентной девальвации и протекционистских закрытий рынков был бы высоким. Но экономический рост в передовых экономических державах, пусть и запинающийся, благоприятствует выбору в пользу компромисса в области экономики, не исключая демонстраций мускулов или внезапных потасовок.

    Тем не менее, больше, чем неопределённость цикла, над этим выбором нависает определённость стратегических изменений в балансе сил, которые делают насущно необходимыми трудные и изменчивые дозировки интервенций и ограничений со стороны старых метрополий, кооперации и агрессивности со стороны восходящих держав. То, что этих резервуаров унитарного империализма будет достаточно, для того чтобы примирить старые метрополии с «азиатским веком», остаётся весьма сомнительным. Это будет видно уже в ближайшее десятилетие. Поскольку природа империализма остаётся той же, единство и раскол пересекаются в нём неразрешимым образом.

    8. Кэмерон: «кровь и слёзы» - стр. 12

    Мы публикуем перевод материала наших товарищей из английского Бюллетеня «Интернационалист».

    Расходы государственных бюджетов добавили тяжести, которая продолжает давить на экономические счета старых держав, ослабляющих свою способность соперничать перед лицом агрессивных восходящих государств. «Англо-саксонская модель» вышла из кризиса в бедственном состоянии, и, спустя некоторое время, сейчас международные финансовые институты, такие как МВФ, оказывают давление на Лондон с целью принятия энергичных мер, дабы предотвратить «риск для Британии». Рабочий класс каждой страны просят, или скорее принуждают, сделать вклад и принести жертвы, чтобы «их страны» были способны лучше конкурировать с другими империалистическими грабителями и получать прибыли, из которых рабочим достанутся – если ещё достанутся – только крохи.

    Правительство Кэмерона анонсировало свой Общий обзор государственных расходов, предписывающий интенсивное «немецкое лечение», чтобы уравновесить бюджетный дефицит страны. Ожидается его сокращение примерно на 81 миллиард фунтов стерлингов, цель заключается в том, чтобы урезать первичные структурные расходы на 5,7% с 2011 по 2015 годы. Это должно стать крупнейшим сокращением британских государственных расходов со времён второй мировой войны, и вторым на данный момент в мире, уступая лишь Греции (сокращение на 8,4%) и опережая Испанию (сокращение на 3%). Сокращения не одинаково затронут различные статьи расходов. Одна четвёртая (примерно 22%) всей экономии средств – 18 миллиардов фунтов стерлингов – будет проведена за счёт расходов на систему социального обеспечения. Пособия на детей, пособия по безработице и больничные, пособия по оплате жилья и субсидии на топливо для бедных – всё это окажется под ударом.

    9. «Суверенная демократия» тестируется в Москве - стр. 13

    Отстранение Юрия Лужкова от должности мэра Москвы при содействии президента Медведева произошло на фоне дебатов по поводу веса политической традиции в России, о характере российской демократии и сроках экономической и политической модернизации.

    Зарубежные участники Валдайского клуба отмечают, что модернизация до настоящего времени была больше лозунгом, чем действительным политическим курсом: запоздалая реструктуризация, энергоресурсы остаются основным источником поступлений, диверсификация и инновации находятся почти на нуле, в то время как разделение и сбалансированность властей в значительной мере оставляют желать лучшего. Причины выводят из традиции: этатизм и автократия оставили отпечаток на значительной части российской истории. Немец Михаэль Штюрмер, комментируя для “Welt” дискуссию на Валдае, отмечает, что «русские являются пленниками истории […] усеянной людьми железной воли, которые втягивали страну в модернизацию ценой жертв и мучений». Порождением подобного «дальнозоркого» понимания (видят давние корни, но не ближайшие обуславливающие факторы) является интерпретация идеологии «суверенной демократии», как модернизированной автократии.

    «Суверенная демократия» имеет значение русской демократии, не навязанной извне, выражает волю к освобождению от внешней опеки времён Ельцина, которая угрожает своим возвращением. Сурков, выступая в Ярославле, объясняет различные формы демократии на примере автомобиля: «В России есть своя демократия, и она такого качества, какого она есть» (“Moscow News”, 13 сентября). В научных терминах марксизма речь идёт о «вариациях и градациях» демократии, «лучшей оболочки капитализма».

    10. «Пространство пушек» в Восточно-Китайском море - стр. 15

    Проблема островов Сенкаку восходит к результатам японско-китайской войны 1894-95 гг. Унизительное военное и политическое поражение, нанесённое Страной Восходящего Солнца находящейся в упадке Китайской империи, ознаменовало начало восхождения Японии в ранг державы, сначала региональной, а затем, с победой над царской Россией десятилетие спустя, мировой. Сенкаку были частью военной добычи Токио. Территориальный спор оставался в замороженном состоянии с 1945 по 1972 годы. Претензии Пекина на острова, как и аналогичные претензии Тайбэя, по сути, определялись открытием месторождений нефти и природного газа в Восточно-Китайском море. Тем не менее, японско-китайский спор поддерживался в латентном состоянии, по меньшей мере, ещё двадцатилетие до 1992 года, когда Пекин одобрил закон о территориальных водах, который объявил китайский суверенитет, как на эти воды, так и на острова Сенкаку.

    Современное дипломатическое столкновение, происходящее между Китаем и Японией по поводу островов Сенкаку, находящихся в непосредственной близости от Окинавы, демонстрирует, что Пекин рассматривает этот регион как свой «задний двор». В споре с Токио, вспыхнувшем из-за задержания китайского рыболовецкого траулера, Пекин ответил рядом дипломатических и экономических мер: от временной приостановки двусторонних контактов до ареста нескольких японских граждан и приостановки экспорта редкоземельных металлов, используемых в производстве комплектующих для автомобильной отрасли и электронной промышленности. Проявление твёрдости со стороны Китая заставило сильно нервничать японскую метрополию, которая с плохо скрываемой озабоченностью наблюдает за растущей силой, в частности военной, Срединной империи.

    Территория Японии

    11. В империалистическом Китае вновь повышается градус национализма и социальной напряжённости - стр. 17

    В Китае громче начинают звучать националистические гимны. Чэнь Вэйхуа, корреспондент «Синьхуа» в Нью-Йорке, сообщает, что патриотические голоса зазвучали громче после инцидента с Японией в связи с Дяоюйдао (Сенкаку) и гипотезы об учениях ВМС США в Южно-Китайском море. Пекинская газета «Global Times» пишет о Китае как о «раздражённой стране». Уточняя: китайцы имеют право на выражение «всех видов протеста, включая самые радикальные».

    Внутренние вопросы волнуют Китай не меньше, чем международные. «Economic Observer» от 14 октября публикует работу Вэя Чжуна, исследователя из Китайской академии общественных наук (КАОН), который считает, что, «с реалистической точки зрения», зарплаты поднять невозможно. Потому более вероятным является то, что неравенство доходов продолжит расти. Вэнь Цзябао заявляет о необходимости большей свободы. Редакционная статья «China Daily» от 1 сентября задаётся вопросом о необходимости пересмотра «роли» профсоюза в Китае и отмечает, что профсоюзные функционеры, если они хотят быть независимыми и защищать права и зарплаты рабочих, не могут больше получать зарплату от предприятий. К 2030 году все семьи Гуандуна получат разрешение иметь двух детей. «Синьхуа» 27 марта этого года приводит тезисы Ма Ли, замдиректора Центра исследований по развитию и демографии и эксперта по делам опеки Госсовета: даже перед лицом старения своего населения, Китай в будущие 40 лет будет располагать достаточным предложением рабочей силы. Пересмотр нормы одного ребёнка на семью не нужен. Ван Минь, профессор университета Цинхуа, считает, что планирование семьи следует немедленно пересмотреть, «общественные условия для семьи с двумя детьми» созрели. Многие крупные города уже готовы к этому.

    Китай насмехается над маоистской иллюзией о возможности разрешать сверху «внутренние противоречия в народе», Ху Цзиньтао сказал, что хочет реализовать политические меры для того, чтобы войти «в сердце народа». Он обещает рост финансовых ресурсов, минимальной зарплаты, дома, рабочие места, образование, здравоохранение и социальную безопасность. И в Китае «реформистские идеи» являются лишь фиговым листком, скрывающим и отрицающим реальную природу империалистического общества.

    12. Берлин перед лицом демографической зимы - стр. 18

    Все основные немецкие экономические институты прогнозируют, что Германия зарегистрирует в 2010 году экономический рост порядка 3,5%, самые высокие темпы в западном мире, и снижение безработицы ниже уровня в 3 миллиона человек. В то время как немецкий империализм, казалось бы, быстрее других выходит из кризиса, на мировых рынках сгущаются новые экономические, торговые и монетарные противоречия, а в Берлине к тому же до крайности обостряются демографические проблемы многих десятилетий. По данным федерального института статистики, немецкое население достигло своего максимума в 2002 году с 85,5 миллиона жителей; затем оно начало уменьшаться до 81,8 миллиона в 2009 году в силу комбинированного эффекта падения рождаемости и замедления иммиграционного потока. В 2009 году миграционное сальдо стало отрицательным: 721 тысяча человек прибыли в страну, а 734 тысячи её покинули. Одновременно немецкое общество постепенно стареет: с 1997 года население старше 60 лет превысило население младше 20, а в 2009 году на каждого немца младше 20 лет приходилось почти 1,4 тех, кому за 60, в то время как число пенсионеров различных категорий увеличилось почти до 25 миллионов, 30% населения. На рынке труда, где начинает ощущаться нехватка квалифицированных работников для сильной и высоко специализированной немецкой экспортной промышленности. По мнению “Figaro”, «недостаток рабочих рук», больше, чем предупредительные забастовки подтолкнули патронат к быстрому предоставлению машиностроителям IG Metall увеличения заработной платы на 3,6% при требовании 6%. По данным IAB, Нюрнбергского исследовательского института рынка труда, негативная демографическая динамика и старение населения, теоретически, могут привести Германию к «полной занятости» уже в 2025 году.

    Франк Ширмахер, заместитель главного редактора “Frankfurter Allgemeine Zeitung”, опубликовал в 2004 году книгу «Заговор Мафусаилов», в которой утверждал, что, в отличие от экологических катастроф, катастрофа демографическая вполне достоверна: в ближайшие годы западное общество испытает «шок, сравнимый с мировой войной».

    13. Пенсильвания – штат-шарнир - стр. 20

    Пенсильвания расположена между североатлантическим побережьем и Средним Западом и является лучшей лабораторией для наблюдений за поведением американских общественных классов в штатах Севера. В Пенсильвании Обама потерпел поражение, набрав 45%, против 55% у Хиллари Клинтон. В эпоху угля и стали Пенсильвания бала самым могущественным промышленным штатом США. Она имеет такое количество угля, которого хватило бы для снабжения всех Соединённых Штатов, но конкуренция нефти и природного газа привели к закрытию угольного производства, направленного на отопление жилых помещений. Конкуренция автотранспорта привела к кризису железных дорог. Международная конкуренция нанесла решающий удар по металлургической промышленности.

    В промышленных Пенсильвании и на Среднем Западе умирает американская мечта о безграничном прогрессе из поколения в поколение. Глубинные изменения базиса отражаются на надстройке увеличением избирателей, колеблющихся между воздержанием и голосованием за кандидатуры anti-establishment, таких как Росс Перо или современная Tea Party. Поверх глубинных подземных течений социально-экономической формации, пена политических волн приобретает самые разные и непредсказуемые формы. «Молчаливое большинство» Ричарда Никсона преобразовалось в «демократов за Рейгана» 1980-88 годов, в Партию реформ Росса Перо в 1992 году, в абсентеизм в 1996 году, в патриотическое голосование за Буша в 2004 году, в абсентеизм или голосование за кандидатуру Джона Маккейна в 2008 году, в голосование за Tea Party на республиканских праймериз в 2010 году.

    Движение Tea Party черпает голоса из абсентеизма белых избирателей, со средним уровнем доходов, и пытается направить их для изменения внутреннего политического равновесия в Республиканской партии. Средний Запад своими колебаниями определяет итоговый электоральный результат.

    Президентские выборы и выборы в Конгресс в 2008 году

    14. Новая эпоха стальной Европы — стр. 22

    Промышленное производство стали начинается в Европе во второй половине девятнадцатого века. В 1875 году Великобритания достигла 40% мирового производства стали. На рубеже XIX-XX вв. в Германии бассейн реки Рур становиться основной зоной производства стали, приближаясь к английским объёмам конца девятнадцатого века, доля которых сократилась до чуть более 20% от мирового производства, тем временем США занимают первое место по производству стали. Накануне первой мировой войны США производили более 30 миллионов тонн стали (мт), 50% от мирового производства, тем временем как Европа достигла объёма в 25 мт, ведомая Германией с 14 миллионами тонн. Накануне второй мировой войны объём производства стали в Германии, включая Австрию, превысит 23 мт, тем временем как Англия остановится на 13, Франция на 6 и Италия чуть более чем на 2-х. В 1950 году Европа вернётся к довоенному уровню производства. Производство в Европе-15 за 25 лет увеличивается в три раза, достигнув и превзойдя 155 мт необработанной стали, с темпами роста, равными мировым, хотя и значительно отстающими от японских. Это годы цикла государственного капитализма, и крупные металлургические группы являются его неотъемлемой частью. После нефтяного кризиса 1973 года спрос на сталь снизился, обостряется проблема излишних производственных мощностей, достигающих 40% в 1981 году. После этих лет европейская металлургическая промышленность уже больше не завоёвывала прежде занимаемых позиций и потеряла свою первостепенную роль двигателя экономического развития. Европейские рабочие были сильно задеты этой динамикой: в 1970 году их количество составляло более 1 миллиона, а в 2007-м их осталось 370 тысяч. В шести государствах ЕСУС с 774 тысяч в 1970 году их численность сократилась до 276 тысяч в 2001-м.

    Цикл империалистического либеризма сопровождался процессами приватизации: появляется тенденция к созданию крупных металлургических «транснациональных» групп. Поглощение, объединение, приобретение находятся в повестке дня.

    Динамика производства стали в мире и ЕС

    Динамика производства стали в странах ЕС

    15. Petrobras – стр. 24

    Бразилия переживает общую экономическую ситуацию, которая характеризуется темпами развития, близкими к азиатским, и её роль - одного из протагонистов на международной сцене - растёт пропорционально экономическому и абсолютному финансовому весу. По прогнозам МВФ на 2010 г. ВВП составит порядка 1.900 млрд. долларов, что твёрдо разместит страну среди первых десяти экономик мира. При этом крупные бразильские группы усиливаются в своей интернационализации, как континентальной, так и мировой. Журнал “AmericaEconomia”, составляя классификацию наиболее глобализированных групп, регистрирует аж 25 бразильских компаний среди первых 60-и; а в первой десятке наиболее интернационализированных групп 4-е бразильских. Среди них группа JBS, мировой лидер по производству мяса, группа Vale, лидер мирового производства железной руды, металлургическая группа Gerdau, инженерно-строительная группа Odebrecht. Интернационализация крупных бразильских групп затрагивает всё больше промышленных и финансовых секторов.

    “Ничто в экономическом мире не может сравниться с тем, что происходит в крупнейшей компании страны, Petrobras”, - писал журнал “Exame” 16 сентября этого года. “Государственная компания, сегодня восьмая нефтяная группа мира, имеющая товарооборот 102,8 млрд. долларов и свыше 55.000 работников, станет участником крупнейшей эмиссии акций в истории”. Увеличив капитал на 70 млрд. долларов, Petrobras получил сумму, которая в два раза превышает крупнейшую операцию этого типа, произведённую в 1987 году японской телефонной компанией NTT, и превосходит эмиссии акций английских банков RBS и Lloyds в 2008 г. и декабре 2009 г. Это фундаментальная операция для нефтяной компании, которая должна реализовать самый амбициозный и дорогостоящий план за всё время её существования - инвестировать 224 млрд. долларов до 2014 года, чтобы в 2020 г. довести добычу нефти до 5,3 млн. баррелей в день, против 2,7 млн. на сегодняшний день; это больше, чем может планировать любая иная нефтяная компания с открытой формой акционерного участия.

    16. Метод и партия-наука - стр. 25

    Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука». В этом номере завершаем публикацию главы «Первые шаги метода».

    Важное место в философии и политике Макиавелли уделяется добродетели. Обществу не хватает добродетели, потому что человеческая природа эгоистична и глубоко агрессивна, как только речь заходит о приобретении имущества и власти. У этого человеческого желания нет пределов, в то время как имущество и власть ограничены из-за их естественной скудности. Конкуренция между людьми провоцирует угрозу хаоса, который способна остановить только сила закона, то есть государство. Государство должно быть «мудрым», то есть действовать, отталкиваясь от сознания человеческой природы: оно должно гарантировать «собственность» и «жизнь», для того чтобы получить консенсус подвластных. Оно может убивать, но не разорять. Грабительское государство лишь ухудшило бы ситуацию, а не нашло бы выход из неё.

    Флорентийский мыслитель своим гениальным предвосхищением открывает дорогу политической науке: политика создаёт мораль, а мораль не может создавать политику. Иными словами: политика не должна находиться под влиянием религии, государство не должно подчиняться церкви, а политика не является инструментом морали. Примат политики ниспровергает примат религии и совершает переворот в иерархии учреждений. Государство сверху, церковь снизу. Цель государства, по мысли Макиавелли, заключается в создании морали общества. Для достижения успеха государство должно задействовать все средства, потому что их оправдывает цель.

    Методу предстояло пройти ещё путь в несколько веков, чтобы вновь правильно расставить вопросы и обнаружить тот примат экономики, который позволит, в конце концов, заложить основы политической науки.

    17. Старые и новые аппетиты на “чёрный континент” - стр. 27

    Vodafone получает четверть своего общего дохода в Индии, Египте и Южной Африке; Латинская Америка составляет 40% экономического оборота Telefonica; Deutsche Telekom получает 15% оборота в США, а на Балканах и в восточно-европейском регионе 33%. Доход France Télécom на 3/4 зависит от национального рынка плюс Испании и Великобритании. France Télécom начала поиск места под солнцем с большим опозданием, которое она стремиться наверстать. Новое руководство France Télécom запустило план Conquêtes 2015: основной целью на ближайшие 5 лет является Африка. Весной прошлого года соглашение с Orascom египетского магната Нагиба Савириса позволило французскому оператору завершить длительное юридическое разбирательство и получить управление в Mobinil. Совсем недавно France Télécom вошла в основной капитал марокканской Meditel, прибавив кусочек к своей африканской мозаике: около двадцати стран с 47 миллионами клиентов, но в данный момент только 7% её доходов. France Télécom может рассчитывать на единство языка и устойчивые дипломатические отношения, но чтобы использовать всю возможную выгоду, ей придётся столкнуться с опытными конкурентами.

    Чёрный континент вместе с Китаем и Индией являются той частью мира, где за последний десяток лет рост сотовой связи был наиболее заметным. Если число сотовых телефонов за это время на мировом уровне увеличилось в 6,5 раз, то в Африке в 30. В абсолютном выражении и по отношению к населению, динамика сравнима с двумя демографическими гигантами Азии, и как и там, имеется ещё достаточно пространства для маневра. Средний уровень проникновения связи на континенте достиг 44%, но, если не считать Средиземноморья и Южной Африки, то процентное отношение уменьшится до 33%. Любопытно констатировать, что в то же время проникновение фиксированной телефонной связи увеличилось с 19 миллионов (2000 г.) до 31,2 миллиона линий (2009 г.). В Африке на каждый фиксированный телефон приходится 14 сотовых, в США (страна, где укоренение телефонии наиболее старое) отношение составляет 1 к 2. Быстрое развитие в этих областях стало возможным в этот отрывок столетия благодаря предыдущему десятилетию в развитых метрополиях. Рост мобильной телефонии в Европе и США позволил произвести ту масштабную экономию, которая снизила базовую цену телефонов (с 250 $ в 1997 до 20-30 сегодня), а также стоимость сетей.

    Развитие мобильной связи

    Распределение долей мобильной связи в Африке

    № 109, декабрь 2010 г.

    1. Диалектическая наука и политические изменения - стр. 1

    “18 брюмера Луи Бонапарта” остаётся шедевром марксистской политической науки и поэтому является незаменимым текстом для анализа политических изменений. Маркс показывает «каким образом классовая борьба во Франции создала условия и обстоятельства, давшие возможность дюжинной и смешной личности сыграть роль героя». Маркс отводит классовой борьбе роль главного мотора этих изменений, подвергает критическому анализу надстроечное выражение этой борьбы в её особом политическом измерении. Требовался диалектический метод для того, чтобы уловить в бонапартизме следствия параллелограмма сил, автономии и разбухания исполнительной власти при взаимном параличе фракций классов. Для достижения этого результата, - добавляет Энгельс в предисловии 1885 года, - «требовалось такое глубокое знание французской истории, какое было у Маркса», изучаемой систематически, потому что Франция «та страна, в которой историческая классовая борьба больше, чем в других странах, доходила каждый раз до решительного конца. Во Франции в наиболее резких очертаниях выковывались те меняющиеся политические формы, внутри которых двигалась эта классовая борьба и в которых находили своё выражение её результаты».

    Новый вызов для марксистской школы заключается в необходимости анализа современных политических изменений.

    2. Эпилог одного этапа – стр. 2

    В рамках долгого долгового цикла настал черёд Ирландии. Кризис вновь поднял проблему экономического правительства Евросоюза и вызвал невиданное по интенсивности противостояние между Берлином и ЕЦБ. Ключевые решения ожидаются в скором времени, вопрос месяцев или недель. Но Рим увлечён иным, он в плену файды, разразившейся в партии «Народ свободы» с отколом группы “футуристов” Джанфранко Фини. Это не первый раз, когда международное ускорение пересекается с политическим брожением в Риме. В начале девяностых это привело к кризису гораздо больших масштабов. Он смёл ХДП и ИСП, правящие партии, и открыл дорогу долгой эпохе Сильвио Берлускони. Он разрушил ожидания ИКП, развалившейся вместе с СССР, а Рыцарь продемонстрировал, что является миланским магнатом, способным очень хорошо представлять интересы Севера - настолько же производительного, насколько неполитичного - благодаря своему умению выходить сухим из воды римских омутов.

    Двадцать лет спустя всё начинается вновь. Имеется новое поколение политиканов, требующих своего, Север и Юг вновь обнажили нервы. Сама Европа, благодаря евро и условиям нового Договора, возможно, избежит катастроф девяностых годов, но фактом остаётся то, что к своему эпилогу подошёл определённый этап; но никто не знает длительности этого эпилога. Начинается новая лихорадка приспособленчества, если не новый этап грязных сделок. Рабочие не должны дать вовлечь себя в сведение счетов между участниками игры. Для нас настал момент размышлений, организации, сознательного коммунистического милитантства.

    3. Дублин в спирали задолженности - стр. 4

    Европейский Союз и МВФ второй раз в 2010 году вмешиваются с целью оказания помощи стране еврозоны, в этот раз Ирландии. Национализация Allied Irish Banks в сентябре этого года и Anglo Irish Bank в 2009 году, открыла последний акт ирландского кризиса. В Ирландии, которая является своего рода особой зоной, обилие кредита и быстрый рост доходов надули огромный пузырь недвижимости, утроив цены на жильё в течение десятилетия. Когда разразился кризис, правительство сопровождало национализацию банков созданием bad bank, которыми были скуплены токсичные бумаги на 80 миллиардов евро, но операция затрагивала лишь кредиты и ценные бумаги на коммерческую недвижимость. Спасения банков и резкое падение экономической активности вовлекли Дублин в одну из худших спиралей государственного долга: 25% в 2007 году, 44% в 2008-м, 66% в 2009-м, 99% в 2010-м, на 2011 год прогнозируется 108%. Союз уже договаривается с Ирландией о немедленном вмешательстве. Срочность навязана тем, что остров, имея население вдвое меньше греческого, накопил внешний долг, в три раза превышающий греческий. В конце марта тремя крупнейшими кредиторами Ирландии были Великобритания (222 миллиарда долларов), Германия (206) и Соединённые Штаты (114). На этот раз Лондон посодействует спасению. Правительство Дублина пыталось сопротивляться внешнему вмешательству, но его вынудили к подчинению катастрофические счета, которые растут день ото дня.

    4. Тридцать лет империалистического либеризма - стр. 6

    Мы продолжаем представлять книгу Нико Капеллутто «Кризис глобальных отношений», выпущенную в октябре 2010 года издательством «Lotta Comunista», начало публикации смотрите в прошлом номере Бюллетеня «Интернационалист».

    «Монетаристский» поворот ФРС, одобренный Полом Волкером в октябре 1979 года, победил инфляцию ценой двух лет рецессии в США (1980 и 1982 года), но привел к ряду непредвиденных последствий. Во-первых, начался золотой век для эмиссии облигаций и привлечение огромных потоков международных капиталов из Европы, Японии, нефтедобывающих стран, а также рост частной и государственной задолженности (с 1979 по 1985 годы объём долга предприятий (исключая финансовые), семей и правительства увеличился на 30 пунктов ВВП, достигнув 169%. Во-вторых, прекратилось регулирование американских сберегательных касс и началась их экспансия в сектор высоко рискованных инвестиций. С 1985 по 1991 годы обанкротились 1.400 сберегательных касс и 1.300 банков. В-третьих, начался долговой кризис Латинской Америки, приведший к рецессиям в Мексике, Аргентине, Бразилии и более мелких странах, с банкротствами банков и национализацией. В 1985 году соглашение G5 в отеле Plaza ослабило обменный курс доллара по отношению к крупнейшим валютам и стало реальным сближением империалистического картеля. Вашингтон получил возможность использования избытков капиталов Японии, которая в то время контролировала половину глобальных сбережений при 2% мирового населения.

    Распад СССР, объединение Германии, рецессия 1991 года в англосаксонских странах, схлопывание японского пузыря положили начало кризису девяностых годов. В это время в Азии Китай ускорил гонку преследования старых держав. Этот и другой кризисы 90-х годов мы назвали кризисами интернационализации.

    5. Стратегия «двух рук» для Токио - стр. 8

    Ясухиро Накасонэ, в конце октября, в бюллетене Ассоциации Институтов стратегических исследований Японии, решил сделать подсказку линии дипломатического ученичества Кана. По мнению старого государственного деятеля, который воплощал собой «медленное восхождение» Токио, чтобы поддерживать «добрые отношения» с Пекином, Япония должна следовать «стратегии двух рук»: пожимая «правой руку США», а «левой – Китая». На страницах “Asia Pacific Review” Акио Ватанабе, бывший крупный функционер министерства обороны, развивает этот тезис. Он критикует как «опасную фантазию» политическую гипотезу о Японии, которая, «чтобы положиться на Азию», пожертвовала бы своими отношениями с Вашингтоном, поскольку исторически США «всегда использовали Токио против Пекина» или, во всяком случае, препятствовали их сближению. Япония, в понимании Ватанабе, рискует оказаться разорванной двумя силами «гравитационного притяжения противоположной направленности», «континентальным притяжением» Китая и «океаническим» притяжением США. Единственный способ избежать этого заключается в modus vivendi между Вашингтоном и Пекином через построение «многослойного» или «многостороннего порядка» в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

    В своей игре равновесия между США и Китаем Япония смотрит также на Ханой и Нью-Дели. Она подписывает экономические контракты и договоры о сотрудничестве в гражданском использовании атомной энергии, и в то же время пытается усилить зарождающиеся военные отношения с Индией, другой восходящей ядерной державой Азии. Азиатская многополярность может предоставить множество рук для рукопожатия.

    6. Новые времена для бюрократии мандаринов – стр. 9

    Си Цзиньпин, «принц» или тайцзы, то есть сын высокопоставленного руководителя партии-государства, член политбюро с 2007 года, заместитель председателя с 2008-го, глава комиссии при Государственном совете по делам Гонконга и Макао, стал заместителем председателя ЦВК, Военной комиссии при Центральном комитете, политбюро военных. Это повышение дало новый толчок дискуссии о его роли и его будущем в качестве преемника Ху Цзиньтао на следующем съезде в 2012 году.

    Си - представитель Шанхая - как им был Цзян Цзэминь. Потому интересы этой метрополии не могут не отражаться в его политике. Китайские СМИ отмечают, что рост ВВП Шанхая ниже общенационального показателя, и что метрополия желает расти более высокими темпами, но ей не хватает ресурсов и пространства, и предоставляют рекомендации для выхода из данного положения. Необходима реструктуризация, чтобы экономический вес высокотехнологичных предприятий удвоился в ближайшие пять лет, а стоимость их продукции превысила 160 миллиардов долларов в течение десятилетия; необходимо вступать в союз с другими городами, - пишет “Global Times”, - чтобы получить пространство для индустрии high tech и сократить традиционное промышленное производство.

    Буржуазия дельты Голубой реки чувствует себя «спокойной […] под мощным крылом военных», фундаментального составного элемента китайской партии-государства.

    Шанхай и регионы дельты р. Янцзы

    7. Десятилетие социальной реструктуризации в Германии - стр. 12

    В интервью еженедельнику “Focus” немецкий канцлер Ангела Меркель определила этап, который проходит её правительство, как «осень решений», за которой должно будет последовать их осуществление на практике. На первое место она поставила оздоровление бюджета, «долгосрочную цель, к которой мы будем двигаться целое десятилетие», и «проблему возрастной структуры населения, являющуюся одной из самых больших проблем». С ясностью, необычной для других политических кукольных театров Европы, Меркель поставила первыми пунктами своей повестки дня как цикл задолженности, так и демографическую зиму. Но другой поднятой ключевой темой является «рынок труда», она имеет решающее значение для конкурентоспособности немецкой державы-экспортёра и тесно взаимосвязана с первыми двумя: Берлин должен противостоять проблемам нехватки технических специалистов и квалифицированных рабочих рук и проблеме иммигрантов и долговременной безработицы.

    По мнению Меркель, правительство уже сделало «первые шаги в реформе здравоохранения и одобрило повышение пенсионного возраста до 67 лет», но оно хочет приблизиться к цели «работа для всех». Но, рассуждая в автобиографии, Шрёдер видит ещё проблему стоящую в повестке дня - «10% учеников одного возраста не могут получить аттестат об окончании средней школы […] а среди молодых людей, попросивших убежища, и иммигрантов этот показатель поднимается до 40%». Вопрос всё ещё не разрешён.

    8. Аскеры Италии и южане Европы - стр. 13

    «Италия, разумеется, не достигнет того уровня, которого должна достигнуть, до тех пор, пока не сумеет привести провинции Юга к тем же условиям процветания, образования, аграрно-индустриального развития, какие имеют место в Верхней Италии. […] Но нельзя ждать от правительства, что оно одним взмахом волшебной палочки изменит состояние вещей, которое длится столетиями». Так Джованни Джолитти, противостоял свыше ста лет назад «кризису конца века», т.е. стадии промышленного взлёта Италии. Как пишет Серджио Романо, по мнению Джолитти, было «две Италии: северная, где уже присутствовали ингредиенты современной демократии, […] и южная, где ещё существовали клиент и патрон, охотник за голосами и ищущий благосклонности». Джолитти прекрасно приспособился к этим двум Италиям, «потому что управлять для него, прежде всего, означало понимать реальность страны и следовать за ней, пожалуй, опережать её, но на один шаг, без бесполезной акробатики. Он был либералом в Милане, Турине, Генуе; и полицейским в Сицилии и Калабрии». По мнению его противников, этот подход Джолитти был больше цинизмом, чем реализмом, и прикрывал сговор. Гаэтано Сальвемини заклеймил его в памфлете «Министр подонков». Клиентела и знать Юга, которым Джолитти оказывал услуги в обмен на голоса, были пренебрежительно названы его аскерами, по названию туземных наёмных войск в бывших итальянских африканских колониях. Сто лет спустя после Джолитти вопрос о различии между Севером и Югом всё ещё находится в центре политических дебатов Италии. Модифицированная и трансформированная столетием империалистического развития и европейским процессом, зависимость Юга от трансфертов центра на государственные расходы остаётся проблемой, которую не может обойти ни одна коалиция большинства.

    Хотя есть существенное различие, в последнее время возможность действовать по линии национального нордизма и пределы компромисса с Югом, по сути, больше определяются Брюсселем и Франкфуртом, чем Миланом и Римом. И Север Италии всё больше является Югом Европы.

    9. Решающая роль Северо-Востока в бразильских выборах - стр. 15

    Самая большая коалиция партий в истории бразильских президентских выборов, возглавляемая кандидатом в президенты от ПТ (Партии трудящихся) Дилмой Руссефф - выдвинутой и поддержанной уходящим президентом Лулой - и Мишелем Темером от ПБДД (Партия бразильского демократического движения) в качестве кандидата в вице-президенты, после окончания военной диктатуры вышла победителем во втором туре, набрав 55,7 миллиона голосов. 12 миллионов голосов, таково её преимущество над соперничающей коалицией, возглавляемой Хосе Серрой из СДПБ (Социал-демократической партии Бразилии) и Индио да Костой от демократов, которая набрала в итоге 33,1 миллиона. По опросам тандем Дилма-Темера должен был победить уже в первом туре, но, вопреки всем ожиданиям, был вынужден бороться во втором туре против пары Серра-Индио да Коста.

    Тандему Дилма-Темер и их коалиции не удалось повторить того успеха, который был достигнут во втором туре выборов 2006 года парой Лула-Аленкар, набравшей 58 миллионов голосов, но их результат подтвердил обозначившиеся ещё тогда тенденции. Тогда, впервые в истории президентских выборов после 1984 года, избранный президент не стал победителем в штате Сан-Паулу, крупнейшем избирательном округе страны и фундаментальной опоре национальной экономики и промышленности. Так согласно исследованию Fondazione Getulio Vargas: «Региональный доход Северо-Востока с 2003 года рос на 7,27% в год, намного превышая средненациональный рост (5,13%). В XXI веке все экономические показатели Северо-Востока увеличивались темпами, сравнимыми с китайским рывком к капитализму». В целом, усилилась тенденция, которая набрасывает штрихи электоральной географии, в которой Сан-Паулу, часть Юго-Востока, Центро-Запад за исключением федерального округа Бразилия и весь Юг отдают предпочтение оппозиционной коалиции, возглавляемой СДПБ.

    Президентские выборы 2010. Второй тур

    10. Необходимое поражение Барака Обамы – стр. 17

    В Соединённых Штатах обсуждаются причины поражения Барака Обамы на промежуточных выборах, но при этом нет никакого подходящего «изложения». Обама оказался в президентском кресле в момент урагана и принял ключевые решения: спасение банков, вхождение государства в автомобильную промышленность, новое регулирование для финансовой системы. Его президентство стало козлом отпущения для социальной психологии, потрясённой кризисом. Чувствуется разочарование от невыполненного «обещания» тех, кто подумал, что Обама продался банкирам; оно ещё больше чувствуется со стороны мелких предприятий, которые уже ненавидели Вашингтон, и которые нашли ещё большее подтверждение для этого в новых обязательствах по отношению к медицинской реформе. Он не обращает внимания на Мэйн-Стрит, американскую глубинку провинциальных граждан, но те же самые банкиры, облагодетельствованные Белым домом, сделали ставку против него, чтобы не быть больше обусловленными им. Обама стал пленником кризиса. В этом смысле испытанное им на промежуточных выборах поражение стало необходимым поражением.

    11. Республиканское индустриальное сердце - стр. 18

    Индустриальном сердце Соединённые Штаты, heartland, сталкиваются с вопросом заработной платы в качестве отражения структурного кризиса. После драматического рассеивания «постиндустриальных» иллюзий и иллюзий экономики «услуг», США, чтобы остаться великой державой, должны «реиндустрилизоваться», то есть восстановить свою собственную промышленную базу. Модель предлагаемая “Washington Post” - это Германия, которая «сочетает высокую заработную плату и сильные профсоюзы в обрабатывающем секторе, организованном вокруг компаний среднего размера, известных своим качеством и инновациями». Вместе с тем, континентальная сердцевина США также находится в центре политического противостояния.

    Победа 2008 года не разрешила проблему слабости Демократической партии в heartland. Обама победил, сочетая высокий уровень участия в голосовании чернокожего населения - мобилизованного чёрными баптистскими церквями - и интеллектуалов-профессионалов с высокими доходами, мобилизованных прессой и новыми электронными СМИ. Чернокожий президент не добрал голосов большинства белых наёмных работников, которые воздержались от участия в голосовании или проголосовали за Маккейна. В 85 избирательных округах, которые в 2008 году выбрали депутата-демократа (из 435, на которые разделены США), на президентских выборах 2004 и 2008 года большинство голосов отошло республиканцам Джорджу У. Бушу и Джону Маккейну: девять десятых этих округов находятся или в индустриальном heartland или на Юге. Экономический кризис, одобрение медицинской реформы, меньшее участие в голосовании чёрного меньшинства, исчерпание фактора новизны персонажа Обамы, популистский активизм Tea Party - наиболее доступная форма республиканской популистской пропаганды против Вашингтона и Уолл-Стрит, - комбинация всех этих факторов сделала эти 85 округов территорией чистого поражения Демократической партии, потерявшей 64 места.

    Численное уменьшение в течениях демократической партии

    Изменения числа депутатов от партий в Палате представителей Конгресса США

    12. Метод и партия-наука - стр. 21

    Мы продолжаем публикацию серии статей Арриго Черветто, которые в 1998 году были объединены в книге «Метод и партия-наука». В этом номере начинаем публикацию главы «Практика и современная наука».

    Метод и новая культура

    Вследствие географических открытий, формирования первых элементов мирового рынка и установления регулярных связей между различными частями света, начинается новый исторический этап, который продлится полтора века, от открытия Америки до окончания Тридцатилетней войны в 1648 году. Современная история зарождается с грохотом пушек и книгопечатанием.

    Если учесть, что наряду со старыми классами появляются новые (капиталисты, владеющие средствами производства, и наёмные рабочие), новый исторический этап становится периодом специфического обострения и усложнения классовой борьбы, отразившейся на удивительном скачке в философской и политической мысли. Культурные изменения выражаются в гуманистической идеологии Возрождения и протестансткой религиозной идеологии Реформации; средневековая критика католицизма вдохновляла культуру, выражавшуюся в различных течениях феодальных, буржуазных и народных слоёв, и направляла борьбу против Папского государства, борьбу, усилившую независимость молодых европейских государств. Эти движения стали религиозно-идеологической оболочкой первых буржуазных революций, которые таким образом смогли говорить на доступном для масс языке и наполнять традиционные ценности новым социально-экономическим содержанием.

    Метод и естественные науки

    В астрономии, географии, медицине и, в целом, в науках, посвящённых естествознанию, происходит разрыв с господствующей теологической идеологией; этот разрыв происходит в сфере производственно-технического преобразования природы.

    13. Варварство – Цивилизация – Культура - стр. 23

    Данная статья представляет собой изложение научного видения движения к коммунизму, к обществу, к которому мы стремимся; к обществу, которое из социализма, то есть диктатуры пролетариата, «будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части».

    Коммунистическая революция есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы, переход от предыстории к истории. Суть предистории заключается в следующем: на определённой ступени развития биологической формы движения как её побочный продукт у высших животных возникает орудийная деятельность. У определённого вида приматов эта деятельность из побочной, второстепенной, не основной через ряд переходных ступеней превращается в ведущую. Благодаря этому процессу осуществляется скачок от животного к человеку. На определённой ступени исторического развития как побочный продукт роста производительности труда, роста населения, общественного разделения труда, возникает прибавочный продукт, а вместе с последним обмен и экономическая деятельность как таковая. Процесс перехода от дикости и варварства к цивилизации есть процесс превращения обмена из побочного, второстепенного фактора в основной, в ходе которого непосредственные производители превращаются в средство производства вещного богатства для немногих лиц, уже не занятых в сфере собственно материального производства. Диалектика развития предыстории такова, что человек, освобождаясь из царства природной необходимости (дикость и варварство), попадает в царство экономической необходимости (цивилизация). Отличительной чертой цивилизации является разделение общества на классы: на тех, кто подчиняется, и тех, кто господствует; на тех, кто производит прибавочный продукт, и тех, кто им владеет и распоряжается; на тех, кто обрабатывает природу, и тех, кто «обрабатывает» людей. В процессе развития цивилизации (и разделения труда на умственный и физический, управленческий и исполнительский) как её побочный, второстепенный, неосновной вид деятельности, производство человека, его формирование и развитие, выделяется в особую сферу.

    Скачок человечества из царства необходимости в царство свободы, из предыстории в историю, есть не что иное, как превращение сферы производства человека из побочного продукта материального производства в основной вид деятельности всех членов общества. При этом материальное производство, – производство вещного богатства, которое является самоцелью капиталистического способа производства, – в коммунистическом обществе низводится до роли средства производства универсально развитых индивидов.

    14. Зачем державы перевооружаются? - стр. 25

    Нашу листовку можно прочесть здесь

    15. Космос и спутники в противостоянии держав - стр. 25

    Мы представляем книгу Франко Палумбери «Милитаризация космоса», выпущенную в сентябре 2010 года издательством «Lotta Comunista».

    Ещё до начала истории как таковой, любой инструмент и любой технический процесс представляли две стороны. Лук и стрелы увеличили эффективность охоты, но они стали также оружием против вражеского племени. Нет технического изобретения человека, сделанного для увеличения производительности труда, которое не нашло бы применения в войне, и наоборот. Паруса, которые позволили галеонам совершать океанические плавания, заменив гребцов на галерах, освободили пространство для погрузки как товаров, так и пушек. GPS, возникшая как авангардная военная технология, теперь массово распространена на автомобилях и сотовых телефонах. То же самое верно и для науки. Термодинамика, развивавшаяся для увеличения производительности паровых машин, работающих в шахтах, привела к их использованию на заводах и, в то же самое время, породила броненосцы. Уравнения теории относительности Эйнштейна привели к производству дешёвой электроэнергии только после того, как прошли через проект “Манхэттен” и в одну микросекунду испепелили сотни тысяч человеческих существ в Хиросиме и Нагасаки. Наряду с 439 атомными электростанциями существует 10-12 тысяч ядерных боеголовок, каждая из которых способна привести к новой Хиросиме. Империализм придал беспрецедентное ускорение науке и её применению, делая общество ещё более неконтролируемым. Человек смог оставить на Луне следы своих ног в ходе космической гонки, которая была проекцией «холодной войны» в космосе, и сейчас старая мечта о колонизации нашего спутника вновь появляется в рамках конкуренции между державами и милитаризации космоса. Спутники сегодня управляют навигацией миллионов туристов по ходу их движения к месту проведения отпусков или передают кадры с чемпионатов мира по футболу, за которыми следят одновременно сотни миллионов людей; это те же самые спутники, которые завтра будут направлять бомбы или обеспечивать коммуникации империалистических войн, которых никто не желает, но которые все готовят, прекрасно зная, что не имеют способа воспрепятствовать им.

    16. Трансатлантический кабель - печать силы английского капитализма - стр. 27

    Учёный и писатель Артур К. Кларк (1917-2008 гг.), первый замысливший геостационарные спутники для международной связи, изобретатель солнечного паруса, президент Британского межпланетного общества в 1947-1950 годах описывает предприятие по прокладке трансатлантического кабеля как эквивалент программы «Аполлон» для XIX века.

    После провала третьей попытки 1858 года британское правительство осознало значение морских подводных кабелей для защиты интересов Империи и гарантировало финансовую поддержку только при условии, что кабель будет функционировать. Конечным результатом был кабель диаметром 28 миллиметров, весом 720 кг на километр, противостоящий силе натяжения в 5.800 кг, общий вес составлял 3.000 тонн, длина около 4.300 км, в ходе транспортировки он должен был постоянно находиться в резервуарах, заполненных водой, чтобы избежать повреждения изоляции. Такой кабель мог транспортировать только Great Eastern (водоизмещение 22.500 тонн, в пять раз больше самого большого корабля того времени, мог везти 15.000 тонн угля и плыть из Англии до Австралии без пополнения запасов; его паровые двигатели имели общую мощность в 11.000 лошадиных сил). 23 июля 1865 года Great Eastern снялся с якоря, но 2 августа, после прохождения 1.200 миль, кабель порвался. Было решено повторить попытку, проложив новый кабель, облегчённый до 640 кг/км. 30 июня 1866 года началась пятая попытка, с успехом закончившаяся 27 июля. Эффект задержки сигнала был уменьшен, и передача происходила в короткие сроки: было возможно получать прибыль. На осуществление этого предприятия потребовалось почти 12 лет и инвестиции в 2,5 миллиона футов стерлингов того времени, сумма соответствовавшая приблизительно нынешним 17 миллиардам долларов.

    После успеха трансатлантического кабеля Великобритания построила первую глобальную сеть передачи информации и стала географическим центром мировой сети подводных кабелей и господствующей державой в сфере коммуникаций. Эта её гегемония продлилась до 1950 годов.

    Фото Great Eastern

     

  •