На главную

Наша газета

Наши издания

ИЗДАТЕЛЬСКАЯ НОВИНКА

Наши инициативы Лекции Конференции

Контакты

Архив выпусков бюллетеня "Интернационалист" за 2007 год:

№ 62 январь 2007 г.

1. ЕС: ключевой год в глобальном балансе сил - стр. 1

После второй мировой войны немецкая внешняя политика мыслилась, как утверждает Г. Шрёдер, всё более «интегрированной в европейскую». Она отлична по историческому пути, но сходна на практике со стратегией Франции, для которой «европейское измерение является средством для утверждения своей идентичности и своей роли в мире». «Относительная независимость» внешней политики Берлина утверждалась не по отношению к Парижу, а в направлении Атлантического Альянса. Отношения с Вашингтоном являются ключевыми, но существуют «различные интересы», которые может эффективно защитить только объединённая Европа. На этой базе мыслятся и отношения между рейнской осью и Москвой: «Франция и Германия должны составить ядро объединённой Европы и сделать так, чтобы эта Европа завязала стратегические отношения с Россией».

В течение полугодия, когда Германия будет возглавлять ЕС, она готовится вновь запустить «Остполитик» - исторические отношения с Москвой, которые развивали Вилли Брандт и Гельмут Шмидт, и от которых никогда не отказывался Гельмут Коль. Вашингтон крайне встревожен продвижением энергетической интеграции между Францией, Германией и Россией, но, по сути, линия на «антирусскую враждебность» находит отзвук лишь в восточной части Европы, недавно вступившей в ЕС, и ей не следует Германия.

Но стратегической целью немецкого председательства в ЕС является новая попытка принятия европейской конституции. В условиях существования различных векторов напряжённости, пересекающих Старый континент, Берлин ищет консенсуса для того, чтобы утвердить способность Европы к самостоятельному политическому действию.

2. Мучительный поиск межпартийного консенсуса - стр. 2

В империалистической демократии централизация политической воли множества экономических групп и фракций буржуазии осуществляется через плюрализм надстройки, то есть равновесие политической власти как формальной, так и реальной. Разумеется, речь идёт о процессе, результаты которого никогда неизвестны заранее.

Ключевым элементом является тот факт, что в некоторые критические моменты лишь двухпартийный орган, «защищённый от сиюминутных политических страстей», может решить вопросы, в других случаях «не подлежащие обсуждению». Вернее сказать, что эта комиссия является признанием того, что обычная диалектика правящего класса неспособна гарантировать действенный политический синтез, то есть допускает текущий или потенциальный кризис. Именно по этой причине мы считаем крайне маловероятным, что отчёт Бейкера-Гамильтона может стать непосредственной позицией Белого дома. Тем более, что двойной консенсус может оказаться хрупким и разрушиться от каких-либо осложнений в США, Европе или на Ближнем Востоке. Хотя, напротив, он продемонстрирует достаточную силу для того, чтобы поддержать достижение стратегического регионального согласия. Возможны и другие варианты.

3. Экономическое содержание и демократическая форма - стр. 3

Политическая форма не может быть принципиальным вопросом для пролетариата, единственного последовательно революционного класса, задачей которого является создание бесклассового общества для управления общественным продуктом и преодоление политики; принципиальный вопрос заключается только в научном понимании политической формы и занятии практической позиции на основании научно выраженного суждения.

Отсюда вытекает, что поддержка или использование демократической формы не представляет и не может представлять собой принципиальный вопрос для марксизма, что верно также для права наций на самоопределение, которое часто представляется как демократическое требование. Для пролетариата поднимать эти формы до вопросов принципа, значит отрицать сами основы марксизма и отступать от исторического и научного завоевания марксистской концепции политики в пользу идеологического предубеждения и субъективизма.

4. Идеологии потребительства - стр. 5

Капиталистическая необходимость скорее возбуждать, чем удовлетворять общественные потребности – это предпосылка рекламы. Мировые инвестиции в рекламу в реальных ценах выросли за последние десять лет на 41,5% и достигли в 2005 году 451 млрд. долларов. Вес, который имеет реклама, тесно связан с «дискреционными долларами», термином, придуманным в 50-х годах американской социологией для определения доли располагаемого дохода после покрытия расходов на существование и воспроизводство.

А. Черветто комментирует: «Бесполезное и искусственное, определённое не социальными требованиями, но требованиями капиталистического производства» потребление во многих случаях свидетельствует именно об огромной массе общественного труда, которая растрачивается для того, чтобы стимулировать разного рода «возможные» потребности. Сложные социальные организмы работают не для того, чтобы производить то, что служит людям, а для создания новых потребностей, превращающих их в потребителей. WPP Group, первая в Европе и вторая в мире в рекламной сфере, с штаб-квартирой в Лондоне и 10 миллиардами долларов продаж, гордится наличием 97000 работников, занятых в её 2000 офисов, которые разбросаны по 106 странам мира.

Мировые продажи рекламы приближаются к сумме в 500 миллиардов долларов в год - величина того же порядка, что и у металлургии - но, очевидно, она имеет совсем иную общественную «полезность».

5. Теоретическая и политическая борьба в письмах Маркса и Энгельса - стр. 6

В мае 2006 года издательство “Lotta Comunista” впервые на итальянском языке выпустило переписку Маркса и Энгельса 1874-1879 годов.

В 1907 году Ленин размышляя о публикации в России переписки Маркса и Энгельса между собой и с другими представителями международного революционного движения XIX века, определяет её как «необходимое дополнение к нашей передовой марксистской литературе». Органически связанные между собой письма 1874-1879 годов касаются решающего момента истории нашего класса и науки революции. В очерке об империализме Ленин пишет: «Мы возьмём 1876 – пункт, выбранный очень удачно, ибо именно к этому времени можно, в общем и целом, считать законченным развитие западноевропейского капитализма в его домонополистической стадии».

В письмах можно прочесть о проходивших дискуссиях и указания по поводу того, как проводить процесс объединения с лассальянцами; красной нитью проходит защита коммунистических принципов и стратегического видения, которые неразделимо связанны с самой жизнью партии современного революционного класса; происходит обмен мнениями между Марксом и Энгельсом по поводу связи война – социальный кризис – революционная партия (при этом осознаётся слабость революционной партии). Кроме того они содержат ряд научных предвидений, которые смогли опередить время.

6. Профсоюзы, попавшие в болото «гибкого» бюджета - стр. 8

Во всей Европе повестка дня правительств состоит из одного единственного пункта: как противостоять глобализации. Вне зависимости от политических объединений, одни и те же направления для бюджетной политики и либерализации, под присмотром Европейской комиссии и Пакта стабильности, становятся насущно необходимыми во всём Союзе. Это верно для Великобритании, пусть и находящейся вне зоны евро, где Тони Блэр стал крёстным отцом нового лейборизма - политической формулы, унаследованной от либерализма Маргарет Тэтчер. Это верно для Германии, где большая коалиция демохристианки Ангелы Меркель продолжает реализацию планов предыдущего социал-демократического правительства. Это будет верно для Франции, где кризис французской исключительности вынуждает искать дозировку либеральных рецептов, и где беспринципная популистская риторика является общей для социалистки Сеголен Ройяль и голлиста Николя Саркози. Кроме того, ни одна национальная власть больше не в состоянии действовать самостоятельно в силу того, что глобальное противостояние разворачивается отныне между континентальными гигантами. Поэтому Берлин, Париж, Мадрид и даже Лондон возвращаются к обсуждению европейской конституции.

Рим не является исключением. К компетенции нескольких высших бюрократов относится работа над европейским институциональным соглашением. Тем временем, возбуждённые дебаты о бюджете сводятся к поиску дозировки между либерализацией и социальным паразитизмом, которая будет определена под бдительным оком европейских контролёров. В остальном, римское болото – это лишь деградирующая ярмарка парламентаризма. Коммунистическая и интернационалистическая политика имеет перед собой совсем другие горизонты.

7. Стратегическое возмездие сибирского газопровода - стр. 9

В декабре 1981 г. Рейган воспользовался военным переворотом в Польше и запретил экспорт в СССР любых разработанных американскими фирмами технологий или оборудования для транспортировки и очистки нефти и газа, а также продукции с использованием произведённых в США компонентов и технологий. Хэйг, государственный секретарь, пытался найти такой компромисс с европейцами и предложил снятие эмбарго в обмен на ужесточение условий европейских кредитов Москве, но в Вашингтоне он имел поддержки. Последовала ожесточённая реакция Европы. Клод Шейссон подверг критике расширение эмбарго как возможное «начало конца Атлантического альянса» и американское объявление «экономической войны союзникам в Западной Европе». В конце июля 1982 г. Рейган объявил, что Вашингтон подпишет новый контракт о поставке пшеницы в Москву и не позволит «другим странам, вроде Аргентины и Канады, занять место США в СССР, крупнейшем в мире рынке». Неделю спустя европейские столицы приказали фирмам-участникам продолжить выполнение заказов для газопровода и приступить к поставкам. В ноябре 1982 г. Рейгану пришлось снять эмбарго. В 1985 г. советский газ начал поступать в европейские дома и на фабрики.

Успех сибирского газопровода заключал в себе и неизбежное возмездие. Доходы от газа ослабили напряжённость в советской промышленной системе и отдалили её реструктуризацию и привели к контрудару 1986 г., падению цен на неочищенную нефть и, одновременно, доходов Москвы от нефти. Таким образом, газопровод отдалил крах находящегося в состоянии застоя советского империализма, но не предотвратил его.

8. XIX век: иммигранты куют мощь Соединённых Штатов - стр. 11

Рост населения США воспринимается многими как уникальный. Как пишет Жан-Клод Чеснес из INED, подобный феномен можно определить как «превращение карлика в гиганта». И действительно, с 5 миллионов в начале XIX столетия население выросло до 100 миллионов в 1914 году, 150 миллионов в 1950 году и 280 миллионов в 2000 году.

Этот экстраординарный рост, который создал почти из ничего одну из крупнейших демографических держав, имеет двухсотлетнюю историю, основанную на определённых фактах, которые во многом действуют и сегодня.

Во-первых, это бесспорно колоссальные запасы ископаемых ресурсов в США, которые постоянно требуют рабочей силы. А её в Америке всегда, в большей или меньшей степени, не хватало.

Во-вторых, это уровень рождаемости различных слоёв населения (белых англо-саксонцев, чёрных из Африки, вначале рабов, затем свободных, северных и центральных европейцев, латиноамериканцев и азиатов), который превышал, в некоторых случаях значительно, соответствующие показатели на их родине, даже если это были страны высокого уровня капиталистического развития.

В-третьих, это огромный иммиграционный поток с циклическими перепадами, который был одним из самых значительных в мире.

Графики состояния населения США

9. Война в Ираке и конфликт вокруг "военной трансформации" - стр. 13

Согласно критикам американских военных действий, терпение и время – это два фактора, которыми пренебрегает «американский способ ведения войны», заключающийся в максимальной огневой мощи, направленной на тотальное уничтожение врага в кратчайшие сроки. По этой причине военная стратегия США, согласно Тьерри Монбриалю, «с трудом адаптируется к определённым видам конфликтов, в частности, к тем, что препятствуют полному применению силы», а американские войска с трудом привыкают к войне на износ, в которой преобладают психологические и политические измерения стратегии. Депутат от Пенсильвании Джон П. Мёрта, 73-летний демократический "ястреб" в Конгрессе, бывший морской пехотинц, орденоносц вьетнамской войны, поддержавший войну в Персидском заливе в 1991 г. и вторжение в Ирак в 2003 г., в мае 2004 г. утверждал, что войну нельзя будет выиграть, если не увеличить количество войск и не добиться большей поддержки со стороны европейских союзников по НАТО. Томас Доннелли, консерватор из Американского института предпринимательства, поддерживающий администрацию Буша, сторонник военного вмешательства в Ираке, просит увеличения военных расходов до 5% ВВП, причём большая их часть должна идти на наземные силы, потому что «Пентагону необходимо сконцентрироваться на создании сильной армии, приспособленной для ведения длительной войны на пространстве Большого Ближнего Востока». Томас Доннелли утверждает, что необходимо увеличить боевые силы армии до 650 тысяч солдат, а флота до 210 тысяч.

В Ираке правительство Буша чересчур доверилось высоким технологиям и логистике в надежде победить в кратчайшие сроки, уничтожив врага; таким образом, оно недооценило традиционный человеческий компонент войны, с которым сегодня ему приходится считаться.

10. Иран между войной и революцией - стр. 15

В 1914 г. Иран провозгласил нейтралитет, однако оказался вовлечён в мировой конфликт, хотя и в качестве второстепенного театра военных действий. В 1915 г. Лондон и Петроград подписали новый, на сей раз секретный договор о разделе Персии: британская сфера влияния распространилась не только юг, но и «нейтральную зону» в центре страны; Россия получала свободу действий в своей сфере влияния на севере, а в качестве компенсации Петроград получал контроль над Стамбулом и проливами - Босфором и Дарданеллами. В 1917 г. англо-русские войска поделили Персию в соответствии с секретным соглашением 1915 г. В октябре 1917 г. большевистское правительство решило вывести русские войска из Персии и отказалось от навязанных ей «неравноправных соглашений». Это позволило Англии распространить свой контроль на всю Персию, что было закреплено новым англо-персидским договором 1919 г. Ответом Москвы стала поддержка персидского национализма с целью ослабить британские позиции и прорвать блокаду Запада. Националистическая оппозиция свергла пробританское правительство и избежав британского влияния, открылась американскому. В то же время иранское правительство пыталось нормализовать отношения и с Москвой посредством договора о дружбе и сотрудничестве.

В феврале 1921 г. с поддержки Лондона Реза-Шаха свергнул правительство, заставив шаха согласиться с созданием пробританского правительства Сеида Зия. В следующие пять лет Реза-Шах станет подлинным хозяином Ирана и даже создаст новую династию, которая займёт Павлиний трон.

Приложение, № 62 январь 2007 г.

1. Медведь выходит из берлоги - стр. 1

Год назад в статье «Российский империализм в погоне за поездом» мы давали сравнительный анализ положения российского империализма на мировой арене, с тех пор его поступательный рост продолжился. Но не стояли на месте и продолжали наращивать свои мышцы другие империалистические державы. Одни - Китай, Индия - более высокими темпами, другие – Европа, США, Япония - относительно более низкими. Всё это не могло не вести к увеличению межимпериалистических противоречий, в том числе и в зоне бывшего СССР.

Прошлый год начался с так называемой «газовой войны» с Украиной, продолжился торговыми баталиями разной интенсивности с тем же Киевом, а также Кишинёвом и Тбилиси, по осени всё вылилось в противостояние российского империализма с Грузией, которое сопровождали разговоры о возможном вооружённом столкновении. Окончание прошлого и начало нынешнего года отмечено новой торговой войной с Беларусью. Всё это, как мы уже писали, является предвестниками бури, к которой ведёт межимпериалистическое противостояние. В такой обстановке русскому медведю становится всё более тесно в его берлоге, и он начинает наращивать мышцы, оттачивать когти и показывать зубы. Такова логика империалистического противостояния, и её не могут изменить ни воля политиков, ни теоретические изыски придворных обществоведов.

Социализм или варварство империалистической эпохи - иной альтернативы не существует, это нам, марксистам, известно с конца XIX века. Задача марксистской партии помочь осознать это и классу пролетариата, так как только сознательная воля нашего класса в силах изменить мир.

50 крупнейших групп России

Российские компании по уровню капитализации

2. Прибыли и щедрые дивиденды: кажущийся парадокс нарушения равновесия в США - стр. 4

Классификация крупнейших американских компаний за 2005 год представляет собой определённую новизну. Колосс коммерции, торговая сеть Wal-Mart, свергла с вершины ExxonMobil, вернув себе первенство, отобранное в 2001 году. Chevron купила калифорнийскую компанию Unocal. Цена составила около 18 миллиардов долларов. ConocoPhillips в результате операции на сумму свыше 35 миллиардов долларов, прибрала к рукам Burlington Resources. За счёт этого Conoco приблизилась к Chevron (второй нефтяной компании США). Крупнейшая операция в финансовом секторе - приобретение MBNA со стороны Bank of America приблизительно за 35 миллиардов долларов. Последний, будучи вторым банком США по объёму собственных активов, станет первым эмитентом кредитных карт в стране и займёт 20% рынка. Сектор телекоммуникаций продолжает сильно будоражить. Наиболее важная операция связана с приобретением BellSouth компанией AT&T, которая в свою очередь возникла в результате слияния с SBC. Эта последняя покупка стала известной благодаря заявленной стоимости в 67 миллиардов долларов: с точки зрения биржевых котировок речь идёт о пятой операции в США - формируется первая американская группа в области телекоммуникаций, имеющая более 49 миллионов телефонных соединений, более 250 тысяч занятых и объём продаж в 120 миллиардов долларов.

Журнал “Fortune”, в целом, определяет 2005 год как «год оформления» первых 500 американских компаний. При общем росте внутренней экономики на 3,5%, эти предприятия увеличили свои продажи на 10,2%; если рассматривать лишь первые 100 групп, цифра приближается к 17%. Всё это, по мнению “Fortune”, происходит благодаря двум факторам: китайскому росту, составляющему около 10% в год, и мощной внешней экспансии американских групп.

100 крупнейших групп США

3. Chevron - стр. 8

Прошлым летом Chevron, жизненно важный центр американского империализма, был протагонистом беспрецедентной экономической схватки, которая вызвала не мало шума и имела серьёзные политические последствия. Калифорнийская компания намеревалась поглотить земляка - Unocal, но была вынуждена вступить в ожесточённую схватку за лакомый кусочек с CNOOC - третьей по величине китайской нефтяной группой. Возможность того, что крупная китайская корпорация, которая почти полностью находится под государственным контролем, поглотит стратегически важную американскую компанию, немедленно вызвала бурю протеста. Как конгресс, так и ряд важнейших, традиционно либеральных представителей американской промышленности, такие как члены Business Roundtable, поддержали антикитайскую протекционистскую оппозицию. В начале августа CNOOC пришлось выйти из борьбы, несмотря на то, что в начале она предложила большую сумму, чем Chevron.

Привлекательность Unocal заключалась, прежде всего, в принадлежащих ей газовых месторождениях, большая часть которых находится поблизости от важнейшего рынка Юго-восточной Азии. Получив эти месторождения под свой контроль, Chevron усилила свои позиции в секторе и стала одной из ведущих газодобывающих компаний в регионе.

Крупнейшие группы США и лидеры нефтяного сектора в мире

4. Европейские группы движутся быстрее континентальной политической власти - стр. 9

Замедление роста американской экономики накладывает свой отпечаток на весь мировой цикл. В центральных банках, международных организациях, среди аналитиков исследовательских центров и крупнейших газет предметом дискуссии являются неизвестные характеристики предстоящего поворота. Насколько резким будет торможение США? Будет ли европейский цикл следовать за американским или в его рамках возникнут условия для decoupling, то есть для расхождения двух динамик, которые поддержат, таким образом, идущий на Старом континенте экономический подъём? Какими окажутся последствия для Китая, который выглядит главным двигателем империалистического развития, но который благодаря экспорту завязан на американский рынок?

Таковы ключевые вопросы ближайших месяцев. Но в условиях такой неуверенности в Европе один факт является очевидным. В то время как в течение последнего года процесс политической консолидации европейского империализма пережил кратковременную остановку, задержавшись на проблеме конституции, промышленно-финансовая реструктуризация крупных групп решительно ускорила свой шаг. Глобальное противоборство будет выглядеть для Европы двояко: ЕС продолжит расплачиваться за свою политическую задержку, но придаст себе вес за счёт результатов континентальной реструктуризации.

100 крупнейших европейских групп

5. Endesa - стр. 13

Напряжённость на востоке Европы из-за поставок газа, в дополнение к перманентной нестабильности на Ближнем Востоке, ещё более остро ставит вопрос о безопасности энергетических поставок. На европейском рынке началось укрупнение энергетических компаний. Испанская Endesa, которая явлется одним из результатов процесса концентрации энергетических компаний 1990-х годов в Испании, в следствие интернационализации проникщая в Латинскую Америку, а также в Италию, где контролирует 7% рынка, движется в русле этой тенденции.

В прошлом сентябре каталонская Gas Natural (с 8,5 млрд. евро товарооборота) сделала агрессивное предложение о поглощении Endesa. Социалистическое правительство Родригеса Сапатеро поддерживает операцию, в то время как Мариано Райос из Народной партии выступает с резкой критикой, называя её «политическим одолжением» каталонским националистам со стороны Социалистической партии. Несколько месяцев спустя, в столкновение между Мадридом и Барселоной и между социалистами и Народной партией вклинивается второе предложение о поглощении со стороны дюссельдорфского гиганта E.ON.

Крупнейшие группы Испании и электроэнергетический сектор в мире

6. Suez - стр. 15

В 1997 году компании Suez и Lyonnaise des Eaux объединились, образовав нынешнюю группу Suez. Первая была символом начала колониальной экспансии, прославленной также в «Аиде» Джузеппе Верди, а после Суэцкого кризиса 1956 года, вместе с Paribas, являлась одной из двух несущих колонн французской экономики. Вторая же сыграла ключевую роль в электрификации и развитии инфраструктуры Франции. Сегодня, после ряда структурных изменений, Suez является одной из крупнейших европейских групп в секторе коммунальных услуг: в ней занято более 150 тысяч человек, её оборот составляет 41,5 млрд. евро - три четверти его дал энергетический сектор (электричество и газ) и четверть - водоснабжение и канализация; лишь 23% оборота приходится на Францию, остальные порядка 80% даёт Европа. Группа имеет давние связи с Бельгией, главным образом через знаменитую Société Générale de Belgique, её дочерняя компания Electrabel обеспечивает половину оборота, получаемого от энергоснабжения.

Вследствие своей продолжительной истории, стратегического значения энергетики, тесных отношений с муниципалитетами, от которых зависит получение концессий на водоснабжение и канализацию, Suez воспринимается во Франции в качестве группы, имеющей значительное политическое и символическое значение.

Крупнейшие французские группы и крупнейшие энергообеспечивающие группы в мире

7. Континентальная реструктуризация навязывает итальянским группам европейские объединения - стр. 17

FIAT договорился с Crédit Agricole о паритетном управлении Fidis. Эта операция даст ему добавочную стоимость в 250 миллионов евро. Следующей операцией было приобретение у Mediobanca 28,63% Ferrari за 892 миллиона евро, что увеличило долю FIAT до 85%.

Banca Intesa обратился к San Paolo IMI и они сошлись на выборах президента ABI (банковской ассоциации) Коррадо Файсолла - генерального директора Banca Lombarda (члена картельного соглашения Intesa). Затем они провели переговоры, которые привели к созданию второй итальянской группы европейского уровня после UniCredit с капитализацией около 70 миллиардов евро, активами в 546 миллиардов, первенством в индивидуальном кредитовании с долей в 20%, широким присутствием в крупных и средних итальянских группах.

Индустриальные и финансовые сражения, проходящие на европейском континенте изменяют итальянскую панораму: от автомобильной отрасли до банков, от телекоммуникаций до сетей инфраструктуры, от воздушного транспорта до энергетики. Протагонисты имеют континентальный масштаб, а арена их противостояния является мировой. Итальянские группы здесь чаще выступают в роли добычи, чем в качестве охотников. В любом случае, столкновения на полуострове могут восприниматься, как итальянские сражения европейской реструктуризации, и в этих рамках некоторые группы или семейства вынуждены отложить собственные амбиции и искать «хорошую партию» для заключения брачного союза.

100 крупнейших европейских групп в числах

№ 63 февраль 2007 г.

1. Исторический урок для интернационалистской борьбы - стр. 1

В ходе деколонизации развернулась борьба за национальное освобождение с целью формирования новых государств. Борьба, которую интернационалисты поддерживали без промедления, исходя из указаний Ленина, в связи с тем, что формирование национальных государств, с объединением и расширением рынков, аграрные реформы, индустриализация, развитие и концентрация рабочего класса, благоприятствовали борьбе международного пролетариата. Цикл борьбы за национальное освобождение, в основном, завершился в шестидесятые годы прошедшего века войной во Вьетнаме.

После единственной целью марксистов стало развитие интернационалистской борьбы каждого отряда мирового пролетариата. Нет уже борьбы за национальное освобождение, которую следует поддерживать, а есть необходимость всеми силами добиваться единства и самостоятельности борьбы пролетариата; её надо поддерживать в каждом уголке капиталистического мира. Потому мы считаем лишь борьбу объединённого пролетариата, преодолевшего национальные, этнические, религиозные различия, единственной преградой по отношению к притеснениям и угнетению всякого меньшинства. И в то же время средством для единственно возможного сегодня прогресса - борьбы за коммунизм.

2. Пекин использует противоракетное сдерживание для стратегического восхождения - стр. 3

Всемирное противостояние – это борьба, в которой империалистические державы сталкиваются на основе их сил. Исход этой борьбы больше является объективным результатом, равнодействующей множества сил, вовлечённых в борьбу. Восхождение Китая и Азии является ключом к новому равновесию. Старые империалистические державы стремятся сдерживать это восхождение, но время играет против них. США рассчитывали навязать переговоры с позиции силы, но стратегический тупик в Ираке позволяет предположить, что их позиции на переговорах будут более слабыми, чем предполагалось. Европа вернулась к проблеме конституции, и от централизации её властей будет зависеть действительная политика, которую она будет проводить как по отношению к Пекину, так и Вашингтону. Это говорит о том, что ни Штаты, ни Европа – самостоятельно, в союзе между собой или в коалиции с другими державами многополярного мира – не могут думать о том, чтобы воспрепятствовать китайскому восхождению, за исключением только открытого военного столкновения, которое не предвидится в обозримом будущем.

В заочном противостоянии, демонстрируя свои возможности, Китай во время ракетных испытаний уничтожил собственный спутник, обращающийся на орбите высотой 800 км. Политической целью данного акта является защита китайской способности к сохранению равновесия в широком смысле, то есть суверенитета и стратегической автономии, которые, на особом языке ядерных вооружений определяются как «достаточная оборона», то есть речь идёт о ядерных силах не рассчитанных на решающий «первый удар», но способных на «ответ», который сделает неприемлемой цену агрессии.

3. Интернационалистская политика для молодого сердца европейского пролетариата - стр. 4

Вашингтон оказался в затруднительном положении в ходе войны в Персидском заливе, где стратегический тупик угрожает ввергнуть его в настоящий кризис. «План Бэйкера» является поиском выхода из ситуации: на внутреннем фронте - через консенсус, который предотвратил бы кризис, подобный тому, который последовал за Вьетнамом; на международном - через соглашение с Европой и крупнейшими державами для того, чтобы разделить бремя региональной стабилизации. Исход предвидеть невозможно. Средний Восток – это средоточие напряжённости, наращиванию которой более века способствовали империалистические державы и буржуазия арабских стран и Израиля, и которая оплачивалась кровью пролетариата этого региона. Американское президентство ослаблено, и каждый требует свою цену за сотрудничество. Китай на полном основании добивается признания своей роли в ключевом регионе, от которого он зависит с точки зрения снабжения нефтью. В ЕС входят Румыния и Болгария; Германия, ведёт переговоры со всеми, но при этом стремится вновь запустить процесс принятия европейской конституции, её инициатива подталкивает его к движению вперёд. За каждым договором скрывается противоречие, поэтому любое сегодняшнее согласие подготавливает напряжённость и войны дня завтрашнего.

Такова империалистическая политика, а единственная альтернатива ей – интернационализм. Только он может обращаться к пролетариату всего мира - азиатскому, арабскому, израильскому, американскому, русскому, африканскому и европейскому. Только он может противостоять европейскому империализму, прежде всего, через его неустранимое противоречие - сотни миллионов наёмных работников, десятки миллионов молодых рабочих - класс, в котором надо восстанавливать коммунистическую политику.

4. Стратегия и тактика в отношении к демократической форме - стр. 6

Ленин отрицает абсолютизацию форм, видит их различие, различие политик в империалистическом государстве, но также выявляет сходство в ясно выраженном паразитизме буржуазии различных государств, от Японии до Германии, до Соединённых Штатов.

Для Ленина республиканские формы теряют своё значение по сравнению с паразитическим сходством. Более того, чем быстрее империалистическое развитие, тем сильнее паразитизм. Социальный и экономический процесс на империалистической стадии становится для Ленина основной меркой по сравнению с политическими формами, которые становятся второстепенными.

Это мерка, которую мы используем для определения «империалистической демократии», поскольку на нынешнем историческом этапе общественно-экономическую формацию характеризует империалистическое содержание, а не форма, в которую она облечена. Демократическая политическая форма империалистической экономики - это именно «империалистическая демократия». Это паразитические черты в демократической оболочке.

5. Москва вновь ощущает себя державой благодаря опоре на энергетический рычаг - стр. 7

Украинский газовый кризис начал 2006 год. По прошествии года Москва отмечает: «В очередном раунде геополитической схватки за Украину Запад [читай: США] проиграл, открыв России путь к оптимизации отношений с Киевом», - пишет Татьяна Становая из Центра политических технологий. Энергетическая карта в руках Москвы и выбор в пользу стратегических отношений с Россией, подтверждённый Берлином, открыли путь российско-украинскому сближению, санкционированному новым правительством Киева. Аналогичный газовый кризис с Белоруссией завершился, ещё не успев начаться: «Газпром» добился от Минска увеличения цены, которую он платит за газ и вхождения в «Белтрансгаз», государственную компанию, управляющую белорусскими газопроводами. В декабре того же года был завершён долгий спор вокруг проекта «Сахалин-2». Это экономический «удар», который имеет привкус восстановления национального суверенитета.

В Европе «Газпром» заключил ряд соглашений. ENI и Gaz de France, австрийской OMV и голландской Gasunie российская монополия предложила гарантированные долгосрочные поставки, получив в обмен доступ к распределению так называемому downstream. С немецкой E.on произошёл непосредственный обмен рядом активов: немецкий гигант входит в проект по эксплуатации Южно-русского месторождения, а также участвует в строительстве «Nord stream».

Энергетический рычаг способствует экономическому подъёму России, темп которого в 2006 г. был близок к 7%, что означает достижение весьма важного момента - восстановления уровня ВВП 1991 г.

6. Артерия Персидского залива в войне 1991 года - стр. 9

С началом Персидского кризиса Вашингтон попытался вывести Японию из лимба, связав её с американской инициативой,что было с энтузиазмом встречено японским премьер-министром Тошики Кайфу. В конце января 1991 г. подал в отставку министр обороны Франции Жан-Пьер Швенеман из-за того, что Миттеран согласился поставить французские войска под американское командование. В Турции после согласия Тургута Озала на присоединение к коалиции в отставку подали министр обороны и министр иностранных дел, а также начальник Генерального штаба. Гельмут Коль дистанцировался от военного решения вопроса, но профинансировал коалицию на сумму почти в 10 миллиардов долларов.

Несмотря на трудности, коалиция, руководимая США, была спущена на воду и поддержана ООН.

По мнению Черветто, «полувойна» в Персидском заливе позволила США поставить себя «в центре любого равновесия держав или, другими словами, нового мирового порядка», даже несмотря на то, что «военное превосходство» скрывало важный недостаток Вашингтона: «Соединённые Штаты, безусловно, оказались единственной державой, способной формировать альянсы, но они не смогли бы вести войну без финансовой помощи» Японии, Германии и Саудовской Аравии.

Мир подошёл к кризису 1990-1991 годов многополярным, и только на первый взгляд вышел из него однополярным. Новый век начался ещё трагичнее и несёт в себе ещё больше двусмысленности.

7. Популистский разбег находящегося в кризисе парламентаризма - стр. 11

Избирательная кампания во Франции началась под знаком популистской конкуренции между Сеголен Руаяль и Николя Саркози. Мы публикуем статью французских товарищей из последнего номера их газеты “L’Internationaliste”. Она вышла в свет под заголовком «Начало компании под знаком “перелома”».

Тема, выбранная Саркози для кампании, которая официально ещё не начата, и которая должна преодолеть инвеституру UMP, запланированную на февраль - «перелом»: нужен «президент, молодой если не по возрасту, то по духу; сильный лидер, который заключил бы с нацией ясный и решительный договор о шоковой терапии. Французское общество не нереформируемо, но оно быстро утомляется от прилагаемых усилий и требует быстрого лечения». Необходим перелом наподобие тех, что осуществили Карл V Мудрый, Генрих IV, Людовик XIV, Наполеон, Луи Наполеон и Де Голль.

Когда Сеголен Руаяль заявляет: «Я воплощаю глубокие изменения, востребованные гражданами», - она разыгрывает ту же политическую карту, что и Саркози. В этом плане она отчасти использует то преимущество, что является женщиной, первой вступившей в борьбу за французское президентство, имея шансы на победу. Она демонстрирует способность слушать и быть гибкой: «Политика слишком сильно пострадала от упрямства тех, кто принимает решения». В какой-то мере, она непредубеждённо следует либерализму, предлагая отмену школьного планирования и критикуя 35 часовую рабочую неделю, отчасти даже стремится превзойти в популизме министра внутренних дел, выступая за казарменную дисциплину для молодых людей с окраин за первое преступление или введение народных судов присяжных для контроля за политиками.

Голоса, поданные за С.Руаяль на первичных выборах

8. Неопределённый эпилог английского политического цикла - стр. 12

Никто не может сказать, будет ли в состоянии Гордон Браун победить на будущих выборах кандидата от консерваторов Дэвида Кэмерона. Но весьма вероятно, что канцлер казначейства уже будущим летом станет новым премьером, сменив Тони Блэра и возглавив правительство в последние два или три года его работы. Английская печать задаётся вопросом по поводу нового политического равновесия и пытается повлиять на его очертания. Блэр обрёк себя выбором единого фронта с Джорджем У. Бушем в войне в Ираке, но не факт, что в будущем он разрешит стратегический вопрос евро-атлантического порядка, если допустить, что выход заключается в этом. С другой стороны, персональная линия Брауна является более атлантической, чем у Блэра, но и в американской печати есть те, кто рассматривают его как традиционного лейбористского премьера, больше сконцентрированного на внутренней политике. Но полная изоляция станет невозможной, когда Берлин, а затем и Париж вновь возьмут на себя инициативу по объединению Европы.

9. Оружие континентальной реструктуризации - стр. 14

Европейская аэрокосмическая военная промышленность вновь находится в состоянии брожения. “Financial Times” сравнивает недавние события с напряжённым шахматным турниром: было сделано несколько решающих ходов, но партия ещё не окончена. На её ход продолжают оказывать влияние связи с другими капиталистическими отраслями, политическими событиями и трудным процессом объединения; в то же время раскрытия, захваты в врасплох и рокировки затрагивают все четыре крупнейшие континентальные группы.

Alcatel воплотила в жизнь давно обсуждавшуюся гипотезу о передаче компании Alcatel Alenia Space (участвующей в проектах Galileo и GMES) в руки Thales, в обмен на увеличение в два раза, до 21,6%, своей доли акций в последней. EADS предложила передать Thales своё космическое подразделение Astrium в обмен на пакет акций, равный тому, что получил Alcatel. В результате мог бы возникнуть «спутниковый Airbus», единый европейский центр космической промышленности. Руководство Thales отказалось принять предложение. DaimlerChrysler и группа Lagardère крупнейшие частные акционеры EADS в начале апреля заявили о намерении продать часть своей доли (7,5%). La Caisse des Dépâôts et Consignations, департамент французского казначейства, отвечающий за связи с военной отраслью, получит, по меньшей мере, треть от доли, уступленной Lagardère. BAE Systems начинает переговоры с EADS об уступке ей своих 20% в Airbus. Airbus в 2006 г. должен обогнать своего соперника Boeing по числу произведённых самолетов, сертифицировать супераэробус А-380 и построить китайский завод по производству самолетов А-320.

На шахматной доске континентального империализма целью игры является промышленная консолидация. Определение её исхода осложняется тем, что фигуры на ней пытается двигать множество рук и на многих уровнях.

Первые 15 военных предприятий Европы

№ 64 март 2007 г.

1. «Изучать, пропагандировать, организовывать» - стр. 1

Во всех столицах, и не только европейских, создаётся ситуация, в которой «мир» и «демократия» вновь становятся идеологическими мифами, используемыми в борьбе держав. Поэтому насущной становится потребность в научной ясности марксизма. Она необходима для того, чтобы пробить брешь в сознании, а не только сердцах; необходима, чтобы противостоять преднамеренным преступлениям империализма; необходима, чтобы расширить и упрочить сферу влияния нашей коммунистической политики, которая сможет вызвать резонанс интернационалистических позиций среди широких масс.

Всё это требует предельной точности. Мир между державами для нас, когда он не является простым предлогом, есть лишь интермедия между империалистическими войнами. История постоянно демонстрирует это, ярчайший пример - трагедия на Среднем Востоке. Демократия – это политическая оболочка, при помощи которой господствующий экономически класс осуществляет свою власть; она порождает и войны, и мир. Заголовок первой статьи, которую молодой Серджио Мотози опубликовал в 1974 г. в нашей газете, провозглашал: «Демократия буржуазна, коммунизм – пролетарский». Демократия – это инструмент господства одного класса над другим. Это было верно с момента её рождения в античных Афинах. С приходом капитализма демократия стала его лучшей, наиболее функциональной и эффективной оболочкой. Функциональной для того, чтобы примирить вечные противоречия различных фракций буржуазии, эффективной для удержания пролетариата в подчинении посредством государства. Сегодня, для такой формы, как империалистическая демократия, это верно как никогда. Это глубинные причины, по которым мы не хотим участвовать в войнах «за мир и демократию», которые периодически порождает империализм.

2. От Варшавы до Кабула иракский тупик изменяет мировой баланс - стр. 3

Глобальное противостояние связывает в одну цепь очаги кризисов, узлы разногласий и внезапные ходы на пространстве, простирающемся от Багдада до Тегерана, Кабула, Варшавы и Пхеньяна, проверяя способность держав к действию.

Не случайно в кризисе вокруг проекта противоракетного щита США в Польше и Чехии повторяются все факторы трений между Вашингтоном, ЕС и Россией. Москва отвергает официальное объяснение, согласно которому щит направлен против ракетной угрозы со стороны Ирана, и её генералы угрожают возможностью выхода из договора об РСМД и возвращением к разворачиванию ракет средней дальности. В Варшаве, согласно "Financial Times", считают, что «относительная слабость внешней политики и совместной обороны ЕС» подталкивают Польшу в сторону Соединённых Штатов. В Германии выражает озабоченность даже часть из тех, кто настроен в пользу развития атлантических отношений. Андреас Ринке из "Handelsblatt" предсказывает, что противоракетный щит обострит трансатлантический конфликт, так как, провоцируя Россию, он усиливает противоречия внутри ЕС. В этой ситуации чётко проступает и едва скрываемая связь с противоречиями внутри НАТО вокруг миссии западной коалиции, увязшей в Афганистане.

Ясно, что США сохраняют свою способность к действию, несмотря на предупреждение, полученное ими в Ираке. Но реальную цену иракского кризиса ещё предстоит определить.

3. Борьба за влияние на конституцию под сенью председательства Германии - стр. 4

Ряд интервью, данных канцлером Ангелой Меркель, проясняют политические цели полугодия, в течение которого Германия будет председательствовать в Союзе, и, прежде всего, позволяют уловить скрытую борьбу за влияние в вопросе о европейской конституции.

Наиболее богат оттенками материал туринской “La Stampa”. В первую очередь, Ангела Меркель сочетает тактическую защиту нынешнего текста конституционного договора с признанием того, что Лондон не может быть отрезан от участия в переговорах. С одной стороны, она придаёт вес тому факту, что «все государства-члены» ЕС, одобрили договор, по крайней мере, в Совете Европы, то есть в органе исполнительной власти, объединяющем их на уровне глав государств и правительств. Что же касается процедур одобрения, то «18 из 27 государств уже ратифицировали конституцию, а ещё три-четыре готовы сделать это». С другой стороны, поскольку в процессе обсуждения находятся такие ключевые проблемы как полномочия европейского президента, министра иностранных дел, компетенция Сообщества во внешней политике и юстиции, а также регулирование процесса принятия решений большинством голосов, Лондону гарантируется, что будет «абсолютно невозможно рассматривать эти вопросы без Великобритании и других стран-членов».

Очевидно, что юридические формулы не могут разрешить политические проблемы, и молчаливое посредничество, осуществляемое под покровительством немецкого председателя ЕС, не будет иметь смысла, если в этом тексте не отразится реальный компромисс сил, составляющих европейский империализм.

4. Противоракетный щит и конституционный договор - стр. 6

Европейский империализм имеет множество инструментов для своего усиления:

Ален Ламассур – ключевая фигура европейской политики французского право-центристского лагеря, предлагает присоединиться к линии Ангелы Меркель по вопросу о конституции - сконцентрироваться на первой части Договора, сохранить его ядро, касающееся юридического статуса Союза, равновесия властей и принятия решений большинством голосов, т.к. новая формула должна найти максимальную поддержку всех правительств также и потому, что она даст Парижу и Лондону формальную возможность избежать ратификации путём референдума.

Другие рычаги усиления ЕС предлагает Робин Ниблет - новый директор Chatham House. Он отмечает, что ЕС будет вынужден вкладывать всё большие политические инвестиции в поддержку «модернизации и стабильности» на своих южных и восточных окраинах, «от Молдавии до Марокко», чтобы избежать того, что волнения в этих регионах приведут к подрыву «внутренней безопасности» Союза, что ЕС должен стремиться к большей активности во внешней политике и переходить от статуса «региональной державы в вопросах безопасности» и «мировой цивилизованной державы». При этом в ЕС должна быть ставка на многостороннюю дипломатию, «в сочетании с её глобальной экономической мощью», способствует превращению ЕС в альтернативу США в международных отношениях.

Тем не менее несмотря на иракский тупик, кризисный фронт, который открывается в Праге и Варшаве в связи с размещением противоракетных систем, и – в меньшей мере – давление на Рим через «письмо шести послов» в пользу увеличения обязательств в Кабуле, показывают, что Вашингтон не отказывается от игры на проникающее разделение.

5. Берлин в центре европейского политического цикла - стр. 7

Так или иначе, Германия всегда оказывалась в центре континентального политического цикла. В течение десятилетий ялтинского раздела немецкий вопрос был неразрешённой проблемой равновесия сил в Европе. После краха Берлинской стены и распада СССР сила единой Германии придала импульс европейскому объединению, начиная с евро, и навязала Востоку новый раздел. Весь регион Восточной Европы был вырван из-под влияния Москвы и объединён с ЕС.

Сегодня ряд обстоятельств усиливает роль немецкого мотора: многие крупные группы выиграли от европейской реструктуризации, а очередное председательство в ЕС и в большой восьмёрке предоставили Германии дополнительное пространство для политической инициативы. Вырисовывается ключевой год для европейского империализма, Берлин, как никогда ранее, будет его решающей силой.

6. Политическая схватка за дивиденды от европейского экономического подъёма - стр. 9

Европейская экономика на подъёме, но не раскрыта его связь с мировым циклом. Вашингтон замедляет рост, доллар ослабляется, но неизвестно до какой степени этот факт будет оказывать давление на другие регионы мира. На многие вопросы ответ даст Пекин. Китайский империализм самый динамичный в мире, но он накопил огромные резервы именно в долларах, заполнив одеждой, холодильниками, компьютерами и телевизорами крупные сети американских супермаркетов. Если в США снизится потребление или возобладают импульсы к протекционизму, то такое сочетание станет опасным. Что касается Старого Континента, то там вновь Германия тянет на себе европейскую реструктуризацию. Инвестиции в Восточную Европу сместили капиталы и промышленность в сторону новых регионов Союза. FIAT, Volkswagen, Peugeot, Renault производят автомобили в Польше, Чешской Республике, Словакии или Румынии. Оттуда же идут другие потоки: в новом континентальном пространстве миллионы иммигрантов переехали с востока на запад.

Это масштабное изменение с несколькими парадоксальными последствиями. Европейские власти сыграли ключевую роль в реструктуризации, контролируя дефициты государственных бюджетов и подталкивая к либерализации. Но новые темпы роста неожиданно увеличили налоговые поступления: правительствам стало легче контролировать бюджеты и труднее сдерживать порывы к распределению этой непредвиденной манны небесной между различными статьями общественных расходов. Европейская реструктуризация продолжается, но начинается новая политическая схватка за дивиденды от экономического подъёма.

7. Три аспекта «проблемы демократии» - стр. 10

«Проблема демократии» встала перед революционным пролетариатом уже в самом начале его борьбы и долгое время являлась предметом дискуссии. В 1931 г. в полемике с бордигистами Троцкий говорит, что «они не дают себе труда объяснить, что они разумеют под демократией. По-видимому, только парламентаризм». Он правильно доказывает, что нельзя свести «проблему демократии» к парламентскому вопросу и подчёркивает три других аспекта, характеризующих её: 1) «освобождение одной нации от другой» - независимость Индии от Англии - это, например, «чисто демократический лозунг»; 2) «аграрно-демократическая проблема» - реализация демократической земельной программы в индийских деревнях должна поддерживаться пролетариатом, т.к. «представляет огромный исторический шаг в развитии общества»; 3) борьба в защиту «свободы собраний, свободы стачек, свободы печати и пр.», против репрессий и полицейских провокаций. «А что это такое, как не борьба за демократию?» - комментирует Троцкий.

Троцкий озвучил проблему, но разрешил её лишь отчасти и противоречиво. Он ставил «проблему демократии» то как тактический вопрос защиты пролетариата, то как стратегическую проблему этапа общественного развития. В действительности же неравномерное развитие капитализма в мире ставит перед революционным пролетариатом различные задачи, как по содержанию, так и по форме. Эти задачи, однако, без сомнения не могут быть органично связаны с лишённой специфики формулой «борьбы за демократию».

8. Старые реформистские идеологии и бюджет для европейского империализма - стр. 11

В последней четверти девятнадцатого века буржуазия закрепила за собой власть в крупнейших национальных государствах Европы. Цикл экономической депрессии продолжался свыше двадцати лет без драматических кризисных моментов, но глубоко изменяя механизмы функционирования капиталистической системы: от организации промышленности до формирования монополий, от возрастания роли финансового капитала до усиления борьбы за колонии. С развитием Германии и Соединённых Штатов Англия утратила абсолютное первенство в промышленности. Начиналась стадия империализма. Постепенное распространение парламентских механизмов и улучшение условий жизни и труда, пусть даже незначительное и не всеобщее, привело европейское рабочее движение к реформистской политической и профсоюзной практике.

Эдуард Бернштейн уже год спустя после смерти Энгельса (1895 г.) начал публиковать собственные ревизионистские тезисы, собранные в 1899 г. в книге «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии». Он смог «последовательно отделить чистую науку марксистского социализма от её прикладных частей» и сконцентрировать её в классической формуле «то, что в целом называется конечной целью социализма, для меня ничто, движение – это все», сделав из этого политический вывод: «Сейчас, по мере того, как увеличивается степень влияния на жизнь общества других факторов, помимо чисто экономических», возникает «всё более глубокое понимание законов развития и, в особенности, экономического развития». Следовательно, «возрастают возможности руководить» всем этим процессом, а общество настолько оказывается «в положении никогда не существовавшей до настоящего времени свободы» по отношению к экономическим факторам, что позволяет утвердить «общий интерес».

9. Суверенность и «открытые двери» в политическом противостоянии за энергию - стр. 12

Стоит напомнить о двух событиях накануне Первой мировой войны, изменивших роль нефти; изначально она использовалась для освещения, а затем стала душой современности. Она стала горючим для американского и британского военно-морского флота, а Ford начал выпуск массового автомобиля «модель T» - первого автомобиля, чья стоимость была меньше среднегодовой зарплаты. Это был скачок в гражданской и военной моторизации, который увеличил мобильность рабочей силы, товаров и войск на земле, на море и в воздухе. Мировые расстояния сократились, ускорилось время обращения капитала, а война приблизилась к своей крайности, стала почти «тотальной». Эти события, произошедшие почти одновременно, во втором десятилетии двадцатого века, так или иначе символизируют двойственный характер империализма: быстрое развитие и разрушение производительных сил, огромную концентрацию капитала и насилия, запутанную связь цивилизации и варварства. С этого момента правительства не могли более полагаться в определении судьбы чёрного золота лишь на волю законов рынка. Страх её нехватки становится постоянным.

Американская политическая война в Ираке и азиатское восхождение подтолкнули «энергетическую дипломатию» всех старых и новых держав к борьбе за тот или иной вариант доступа к территориям, богатым нефтью и природным газом.

10. Вынужденная реструктуризация EADS-Airbus - стр. 14

EADS в кризисе. Его беды связаны с Airbus, на которую приходится две трети продаж и три четверти заказов всей группы. Airbus отобрала в последнее пятилетие лидерство в коммерческой аэрокосмической отрасли у Boeing, но готовится вернуть его.

В начале октября европейский гигант был вынужден объявить о новой, третьей по счёту, отсрочке в календаре сдачи своего флагмана, супераэробуса А-380. Средняя задержка выполнения первых заказов составит два года по сравнению с предусмотренным сроком. По расчётам Airbus, эта отсрочка обойдётся в 4,8 миллиарда евро совокупной недополученной прибыли в период с настоящего времени и до 2010 года. К этой цифре следует добавить неустойки, которые придётся заплатить клиентам и, возможно, аннулирование некоторых контрактов. China Southern, которая не получит своих супераэробусов к началу олимпиады в Пекине в 2008 г., потребовала компенсации в 250 миллионов евро. Недостаток кассового потока может быть преодолён за счёт других программ, которые Airbus должен срочно запустить в производство: самолёт большой дальности A-350XWB и преемник меньшего по размерам А-320. И всё это в то время, когда растут сомнения по поводу сроков запуска военного грузового самолёта А400М.

Новый президент Airbus Луи Галуа, французский менеджер сохраняющий за собой должность сопредседателя EADS, подтвердил план реструктуризации своего предшественника. Так называемый “Power 8” предусматривает снижение расходов, которое пройдёт за счёт сокращения персонала, реорганизации рабочих мест и большего использования аутсорсинга. Руководство EADS взяло пару месяцев для детализации принятых решений, но печать уже говорит о 10.000 рабочих мест, находящихся под угрозой.

Предприятия Airbus в Европе и число работающих на них

Распределение акций EADS

№ 65 апрель 2007 г.

1. Терпеливая и упорная работа - стр. 1

Тенденция, которая проявляется в попытке Вашингтона выйти из тупика в Ираке с помощью интернационализации кризиса, в обновлённой утверждающейся позиции Пекина, а также Москвы, и в инициативе Германии, председательствующей в Европейском Союзе, отражает происходящий сейчас поворот в империалистическом противостоянии, который вызывает «напряжённость и конфликты в системе государств». В Китае и Европе, в двух этих образованиях можно увидеть сущность современной эпохи. Разумеется, империалистическое противостояние не исчерпывается европейской и китайской динамикой. Полноценное видение этого противостояния, которое позволяет понять напряжённость и противоречия, требует научных усилий для рассмотрения совокупности крупных держав, их взаимоотношений, постоянных нарушений региональных равновесий, средних и даже малых держав в кризисных регионах.

Происходящий эпохальный поворот вызывает неизбежные последствия для нашей революционной стратегии. В первую очередь, он влечёт за собой гигантское увеличение численности мирового пролетариата. Увеличивается горючий материал мировой революции. Во-вторых, восхождение Китая заставляет европейскую буржуазию объединять, вслед за рыками товаров и капиталов, и рынок рабочей силы. Единый европейский пролетариат является необходимой отправной точкой для нашей невиданной задачи формирования партии. Это невиданная и трудная задача, на которую продолжает оказывать давление задержка в развитии революционной партии, накапливавшаяся многими поколениями марксистов.

2. Реалистическая линия Бейкера и Киссинджера – центр тяжести американской стратегии - стр. 3

В переговорах о международных гарантиях в Персидском заливе и на Среднем Востоке жизненно важные интересы и глубинная динамика любой державы могли бы быть определены лишь приблизительно. В тот момент, когда Вашингтон признаёт невозможность односторонних гарантий для политики «открытых дверей» в Персидском заливе, он определяет пределы собственного относительного упадка. Это делает необходимым новое определение отношений, по меньшей мере, с Европейским Союзом, Россией, Китаем, Индией и Японией. Там, где призвана действовать Европа, как это очевидно в случаях с Палестиной, Ливаном, Сирией и иранской ядерной программой, вопросом становится установление нового равновесия в атлантических отношениях и большее политическое признание ЕС. Этот вопрос звучит диссонансом с маневрами по вопросу противоракетного щита, организованными США в Польше и Чешской Республике. То же самое верно и для России: возвращая влияние на Среднем Востоке, она встречает там поддержку своих амбиций в отвоевании ранга, утерянного в девяностые годы. Наконец, Индия и Китай получили бы признание своей восходящей силы в этом новом и чрезвычайно амбициозном ансамбле держав.

Марксистская наука международных отношений, изучая неравномерное экономическое и политическое развитие империализма, не исключает моменты перемирия и недвусмысленных соглашений, но она знает, что никакой договор не может быть окончательным, а конференции и мирные соглашения являются инструментами противостояния, как и конфликты, и объявления войны.

3. Москва противостоит напряженности многополярного мира - стр. 4

В столкновении держав, в котором Москва вновь чувствует себя готовой участвовать, она не отказывается также и от игры на почве завоевания умов. Министр иностранных дел Сергей Лавров в “Moscow News”, изложил своего рода «русскую идеологию», построенную следующим образом: мир изменился, но в нём преобладает неуверенность, потому что к ослаблению России добавляется «синдром “победы” Запада в холодной войне»; стоит сказать, это идеологизированное и милитаризированное видение международных отношений. «Логично, поэтому, что усиление России стало катализатором позитивных изменений». Россия может придать вес своему возвращению также и на «рынке идей», потому что, - пишет Лавров, - она раньше других оказалась в состоянии «понять уроки холодной войны и отказаться от идеологии в обмен на здравый смысл».

Мы можем понять это как ссылку на реализм, с учётом того, что в России он всегда характеризовался больше обращением к силе, чем к тонкостям равновесия. И здесь эта черта вновь проявляется также в замечании о том, что «суверенитет России во внешней политике является абсолютным императивом […] наша внешняя политика не может направляться извне […] мы просто исходим из наших собственных, понятных и прагматичных интересов». Поведение Москвы на энергетическом фронте показательно в плане того, что понимается под «суверенитетом», и как она хочет использовать его в многополярном мире.

4. Берлин обсуждает проблемы европейской реструктуризации - стр. 6

В ключевой год для европейского империализма Германия оказывается в центре континентального политического цикла, а экономический подъём делает её роль ещё более важной.

Федеральное бюро статистики Германии сообщило, что темпы роста немецкой экономики в прошлом году закрепились в районе 2,5% - это лучший результат после 3,2% в 2000 г., года промышленного бума. Государственный дефицит снизился до 2% ВНП, как раз ниже потолка, установленного в Маастрихте, а экономически активное население выросло до 39,1 миллиона человек, то есть увеличилось на четверть миллиона по сравнению с предыдущим годом, существенно сократилась безработица, опустившись ниже уровня в 4 миллионов человек.

Томас Майер, экономист Deutsche Bank, считает, что немецкие предприятия уже завершили реструктуризацию: отныне они находятся «в числе самых глобальных в мире, и, вероятно, являются таковыми даже в большей степени, чем американские».

5. Реструктурированная Германия тягач европейского экономического подъёма - стр. 8

Европейская экономика на подъёме, и континентальный цикл трансформирует экономические, социальные и политические процессы. И вновь Германия тянет за собой реструктуризацию, и, в свою очередь, немецкий экономический подъём сопровождается изменением в восприятии и представлении о самой Германии.

Значительная роль в этом процессе принадлежит Баварии - индустриальному сердцу Германии: её валовой внутренний продукт составляет 400 миллиардов евро, почти пятую часть немецкого ВВП, она приютила штаб-квартиры и предприятия ряда важнейших европейских компаний, таких как Allianz, Siemens и BMW; её земельное правительство недавно вновь вошло в качестве акционера в оборонную и аэрокосмическую европейскую группу EADS, которая контролирует предприятия бывшей Daimler Benz Aerospace. Deutsche Bank и Allianz уже отказались от статусов немецких предприятий для того, чтобы принять юридическую форму европейских компаний, и трансформироваться, достигнув континентальных масштабов.

По мнению английского “The Economist”, крупные немецкие группы пережили глубокую промышленную и финансовую реструктуризацию и теперь готовы к вызову со стороны всемирной конкуренции. Германия вновь стала «чемпионом мира по экспорту», но процесс, разумеется, не был безболезненным, и немецкая промышленность осуществила настолько непопулярные меры, сокращая своих работников, увеличивая продолжительность рабочего времени без повышения заработной платы и перенося зарубеж часть своего производства.

6. Фундаментальная борьба за партию - стр. 10

«Борьба за демократию», в современную эпоху, исторически зародилась как борьба буржуазии или определённых буржуазных фракций за утверждение политической формы, наиболее соответствующей способу производства, полноценное развитие которого нуждается в свободе передвижения товаров, следовательно, и такого товара, как рабочая сила. В «борьбе за демократию» буржуазия использовала зарождающийся пролетариат, апеллируя к их общей заинтересованности в осуществлении политических свобод, свободы печати, забастовок и собраний.

Борьба за свободу печати, забастовок и собраний является одной из незыблемых постоянных марксизма именно потому, что эта борьба – результат его независимости. Эта борьба означает завоевание, а не уступку. История показала, что пролетариат смог добиться уступки в виде свободы печати, забастовок и собраний как от консервативной, так и от реформистской фракций буржуазии, но причина заключается в интересах этих фракций, а не пролетариата. Но история показала и то, что пролетарские завоевания этих свобод, как результат борьбы за независимость и эмансипацию класса, всегда атаковались объединёнными в этом случае буржуазными фракциями. Поэтому каждое завоевание необходимо было решительно отстаивать и, к сожалению, часто безуспешно. Сколько классовых завоеваний скатилось к оппортунизму? Сколько пролетарских печатных изданий потеряло свою первоначальную классовую независимость?

Согласно ленинизму, без революционной теории и организации невозможно защитить независимость ни одного из исторических завоеваний класса, будь то печать или профсоюз. Это отношение силы, а не свободы. Без революционной организации не может быть свободы печати, забастовок, собраний, действительно независимых от буржуазии. Опять же эта возможность гарантируется отношением сил, а не абстрактной свободой или борьбой за свободу в широком её смысле.

7. Капиталистический хаос и идеологии планирования - стр. 11

"Principles of scientific management" Фредерика Тейлора (1911 г.) начинаются со следующего утверждения: «Основной задачей менеджмента должно стать обеспечение максимального благополучия для работодателя, вместе с максимальным благополучием работника... Научный менеджмент... убеждает, что... благополучие предпринимателя не может длиться много лет, если оно не сопровождается благополучием работника, и наоборот; работнику можно дать большую часть того, что он хочет – то есть высокую зарплату, – а работодателю то, к чему он стремится – низкие расходы на производство».

Харлоу Персон, директор Общества Тейлора утверждал, что между социализмом и капитализмом существует третий путь, планирование, базой для которого является новый класс - «сотни тысяч специалистов, инженеров и менеджеров, которые, по последним исследованиям, отвечают за материальное обеспечение и за саму жизнь ста двадцати миллионов человек».

Но оказалось, что «сделать стабильным одно отдельно взятое предприятие невозможно; стабилизации должна подвергнуться вся отрасль промышленности, частью которой является это предприятие. И, возможно, для этого следует сделать стабильными все отрасли промышленности страны, а также международные промышленные и торговые отношения». Научный менеджмент не реализуем в рамках всего общества. Утопическая мечта о мировом социально-экономическом планировании в действительности закончилась кошмаром второй мировой войны.

8. Короткое замыкание между тольяттинским лукавством и парламентским кретинизмом - стр. 13

Европейская политика вращается вокруг фундаментальных тем: реструктуризации промышленности и финансовой системы, энергетики, налоговой и бюджетной политики, конституционного договора. Так или иначе, все политические силы в Париже, а также в Берлине, Мадриде и Риме ориентированы на них. Это европейский политический цикл.

Существуют и национальные особенности. У Италии их две. Самая важная имеет исторические причины - это изменение пропорции между атлантической и средиземноморской традицией по отношению к европейским обязательствам и рейнской оси. В недавние годы игра запуталась, потому что Берлускони, втянув Италию в Ирак, нарушил равновесие, чрезмерно сориентировал её на Вашингтон. Это осложнило восстановление европейского равновесия и, возможно, воодушевило в США тех, кто рассчитывал найти уязвимое место в лице Италии для влияния на ЕС с помощью крайне щекотливой аферы - войны в Афганистане. Вторая специфическая черта другой природы. Это ничто иное, как невежественность и неряшливая неточность, которые характеризуют значительную часть романской политической культуры, и являются губительными в соединении с парламентским кретинизмом. Она объясняет, почему оплеуха правительству Проди стала одновременно неожиданной и само собой разумеющейся. Это произошло когда лукавство, пропитанное тольяттинским двуличием, испытало короткое замыкание в связи с чрезвычайно хрупким большинством в сенате. Интернационалистская политика не имеет ничего общего с этим калейдоскопом иллюзий.

9. «Воздушно-наземные операции» и военные преобразования - стр. 15

Одной из составляющих процесса «военных преобразований» стала концепция «воздушно-наземных операций», которая основана на синхронизации воздушных и наземных армейских операций. В конце 70-х и начале 80-х годов новые технологии, положившие начало разработке «точного оружия», позволили военным шире использовать воздушные силы. Теперь авиация используется не только для уничтожения инфраструктуры (мосты и дороги) и танков, но и объектов в зоне боевых действий, как, например, бронированные укрепления. Точные технологии, которые снижают опасение за «огонь прикрытия», и синхронизация, которая стала возможной благодаря телекоммуникационным системам, позволили воздушным и наземным силам действовать не последовательно, а параллельно. Во время войны в Персидском заливе в 1991 г. наступлению танков коалиции на суше предшествовали 40 дней воздушных атак; в 2003 г. вторжение в Ирак сухопутных войск имело место через несколько часов после начала воздушных операций.

Кроме того, концепция воздушно-наземных операций подразумевает тесное взаимодействие различных родов войск: сухопутных, морских и воздушных. Взаимодействие такого рода стало возможным благодаря реформам в военной сфере (Закон Голдуотера-Николса 1986 г.), которые передали всю полноту власти единственному главнокомандующему операцией (ЕГО) конкретного театра военных действий. В командной цепочке лишь Министр обороны и Президент стоят выше ЕГО. Централизация военного командования в руках ЕГО устранила разногласия между различными службами и родами войск, повысила эффективность ведения военных действий.

Однако «постсадамовский» период в Ираке показал несоответствие между военной теорией и практикой, не учтенными оказалось множество факторов, главным из которых является многополярная динамика.

Приложение, № 65 апрель 2007 г.

1. Марксизм – наука молодая - стр. 1

В июле 2004 г. было выпущено приложение к Бюллетеню «Интернационалист» под таким же заголовком. В передовой статье того выпуска «Теория в повестке дня» мы писали: «Охватить все противоречия реальной жизни во всём её единстве - такова задача марксистской науки. Дойти до сути всех сложных проявлений общественной жизни для того, чтобы в каждый исторический момент уметь определить точку зрения рабочего класса, его интерес в ближайшем будущем и в исторической перспективе».

Распространение научной марксистской литературы не является просветительской академической задачей. Освобождение пролетариата возможно лишь на основе знания и понимания окружающей действительности, поэтому сознательные представители пролетариата, марксисты, не могут ограничиваться изложением «ряда обобщающих идей», повторением таких понятий как капитализм, империализм, война, эксплуатация; мы должны анализировать и объяснять конкретные социальные и политические проявления общества, в котором мы живём, нашу эпоху.

2. «Заговор молчания» против марксистской теории - стр. 1

В мае 2006 года издательство “Lotta Comunista” впервые на итальянском языке выпустило переписку Маркса и Энгельса 1874-1879 годов. Мы представляем эту книгу.

Буржуазия устраивала заговор молчания против марксизма, который Энгельс в ноябре 1867 года в письме к Людвигу Кугельману следующим образом: «Доблестные вульгарные экономисты всё же достаточно умны, чтобы остерегаться этой книги, и ни за что не заговорят о ней, если их к этому не принудить».

В то время как рабочие изучали и применяли теоретические наработки Маркса и Энгельса. Маркс в письме Кугельману в октябре 1868 года отмечает: «Говоря, что «дела идут хорошо», я имею в виду: 1) пропаганду, которая развернулась благодаря моей книге, и признание, которое она встретила со стороны немецких рабочих» и ссылается на письмо, посланное ему сразу после выхода первого тома «Капитала» немецким рабочим-ремесленником, кожевником Иосифом Дицгеном. Последний писал: «Вы, впервые, в научной форме, ясной и неотразимой, выразили то, что отныне будет сознательной тенденцией исторического развития, то есть тенденцией к подчинению человеческому сознанию естественной силы, до настоящего времени слепой, процесса общественного производства. Признание справедливости этой тенденции, помогло понять, что наше производство бездумно, это Ваш бессмертный акт, многоуважаемый господин! Время воздаст Вам за это всеобщее признание, оно должно будет сделать это».

3. Коммунистическая критика демократии - стр. 2

В прошлом году в серии «Библиотека молодых» издательство “Lotta Comunista” выпустило книгу В.И. Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский».

Ленин закончил написание работы «Пролетарская революция и ренегат Каутский» в начале ноября 1918 г., когда Германия уже была поражена революционным кризисом, последовавшим за окончанием первой империалистической войны. Поводом послужило опубликование брошюры Каутского против Октябрьской революции и её продолжения под показательным заголовком «Диктатура пролетариата». Хотя уже в начале империалистической войны Ленин показал, что Каутский отрёкся от марксизма и выступил против революционной партии.

Учение Маркса о государстве оказалось полностью перевёрнутым Каутским, что и нашло отражение в его понимание демократии. Для Каутского «диктатура» означает уничтожение демократии. Ленин же уточняет, что для Энгельса государство - это машина для подавления одним классом других, поэтому он избегает разговоров о “свободном народном государстве”, и это верно как для демократии, так и для монархии. Потому для марксистов «диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру [рабовладельцы] над другими классами, но она обязательно означает уничтожение […] демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура».

История капиталистического девятнадцатого века показала фальшь демократии как народного государства, а империалистический двадцатый век продемонстрировал, что сама демократия стала «реакцией по всей линии», «империалистической демократией».

4. Революционная биография Грандисо Муниса - стр. 4

Г. Мунис - член Коммунистической Оппозиции Левого Интернационала Троцкого, более известной в Испании под названием Izquierda Comunista - Коммунистическая Левая. Представлял Izquierda Comunista в Alianza Obrera (Рабочем Альянсе) Мадрида. Организовывал в Мадриде и других городах убежища для жён и детей забастовщиков Сарагосы. Из-за противодействия социалистов порвал с Рабочим Альянсом. Пишет “Qué son las Alianzas Obreras?” («Что такое рабочие Альянсы?»), незавершённую работу, опубликованную в форме брошюры, которая будет ему стоить, после октября 1934 г., тюремного заключения за подстрекательство к восстанию. В июле 1936 г. Мунис создаёт новую революционную организацию, непосредственно связанную с Четвёртым Интернационалом, Seccion bolchevique-leninista de España (Секция большевиков-ленинцев Испании) за IV Интернационал – SBLE. Она публикует листовки в защиту власти рабочих против реставрации реакции, предпринятой Народным Фронтом; выпускает газету “La Voz leninista” и бюллетени, где подвергает критике сотрудничество ПОУМ и СНТ с Народным Фронтом. Деятельность Секции усиливается во время восстания в мае 1937 г. в Каталонии. В конце 1937 г. революция была ликвидирована. Тюрьмы освобождались от фашистов и реакционеров, в то время как революционеры заполняли камеры. Г. Мунис и Х. Фернандес были переданы полувоенному трибуналу, потребовавшему для них смертной казни. В последний момент он совершил побег и перебирался во Францию. Оттуда Мунис выезжает в Мексику, где устанавливает тесные отношения с Троцким и его супругой Натальей Седовой. Несколько раз выступает в ходе процесса, возбуждённого против убийцы Льва Троцкого. С 1941 г. Мунис – вместе с Бенжаменом Пере – исследует теорию и углубляет положения троцкизма. Возникли первые расхождения с Социалистической рабочей партией - партией американских троцкистов, а затем разрыв с IV Интернационалом в 1948 г.

5. Исторические корни гражданской войны в Испании - стр. 7

История Испании – это один из самых очевидных примеров неравномерного экономического и политического развития капитализма. Между 1476 и 1523 гг. три крупных военно-религиозных ордена Кастилии перешли под верховный контроль суверена. При этом несмотря на то, что политическое насилие, централизованное в кастильско-арагонском государстве, стало одним из главных двигателей начала процесса формирования мирового капиталистического рынка, партикуляризм небольших иберийских королевств отвоёвывает себе пространство, и на долгие века Испания погружается в болото длительного упадка. Политическая надстройка всё более напоминает восточный деспотизм. Испания вошла в XVIII век в качестве жертвы. Ставкой великой войны за испанское наследие (1701-1714 гг.) был трон, раздел испанских владений в Италии и Нидерландах, торговое влияние на американские колонии и богатая работорговля. Великая мирная конференция в Утрехте и Раштадте стала банкетом великих европейских держав за счёт находящейся в упадке старой империи. Век закончился революционными войнами Франции, которые обозначили почти полный распад колониальной системы Испании. Лишь великая историческая коллизия революционных войн пробудила Испанию от векового оцепенения. Тем не менее, нарушение равновесия в Испании продолжалось в течение всего XIX века и сопровождалось непрерывным рядом политических кризисов, которые представляют собой также этапы понижения её международного статуса. Испания вошла в эпоху империализма, потерпев поражение в испанско-американской войне 1898 г. В 1914 г. началась первая мировая империалистическая война, но Испания была не в состоянии выдержать противостояние и осталась за её пределами. Но уже экономический кризис тридцатых годов, хотя и не достиг в Испании своей максимальной интенсивности, положил начало жесточайшей классовой борьбе. В июле 1936 г. политический кризис привёл к гражданской войне.

6. Невиданная задача партии, базирующейся на науке - стр. 13

В прошлом году издательство “Lotta Comunista” выпустило книгу нашего товарища Ренато Пасторино «Невиданная задача». Мы знакомим вас с предисловием к этой книге.

Первый этап поиска связан с изучением теоретического наследия Ленина, именно в том смысле, в каком оно изложено в его работе «Детская болезнь левизны». Большевистская модель формировалась и совершенствовалась на «практике», не имея аналогий; этот опыт необходимо было перенять для построения международного фундамента большевистской партии, так как он является универсальным. К этой «исторической практике» восходят критерии централизма и сознательной дисциплины на основе стратегии, функция газеты, как коллективного организатора и её научный характер, построение партии, как кадровой организации, концепция политики, как борьбы между организованными меньшинствами. Второй аспект заключается в обращении к теоретическому и практическому наследию Арриго Черветто и поколения, которое в послевоенный период дало жизнь организации Lotta Comunista, для того чтобы вступить в новую стадию «исторической практики», позволившей в шестидесятые и семидесятые годы обозначить ключевые характеристики ленинистской организации в Италии и построить территориальную сеть рабочих кружков. К этой стадии относятся в первую очередь "Тезисы 1957 года" и книга "Классовая борьба и революционная партия", написанная в 1964 году. Третья сфера анализа касается вопроса изменений, как социальных, так и стратегических, и их значения для укоренения большевистской модели. Четвёртый элемент «невиданной задачи» обращён к новому стратегическому этапу, отличительной чертой которого является вторжение Азии и восхождение Европы в качестве новой империалистической державы континентальных масштабов.

Сила, организованная на Севере Италии, в ключевом регионе «промышленного сердца Европы», обретает ключевое значение для будущего: здесь за последние пятнадцать лет подтвердилась эффективность рычага ленинистской организации, потребность в организации большевистского типа, противостоящей социальной практике и идеологии. Здесь была решена «невиданная задача», в том смысле, что был открыт, опробован и подтверждён метод, опираясь на который можно начинать создание континентальной силы.

7. Энергетический фактор кризиса империалистического порядка - стр. 14

В прошлом году издательство “Lotta Comunista” выпустило книгу наших товарищей Нико Капеллутто и Франко Палумбери «Энергия и нефть в мировом противостоянии». Мы знакомим вас с предисловием к этой книге.

Эта книга объединяет самые недавние аналитические разработки организации Lotta Comunista, посвящённые борьбе вокруг стратегической энергетической проблемы: экономической, технологической, дипломатической, политической, военной борьбе в век империализма.

Её спецификой является то, что энергетические ресурсы помещаются в рамки «глобального баланса» империалистических отношений и их двойственной природы, отношений присвоения и раздела долей всемирного общественного капитала – включая горнорудную и нефтяную ренту – и соотношения сил, в котором контроль над доступом к ресурсам – прямой, косвенный или потенциальный – означает навязывание условий или угрозу по отношению к государствам-соперникам и восходящим державам, предложение или требование прав партнёрства или кондоминиума, геополитический рычаг для переговоров или шантажа. Именно под этим, двойным углом зрения нефть, газ, уголь, атомная энергия являются «экономическим» и «политическим оружием» в многополярной динамике империализма.

№ 66 май 2007 г.

1. Лондон опасается Берлина - обновлённой тягловой силы ЕС - стр. 1

Немецкий мотор «отремонтирован», - пишет “Financial Times”, - и вновь делает Германию тягловой силой Европы. Поверхностный взгляд останавливается на рассмотрении экономической стороны событий, то есть процесса реструктуризации предприятий и правительственных инициатив, которые его сопровождали. Бертран Бенуа пишет: в течение десятилетия была компенсирована потеря конкурентоспособности, последовавшая за воссоединением, а стоимость труда на единицу продукции снизилась на 10% против роста на 15% в Великобритании и на 26% в Италии. В то же время перемещение части экономической деятельности за рубеж «сильнее интегрировало Германию в мировую экономику». Почти половина прибавочной стоимости немецкого экспорта производится сейчас за пределами Германии. За последние пять лет Германия была единственной из старых промышленных держав, увеличившей свою долю в мировой торговле с 8,6 до 10%.

Действительная же тревога читается между строк и касается политических и стратегических последствий вновь обретённой немецкой мощи для европейского политического цикла. Лондон в течение последнего десятилетия превратил риторику по поводу «немецкой болезни» в своё основное полемическое оружие против тяжеловесности европейской политики, против рейнской модели и, следовательно, франко-немецкой оси. Сейчас, напротив, прагматизм британской политической культуры захвачен врасплох, поскольку именно Берлин вновь демонстрирует, что может оказаться в центре внимания.

2. Петербург занимает позицию в борьбе за президентское наследие - стр. 2

По мере приближения сроков президентских выборов, партии на ряде региональных выборов проверяют свою способность сформировать политический консенсус, а президент Путин расставляет политические фигуры с учётом будущей передачи своего поста. Общим для этих людей является то, что они выходцы из Петербурга, связанные с президентом, в том числе и персонально, по работе в спецслужбах и городской администрации Петербурга, вице-мэром которого был Путин. Это дало жизнь определениям «клан Путина» или «питерская мафия». Сергей Иванов стал первым заместителем премьер-министра. Он почти сверстник Путина, их карьеры многократно пересекались: в 80-е годы в школе КГБ, где учился Иванов; в 90-е годы в ФСБ, которая сменила КГБ, где Путин был директором, а Иванов его замом; и, наконец, в 2000 году, когда Иванов стал министром обороны при президенте Путине. В ноябре 2005 г. Иванов был назначен вице-премьером: сейчас в качестве первого вице-премьера он сравнялся в положении с Дмитрием Медведевым, который является президентом «Газпрома». Иванов оставил пост министра обороны, который перешёл к Анатолию Сердюкову, который с 2000 года находился во главе управления налоговой инспекции Петербурга. В 2004 г. он становится заместителем министра в правительстве Фрадкова, и назначается главой Федеральной налоговой службы. Третье важное назначение – это назначение Сергея Нарышкина на должность вице-премьера, курирующего внешнюю торговлю, в частности, со странами СНГ. С 1992 по 1995 годы Нарышкин отвечал за финансовые вопросы в администрации г. Санкт-Петербурга, затем с 1997 г. он был председателем комиссии по внешнеэкономическим отношениям Ленинградской области. В 2004 г. он перебирается в столицу в качестве заместителя, а затем и главы аппарата правительства, оставаясь членом совета директоров государственной нефтяной компании «Роснефть».

Северная столица претендует на всё более важную роль в региональном равновесии в России.

3. Экспансия банков в Восточную Европу приводит к «новому разделу» - стр. 4

Вторжение финансового и банковского капитала на основные рынки Центральной и Восточной Европы является чрезвычайно интересным аспектом формирования европейского единого рынка. Это стало результатом «нового [экономического и политического] раздела», последовавшего за крушением империализма СССР. Исследование, опубликованное Европейским Центральным Банком, позволяет оценить, с какой скоростью банковский капитал проникает на рынки Центральной и Восточной Европы. В течение десятилетия с 1990 по 2000 гг. иностранный капитал захватил наиболее крупные и динамичные рынки этих регионов. Его удельный вес увеличился в Чехии с 10% до 90%, в Венгрии с 10% до 66%, в Польше с 3% до 68%.

Ведущие страны ЕС и зоны евро доминируют в этом процессе экспансии на финансовые рынки Восточной и Центральной Европы, контролируя в этом регионе, за исключением России и Украины, более 80% международных банков. Лидирует Австрия, её доля 29,4%, затем идут Италия – 13,3%, Бельгия - 10,3%. Во втором эшелоне расположились: Германия – 7,7%, Франция – 7,5%, США – 6,9%, Нидерланды – 6,6%, Швеция – 5,4%. Затем идёт группа государств - Ирландия, Греция и Великобритания, каждое из которых располагает долей от 1% до 1,8%. Остальному миру принадлежит 7,2%.

Крупнейшие банки центральной и восточной Европы

4. Проблема государственного капитализма - стр. 5

Централизация капитала и концентрация средств производства усиливают тенденцию к государственному капитализму в двух направлениях, предвиденных Лениным, а именно контроля и собственности. На практике же эти два направления распадаются на многочисленные варианты, от “государства-контроллера” до “государства-собственника”, от “государства-предпринимателя” до “государства-акционера”, от “государства-банкира” до “государства-финансиста”. Тем не менее, в основе любого из вариантов всегда остаётся капиталистическое предприятие, характеризуемое соотношением основного и переменного капитала. Государственный капитализм не изменяет это соотношение и, следовательно, должен анализироваться не столько в процессе производства капитала, сколько в процессе его оборота и, прежде всего, в процессе капиталистического производства во всей его совокупности.

Потому государственный капитализм, как и империализм - есть капитализм, но также, как мы определяем особенности империализма – специфичность которых не отрицает типичные черты капитализма, а вытекает из них - мы должны идентифицировать и характеристики государственного капитализма. Это необходимо для того, чтобы суметь понять, в каких политических формах выражается тенденция к государственному капитализму. Одна из них – демократическая. Поэтому ошибочно считать, что исключительной его формой может быть так называемая тоталитарная, сталинского или иного типа.

5. Пауперистские и собственнические идеологии - стр. 6

Маркс в «Капитале» объясняет, что «нищенские слои рабочего класса» составляют безработные, дети бедняков, «опустившиеся, босяки, неработоспособные» в силу жёсткого разделения труда, или старые и больные; все они являются необходимым продуктом капитализма и его позорным пятном. Это «низший слой» нашего класса, который растёт вместе с увеличением пролетариата, но не смешивается с его массой. При этом он подчеркивал, что связывать необходимость коммунизма с ошибочным предположением, что капитализм толкает массы наёмных работников в нищету, представляет «возмутительный шаг назад». Во Франции 100 тысяч SDF (бездомных), по информации ассоциации, и 85 тысяч, по данным властей, чего достаточно, чтобы подтвердить мнение Маркса по поводу позора капиталистического пауперизма. При том, что существует 2.460.000 семей, которые с 1998 по 2002 годы стали собственниками основного жилья, что на 37% больше, чем в период 1992-1996 гг. Число семей-собственников основного жилья увеличилось, таким образом, до 56% от общего количества – показатель, средний для Европы, но ещё далекий от 80% в Италии и от английского (70%) или американского (68%) уровня.

Это один из фактов, который подтверждает, что наряду с реальным пауперизмом есть пауперизм в восприятии. Вплоть до прошлого десятилетия французы распределяли свои расходы, не залезая в долги: они ограничивали походы в кино, чтобы купить себе телевизор. Сегодня давление рекламы и предложения создаёт спрос, который должен быть удовлетворён немедленно: «Непотребление рассматривается как обеднение».

6. Европеистский центризм Байру третий лишний между ФСП и голлистами — стр. 8

Неожиданно высокие показатели, которые опросы отдают Франсуа Байру, обусловливают динамику избирательной кампании. Опросы середины марта показывали, что за центристского кандидата от СФД (Союз за французскую демократию), получившего 6,84% голосов на прошлых президентских выборах, желают проголосовать свыше 20% избирателей: это чуть меньше, или даже на одном уровне - по данным некоторых институтов - с Сеголен Руаяль, и на 7-10 пунктов больше Ле Пена. В “Le Monde” Жан-Батист Монвалон считает, что «он стал кандидатом “крайнего центра”, повернувшись к “народу” и использовав рецепты, которые до настоящего времени были достоянием Национального Фронта». По мнению “Le Figaro”, он «похититель огня»: Саркози был вынужден затянуть песню на тему «разрыва» для того, чтобы «сделать шаг» на встречу левым; Руаяль понадобилась помощь «мастодонтов» Социалистической партии, «против» которых она формировала свой образ; Байру воспользовался этим, украв у обоих «огонь» оппозиции истеблишменту. Франсуа Эвальд, председатель Фонда за обновление политики, отмечает, что успех Байру выражает новый протест после антисистемного голосования 2002 года и «нет» на референдуме 2005 г.

При всей сомнительности успеха Байру его вхождение в круг реальных кандидатов в президенты привлекло внимание к ключевой проблеме, которую мы называем европейским политическим циклом: к реорганизации политических форм – течений, культуры, семьи, институтов – в связи с продолжением континентальной централизации инструментов империалистической державы. Центристский путь, который Байру избрал с середины 90-х годов, имеет в своей основе идею рекомбинации ключевых европейских течений, поставленных в затруднительное положение крахом СССР, окончанием Ялтинского порядка, «глобализацией» и ускорением европейского процесса.

7. Франко-немецкое соглашение для нового запуска Airbus — стр. 10

Переговоры Жака Ширака и Ангелы Меркель 23 февраля этого года в замке Мезеберг в связи проблемами Airbus, по определению “Frankfurter Allgemeine Zeitung“ стали «проверкой франко-немецких отношений». В заключительном совместном коммюнике говорится о «доверии руководству группы», о необходимом «равновесии жертв и будущих возможностей», об «Airbus, базирующемся на партнёрстве», то есть о вещах, которые мы слышали тысячу раз. Но, помимо слов, посредничество на высшем уровне оказало решающую поддержку: план реструктуризации европейского аэрокосмического гиганта, который ранее не мог пройти детальное обсуждение административного совета ведущей группы EADS, был запущен несколько дней спустя.

План реструктуризации Airbus (“Power 8”) готовился долго. A-350 XWB будет собран в Тулузе, тогда как Гамбург отказывается от производства центральной части корпуса нового самолета, а в обмен получит эксклюзивное право на сборку NSR (new short range, будущий А-320) и инвестиции в технологию углеродистых волокон. С узко промышленной точки зрения, ключевым пунктом “Power 8” является полная или частичная продажа шести из шестнадцати предприятий, они перейдут третьим лицам, которые останутся поставщиками Airbus, но не эксклюзивными. Все предприятия, которые надлежит уступить, находятся в зоне евро. Поэтому, не факт, что процесс их продажи будет быстрым, а претендентов будет много.

Это бремя европейского империализма – необходимость сформироваться в качестве державы, двигаясь, иногда, непроходимыми тропами вместо удобных автострад.

8. Промышленность, финансы и сервис в немецкой реструктуризации - стр. 11

Федеральное статистическое управление Германии опубликовало предварительные данные за 2006 год: экономический рост за последний триместр достиг 3,5% и 2,9% за год, безработица сократилась более чем на полмиллиона, в качестве мотора выступал экспорт. Ряд крупных групп, вроде Allianz, Continental, Deutsche Bank, RWE и BASF сообщили об улучшении своих показателей в 2006 на 50-100%. Одни эти группы за одну неделю выплатили дивиденды на сумму порядка 2,6 миллиардов долларов.

За этими оптимистичными презентациями кроются глубокие преобразования немецкой экономики и её производственного и финансового аппарата, сочетание концентрации и повышения внутренней производительности вместе с развитием производственного аппарата и его переводом за рубеж, в частности в Восточную Европу. Но этот процесс всё ещё находится в развитии, и, как всегда происходит при капитализме, в нём наблюдаются ускорения и замедления, противоречия и различия, причём часть крупных немецких групп поднимает голову и смотрит за границу, в то время как другие сталкиваются с трудностями.

9. Интернационализм – единственная политика для будущего — стр. 13

Буржуазная политика нуждается в иллюзиях, которые она инсценирует в Большом Театре господствующих идеологий или продаёт в закоулках электоральных рынков. Одним из главных театральных представлений является новый миф о Европе. Иллюзия, годовщину которой только что отпраздновали в Берлине в связи с пятидесятилетием Договоров, легших в основу ЕС, заключается в том, что единство Европы означает мир, поскольку в конфедерацию объединены державы, которые резали друг другу глотки в двух мировых войнах. Действительно верно, что лучшая ложь – это полуправда. Изгнание войны от Рейна или Ла-Манша не означает мира, а говорит о военной коалиции Старого Континента для перенесения насилия в другие места: действительно, европейский мир сосуществует с войной в Афганистане и Ираке, а миротворческие миссии сегодняшнего дня испытывают силы в преддверии завтрашних войн.

Низкосортным товаром являются сегодня выдумки и уловки парламентаризма, а попытка ещё раз использовать трюки старых партий и старых аббревиатур в новых одеяниях иллюзорна. Ничего нового. Из этого не может выйти ничего хорошего для трудящихся. Интернационализм является единственной политикой для будущего.

10. Испаноязычный тоник для Соединённых Штатов — стр. 15

В начале двадцатого века в Соединённых Штатах проживало 76 млн. человек, или 4,9% мирового населения. В конце двадцатого столетия в Соединённых Штатах проживал 281 млн. человек, то есть 4,8% мирового населения. Демографическое развитие по своей природе было нелинейным: в нём чередовались фазы высоких и низких темпов роста численности групп населения, принадлежащих как к негроидной, так и к европеоидной расам; имели место значительные внутренние миграции; происходило открытие и закрытие дверей для иммигрантов. Кульминацией этих процессов стало образование в течение нескольких десятилетий конца века значительного испаноязычного меньшинства, которое превзошло чернокожее население по численности, но ещё не по политическому и экономическому значению. Благодаря этому вливанию, Соединённые Штаты оказались способными смягчить последствия снижения рождаемости, которое коснулось, в той или иной степени, всех индустриальных стран. В 2003 г. на мексиканских женщин приходится 9% всех родов в США, несмотря на то, что мексиканцы составляют лишь 5,8% населения.

Если мы рассмотрим тихоокеанский регион, включая Калифорнию и другие западные штаты (где проживает более 45 млн. чел., что сопоставимо со средними европейскими государствами), то увидим, что местное население состоит на 64% из белых, на 5,7% из чернокожих, на 10,3% из азиатов; в отдельных зонах этого региона белые составляют 53,4% населения, а латиноамериканцы и испаноязычные - 26,4%. В этом регионе численность янки сокращается перед лицом новой иммиграции: в 4-х из 10 калифорнийских семей языком повседневного общения является испанский, а не английский.

Динамика изменений возрастных пирамид в США

Возрастные пирамиды США и Мексики

№ 67 июнь 2007 г.

1. МАРКСИСТСКАЯ НАУКА И ТЕОРИЯ УНИТАРНОГО ИМПЕРИАЛИЗМА — стр. 1

Концепция марксистской науки обладает собственным процессом формирования, как логическим, так и историческим, - утверждает Фридрих Энгельс. Это процесс, который необходимо знать, чтобы не стать пленниками ограниченного схематизма, а также потому, что эти концепции являются не простым набором дефиниций, готовых для применения к реальности, а результатом самых настоящих сражений на теоретическом фронте. Сражений, которые не знают конца. На поле решающих сражений марксистской науки, одним из которых являются международные отношения, стратегические изменения в империализме, такие как невиданные ранее аспекты борьбы между классами и государствами требуют обращения к теории, а также развития и усовершенствования научных концепций в лаборатории партии, базирующейся на науке.

Как отмечает Черветто в одной из статей июня 1986 г., с появлением "Тезисов 1957 года", построенных вокруг «империалистического развития», единства мирового рынка, множества «развитых» государств и возникновения новых держав в азиатском регионе, научный синтез «унитарного империализма» приобрёл завершённый вид.

2. Наши большевистские корни — стр. 2

В феврале 1924 г. Николай Бухарин вносит свой вклад в понимание мышления Ильича: «Я хотел сказать, – заявляет Бухарин, – что одна из самых характерных черт у Владимира Ильича […] заключалась в осознании практического смысла каждого теоретического построения […] Имеют ли они какой-нибудь иной смысл, кроме практического? С точки зрения марксизма ясно, что никакого другого смысла они не имеют».

Та же самая отличительная черта, тот же самый «практический смысл», проходит путеводной нитью через все страницы «Невиданной задачи», где «упорядочивается целое десятилетие анализа проблемы борьбы за […] утверждение организованной ленинистской силы в сердце европейского империализма». Именно эта конкретная перспектива рабочего движения, «новая практическая задача» революционного меньшинства, дополняет «Что делать?» невиданными стратегическими и политическими задачами эпохи континентальных держав. «Мы знаем, - пишет Пасторино, – что империалистическое развитие приведёт к нарушению мирового порядка». Такова неизменная тенденция непрерывного процесса неравномерного развития капитализма, о чём драматически свидетельствует весь ход событий двадцатого века, с которым связана наука революции, содержание и глубинные мотивы нашей коммунистической и интернационалистической политики.

Возвращение к Ленину и к истинной модели партии становится обязательным этапом для любого интернационалистического авангарда мирового рабочего движения.

3. Научная ясность против туманов парламентаризма — стр. 4

Идёт ключевой этап европейской финансовой и политической реструктуризации. Вместе со слиянием UniCredit и Capitalia рождается крупнейшая банковская группа зоны евро, вторая в Европе после британской HSBC и седьмая в мире. Битва идёт уже давно и неизбежно будет продолжаться до тех пор, пока группа ведущих европейских корпораций не превратит Старый Континент в мощную крепость для противостояния на мировых рынках. Темпы возрастают, потому что усиливается давление со стороны американских инвестиционных фондов и новых китайских гигантов, которые показываются на горизонте. Поэтому не удивительно, что политическая реструктуризация подошла к поворотному моменту сейчас, когда руководители европейского империализма начали переговоры о Конституционном договоре.

Именно эти события и факты, характеризующие европейское время, имеют значение особенно сейчас, когда Париж вышел из политического тупика. Естественно, что римское время оказалось под давлением, которое Confindustria оказывает на политиков, воспринимающихся как «каста», которую партия Corriere тащит за собой, ставя условия исполнительной власти. Время парламентской политики тянется в тумане вечных предвыборных гонок, бесконечных распрей, объединений и расколов, которые приводят к сложению или разделению их постоянной бесполезности. Трудящимся требуется ясность. Нужна газета, которую следует поддерживать и распространять, - таков путь коммунистической политики.

4. Новые регионы в неравномерном подъёме Германии — стр. 5

Немецкая экономика развивается темпами, которые, по признанию многих аналитиков, превосходят их собственные ожидания, и которые неизбежно скажутся, прежде всего, на европейском континенте, поскольку вес немецкой экономики составляет 27,9% всей зоны евро. Темпы экономического роста Германии в 2006 году составили 2,9%, и прогнозы на 2007 год подтверждают подъём, который носит неравномерный характер в различных регионах.

Швейцарское исследовательское общество Prognos проанализировало 439 административных единиц Германии, показывая произошедшие изменения по отношению к аналогичному исследованию 2004 года. Исследование показало, что подавляющее большинство регионов сохранило или улучшило свои перспективы по сравнению с 2004 годом, и даже если продолжает существовать разделение между Севером и Югом и между Востоком и Западом, часть экономических центров Востока значительно улучшила свои позиции: некоторые даже ликвидировали расхождение с Западом. А также, что почти треть всего производства и квалифицированной рабочей силы сконцентрирована в 10 городах, которые обеспечивают почти одну пятую всей занятости Германии: Берлин, Дрезден, Лейпциг, Мюнхен, Дюссельдорф, Франкфурт, Кёльн, Гамбург, Ганновер и Штутгарт. Возглавляет классификацию самых динамичных немецких городов всё тот же Мюнхен из Баварии, но именно в городах Востока отмечается самый существенный рост по сравнению с 2004 годом. По мнению “Der Spiegel”, именно Берлин и Дрезден являются лидерами преобразования немецких метрополий: Берлин вновь стал большой и космополитичной европейской столицей, а Дрезден – новой «моделью преобразований».

Экономическая динамика 439 немецких округов

5. «Белая» и «чёрная» Турция в борьбе за первенство — стр. 7

Выдвижение кандидатом на должность президента турецкой республики Абдуллаха Гюля, министра иностранных дел и фигуры первого плана партии большинства исламистской направленности ПСР (Партия справедливости и развития) стало началом политического кризиса в Анкаре. Решение главы правительства, премьера Тайипа Эрдогана о проведении досрочных выборов имеет две цели: прервать парламентский тупик, вызванный выборами Гюля, созданный РПН (Республиканской партией народа), наследницей кемалистской традиции; и прийти к новому равновесию властей в отношениях между гражданской администрацией и военным истэблишментом. Всё это во имя заветной цели Анкары войти в Евросоюз, цели, к которой она решительно продвигается уже более сорока лет и изложением которой занялась ПСР. Президентская карта, разыгранная Эрдоганом, ссылающимся на французскую модель, является попыткой как ускорения политической модернизации, так и установления нового равновесия между политической властью и вооружёнными силами.

Речь идёт о процессах гигантского масштаба, происходящих в рамках одного поколения. Противостояние сторонников светского государства и исламистов усиливается именно этими процессами. По мнению историка Хамита Бозарслана из Школы высших политических исследований Парижа, мы являемся свидетелями обострения «исторической напряжённости» между «белой Турцией», «космополитичной и европеизированной» по своему образу жизни, и «чёрной Турцией» «грубых крестьян» Анталии, пусть даже и «обогатившихся». Анталии, которая не только «предала республиканские ценности», голосуя за политический исламизм, но которая посягает также и на роль «наставника и просветителя», которую «белая Турция» сама себе отвела.

6. Нации и этносы современного Ирана — стр. 9

Тема использования центробежных сил национальных меньшинств, даже если и в целях самоопределения, так и не вышла из моды в империалистических державах. Недавно Эдвард Луттвак, эксперт вашингтонского Совета Национальной Безопасности, написал: «При взгляде изнутри Иран не является такой сильной державой, какой он выглядит извне. Распад страны может стать естественным исходом этнических противоречий. [...] Как и в случае с СССР, существует более предпочтительная альтернатива примирению с отвратительным режимом».

История Ирана подтверждает это положение. Али Ансари, историк и директор иранского института при шотландском университете Сэйнт Эндрюс, упоминал о двух моделях модернизации Ирана Резой-шахом. Первой была «кемалистская Турция», второй «французская революция в её якобинском измерении». Целью было «создание нации» через «тотальную реформу персидского характера», очищая его от «отбросов», удушавших его в течение нескольких столетий. Это был «проект гегемонии», основанный на «династическом национализме», поддерживаемом династией Пехлеви, вооружёнными силами, государственным управлением и строительством иранского «государственного капитализма». При этом как Ансари, так и американский историк Никки Кедди отмечают два существенных недостатка национального проекта Пехлеви: социальные основы были ограничены династическим национализмом и отсутствием «структуры и многовековой государственной централистской традиции», которые имелись в Турции. Слабость фундамента, заложенного Резой-шахом, проявилась во временном свержении династии в результате англо-русского военного вторжения в августе 1941 г.

Этносы Ирана

7. Политические формы государственного капитализма — стр. 11

Энгельс видит в государственном капитализме исторический результат процесса централизации капитала и средств производства. Ленин видит, как этот результат вырисовывается в ходе первой мировой империалистической войны; то, что обрело плоть в 30-е годы, не стало поэтому чем-то новым для марксизма, а подтвердило научное предсказание, сделанное за полвека до этого. Государственный капитализм не является новым способом производства и новой общественно-экономической формацией.

В 30-е годы империализм, испытывающий давление кризиса, усилил свою тенденцию к государственному капитализму, который уже получил мощный толчок в ходе всемирного конфликта. Тенденция выразилась в сталинистской форме в России, фашистской - в Италии и Германии и демократической - в Соединённых Штатах, Великобритании и во Франции. Тенденция к государственному капитализму принимала различные политические формы. Непонимание этого было теоретической ошибкой, повлекшей за собой серьёзные политические последствия. Они были у Троцкого и Бордиги, которые склонялись к тому, что государственное вмешательство привело бы к исчерпанию демократической формы.

8. Социальные изменения и политическая борьба в профсоюзах — стр. 12

Первые Палаты труда появились в последнее десятилетие девятнадцатого века, их функция заключалась в благотворительности и трудоустройстве рабочей силы. Кризис конца века смёл цитадели «операистов», они перешли в руки реформистского лейбористского течения, связанного с Итальянской социалистической партией (ИСП), созданной в 1892 г. CGL (Всеобщая конфедерация труда), возникшая в 1906 г., потеряла классовую независимость. В тридцатые годы профсоюзов, как выражения борьбы трудящихся, более не существовало, их подавило фашистское насилие. CGIL, образованный коммунистическим, социалистическим и католическим течениями, в 1948 г. раскололся, дав жизнь католической CISL и светскому социал-демократическому UIL, который встал на сторону Соединённых Штатов, в то время как CGIL, руководимая сталинистами и имеющая социалистический компонент, осталась на стороне России. В конце пятидесятых годов Италия стала промышленной державой, а конфедерации отражали межклассовые союзы существующего общественного устройства; отраслевые профсоюзы, напротив, определённым образом должны были руководить происходящими и расширяющимися забастовками. Мы определили это как «тред-юнионистский цикл». «Отлив» был недвусмысленно отмечен “Lotta Comunista” уже в начале 1972 года, а в середине десятилетия был синтезирован в указании на «организованное отступление» для сохранения некоторых из достигнутых завоеваний. «Кризис реструктуризации» в эти годы подорвал доверие, которое синдикалисты и сами трудящиеся питали к государственно-капиталистическим предприятиям.

CGIL, которая выдвинулась вперёд в девяностые годы сохраняет остатки всего этого в политической психологии части своих активистов, но уже много лет это организация, руководители которой полностью погрязли в парламентской логике, подчинённой колебаниям правительственного маятника.

9. Политическое значение нефти — стр. 14

Несмотря на то, что нефть никогда не покрывала более половины глобального спроса на энергию, она была королевой двадцатого века. Будет ли она таковой в XXI веке? Нефте-оптимисты и нефте-пессимисты противостоят друг другу в продолжительных дебатах, подпитываемых войной в Персидском заливе и скачками цен. «Теория пика», сформулированная геологом компании Shell Кингом Хубертом, является одной из линий, разделяющих два этих лагеря. В 1956 году Хуберт доказывал, что разработка нефтяных месторождений достигнет максимума в тот момент, когда половина ресурсов будет извлечена, после этого последует неуклонное снижение добычи. Он предсказывал, что приблизительно к 1970 г. Соединённые Штаты достигнут пика добычи. Но Хуберт ошибся в прогнозе относительно мирового пика, который, как он считал, должен был прийтись на середину 90-х годов. Нефте-пессимисты, последователи Хуберта, доказывают, что срок отодвинулся лишь на несколько лет. Нефте-оптимисты считают «теорию пика» статичной и фатальной, при этом, они подчёркивали роль технологий и высоких цен в увеличении нефтяных резервов.

Нефть становится элементом многообразных экономических и политических отношений, хотя она и имеет большое значение в качестве стоимости, цели борьбы и политической карты, потому приписывание ей определяющей роли в международных отношениях является иллюзорным. После вторжения Ирака в Кувейт и в то время как Вашингтон начинал создание анти-саддамовской коалиции, а все говорили о «нефтяной войне», Арриго Черветто считал приемлемыми тезисы о «начале конца нефтяной эры». В относительном уменьшении веса нефти в мировом энергопотреблении и увеличении роли природного газа Черветто видел доказательство того факта, что «зависимость от нефти – это лишь одна из причин конфликта в Персидском заливе».

Приложение, № 67 июнь 2007 г.

1. Новые империалистические державы Азии — стр. 1

В 1992 году Дэн Сяопин объявил о новом «Великом походе» с невиданным ранее содержанием для гигантов Азии. Китай и Индия стартовав вместе, продемонстрировали различные темпы. Статистическое сравнение демографической динамики Китая и Индии в течение десятилетия 1991-2001 годов подтверждает индийское отставание. За десятилетие сельское население Индии сократилось на 1,8 процентных пункта - темп около 0,2 процента в год. В Китае сокращение составляло один пункт в год. Китайский «поход» вёл к империалистическому созреванию и положил начало новому стратегическому этапу. Индия продемонстрировала, что способна лишь догонять, но, тем самым, она забронировала себе место в качестве протагониста глобального развития «второго плана».

Опираясь на «Империализм как высшая стадия капитализма», написанный Лениным в 1916 году, наша школа смогла предвидеть и дождаться того, что империалистический мир, «на своей высшей стадии», подготовил в Азии. За десять лет они совершили такой качественный скачок, каких человечество не видело уже почти столетие; в начале двадцатого века по многим аспектам аналогичный «поход» был предпринят Германией, Соединёнными Штатами и Японией. С точки зрения нашего революционного стратегического видения, открывается новый этап эпохи империализма.

2. Шанхай - голова дракона — стр. 3

В китайской символике Янцзы – это «дракон, головой которого является Шанхай» и как утверждает Ли Куан Ю - Дэн Сяопина Сингапура, города-модели авторитарного реформизма: «через тридцать лет Шанхай займёт место Гонконга и станет центром международной торговли и финансов, выставок и ремесленных изделий. Шанхай станет витриной Китая и придаст импульс его развитию».

Кроме того, Шанхай является для Сычуань естественным выходом в море, его способность интегрировать своё ядро считается важным фактором для модернизации всего Китая. Только Шанхай может вести страну в новое столетие. До 2000 года Шанхай предположительно будет расти в среднем на 11,4% в год, с 2001 по 2010 год – на 9,8% в год, чтобы добиться такой структуры занятости, при которой 60% приходилось бы на сферу услуг и 30% на промышленность. Иностранные инвестиции до 1995 года распределялись в зависимости от источника следующим образом: 3,64 млрд. долларов поступало из Гонконга, 1,34 млрд. из Японии, 0,89 млрд. из США, 0,99 млрд. долларов из Сингапура и 0,42 млрд. долларов из Тайваня. И в Шанхае львиная доля инвестиций принадлежит Гонконгу: это демонстрирует, что экономические связи Синего Китая с Янцзы также прочны, как и в прошлом, что верно и по отношению к Гуандуну, если говорить о южном Китае.

Соотношение численности населения и ВВП в Юго-Восточной Азии

3. Плюрализм мандаринов — стр. 5

Сычуань простирается на 570 тыс. квадратных км, и там проживает 113 млн. человек – это почти две Италии. Эта провинция является символом Жёлтого Китая, она производит 10 процентов всего урожая зерновых страны, а также растительное масло и свинину. Её отличительная черта заключается в том, что она является родиной производства «третьей линии»: в 50-60-е годы в глубине страны, в безопасности от возможных ударов противника, были построены заводы, как того хотел Мао Цзэдун. 55% военной индустрии сосредоточено в «третьей линии», 40% этих предприятий - должники. Сейчас начался процесс их конверсии, ряд позитивных результатов был получен в Чунцине – самом большом городе Сычуань. Губернатор Сычуань Сун Баожуй в интервью «Handelsblatt» добавляет, что Сычуань является рынком с огромными потенциальными возможностями, богатым сырьём, рабочей силой и гидроэлектроэнергией. Стоимость рабочей силы одна из наиболее низких во всём Китае, зарплата составляет 400-500 юань в месяц, что, - он старался это подчеркнуть, - намного меньше, чем в прибрежных провинциях. Ко всему прочему в Сычуане родились многие лидеры китайского государства: Дэн Сяопин, Ли Пен, Не Жунчжэнь (маршал НОА, руководивший группой по производству китайской атомной бомбы).

Различные источники говорят о том, что руководители Сычуань жалуются на своё недостаточное присутствие в Пекине, находящемся в сильной зависимости от «шанхайской клики». Монополия КПК на власть не отменяет борьбы внутри партии-государства, которая сейчас вступает в новую фазу.

Провинции Китая

4. Лихорадочное развитие вызывает социальные перемены в Китае — стр. 6

За последние 12 лет в провинции Гуандун доходы на душу населения выросли в 10 раз. Шанхай насчитывает 20 млн. жителей, из которых 3 млн. - мигранты. Он является центром региона, где проживают 200 млн. человек, а ВВП этой зоны равен ВВП Бразилии. Чтобы переварить 7 млн. человек, ежегодно пополняющих рынок труда, темпы экономического роста в Китае должны находиться на уровне 9,4% в год. По меньшей мере, 100 млн. человек в Срединной Империи имеют доступ к Интернету. В 2003 г. 8 тыс. супермаркетов открыли свои двери; до 2020 г. будет построено 500 тыс. квадратных метров жилья. За последние два года было проложено 10300 км автомагистралей. Прогнозируется, что в ближайшие годы их протяжённость будет увеличиваться на 5 тыс. км в год, то есть на величину, близкую к 8 тыс. км автомагистралей во Франции. Четверть перевозимых по всему миру контейнеров проходит через Китай. За последние 5 лет производство стали выросло в 2,5 раза. 300 тыс. китайцев являются долларовыми миллионерами.

В слепящем свете пиротехнических огней восходящей китайской империалистической державы трудно разглядеть следы классовых противоречий с их новыми характеристиками. “Financial Times” пишет, что «мигранты» возвращаются на родину, чтобы бежать от чрезмерного трудового дня. Следствием этого являются первые проявления нехватки рабочей силы. Заработная плата на предприятиях, ориентированных на экспорт, увеличивается. Нейл Гоу изучает «новый феномен» на страницах “Times”. Недовольство рабочих выражается сначала в протестах и стачках, его причины – плохое качество жилья и пищи, чрезмерно продолжительный рабочий день, краткосрочность отпусков или вовсе их отсутствие. И именно в Гуандуне отмечаются эти феномены - первые проявления тред-юнионизма. Власти провинции отвечают на них со всей жестокостью: организаторы арестовываются.

5. Идеологии для восходящей Индии — стр. 7

По оценкам Аруна Пурье, главного редактора “India Today”, всё индийское общество является молодым: 336 млн. человек моложе 15 лет, ещё 121 млн. в возрасте от 15 до 19 лет. По данным Пурье, численность населения моложе 34 лет в истории субконтинента «беспрецедентна»: 728 млн. человек, почти 70% от всего населения. Он пишет: «Никогда в истории нашей страны молодёжь не составляла столь значительной демографической массы». Она воспринимается с телеэкранов и через фильмы, испытывает «глубокие чувства к Индии и является агрессивно националистической». Это исследование отражает настроение молодёжи больших городов, где формируется будущая политическая элита. Молодой «агрессивный национализм» является отражением политики правительства Сингха, он светский и связывает Индию с мировым рынком; он подводит итог затхлой религиозной брани между индусами и мусульманами. Радж Мохан, редактор по стратегическим вопросам “The Hindu”, также пишет, что в Индии есть молодое поколение, которое смотрит в будущее с «оптимизмом».

В Индии над новой идеологией работают наиболее прилежные творцы, представители правящего класса. Проблема состоит в том, что надо сформировать новое поколение политиков, способных осознать необходимость отстоять место Индии в новом цикле борьбы в многополярном мире. Они смотрят на Китай и видят своё будущее. Время империалистического созревания Индии виднеется на горизонте; ложное сознание готовится следовать за ним.

6. Империалистический Китай возвращается к идеологиям азиатства — стр. 9

Идеологии империалистического Китая многогранны и изменяются от утиных шагов пекинского правительства к «моренизму» экспертов, которые изучают линию жизни ближайшего будущего Китая. Мэнь Хунхуа, эксперт по стратегическим вопросам в высшей партийной школе КПК пишет: «Китай должен усилить военно-морские силы, чтобы гарантировать безопасность доступа к ресурсам, транспортируемым морем, а также ему надо создать большой флот судов, способных действовать на океанских просторах». Модернизация военно-морского флота является частью идеологии восхождения Китая, а не только практической составляющей «военной модернизации». Главным же компонентом является идеология азиатства, которая связана с Бандунгской конференцией, происходила с 18 по 24 апреля 1955 года в красивом индонезийском городе на острове Ява. В ней участвовало двадцать девять азиатских и африканских стран. Чжоу Эньлай сказал: «Мы отстаём экономически […]. Давайте найдём общую основу для того, чтобы преодолеть бедность, которая давит на нас, нам будет легко понимать, уважать и помогать друг другу». Объятия Чжоу и Неру приветствовались овациями как символ азиатского братства и нейтралитета. Сегодня Китай, получивший империалистический статус, наполняет слова Чжоу Эньлая «нам будет легко понимать друг друга» новым содержанием. «Синьхуа» говорит о Бандунгской конференции как «начале нового века». Официальный пекинский ежедневник берёт из 1955 года идеологию азиатства, бывшую в то время символом деколонизации, а сейчас ставшую символом нового века Азии.

7. Индийский «золотой век» - стр. 10

Демографическая погоня Индии за Китаем ещё не закончилась. Но при новых поколениях, дела шли и продолжают идти совсем иначе. В возрастной категории от 0 до 24 лет, к которой принадлежит основная часть рабочей силы ближайших десятилетий, разница в численности населения этого возраста между Драконом и Слоном составляет сегодня в общей сложности 65 миллионов человек в пользу последнего: это больше, чем население Франции. Если ограничиться детьми и подростками (0-14 лет), различие будет ещё больше: индийцев этого возраста на четверть больше, чем китайцев, в то время как общее население Поднебесной всё ещё на 20% больше индийского, при этом средний возраст, то есть тот, который делит население на две равные части, достиг в Китае 33 лет, а в Индии — всего 25 лет.

Жак Вален из французского INED вводит понятие «золотого демографического века»: «Старение, прежде всего, вызывает пропорциональное снижение численности детей и молодёжи без увеличения ещё какое-то время числа стариков […] это приводит к своего рода золотому демографическому веку, во время которого доля населения трудоспособного возраста достигает максимума». Он упоминает затем Китай и другие страны Восточной и Юго-Восточной Азии в качестве конкретных примеров подобного развития, заключая утверждением, что «золотой век будет очень коротким; в XXI веке по всем этим странам очень сильно ударит быстрое старение населения». «Очень короткий» - подразумевает масштаб демографического времени, которое скорее оценивается десятилетиями, чем годами. С этой точки зрения Индия, имеющая баланс, сильно смещённый в сторону первых двух, младших, категорий - детей и молодёжи (которые составляют две трети населения против немногим более половины для Китая и лишь четырёх десятых для Японии), обладает ещё огромным преимуществом, которым она может воспользоваться.

Динамика роста молодого населения в Индии и Китае

Население по возрастным группам в 2005 г.

8. Китайский реформизм стремится к иллюзорной гармонии — стр. 12

В досье цикла мандаринового реформизма добавляются всё новые главы. В Пекине уже давно ищут «реформистских» решений для крестьян Жёлтого Китая. Узел, который давно хочет распутать Пекин, – это вопрос собственности на землю. Премьер Вэнь Цзябао вызвал шквал аплодисментов, когда пообещал приложить большие усилия для того, чтобы помочь миллионам крестьян, чей доход составляет лишь одну треть от дохода горожан. Вэнь в своём 135-минутном докладе изложил свой план реформ. Вместе с 2980 делегатами он пообещал на 42% увеличить расходы на образование, а также поднять расходы на здравоохранение, на нужды села и т.д. Он вызвал многочисленные аплодисменты, когда пообещал улучшить доступ к медицинскому обслуживанию и питьевой воде для жителей деревни. Реформистский цикл также сталкивается с проблемой старения населения. Скотт Чжоу, аналитик из Шанхая, пишет в “Asia Times”, что к 2010 году 174 миллиона человек в Китае будут старше 60 лет. Другая проблема, требующая рассмотрения – это уничтожение любых запретов на свободу передвижения населения. Следует отказаться от системы регистрации, существующей 50 лет и препятствующей смене места жительства без разрешения административных властей, то есть партийных чиновников. Реформистская практика преодолевает идеологии, поглощает их с такой лёгкостью, с какой поедается кусок пирога. Реформистская же идеология она неотделима от направленности Китая на мировой рынок и его восхождения в ранг одной из держав империалистического театра. Но трудно проплыть среди волн Тихого океана, не встретив стремительных течений. Можно ли проводить «социальные реформы», модернизировать военно-морской флот, авиацию, проектировать строительство авианосцев и смотреть в мир, когда налоговые поступления остаются на уровне 17% ВВП, в то время как в конкурирующих державах они составляют, по меньшей мере, 33%, как, например, в США? Есть много проблем, волнующих бюрократов Запретного города.

9. Неизвестные величины китайского роста — стр. 14

Если исходить из реконструкции Ангуса Мэддисона, в нулевом году Китай обладал одной четвёртой мирового населения того времени, оцениваемого в 230 миллионов человек; в тысячном году его вес незначительно уменьшился, колеблясь в последующие столетия – за исключением определённых моментов - между одной четвёртой и одной пятой всего населения мира. В преддверии первой мировой войны 440 миллионов китайцев по прежнему составляли четвёртую часть от 1800 миллионного населения мира. В конце второй мировой войны и после того, как вновь было достигнуто национальное единство, 555 миллионов китайцев, в соответствии с данными ООН, представляли 22%. Демографические тенденции Китая вызывают большой интерес, потому что существует очевидная связь между населением, экономическим развитием, ростом потребления и мировым весом восходящей азиатской державы; этот интерес в последние 50 лет оживился в виду чрезвычайных масштабов роста Дракона.

В реконструкции Жан-Клода Шесно и Сунь Минлэй тенденция темпов годового прироста населения (показанная в таблице за 1950-2005 гг.) хорошо отражает следующие друг за другом фазы драматического развития Дракона: первая, с 1950 по 1955 гг., была фазой бэби-бума, она сменилась годами голода, приведшими к смерти 15-30 миллионов человек; за ней последовало восстановление в течение культурной революции, известное как малый бум, причиной которого было раннее вступление в брак представителей второго поколения, детей бэби-бума; с 1975 года началось падение, обусловленное применением политики централизованного контроля за рождением, но это не предотвратило незначительного восстановления во второй половине восьмидесятых, что также является циклическим результатом роста двадцатилетней давности. С девяностых и далее происходило стремительное сокращение, достигшее 6,5 промилле в начале нового столетия.

Изменение возрастных пирамид в Китае

Годовой прирост китайского населения

№ 68 июль 2007 г.

Извините, дальнейшая информация будет отображена позже